Вы находитесь на старом сайте НГУ. Перейти на новый сайт

16.07.2015

Валентин Портных – молодой учёный из НГУ, занимающийся историей крестовых походов, перевёл старинный трактат, не имеющий до этого воплощения ни в одном современном языке, с латыни сразу на французский и русский языки. Для этого учёный объехал несколько стран мира, чтобы ознакомиться со всеми сохранившимися рукописями сочинения «О проповеди святого креста» Гумберта Романского, в оригинале или копии. Этот трактат представляет собой единственный дошедший до наших дней «учебник» для проповедников крестовых походов.

О чём старинный документ, какие «политтехнологии» использовались уже в Средневековье, чтобы настраивать граждан против еретиков и неверных и откуда пошли истоки современных конфликтов на Ближнем Востоке, рассказал медиевист пресс-службе НГУ.

Валентин Леонидович Портных – PhD, кандидат исторических наук, ассистент кафедры всеобщей истории гуманитарного факультета, заведующий сектором всеобщей истории лаборатории гуманитарных исследований научно-исследовательской части (НИЧ) НГУ, а также заведующий лабораторией истории древнего мира и средних веков ГФ. В 2007 году окончил магистратуру университета Лион-2 во Франции по специальности «история средних веков» под руководством профессора Николь Бериу, а затем там же обучался в аспирантуре. В настоящее время В.Л. Портных читает курсы на гуманитарном факультете: «История крестовых походов на Ближний Восток» и «Латинский язык и письменная культура (средневековый период)».

«Честно сказать, в наше время редко какому учёному так везёт, как мне, – считает Валентин Портных. – Потому что исследований сейчас уже много, а здесь – важный документ вопиющим образом остался не тронутым историками!»

Молодой учёный рассказывает, что научный руководитель профессор Николь Бериу из Франции семь лет назад обратила его внимание на некий трактат о крестовых походах, который до тех пор оставался практически незамеченным наукой:

«О проповеди святого креста» (De predicatione sancte crucis) – это трактат одного значимого доминиканца: пятого генерального магистра ордена проповедников, чьё имя обычно русифицируют как Гумберт Романский. Рукопись, написанная между 1266 и 1268 годами, являлась настольной книжкой политрука того времени, некой инструкцией того, что говорить, если ты собрался проповедовать крестовый поход против мусульман на Ближний Восток, – объясняет кандидат исторических наук. – Вообще XIII век был временем, когда папство взяло курс на то, чтобы сделать христианское вероучение более доступным для масс. Поэтому именно тогда выходит множество так называемых инструкций по проповедованию против сарацинов. Сам документ Гумберта дошел до нас в 23 манускриптах и первопечатном варианте 1495 года, изготовленном в Нюрнберге».

По словам учёного, трактат Гумберта представляет перед читателем широкий выбор тем, на которые можно поговорить с паствой, и учитывает разросшуюся критику деятельности крестовых походов, распространённую в то время.

«Например, Гумберт рассуждает: почему символ походов – крест? Зачем его нашивают на одежду на спине и на плечо? Отчего непосредственно церковь занимается крестовыми походами и отчего только добровольцы могут принять крест? Автор приводит всевозможные объяснения, – рассказывает Портных, – например, почему крест на правом плече? Потому что с древних времён правая сторона считалась хорошей в противовес левой. В христианской традиции, я думаю, это связано с одной из цитат из Библии, где говорится, что во время страшного суда Бог поставит овец (то есть праведников) по правую руку, а козлов (грешников) – по левую, после чего, соответственно, последние отправятся в ад. Меня в связи с этим сразу озадачил вопрос – почему в русском языке мирно пасущееся на газоне животное стало синонимом нехорошего человека?..»

Среди прочего Гумберт повествует, что существуют препятствия для вступления на путь креста. Например, чрезмерная любовь к родине.

«Не надо любить отчизну – это не хорошо, потому что, если слишком её любишь, ты в Палестину воевать крестоносцем не пойдёшь, – объясняет доводы автора трактата исследователь. – Выходя на более широкий горизонт, можно сказать, что крестовые походы были некой предтечей Евросоюза – то есть существовало некое объединяющее предприятие для всех, которое, согласно пропаганде, считалось важнее, чем внутренние дела каждого государства в отдельности».

Трактат Гумберта может быть интересен не только историкам, но и политологам, которые изучают приёмы агитации и пропаганды, использующиеся в Средневековье. Некоторыми методами проповедников Средних веков поделился новосибирский исследователь:

«К примеру, проповедники уже тогда привязывали агитацию к реалиям повседневной жизни того времени. Они любили говорить: «Мы держим наше тело, как феод от Бога». То есть в обычном земном мире сеньор дал вассалу кусок земли в обмен на службу. По аналогии, Бог дал человеку тело, и соответственно, тот должен ему службу. При этом не стоит забывать, что Палестина – это земля, имеющая приоритетное значение для Бога! Соответственно её нужно освобождать, так как «на нашего сеньора напали сарацины, и мы должны защитить его!»

Учёный также приводит пример средневековой проповеди. «Один проповедник обращался в церкви к народу и спрашивал: «кто здесь из вас является вассалом такого-то dominusа?» (имеется в виду соседского графа). Кто-то ему в ответ поднимает руку. Оратор далее спрашивает: «а кто из вас вассал такого-то dominusа»? Кто-то тоже отвечает поднятием руки, признавая, что они вассалы того, о ком он спрашивает. А затем проповедник вопрошает: а кто является вассалом dominusа?... не уточняя, какого именно. В ответ – молчание, а далее выстраивается очередь, люди принимают крест и идут в Палестину. (Здесь важно понимать игру слов: в латыни два разных русских понятия – светское «господин» и культовое «Господь» – обозначаются одним и тем же латинским словом «dominus», причем в те времена оба писались с маленькой буквы, ибо большие буквы, как таковые, ставились только в начале предложений. Аналогичная ситуация и в современных европейских языках. Например, в английском языке титул «lord» – пишется с маленькой буквы, а бог – «Lord» – с большой)», – объясняет исследователь.

По словам учёного, «пособие» средневекового политрука состоит из 44 глав, в которых Гумберт достаточно чётко обосновывает необходимость крестового похода с точки зрения средневековой теории справедливой войны.

«Похоже, что текст был весьма распространён и, благодаря наличию первопечатного издания 1495 года, о существовании трактата в принципе знали историки, но его мало изучили. Единственное они предложили датировку, – рассказывает Портных. – Мне довелось видеть все варианты документа. Например, четыре манускрипта я изучал в Баварской национальной библиотеке в Мюнхене, ещё два – в Швейцарии. Прискорбно, что сам манускрипт я держал в руках редко: у меня было всего две заграничные командировки для изучения оригиналов. В остальном работал с копиями в США. Например, я обнаружил по инципиту один из манускриптов трактата, который в каталогах как таковой не значился. Оказывается, сам манускрипт хранится в Австрии. Но его копию я заказал потом в Америке».

По словам исследователя, текст Гумберта важен не только как просто рукописный памятник XIII века – он выводит на другие более серьёзные темы: взаимоотношения христианства и ислама, истории религии в целом, современные политические и межконфессиональные отношения.

«Документ является самым крупным источником того, как вообще западный средневековый человек смотрел на такое явление, как священная война, или война под священными лозунгами. Крестовые походы – одна из таких тем, которые настолько широки и долгоиграющие, что захватывают в значительной мере современность – те же сегодняшние отношения с исламом. Конфликты между религиями, которые имеют место в наши дни – это часть долгих непростых взаимоотношений, начавшихся ещё с первых веков ислама, и крестовые походы – одни из звеньев этой сложной цепи», – рассказал Валентин Портных.

Русский перевод трактата Гумберта из Романса и издание реконструированного латинского текста выйдет в виде книги в конце 2015 года. Французская версия ожидается в ближайшие год–два.

Марина Москаленко

Последняя редакция: 14.07.2017 10:47