10.02.2017

Костяная трубочка с отверстием, найденная во время археологических раскопок. Украшение или флейта? Что мы знаем о музыкальных инструментах древних людей? Были ли они у живших в каменном веке? Об этом рассказывает археолог Дарья Кожевникова, соавтор монографии «Формы знакового поведения в палеолите: музыкальная деятельность и фоноинструменты».

«Формы знакового поведения в палеолите: музыкальная деятельность и фоноинструменты». Авторы: доктор исторических наук, заведующая лабораторией мультидисциплинарных исследований первобытного искусства Евразии НГУ, Людмила Лбова и кандидат исторических наук Дарья Кожевникова. Тираж 400 экземпляров. Издательство НГУ. В монографии отражены результаты исследования коллекций и отдельных находок, характеризуемых как фоноинструменты (или музыкальные инструменты) каменного века, хранящихся в фондах музеев различных стран. Книга рассчитана на археологов, этнографов, историков искусства, музыковедов, историков культуры.

— Для меня удивительна сама тема вашей работы. Честно говоря, никогда не приходил в голову вопрос, были ли музыкальные инструменты у тех, кто жил в каменном веке. Скажите, пожалуйста, когда начали появляться первые инструменты? Много ли известно соответствующих археологических находок?

— Первые находки музыкальных инструментов относятся к ранней стадии палеолита (50–40 тыс. лет назад). Считается, что они принадлежат человеку современного физического типа (Homo sapiens sapiens). Вообще, музыкальные инструменты этого периода корректнее называть фоноинструментами. Иначе говоря, это предметы, с помощью которых извлекали звуки: ритмические или мелодические. Само понятие музыка в современном понимании сложно «привязать» к каменному веку, к тому же у нас не осталось нот или записей исполнений.

Дарья Кожевникова на раскопках
Дарья Кожевникова на раскопках

На сегодняшний день археологам известно более 250 находок, сделанных в Евразии. Это флейты, свистки, ударные, трещотки и т.д. Если говорить о материале, то основную массу находок составляют костяные фоноинструменты. К сожалению, из палеолита до нас практически не дошли каменные артефакты (литофоны), про которые можно было бы уверенно сказать, что они использовались только в качестве фоноинструментов. Очень сложно отличить следы ударов камней, которые в прошлом предназначались для воспроизведения звуков, от обычных ударов камня о камень.

Лучше обстоит дело с костяными изделиями. Если говорить о духовых инструментах (флейтах, свистках и т.д.), то сами их морфологические особенности уже позволяют сделать предположение, что перед нами музыкальные инструменты.

— То есть духовые инструменты можно узнать по внешнему виду. Ведь что такое флейта? Полая трубочка с каким-то количеством отверстий.

— Да, но не все так просто. Отверстия могут быть разными. Например, уже не одно десятилетие ведутся споры вокруг так называемой «неандертальской флейты» из пещеры Дивья Баб I в Словении, возрастом 43 тыс. лет. Эта «флейта» представляет собой часть бедренной кости пещерного медведя с двумя круглыми отверстиями на одной стороне. Кроме того, на концах имеются полукруглые сколы, которые можно интерпретировать как следы еще двух отверстий. Одни археологи считают, что отверстия — дело рук человека, другие доказывают, что это — следы от зубов гиены.

«Неандертальская» флейта (ориньяк; пещера Дивья Баб I, Словения) (по: [D’Errico, Villa, Pinto Llona, Idarraga, 2003, fig. 1])
«Неандертальская» флейта (ориньяк; пещера Дивья Баб I, Словения) (по: [D’Errico, Villa, Pinto Llona, Idarraga, 2003, fig. 1])

Кроме того, в современной классификации музыкальных инструментов (классификации Закса—Хоребостеля) выделяют свободные аэрофоны. Это так называемые гуделки, жужжалки, ревуны. Они представляют собой костяные, деревянные или каменные предметы ромбовидной или преимущественно эллипсоидальной формы с отверстием для веревки на одном из концов, которые издают низкие или высокие звуки при раскручивании над головой.

— Любопытно. Знаете, у нас во дворе в детстве иногда развлекались подобным образом.

— Не удивительно. Всевозможные аэрофоны распространены во многих культурах. Например, у эскимосов и аборигенов Австралии этот инструмент используется в различных церемониях и ритуалах, а также в качестве детских игрушек.

В материалах позднепалеолитических памятников Франции обнаружено большое количество костяных предметов, которые, вероятно, использовались в качестве свободных аэрофонов. Хорошо известна гуделка из Ла-Рош-де-Бироль, вырезанная из оленьего рога и покрытая красной охрой. Конечно, можно предположить, что этот артефакт использовался для других целей, например, как очень большая подвеска (18х4 см). Однако в качестве гуделки он был чрезвычайно эффективен — это было проверено с помощью специально изготовленной копии артефакта. Интересно, что согласно исследованиям, находка из Ла-Рош-де-Бироль звучит особенно впечатляюще при вращении в пещере.

Гуделка с геометрическим орнаментом, покрытая красной охрой (мадлен; Ла- Рош-де-Бироль, Франция) (по: [Morley, 2003, fig. 3.1])
Гуделка с геометрическим орнаментом, покрытая красной охрой (мадлен; Ла- Рош-де-Бироль, Франция) (по: [Morley, 2003, fig. 3.1])

— Мы говорим о находках, сделанных в Европе. А как обстоит дело с фоноинструментами эпохи палеолита, найденными на территории России?

— По сравнению с Европой, в России найдено очень мало фоноинструментов каменного века. Причина даже не в том, что мы их не находим, а в том, как интерпретируем подобные находки. Ранее считалось, что использование музыкальных инструментов в палеолите, вообще наличие музыки у людей каменного века, маловероятно. Предположения, что артефакт мог использоваться в качестве фоноинструмента, делаются редко и соответственно редко проверяются. Думаю, именно поэтому соответствующей информации о находках в России и на территории бывшего СССР мало — в основном, они известны на территории Украины и в Забайкалье.

— Приведите, пожалуйста, примеры.

— В конце 90-х при раскопках археологического памятника Хотык в Забайкалье, в культурном слое, предполагаемый возраст которого 30–38 тыс. лет, доктор исторических наук Людмила Валентиновна Лбова обнаружила предмет, который можно считать фрагментом свистковой флейты. Внешне он выглядит как обломок трубчатой кости с четким прямоугольным отверстием. Доктор исторических наук Павел Владимирович Волков провел трасологический анализ — изучил следы, оставшиеся на поверхности предмета от различных воздействий. Выяснилось, что находка является фрагментом более крупного изделия так как на одном из концов хорошо заметны следы излома. Кроме того, по результатам анализа можно довольно уверенно предположить, что образование отверстия проводилось в несколько этапов и разными инструментами. Возможно, даже производилась предварительная разметка кости. Также на предмете обнаружены следы заполировки — заглаженности, которая образуется от длительного контакта кости с мягким органическим материалом, то есть, возможно, с кожей рук человека. Все это позволило нам предположить, что мы имеем дело с фрагментом флейты.

Фрагмент флейты из трубчатой кости птицы (Хотык, Забайкалье) (фото П. В. Волкова, 2010): 1 а, б, в — риски(разметки), сделанные в ходе изготовления отверстия на инструменте; 2 а — естественная поверхность кости; 2 б — зона заполировки
Фрагмент флейты из трубчатой кости птицы (Хотык, Забайкалье) (фото П. В. Волкова, 2010): 1 а, б, в — риски(разметки), сделанные в ходе изготовления отверстия на инструменте; 2 а — естественная поверхность кости; 2 б — зона заполировки

На другом забайкальском памятнике Каменка-А были обнаружены находки, которые можно интерпретировать как свистки. Это маленькие костяные трубочки (пронизки) без дополнительных отверстий. Возможно, они нашивались на одежду или использовались в виде бусин. Однако трасологический анализ дал основания предположить, что так называемые пронизки могли использоваться в качестве духовых инструментов. Обнаруженные следы заполировки на определенных частях наводят на мысль, что перед нами мундштук, составная часть флейты, либо маленькие свистки, которые могли использоваться в качестве охотничьих манков.

— А могли эти пронизки быть и тем, и другим?

— Трасология подтверждает наличие контакта с мягким органическим материалом (возможно, губами). Но вполне возможно, что у этих предметов было не одно функциональное назначение, а несколько. Из этнографии мы знаем, что существуют предметы, которые используются в обиходе в одном значении, а когда утрачивают свою функцию (например, ломаются), их используют по-другому.

Изделие из трубчатой кости с технологическими нарезками на торцах по всей длине окружности из комплекса Каменка-А: (Забайкалье, фото П. В. Волкова, 2010)
Изделие из трубчатой кости с технологическими нарезками на торцах по всей длине окружности из комплекса Каменка-А: (Забайкалье, фото П. В. Волкова, 2010)

Говоря о знаменитых фоноинструментах палеолита, нельзя не вспомнить Мезинский музыкальный комплекс. Мезинская палеолитическая стоянка на Украине известна археологам с 1908 года. Среди прочих находок здесь были обнаружены покрытые красной охрой кости мамонта: лопатка, бедренная кость, часть таза, две нижней челюсти, обломок черепа, а также орнаментированный браслет из костяных пластинок, колотушка из бивня мамонта и молоток из рога оленя. В конце 70-х археолог, член-корреспондент АН УСССР Сергей Николаевич Бибиков предположил, что костяной комплекс — это ударные музыкальные инструменты. Проведенный трасологический анализ показал, что они вполне могли предназначаться для воспроизведения ударно-шумовых и ритмичных звуков.

— Вы сами видели этот комплекс?

— Осенью 2012 года мы с Людмилой Валентиновной и Павлом Владимировичем провели очень большую работу с Мезинским комплексом. Мы выясняли, в каком положении лучше устанавливать эти кости, как держать, по каким частям стучать, чтобы они выдавали яркий и четкий звук. Изучали орнамент, насечки, искали следы заполировки, — это было чрезвычайно интересно.

Лопатка мамонта из Мезинского комплекса. Пример удержания инструмента без его опоры на поверхность (фото Л. В. Лбовой, 2012)
Лопатка мамонта из Мезинского комплекса. Пример удержания инструмента без его опоры на поверхность (фото Л. В. Лбовой, 2012)

— Получается, что это была уже повторная экспертиза предметов из Мезинского комплекса с целью выяснить, могут ли они использоваться в качестве музыкальных инструментов?

— Да. Но проведенная в 1979 году реставрация затрудняет поиски следов на предметах. Тем не менее, в результате проведенного анализа мы с большой долей вероятности можем утверждать, что перед нами музыкальный комплекс. При этом можно выделить стационарные музыкальные инструменты (лопатка, бедро, таз, две челюсти и фрагмент черепа мамонта) и подвижный, мобильный звуковой инструментарий (колотушки, молотки, «шумящий» браслет). Многочисленные ракушки морских моллюсков, найденные вместе с предметами из костей мамонта, вероятно, служили различными подвесными украшениями, которые также создавали звуковой фон.

Молоток из рога северного оленя (верхний палеолит; Мезинский комплекс, Украина) (фото Л. В. Лбовой, 2012)
Молоток из рога северного оленя (верхний палеолит; Мезинский комплекс, Украина) (фото Л. В. Лбовой, 2012)

— Вы привели уже довольно много примеров палеолитических фоноинструментов. Практически все они сделаны из кости…

— Понимаете, это лишь небольшая часть, которая дошла до нашего времени из палеолита. Какое разнообразие было тогда – можно только предполагать. Нет никаких оснований считать, что обнаруженные в верхнем палеолите фоноинструменты являются самыми первыми музыкальными инструментами человека.

В современных этнографических сообществах большинство музыкальных инструментов изготавливается из быстроразлагающихся материалов: дерева, травы, кожи. Конечно, там встречаются предметы из кости, как например декорированные флейты у нанайцев, которые используются во время обрядов и церемоний. Но для повседневной жизни флейту предпочитают сделать из дерева – это намного проще.

Флейта из лучевой кости лебедя (ориньяк; Гейсенклёстерле, Германия): 1 — до реставрации (по: [Münzel, Seeberger, Hein, 2002, fig. 5а]); 2 — реплика (фото Д. В. Кожевниковой, 2010)
Флейта из лучевой кости лебедя (ориньяк; Гейсенклёстерле, Германия): 1 — до реставрации (по: [Münzel, Seeberger, Hein, 2002, fig. 5а]); 2 — реплика (фото Д. В. Кожевниковой, 2010)

— Насколько я понимаю, вы систематизировали известные находки музыкальных инструментов каменного века из археологических коллекций.

— Да, мы искали информацию везде, где только возможно. Осматривали находки в музеях России, Украины, Италии, Германии.

Кстати, интересный момент, существуют ансамбли, которые по археологическим находкам делают копии (реплики) фоноинструментов. И уже на репликах они пробуют воспроизвести музыку, которую, возможно, играли десятки тысяч лет назад. В Европе это практикуется, причем не единично. В частности, в Германии известна музыкальная группа Knochenklang, которые играют на репликах фоноинструментов палеолита. А в Италии мы познакомились с группой Synaulia. Ее участники могут извлечь звуки практически из всего: раковины, листа бумаги и т.д.

— А есть ли предположения: что за мелодии играли древние люди с помощью своих фоноинструментов?

— Мне часто задают этот вопрос. К сожалению, древних нот не осталось. В пещерах, где обитали люди, часто встречаются в недоступных местах множество символов: крестики, точки, значки. Интересный момент: археолог Егор Данилович Резников исследовал акустические свойства некоторых пещер Европы и обратил внимание, что определенные участки были отмечены верхнепалеолитическим человеком символами. Выяснилось, что отмеченные места совпадают с «точками резонанса». Если издать в таком месте какой-то звук или даже рев, то он распространяется на все галереи с оглушительным гулом! Собственно, всю пещеру в таком случае можно рассматривать как огромный фоноинструмент и вероятно, жившие в ней знали это и отметили определенным образом.

В интервью использованы фото из монографии «Формы знакового поведения в палеолите: музыкальная деятельность и фоноинструменты»

Дина Голубева

Последняя редакция: 13.02.2017 18:33