Вы находитесь на старом сайте НГУ. Перейти на новый сайт

Леонид Бобров: «Нам дали умение критически мыслить»

Военный историк Леонид Бобров – самый молодой доктор исторических наук за Уралом, автор и соавтор более 100 статей и трех монографий по истории Сибири, Центральной, Средней и континентальной Восточной Азии. С 2011 года он преподает на кафедре археологии и этнографии ГФ и на базе Лаборатории гуманитарных исследований научно-исследовательской части НГУ реализует интереснейшие региональные проекты. О специфике исторического образования, исследованиях в области оружиеведения и современных студентах он рассказал в нашем интервью.

Справка: Леонид Бобров в 1997 году окончил среднюю школу №174 («золотая медаль»), а в 2002-м – гуманитарный факультет НГУ («диплом с отличием») по специальности: «Историк. Преподаватель истории со знанием немецкого языка»; в 2005 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук; с 2011 года – доктором исторических наук; является также членом консультативного совета по молодежной политике при полномочном представителе Президента Российской Федерации в СФО и спортсменом-кикбоксером.

Леонид Александрович, почему Вы в свое время выбрали именно гуманитарный факультет НГУ?

При выборе места обучения у меня практически не было сомнений: НГУ по-прежнему считается одним из лучших в стране. Когда в Новосибирске кто-то говорит «Университет» – всегда понятно, о каком вузе идет речь. В 1997 году я поступил автоматом в педуниверситет, заняв первое место на областной школьной конференции. Поэтому экзамены в НГУ я воспринимал, не как вопрос «жизни и смерти», а как еще один вызов. Наибольшие опасения вызывало сочинение, которое шло первым из трех экзаменов. Поэтому получив за него четверку, я внутренне упокоился и оставшиеся два экзамена «отстрелялся» на «отлично». Четырнадцать баллов из пятнадцати возможных гарантировало поступление в НГУ. Честно говоря, еще несколько недель не верил, что я сделал это. Для парня с окраины города (с Юго-Западного жилмассива до Академгородка два часа езды с тремя пересадками) поступить в НГУ это было огромное событие, колоссальный эмоциональный всплеск!

Расскажите, как и благодаря чему возник интерес к военной теме?

Думаю, все пацаны в детстве интересуются оружием и военной техникой и т. д. И этот интерес не проходит со временем. Многие мужчины с удовольствием смотрят военные передачи, спортивные единоборства и фильмы про войну. Инстинкт защитника дает о себе знать. Мне в некотором смысле повезло, что я могу заниматься оружием профессионально. Не так уж и часто бывает, что работа и хобби совпадают. Я благодарен родителям, которые поддерживали мой интерес к истории. Мой дед Иван Анюшин был не только высококлассным специалистом на военном предприятии, но и человеком, который хорошо знал и любил русскую историю. Думаю, что во многом благодаря ему и моему отцу Александру Боброву, я всерьез увлекся военно-исторической тематикой.

Кто из преподавателей повлиял на Ваш выбор научного направления?

На мой выбор сильное влияние оказали три человека. Первый – Михаил Викторович Горелик, известный российский оружиевед, который в свое время иллюстрировал первую многотомную детскую энциклопедию, писал главы про военное дело народов Азии и Европы. В школьные годы на меня произвели огромное впечатление и техника рисунка и то, как он описывал военное искусство древних и средневековых народов Евразии. Вторая фигура – известный историк-этнолог и блестящий литератор Лев Николаевич Гумилев. В научной среде хорошим тоном считается ругать Гумилева за теорию пассионарности и оригинальную трактовку русско-ордынских отношений. Однако сложно переоценить то влияние, которое его труды оказывали и оказывают на начинающих историков. Я не стал исключением. До знакомства с работами Л.Н. Гумилева я в основном интересовался военной историей Европы. Но в десятом классе мне в руки попала книга «Древние тюрки», после чего я вплотную занялся военной историей Азией и занимаюсь ей до сих пор. Еще одна фигура – это мой учитель Юрий Сергеевич Худяков. Знакомство с ним состоялось еще в 1997 году и стало настоящим событием для меня.

Впоследствии Юрий Сергеевич был моим научным руководителем при защите диплома и кандидатской диссертации, а потом научным консультантом при защите докторской. Я очень благодарен ему за ту поддержку, которую он оказывал все эти годы. А с Михаилом Викторовичем Гореликом мы познакомились на первом курсе, когда я летал в Москву. Сейчас у нас с ним есть совместные научные статьи, он писал отзывы на мои диссертации. Вообще, конечно, общаться с живыми классиками российского оружиеведения, работы которых ты читал еще школьником, это большое удовольствие.

Чем, по Вашему мнению, ГФ НГУ отличается от аналогичных факультетов других вузов? Какова специфика исторического образования в университете?

Когда уже на первом курсе от нас требовали выучить имена и даты правления лидеров Месопотамии (Уруинимгина, Лугальзагеси и др.), а за ошибку в произношении имени выгоняли с экзамена, – это была хорошая встряска, дававшая понять, в какой вуз мы пришли учиться. НГУ и историческое отделение ГФ в частности отличаются тем, что здесь работают лучшие специалисты в своей области. Они живут наукой, поэтому студентам на их лекциях интересно, и они легко усваивают материал.

После окончания исторического отделения выпускник имеет сто дорог, по которым он может пойти. В пример могу поставить мой курс: я пошел в науку, мой друг стал руководителем службы безопасности одного из крупнейших банков, другой наш товарищ стал руководителем крупного PR-агентства в Москве – список можно продолжать. НГУ дает очень мощное базовое образование, опираясь на которое можно сделать карьеру практически в любой сфере деятельности.

Вы защитили кандидатскую диссертацию в 25 лет, а докторскую – в 31 год. Что лично Вам дала учеба на гуманитарном факультете, и как это помогает сегодня в профессиональной деятельности?

В прошлом году к нам приезжала делегация ученых из Стамбула, и они называли НГУ «Сибирским Гарвардом». Это, конечно, шутка, но в каждой шутке есть доля шутки. Сегодня НГУ – это самая масштабная научно-образовательная площадка в азиатской России. Ни один вуз не имеет настолько развитую сеть контактов с академической наукой и такую разноплановую систему образования.

Обучение на ГФ НГУ дает уникальную вещь – умение критически мыслить. На семинарах и лекциях любой факт может быть подвергнут сомнению, студенты учатся доказывать свои идеи, даже если они кардинально отличаются от общепринятых. Кроме того, для меня большое значение имел особый дух НГУ и та компания товарищей-однокурсников, которая сложилась у нас с первых лет обучения. Мы до сих пор поддерживаем со многими тесные дружеские отношения.

Каковы основные направления Ваших исследований?

Круг интересов широк. Это вооружение, военная история и военное искусство народов Евразии от Восточной Европы до Кореи, начиная с эпохи поздней Древности и до середины XIX века. Но особое место занимает изучение военного искусства народов Сибири. Знаменитый «сибирский характер» и образ сибиряка, как сурового несокрушимого воителя появился не на пустом месте. Он уходит корнями в глубокую древность.

Великолепными бойцами были светлоглазые и светловолосые динлины, проживавшие на территории Южной Сибири. Видную роль сыграли воины сибирских народов в завоеваниях хуннов, древних тюрков и монголов. Соратник Чингиз-хана «урянхаец» Субудэй-богатур громил европейских рыцарей под Шайо, а его сын Урянктай и внук Ачжу подчинили для Хубилай-хана Южный Китай. Особая страница истории Сибири это знаменитое движение «Встреч солнцу» русских землепроходцев конца XVI-XVII вв., которое по масштабам и историческим последствиям, не имеет равных в мировой истории. Русские воины с одной стороны восприняли многие элементы местной сибирской военной культуры, а с другой существенно обогатили ее. Так что, за спиной героев-сибиряков времен Великой Отечественной войны, Афганской и Чеченской войн многовековая традиция великих походов и великих побед.

Какое значение для человечества имеет это научное направление, которым Вы занимаетесь?

Первое – это актуальность темы. Многие предметы вооружения, изобретенные в III, V веке до н.э., оказались востребованы в XX веке. Например, в первую мировую войну вернулось оружие средневековья – кинжалы, боевые ножи, булавы, панцири, шлемы в виде касок, а также корпусные панцири (бронежелеты). Что касается арбалетов, то их современные модификации находятся на вооружении спецслужб многих стран мира. Изучая оружие прошлого, мы можем использовать наработки наших предков в современном военном искусстве.

Второе: без понимания истории развития оружия невозможно понять мировую историю. Почему тот или иной народ побеждал, а другой проигрывал и исчезал с исторической арены? Почему, например, вторжение гуннов, в конечном счете, привели к падению Римской империи и колоссальному изменению линии развития европейской цивилизации? Важнейшим аспектом военных успехов кочевников стал оружейный фактор. Мощные сложносоставные луки нового типа дали гуннам серьезное преимущество над другими народами.

На протяжении веков оружие было важнейшей частью материальной культуры людей и одним из локомотивов развития человеческого сообщества. В отличие от декоративных украшений у оружия нельзя ничего ни отнять, ни прибавить потому, что от него зависит самое дорогое, что есть у человека, его жизнь. Самые важные достижения человеческой мысли воплощались в оружейной сфере. В значительной степени, наш технологический мир вырос из мира оружия: интернет – изначально военная технология, современная авиация – это результат развития военной авиации и т.д. Поэтому изучение военного искусства, военной истории и вооружения является важным и перспективным направлением научных исследований.

Вы – автор регионального проекта «С сибирским воином через века», который уже получил высокую оценку в научном сообществе. В чем он заключается?

Суть нашего проекта в том, что на базе Лаборатории гуманитарных исследований НИЧ НГУ, расположенной в Маслянинском районе Новосибирской области, воссоздаются до мельчайших деталей комплексы вооружений и одежды воинов прошлого, в первую очередь сибирских воинов. Исследуются конкретные комплексы погребений, анализируются предметы, которые там хранились, и изготовляются их точные копии, которые впоследствии служат основой для проведения экспериментальных испытаний по выяснению функциональных свойств древних и средневековых предметов вооружения. На сегодняшний день изготовлено двенадцать таких комплектов разных периодов (от эпохи древности до XIX века). У данного проекта, кроме собственно научного аспекта есть и просветительская задача. На протяжении трех последних лет наши специалисты во главе с оружейным мастером Юрием Филипповичем ездили по районам области, проводили выставки и открытые лекции, посвященные военному искусству сибиряков. Доспехи можно было не только детально рассмотреть, но даже примерить, чтобы получить представление о том, как воевали предки нынешних новосибирцев. Натянуть лук за всю поездку смогли только два человека. И в этом нет ничего удивительного. В иранских трактатах написано: чтобы сделать хорошего лучника, нужно семь лет особых тренировок.

Вы преподаете в НГУ. Есть какие-то особенные отличия для Вас у современных студентов-гуманитариев?

Гумфак всегда отличала свобода взглядов, среди студентов можно было встретить и националиста, и ультралиберала. Каждый семинар был настоящим боем, сталкивались самые разные точки зрения. Было очень интересно, и, по-моему, удовольствие получали и преподаватели, и студенты. В этом плане ЕГЭ сыграл с абитуриентами злую шутку. Сейчас школьники приходят с умением заполнять тесты, а вот доходчиво объяснить свою позицию могут далеко не все. Поэтому одна из важных задач преподавателя дать студенту возможность раскрыть свои таланты.

Я преподаю два курса: «Русские, монгольские и тибетские письменные источники о народах Сибири» и «Основы техники археологического рисунка». Во втором случае, моя задача – научить рисовать студентов-археологов, потому что археология – это в первую очередь наука о материальной культуре, и автору публикации важно не только внятно описать тот или иной предмет, но и дать его качественное изображение. На то, чтобы научить студентов рисовать программа занятий дает мне полгода. Задача сложная, но вполне реалистичная. Студенты скрипят зубами, пыхтят, но рисуют (смеется). Даже те, кто совершенно не умел рисовать, по итогам курса достигают неплохих результатов.

Какой совет, установку Вы бы дали современному студенту ГФ, желающему успешно реализоваться в профессиональной жизни?

Если вы поступили в НГУ и не «вылетели» после первых сессий, это уже значит, что вы чего-то стоите в этой жизни. Но успокаиваться не стоит. Занимаясь учебой, не стоит забывать про спорт и общественную деятельность. Чем ярче, интересней и разнообразней будет ваша студенческая жизнь тем больше шансов, что вы сможете найти свое настоящее призвание. И НГУ, без сомнения, вам в этом поможет!

Последняя редакция: 03.12.2014 18:04