В течение семи дней 233 участника из 46 регионов России решали сложные задачи, которых не найдёшь в учебниках, с помощью реактивов и волшебных превращений угадывали вещества в пробирке и даже спорили с жюри на этапе апелляции, который похож на защиту диссертации в миниатюре.

В этом году участников немного меньше, чем обычно, но, думаю, это потому, что химия находится в сложном положении в средней школе, — считает Валерий Лунин, декан химического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова и председатель жюри Всероссийской олимпиады школьников по химии. — Преподавание химии в десятых-одиннадцатых классах занимает всего один час в неделю. Этого явно недостаточно. И только усилия учителей позволяют сохранять у детей интерес к этому удивительному предмету. Кстати, в эти дни учреждена Ассоциация учителей и преподавателей химии России. Это позволит им координировать свои действия, общаться и обмениваться опытом, а кроме того — отстаивать место своего предмета в школьной программе. Нет сферы деятельности, где можно было бы обойтись без химии. Вся наша жизнь — последовательность химических процессов, а самый совершенный химический реактор — человек. И если не будет этих мальчишек и девчонок, которые интересуются химией, будущего не будет и у нашего государства. Можно говорить об «экономике знаний», но нужно, чтобы кто-то этими знаниями обладал. Можно говорить о потребности в инженерах, но ведь надо, чтобы кто-то их готовил. А подготовить инженера без знания всех областей современного естествознания невозможно. Когда большинство выпускников выбирает для сдачи ЕГЭ гуманитарные предметы, встаёт вопрос: кто же будет строить ту самую «экономику знаний»? Это государственная проблема, о которой не должны забывать Министерство образования и науки РФ и все органы, которые отвечают за будущее нашей страны.

Олимпиада по химии включала в себя два теоретических тура: задания одного формулировались на уровне программы средней школы, второй был несколько сложнее.

Например, нужно было объяснить, почему процессы в различных аллотропных модификациях кислорода протекают по-разному. Аллотропные модификации кислорода — это молекулы O2 (кислород в составе воздуха) и O3 (озон) — всего на один атом кислорода больше. Как известно, кислород необходим для дыхания всех живых организмов, а озон — сильный универсальный окислитель. Мы медленно окисляемся в процессе жизни, а озон — как крематорий, в нём происходит мгновенное окисление, — приводит пример олимпиадных заданий академик РАН Валерий Лунин. — Особенность олимпиады — экспериментальный тур. Химик должен уметь работать с веществом, при этом проявлять свои фундаментальные знания. Скажем, у школьника есть семь пробирок. С помощью реактивов ему нужно определить, какие в них находятся вещества. Всё это очень интересно.

В Новосибирске финал Всероссийской олимпиады по химии проходил впервые. Наш город в числе других: Магнитогорск, Краснодар, Курск, Волгоград — претендовал на то, чтобы собрать талантливых старшеклассников со всей России, которые стали победителями на региональных этапах олимпиады. Аргументом за Новосибирск стало недавнее 55-летие Новосибирского государственного университета. К слову, этот вуз и стал центральной площадкой финала. К олимпиаде здесь отремонтировали несколько лабораторий и закупили большое количество колбочек, стаканчиков и другой химической посуды — чтобы все участники олимпиады могли экспериментировать в комфортных условиях. Для факультета естественных наук, старейшего в НГУ, принимать олимпиаду такого уровня — значит ещё раз заявить о себе и тех возможностях, которые даёт Новосибирский госуниверситет талантливым абитуриентам.

Несколько лет назад нам резко сократили набор на химическое отделение факультета естественных наук. Вместо традиционных 75-80 мест выделили всего 45. Когда мы попытались протестовать, нам был задан конкретный вопрос: сколько выпускников химического отделения факультета идёт работать по специальности? Когда губернатор получил ответ, что 75-80 % наших выпускников идут работать в химические институты СО РАН, а остальные занимаются химией в других местах, он не поверил. Но после того, как ему предоставили списки с фамилиями, он был безумно удивлён. Вряд ли вы найдёте такой вуз и такую специальность, где столько выпускников в итоге занимаются тем, чему их учили, — отмечает Вячеслав Емельянов, заместитель декана факультета естественных наук по химическому отделению НГУ. — Мы можем гордиться и набором: у нас один из самых высоких конкурсов в стране. А в тот год, когда нам сократили набор, конкурс был самый высокий среди всех естественно-научных специальностей в России. К слову, в следующем году набор нам снова добавили.

Многие ребята поступают на ФЕН как раз по итогам химических олимпиад. Один из них — Евгений Кадцын из Екатеринбурга:

Хороших вузов в России не так много, химических — ещё меньше. Информация о том, где стоит учиться, ходит в химических кругах. Реально хорошие химические вузы в Москве, Новосибирске, Казани, может быть, Питере. У меня стоял выбор между Москвой и Новосибирском, — рассказывает третьекурсник. — Сейчас в Институте химической кинетики и горения я занимаюсь тем, что можно условно назвать компьютерной химией. Мы моделируем вещества. Так что где работать с целью написания дипломной работы и кандидатской диссертации, я знаю уже сейчас.

Нынешним участникам олимпиады ещё предстоит решить, с чем связать свою дальнейшую судьбу. Но, как отметил министр образования, науки и инновационной политики Новосибирской области Сергей Нелюбов на торжественной церемонии награждения в Доме учёных СО РАН, хочется верить, что олимпиада поможет мальчишкам и девчонкам выбрать будущую профессию и войти в науку. Пятеро новосибирцев стали призёрами финального этапа, а один из них, одиннадцатиклассник из СУНЦ НГУ Дмитрий Лубов, вошёл в число победителей.

Сейчас на фундаментальную науку никто особого внимания не обращает — и зря. В основном развиваются прикладные направления, связанные с энергетикой. В мире не хватает энергии, и химия может оказать большую помощь физике и другим наукам, — уверен Дмитрий. — Химия мне нравилась с детства, а в девятом классе это переросло в серьёзный интерес. Когда я работаю в лаборатории, чувствую, что прикасаюсь к природе. В этой олимпиаде я участвовал из интереса, так как у меня уже есть призёрство — и я могу поступить без экзаменов в вуз. А впереди у меня — Международная Менделеевская олимпиада школьников по химии.

Ирина Тимофеева специально для "Ведомостей Законодательного собрания Новосибирской области"

Фото: Сергей Востриков

Последняя редакция: 15.04.2015 17:00