Сергей Клименко: «Новосибирский университет – один из лучших в России»

Клименко Сергей Григорьевич родился 17 марта 1959 года в Новосибирске. В 1981 году окончил физический факультет НГУ, работал в Институте ядерной физики СО РАН, затем в американской Национальной лаборатории им. Ферми (Fermilab), переехав в США в 1996 году. В настоящее время Сергей Клименко работает в Университете Флориды в составе LIGO (лазерно-интерферометрическая гравитационно-волновая обсерватория). Разработанный ученым алгоритм для анализа сигналов обсерватории LIGO позволил объявить 11 февраля о сенсационном открытии – существовании искривляющих пространство гравитационных волн, которые предсказал Альберт Эйнштейн ровно 100 лет назад.

– Что удалось узнать благодаря обнаружению гравитационных волн?
– Собственно говоря, открытий два. Во-первых, подтверждено предсказание теории Эйнштейна о гравитационных волнах. Это было сделано 100 лет назад. И наконец, удалось задетектировать гравитационную волну, которая действительно пришла к нам сюда, на Землю, и создала сигнал у детектора.

А второе – это то, что удалось увидеть такие источники, которые раньше невозможно было видеть. Мы даже не были уверены, что они существуют – это двойные системы черных дыр. Ну то, что черные дыры существуют, ученые более-менее уверены; а вот то, что двойные, – вот это новость.

Люди давно уверены, что гравитационные волны существуют. Были эксперименты в 70-х, которые показали, что двойная система нейтронных звезд излучает энергию, потому что происходит излучение гравитационных волн. Но это было не прямое наблюдение, а примерно то же самое, что судить о существовании слона, ни разу его не видев, из рассказов других людей. А тут мы все вживую увидели.

– Как дальше будет развиваться наука на основе этого открытия?
– Мы умеем искать такие сигналы, которые раньше невозможно было искать никакими другими способами. Они не видны в телескоп, не видны ни в каких других спектрах излучения, кроме как в гравитационных волнах. Это дает совершенно новые знания о Вселенной – как она образовалась, как происходила ее эволюция, и открывает совершенно новый вид астрономии – изучение Вселенной с помощью гравитационных волн.

Человечество обрело дополнительное чувство – оно научилось слушать Вселенную. Не только видеть, но и слушать. Следующие несколько лет будет продолжаться изучение гравитационных волн, и скоро, может, в течение 2-5 лет, будут запущены ещё другие детекторы в Европе и Японии и, возможно, детектор в Индии. Надеюсь, что с помощью этих экспериментов будут получены хорошие результаты.

– Над какими еще проектами вы работаете во флоридском университете?
– Чтобы ответить на этот вопрос, я хочу вообще немножко рассказать, что такое Университет Флориды. У нас в университете есть очень хорошая группа – она создана тоже русским ученым Генахом Викторовичем Мицельмахером в 1997 году. В этой группе сейчас 5 профессоров, которые с самого основания LIGO работают над этим проектом. И группа внесла существенный вклад в развитие детектора – существенная часть детектора была разработана и построена этой группой, – а также в развитие алгоритма для обработки данных.

Конечно, сейчас LIGO занимает все наше время – мы готовимся к новому заходу, который случится в августе 2016 года. Мы ожидаем, что чувствительность LIGO вырастет примерно в четыре раза, что будем детектировать несколько сотен событий в год. Следующие пять лет будут довольно напряженными. Может быть, мы найдем какие-то другие источники гравитационных волн. Наверняка должны найти источники от двойных нейтронных звезд. Конечно же, будет происходить взаимодействие с другими инструментами. Готовится очень большой проект LSSC (Lincoln Space Surveillance Complex) – телескоп, который позволяет видеть все небо. Здесь ключевую роль играет один из наших соотечественников – выпускник Новосибирского государственного университета Андрей Номероцкий.

– Вы побывали в различных университетах мира. Как вы оцениваете Новосибирский госуниверситет по сравнению с ними?
– Новосибирский университет – один из лучших в России, и, кстати говоря, он имеет очень хорошую репутацию в мире. Выпускники НГУ легко устраиваются на работу за рубежом. Студенты должны находиться там, где делается наука. В этом смысле Новосибирский университет уникален – он находится в Академгородке, вокруг очень много исследовательских институтов, и студенты имеют возможность пообщаться с реальными учеными. Это очень хорошо, в американских университетах так же устроено.

– Почему вы уехали из Новосибирска? Хотели ли вернуться сюда, преподавать здесь?
– Я, конечно, навсегда останусь русским ученым, потому что я учился в новосибирской физматшколе, учился в университете, долгое время работал в Институте ядерной физики. Это от рождения, никуда это не денется. Где заниматься наукой – это уже другое дело.

Большая проблема в том, что российская наука, как бы сильна ни была… Ощущается некая ее изолированность, наверное, это объясняется какими-то финансовыми проблемами. А ученые любят собираться в стаи и заниматься наукой в гуще событий, так вот они устроены.

Там, где больше событий происходит, где делаются эксперименты, – туда и едут. При этом, конечно, интересные эксперименты делаются в Академгородке: люди, которые занимаются этими экспериментами, – ученые мирового уровня.

Мария Морсина
Источник

Последняя редакция: 25.02.2016 17:08