08.08.2016

Почти месяц в Ямало-Ненецком автономном округе идёт борьба со вспышкой сибирской язвы — острой инфекционной болезнью, возбудитель которой «проснулся» в арктическом регионе впервые за последние 75 лет, по всей видимости, из-за климатических аномалий. Эксперты утверждают, что глобальное потепление может «разбудить» не только «забытые» заболевания XVIII-XIX веков, но и принести новые, незнакомые современному человеку так называемые палеоинфекции — в результате оттайки микробов в слоях вечной мерзлоты.

Один из ведущих российских вирусологов, член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией бионанотехнологий, микробиологии и вирусологии факультета естественный наук НГУ Сергей Нетёсов принял участие в телемосте Москва—Санкт-Петербург—Якутск—Новосибирск пресс-центра ТАСС, посвящённом появлению новых инфекционных угроз для человека в связи с изменением климата, и рассказал об особенностях инфекции и борьбы с ней.

— На данный момент в мире зарегистрированы несколько десятков вспышек сибиреязвенных инфекций у животных: во Франции, Австралии, Швеции, некоторых других странах Африки и Азии. Но масштаб вспышки в России беспрецедентный: как по количеству погибших животных, так и по числу зараженных людей, — рассказал эксперт. — И с любыми проявлениями инфекции нужно бороться и принимать профилактические меры, такие как вакцинация скота и контактирующих с оленями лиц, уничтожение заражённого поголовья оленей, утилизация погибших животных с обеззараживанием их тел и мест гибели, дезинфекция мест, где они содержалось и, конечно же, предупреждение людей о путях передачи этой инфекции и мерах предосторожности.

Сибирская язва — редкая инфекционная болезнь, возбудителем которой является грамположительная спорообразующая бактерия Bacillus anthracis. Причиной действующей на Ямале вспышки сибирской язвы пока считается необычайно жаркая для этого региона погода до +35 градусов, следствием которой стало оттаивание верхнего слоя вечной мерзлоты, содержащей споры бактерий, и контакт с этим слоем оленей в процессе поедания растений. На минувшей неделе стало известно о массовом падеже оленей на полуострове Ямал от сибирской язвы: погибли более 2,3 тысячи животных, в Ямальском районе ввели карантин. Со стоянки оленеводов эвакуировали более 160 человек. В больницу попали 90 тундровиков, из них 53 ребенка. Пока сибирскую язву выявили у 23 госпитализированных. Умер один заболевший — 12-летний мальчик. По данным Роспотребнадзора, ситуация взята под строгий контроль Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Сибирская язва — природно-очаговое заболевание, и в более чем 90% стран имеются территории, где его возбудитель встречается и вызывает, по крайней мере, спорадические вспышки заболеваний диких и домашних животных. Сибирской язвой можно заразиться не только употребляя заражённые продукты и имея контакты с больными животными. Так, например, десять лет назад был случай в Шотландии, где коллекционер барабанов заразился сибирской язвой от шкуры животного, которую он купил в Африке на рынке для своего музыкального инструмента.

15 лет назад в Новосибирской области был случай: пастух пас скот на бывшем скотомогильнике, где его корова заразилась сибирской язвой, а потом умерла. Пастух попытался реализовать мясо, и человек, который участвовал в забое коровы, заразился кожной формой сибирской язвы. Благо, его быстро идентифицировали и вылечили. Но после этого случая ещё десять лет весь скот в том районе вакцинировали, и снова закартировали все места прошлых захоронений погибшего скота. С тех пор сибирская язва в те края не возвращалась, — рассказал Нетёсов.

Несмотря на то, что заболевание редкое, оно очень опасное. Поэтому эксперт заявляет о необходимости выработки у людей «условного рефлекса»: когда видят признаки сибирской язвы — этого очень опасного заболевания у своего домашнего животного, то сразу же необходимо вызвать и ветеринара, и эпидемиолога. Но никак не пытаться самим утилизировать мёртвое или серьезно заболевшее животное.

Глобальное потепление абсолютно точно принесёт нам и новые заболевания. Лихорадка Западного Нила как раз одно из них. Она к нам постепенно подступает, — заявил Сергей Нетёсов.

С ним согласны его московские коллеги. Директор Института глобального климата и экологии Росгидромета и РАН Сергей Семёнов, говоря о нынешней вспышке сибирской язвы, отметил, что прошедшая весна в Арктике была самой тёплой за всю историю:

В Ямало-Ненецком автономном округе наблюдалась большая погодная аномалия: среднемесячная температура этим летом превышала норму на 8 градусов — это колоссальное отличие от предыдущих лет.

Заместитель директора Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАМН Виктор Малеев отметил, что количество человек, заболевших сибирской язвой в этом году — очень большое. Обычно каждый год в России регистрируются всего 1-2 заболевших.

Тем не менее, вследствие изменения климата и распространения инфекций встречаются и их более крупные вспышки, от которых страдают миллионы людей. Например, лихорадки, вызванные вирусами Зика, денге, Чикунгунья и другие, для нас с вами пока экзотические вирусные заболевания. С чем это связано? Есть такой климатический феномен — южно-тихоокеанское явление Эль-Ниньо, из-за которого в Тихом океане происходят резкие колебания температур, что сказывается в том числе и на количестве комаров-переносчиков вирусов. Кстати говоря, вспышки холеры, которая периодически нас настигает, тоже в значительной степени обусловлены резкими изменениями климата. Поэтому необходимо следить за этими природными факторами, — заявил Малеев.

Последние годы специалисты ЦНИИ эпидемиологии и других НИИ России начали изучать не только болезни людей, но и заболевания животных и других живых существ. Например, клещей, которые переносят не одну болезнь, а сразу несколько.

Сейчас нам нужно также детально изучать комаров, — добавил академик РАМН. — Так, перед тем как наших спортсменов отправить на олимпиаду в Рио-де-Жанейро, туда съездили учёные из нашего института, чтобы проверить насекомых на наличие инфекций.

Виктор Малеев добавил, что, вероятно, южные инфекции с изменением климата будут смещаться на Север, «открывая» новые для себя места:

Кроме деградации вечной мерзлоты, в результате которой, в некоторой степени, произошла и данная эпидемия, есть и другие опасности: могильники с натуральной оспой, захоронения мамонтов, где находятся абсолютно новые болезни. Очевидно, изменения климата преподнесут нам ещё не один сюрприз, и мы должны быть готовы к этому.

Замдиректора Института мерзлотоведения им. П.И. Мельникова СО РАН Михаил Григорьев отметил, что, возможно, бактерия сибирской язвы вырвалась на свободу из-за несерьёзного отношения в пострадавшем регионе к захоронению погибших животных, в том числе:

Представьте, кто в условиях тундры и мерзлоты будет закапывать умерших животных на глубину трёх-четырёх метров? Наверняка там хоронили оленей, просто присыпая землёй и мхом, особо не закапывая, — предположил учёный.

Григорьев отметил, что по «ямальской трагедии» необходимо собрать экспертную комиссию и провести расследование, чтобы последствия и ущерб были минимальные.

Заместитель директора по научной работе Института биологических проблем криолитозоны СО РАН Борис Кершенгольц в свою очередь отметил Высокую опасность возвращения возбудителей особо опасных инфекции XVIII-XIX веков вследствие оттайки мерзлых грунтов в местах захоронений не только людей, но и животных.

Высока вероятность выноса на поверхность палеовозбудителей — особо опасных инфекций прошлых тысячелетий — из-за оттайки мамонтовой фауны. Как поведут себя эти микроорганизмы в изменившейся среде, в наших условиях — не знает никто.

Эксперт отметил, что изменение климата, в первую очередь, потепление в Арктике и таяние многолетних мёрзлых пород — это процесс самоускоряющийся:

Например, потому, что он сопровождается выбросами метана (мощнейшего парникового газа) при разложении метангидратов не только в Северном шельфе, но как раз в наземных тундровых территориях. И то, что сейчас происходит на Ямале, по-видимому, только начало, — заявил Кершенгольц.

Профессор Российского государственного гидрометеорологического университета Валерий Малинин добавил, что произошла «разбалансировка» климатической системы и, как следствие, рост опасных гидрометеорологических явлений:

Есть такое крылатое выражение «Арктика — кухня погоды». Я бы перефразировал его так: Северная полярная область — это кухня климата. Так за последние 20 лет, например, число опасных явлений, приводящих к большому экономическому ущербу, возросло в 2 раза (наводнения в Крымске, на Амуре, на Алтае и параллельные засухи).

В заключение Сергей Нетёсов отметил, что успех борьбы с подобными вспышками зависит, в том числе, и от финансирования науки.

Я надеюсь, случившиеся на Ямале должно простимулировать людей, принимающих решения, профинансировать необходимые исследования в области особо опасных инфекций. Ведь надо найти истинные причины вспышки — это необходимо для разработки мер профилактики в будущем, — говорит Нетёсов. — Также важно понимать, что тропические инфекции к нам рано или поздно придут, и нужно подготовить и апробировать диагностикумы и для них.

Текст и фото: Марина Москаленко

Последняя редакция: 08.08.2016 16:22