Василий Костиков: «Если тебе тяжело, значит, ты двигаешься в нужном направлении»

Костиков Василий Константинович – кандидат физико-математических наук, научный сотрудник института гидродинамики им. М.А. Лаврентьева СО РАН, заместитель декана и преподаватель ММФ НГУ. Заведующий совместной лабораторией многомасштабного моделирования и решения численных задач нефтегазовой отрасли НГУ - Baker Hughes. В 2010 году окончил магистратуру механико-математического факультета НГУ, в 2013 году защитил кандидатскую диссертацию. Автор ряда научных публикаций. Виолончелист-любитель.

– Василий Константинович, почему в свое время вы решили поступать в НГУ на ММФ?
– Думаю, было несколько причин, в том числе та, что в нашем университете учились мои родители. Сначала я поступил в ФМШ, сдал на отлично выпускные экзамены, которые тогда приравнивались к вступительным в НГУ, и мог выбирать любой естественнонаучный факультет. Я колебался между математикой и физикой. Определяющим фактором стало то, что в физматшколе у меня был очень хороший педагог по математике – Наталья Александровна Бунеева, которая привила мне любовь к математике, которая и раньше была достаточно сильной. Несмотря на это интерес к физике тоже не прошёл, и сегодня хотя я и занимаюсь задачами математическими, но они имеют приложение к физике и естественным наукам.

– Что вам больше всего запомнилось из студенческой жизни?
– В университете я усердно учился, поэтому активная студенческая жизнь прошла мимо меня. Запомнились дни, проведенные в читальном зале, а потом в комнатах для занятий в общежитии. Сегодня я наверстываю упущенное, активно участвую в общественной жизни университета уже в качестве заместителя декана… Из студенчества запомнились преподаватели, некоторые требовали большой отдачи. Учиться было очень сложно, особенно на первом курсе, не смотря на то, что в физматшколе я учился на одни пятерки. Пришлось перестраивать свое мышление, напрягаться, чтобы понять суть предмета. Хорошо запомнились волнения перед экзаменом. Запомнились соседи по общежитию, которые каждый год были разные. Я жил в Краснообске (это отдаленный район Новосибирска), поэтому мне каждый раз заново приходилось получать право на проживание в общежитии, и каждый раз меня подселяли в новую комнату. Запомнились всевозможные истории, связанные с проживанием в студенческом городке, которые тогда переживались достаточно тяжело, а сегодня вспоминаются с улыбкой, и их можно рассказывать как байки.

– Вы говорите о том, что приходилось перестраивать мышление, как это пригодилось в дальнейшем?
– Не только пригодилось, но и пригождается все время. И я стараюсь донести эту мысль студентам. Когда преподаешь математику, особенно студентам других факультетов, у них иногда возникает вопрос: «А для чего мне нужна высшая математика?» Да и на математическом факультете бывают такие предметы, которые вроде бы не имеют прямого приложения в жизни. Но я считаю, что каждый предмет полезен, потому что полученные знания меняют наше мышление, оставляют свой след в нашей «операционной системе», хотя мы это не сразу осознаем.

Мне кажется, что за годы, проведенные в университете, я в корне перестроил свой образ мыслей. Раньше я умел решать простые, типовые задачи, алгоритм решения которых лишь незначительно менялся от задачи к задаче. А в университете ты оказываешься в такой ситуации, когда каждая задача не похожа на предыдущую, приходится напрягаться, искать в себе какие-то силы. Все это потом очень помогает не только в научной, но в административной работе, в занятиях музыкой и в изучении иностранных языков.

К примеру, на старших курсах я стал интересоваться иностранными языками, и они у меня очень легко пошли. В дополнение к английскому я стал учить сначала немецкий, а потом французский язык. Мне кажется, этому тоже способствовала математика. К тому моменту механизм систематизации знаний уже был настолько отработан, что я его использовал бессознательно. То есть, многие предметы, которые в университете мы не знали, как применить, потом на бессознательном уровне начинают работать. Мышление – это сложный процесс, как процесс в операционной системе, состоящей из множества совершенно непонятных подпрограмм. Можно не знать для чего нужна та или иная часть, но только все вместе они начинают работать.

Сегодня на работе возникают задачи, решения которых не лежат на поверхности. Но опыт и вера в себя успокаивают: разберусь. Способность разбираться в любой проблеме, вне зависимости от её сложности и вашей специализации – это то, чему учит университет, и то, за что ценят наших выпускников. Решать задачи – это всегда трудно, и чем тяжелее, тем ты ближе к её разрешению. Если тебе тяжело, значит, ты двигаешься в нужном направлении.

– Как развивалась ваша карьера после университета?
– Сразу после защиты диплома я стал преподавать, сначала вел семинары на экономическом факультете, потом на мехмате. Постепенно количество групп росло, и семинары были фактически каждый день. В 2015 году мне предложили занять должность заместителя декана ММФ. Многие коллеги меня отговаривали, мотивируя тем, что эта административная работа будет сильно отвлекать от научной деятельности в институте. Но мне эта работа пришлась по душе, потому что позволила удовлетворить мою потребность в общении. Если преподаватель общается с десятком ребят, то замдекана – с сотнями студентов.

После защиты кандидатской меня захватила научная жизнь. Три года подряд, в 2013, 2014 и в 2015, вместе с моим научным руководителем, Николаем Ивановичем Макаренко, я ездил в океанологические экспедиции, во время которых на научно-исследовательском судне РАН «Академик Сергей Вавилов» мы трижды пересекли Атлантику. Моя кандидатская была посвящена нелинейным волнам, возникающим вследствие движения подводных тел, и во время экспедиции у меня появилась возможность наблюдать волновые процессы в океане не только на поверхности, но и на глубине нескольких тысяч метров. В первый год наш корабль вышел из Роттердама (Нидерланды), пересек океан и прибыл в порт Монтевидео (Уругвай). В этой поездке было много молодых сотрудников из различных российских городов. Вместе с ними мы постигали науку океанологию, участвовали в ночных бдениях у компьютеров и эхолотных замерах, прощупывали дно звуковыми волнами и спускали в чёрную бездну сложное океонологическое оборудование. Несмотря на то, что вместе с другими молодыми специалистами мы провели вместе всего полтора месяца в океане, наша дружба сохранилась до сих пор.

Во второй год мы выходили из канадского города Сент-Джонс, расположенного на острове Ньюфаундленд и по меридиану шли в Южную Америку. Мы пересекли Гольфстрим почти поперек и сделали ряд очень любопытных замеров этого течения. Третья экспедиция также начиналась в Канаде, а завершилась уже в Бразилии.

Защитив диссертацию, я также стал ездить на различные научные конференции, которые позволяют лично знакомиться с учеными, работающими в разных уголках мира. Например, сейчас на моем столе лежит книга человека, с которым мы вместе обедали после моего выступления на научной конференции и вели увлеченную беседу не только о моём докладе, но и о виолончельных сюитах Баха. Так, благодаря университету начинаешь ощущать себя частью глобального научного сообщества.

Василий Костиков - выпускник ММФ

Последняя редакция: 29.09.2016 16:27