23.04.2017

Сегодня, 23 апреля, исполняется 110 лет со дня рождения выдающегося ученого, академика Ильи Несторовича Векуа — первого ректора Новосибирского государственного университета. Векуа был ректором НГУ с 1959 года в течение 6 лет. Принципы организации работы и учебного процесса в вузе, разработанные при его участии и положенные в основу деятельности Новосибирского государственного университета, одним из которых является тесное сближение науки и высшего образования, позволили университету встать в один ряд с мировыми центрами по подготовке высококвалифицированных научных кадров.

Илья Несторович Векуа родился 23 апреля 1907 года в селе Шешелети Гальского района Грузинской ССР. В семье Векуа царил освободительный дух вожака крестьянского движения середины XIX века Мартали Тодуа (Правдивого Тодуа), продолжателями рода которого были Векуа.

Во главе вуза нового типа

9 января 1958 года Советское правительство приняло постановление об открытии Новосибирского государственного университета в Академгородке. Ректором университета был назначен Илья Несторович Векуа. С увлечением и большой энергией приступил он к реализации трудной задачи: надо было организовать университет, как органическую составную часть крупного академического комплекса научно-исследовательских учреждений.

Уже в 33 года Илья Несторович Векуа стал доктором наук и профессором. Поработав секретарем физико-математического отделения Академии наук Грузинской ССР, заместителем директора Математического института АН СССР им. В.А. Стеклова, академик двух Академий – Грузии и СССР, лауреат Государственной и Ленинской премий, Векуа прекрасно знал, как устроена академическая среда изнутри и понимал, что сила нового университета может быть именно в содружестве наук, их сосуществовании в одних стенах. Действительно, ведь именно в университете могут встретиться специалисты разных областей. Поэтому, по указанию Векуа, все специальные курсы и семинары в только что открывшемся Новосибирском государственном университете проводились во второй половине дня, более свободной для общения и у студентов, и у преподавателей.

У Векуа была мечта об открытии «Института высших знаний», подобно институту Нильса Бора в Копенгагене. Это учреждение должно было стать не просто институтом повышения квалификации, но создавать особую атмосферу для ученых. Как полагал Илья Несторович, для обучения в новый институт должны были приезжать специалисты со всех концов страны на год-полтора и совместно с сибиряками работать над своими исследовательскими проектами. Как показывала практика, «выездные» исследования гостей Академгородка обычно оказывались очень плодотворными. Но, к сожалению, идея Векуа не была реализована полностью.

Векуа знал: чтобы наука двигалась вперед, необходимо мобильное реагирование университетской среды на изменения в науке. Будь то новое исследование или целое научное направление – необходимо корректировать программу, открывать новые спецкурсы, привлекать специалистов. Потому что, как считал Векуа, без адекватного кадрового сопровождения новые техника и технологии мертвы. Он умел улавливать свежие веяния в академической среде, не боялся внедрять новые идеи в университете. Специальности «прикладная лингвистика» и «экономическая кибернетика» возникли в НГУ задолго до того, как получили официальное признание.

– Широта взгляда, умная стратегия в сочетании с маневренностью, мобильностью мысли, умение привлекать все виды оружия, все методы науки – вот качества ученого, – считает Векуа. – Эти качества мы и хотим воспитать у молодежи. Это и есть наше большое искомое.

Первая лекция для студентов НГУ
Первая лекция для студентов НГУ

В университете на протяжении 50 лет первую лекцию для всего потока о проблемах своей отрасли читает один из крупнейших специалистов – эту традицию ввел Векуа. Он пытался привлечь к работе в университете как можно больше ученых Академгородка. Приветствовал инициативы институтов по открытию новых кафедр. Очень огорчался, если кого-то из ученых не удавалось уговорить вести занятия в университете. Отметив появление в Академгородке нового высочайшего класса специалиста, Векуа даже инициировал открытие новой кафедры «под него». Ректор очень тщательно относился к отбору преподавателей: в университете должны работать только профессионалы.

Векуа ввел и традицию проведения в НГУ Всесоюзных, а затем и Международных научных студенческих конференций. Илья Несторович предавал огромное значение таким мероприятиям. О серьезном подходе Векуа к своей новой инициативе говорит тот факт, что оргкомитет конференции возглавил выдающийся ученый академик С.Л. Соболев, а награды первым дипломантам вручал сам М.А. Лаврентьев.

Векуа с символическим ключом от НГУ
Векуа с символическим ключом от НГУ

При организации нового университета у Векуа не было сомнений, что за основу нужно брать систему образования, сложившуюся в Московском физико-техническом институте (МФТИ). Но при этом Илья Несторович знал, что в Академгородке должен быть именно университет, органическая часть целого научного центра. Это открывало совершенно новые перспективы организации учебного процесса, вело к пересмотру устоявшейся философии высшего образования. Нового качества первый ректор хотел добиться, активно привлекая к преподаванию на всех стадиях учебного процесса работающих в современной науке ученых. На младших курсах сотрудничество студентов и научных сотрудников ограничивалось бы рамками общенаучных дисциплин, а на старших курсах студенты, приобретая специализацию, начинали бы свои собственные исследования в действующих коллективах академических НИИ. При этом ректор заботился о том, чтобы, во-первых, студенты приходили в институты уже прошедшими достаточную базовую подготовку. Во-вторых, чтобы для работы в институтах выделялось отдельное время и студенты не были перегружены аудиторными занятиями. Но чтобы это время не пропадало бесконтрольно и студенты действительно занимались наукой! И это требовало не только организационных усилий. Надо было сосредоточить всю основную подготовку на трех первых курсах и при этом без ущерба для ее качества.

Не все принимали стремление Векуа перенять модель МФТИ, ведь и у этого института были трудные времена – а это свидетельствует о несовершенстве системы. На подобные замечания Илья Несторович отвечал: – Период, о котором вы вспомнили, – это как раз то время, когда институтом пытались руководить другие люди, не ученые. Сейчас к руководству снова вернулись ученые, и, следовательно, все будет в порядке.

Сохраняя традиции Физтеха, Векуа все-таки создавал новое. Наверное, это было у него в крови – быть первопроходцем и созидателем. Именно поэтому в организационную основу своего университета он вложил не просто бездушную модель, но настоящую – новую – философию. – Я далек от того, чтобы идеализировать структуру и организацию нашей науки и высшей школы, – говорит он в своем интервью “Университетской жизни”. – Но одно мы знаем наверняка, если уж нами придумана и поставлена цель, то она обязательно будет достигнута.

Когда встал вопрос об организации новых гуманитарных кафедр в университете, многие скептически к этому отнеслись. Чаще такое неприветливое отношение к гуманитарным специальностям было связано не с пренебрежением к самому знанию, а с идеологической функцией некоторых его направлений. Но многие уже тогда стали понимать, что наука едина, что гуманитарная составляющая играет в ней свою важную роль. И университет должен осуществлять интеграцию естественных и гуманитарных наук. После очередного обсуждения вопроса организации гуманитарных направлений в университете с руководителями Сибирского отделения АН СССР Векуа в свойственной ему манере – прищурив глаза и разведя в стороны руки, говорил: – Как может быть университет без гуманитарных наук? Ведь это же университет!.

И.Н. Векуа с группой отличников первого выпуска НГУ (1963 г.) Слева направо 1-ый ряд – В. Захаров, И.Н. Векуа, М. Дощанова, В. Штерн, 2-й ряд – Б. Чистяков, Р. Сагдеев, Ю. Ершов, 3-й ряд – В. Портнов, Е. Мамонтов.

Илья Несторович понимал: университет – это не только храм науки, но и организация, часть огромного механизма, и для регулирования ее работы необходимо не только знать, как устроены академическая и образовательная среды, но и хорошо разбираться в управленческих структурах. Ректор хорошо знал, кто именно решает вопросы в том или ином ведомстве, и при необходимости старался обсуждать насущные проблемы именно с этим лицом. Не обязательно с самым первым лицом ведомства, а с тем из его замов, кто «тащит» на себе всю кучу текущих дел.

Векуа был не только ученым и организатором. Еще он преподавал. Одним из главных тезисов в его педагогическом подходе была идея о том, что университетское образование не школьное. Ни в коем случае не допускал ректор прихода в университет «школярских» приемов преподавания. Школа и университет для Векуа – это важные, но совершенно разные социальные институты. В школе – учат, а в университете – помогают учиться.

Студент, прежде всего, должен быть самостоятельным. В студенте Илья Несторович видел не вчерашнего школьника, а будущего партнера по науке. – Мы хотим пораньше будить у молодежи самостоятельное мышление, – говорит он в одном из интервью, – ускорить подготовку, а главное – увлечь молодых творчеством, наукой, этой самой большой романтикой нашего времени. Но самостоятельность не разовьется сама. Потому ректор считал, что одна из важнейших задач университета – обеспечить такие условия образовательного процесса, чтобы студент, еще даже не окончив вуз, был готов к серьезной исследовательской работе в действующем научном коллективе.

Первое вручение дипломов НГУ
Первое вручение дипломов НГУ

Векуа знал, что главным примером для преподавателей нового университета должен стать он сам. Именно на это он сделал упор, проводя единственное в истории университета общее собрание преподавателей: на роли личного примера в воспитании студентов. Но, имея собственное педагогическое кредо, Илья Несторович не стремился навязать его преподавателям силой приказа. Он умел постепенно, деликатно поворачивать людей в нужную сторону. Хотя это не значит, что он не умел требовать и приказывать. Где возникала необходимость, он использовал и рычаги власти.

Понимая разницу школьного и университетского образования, Илья Несторович видел еще и необходимость изменений в сфере образования. Все осознавали необходимость реформирования среднего образования. Школы лихорадило, одни за другими вступали в силу то одни, то другие изменения. Векуа считал, что изменение программ и структур – не главное. Начинать реформы надо с понимания роли учителя. Именно поэтому уже летом 1962 года в НГУ открылись курсы повышения квалификации для преподавателей математики и естественнонаучных дисциплин средних школ Сибири. Задача – показать преподавателям современное состояние науки, познакомить их с научным центром и университетом. Содействовать тому, чтобы учителя школ как можно раньше подмечали и направляли дарования своих учеников, воспитывали в них способность к исследовательской, творческой работе – качество, востребованное в университете до сих пор.

Маргарита Забродина. «Большое искомое» Векуа. // НГУ: вчера, сегодня, завтра. Воспоминания. Очерки. Интервью: Литературно-публицистический сборник / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2009.

Воспоминания об И.Н. Векуа

Ершов Юрий Леонидович, академик, ректор НГУ (1986–1993), один из первых выпускников И.Н. Векуа:

К И.Н. Векуа я ходил на спецкурс. Читал он четко, неторопливо. Он был спокойный человек, никогда не раздражался, не выходил из себя. Это спокойствие действовало обычно умиротворяюще на людей.

…На 25-летие университета приезжал Р.В. Петров, наш главный иммунолог, академик, он говорил, что вспоминает университет и Илью Несторовича за то, что он пригласил его читать первый в стране курс по иммунологии. И он летал из Москвы в Академгородок. Для него самого и для становления предмета это было очень важным этапом. Ученый, организатор науки, ректор И.Н. Векуа не только не боялся нового, но всячески поддерживал, помогал его становлению.

Кирилл Алексеевич Тимофеев, зав. кафедрой общего языкознания ГФ НГУ, профессор:

— Я приехал в Академгородок в сентябре 1962 г., поезд пришел на рассвете. Меня встретил А.И. Федоров, тогда доцент кафедры общего языкознания, приехавший в Новосибирск из Ленинграда на несколько месяцев раньше меня. Увидев меня, А.И. Федоров сказал, что И.Н. Векуа прислал свою машину и просил передать извинения, что сам лично не смог меня встретить. Меня и мою семью очень тронуло такое внимание к нам со стороны Ильи Несторовича. Через несколько дней по приезде я встретился с ним в университете и затем неоднократно бывал у него по делам, связанным с работой кафедры общего языкознания.

Тамара Васильевна Векуа, жена И.Н. Векуа:

Илья Несторович все делал с большим энтузиазмом. Но трудно передать словами, с каким энтузиазмом он принялся за Новосибирский университет. Это было, буквально, его детище. Ему было очень тяжело расставаться с университетом, с большой болью он расстался с ним. Бывало, кто бы ни приезжал в наш Городок, а к нам приезжали очень достойные люди, Илья Несторович первым делом их приводил в университет. Вы знаете в каких условиях он строил университет? Не было помещения, а приемные экзамены надо было проводить, так люди на коленях заполняли сведения для поступления в университет… Временно первые курсы проводились в школе, но он сам очень торопил и принимал горячее участи в строительстве. Он был счастлив, когда сдали здание. И он целиком окунулся в университетские дела. Мы больше Ильи Несторовича не видели – он жил в университете.

Я не забуду, как Университет прощался с Ильей Несторовичем, когда мы уезжали в Тбилиси. В столовой были накрыты столы. И народная артистка спела романс (сказав, что он посвящается Векуа) «Вернись, я все прощу…». Когда мы ехали на аэродром, водитель сам остановил машину возле университета, и Илья Несторович вышел из машины и постоял, прощаясь со своим детищем… У Ильи Несторовича была феноменальная воля, но всю дорогу до аэродрома он плакал…

Подготовлено по материалам Музея истории НГУ

Последняя редакция: 04.05.2017 09:02