Лица

16.12.06

Домашняя
Общий очерк
Основные разделы
Лица
Явления
Библиография

 

 

  

ТОЧНОЕ ЗНАНИЕ И ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ В ПОЗДНЕЙ АНТИЧНОСТИ И ВИЗАНТИИ

 

3. ПЕРСОНАЛИИ В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ

 


АВРАМИЙ, ИОАНН – астролог и астроном, жил в Константинополе и Митиленах ок. 1370–90. Практиковал магию и составлял гороскопы для Андроника IV и его сына Иоанна VII, с целью предсказания исхода их борьбы с Иоанном V и Мануилом II. Важнейшим результатом его трудов было издание классических текстов по астрологии. Он был автором трактатов по астрономии, в которых отверг традицию Феодора Метохита, Никифоры Григоры и Исаака Аргира, восходящую к Птолемею, и следовал исламской традиции, вслед за такими авторами, как Григорий Хиониад, Георгий Хрисококк и Феодор Мелитениот. Основанная им школа существовала примерно до 1410 г. Его последователями были Елевтерий Зебелен, также известный как Елевтерий Илиец (род. 1343), и Дионисий (PLP, nos. 6012, 5441).

Сохранилось несколько трудов астрономического, астрологического, медицинского, магического и риторического содержания, принадлежащих Аврамию и его школе. Они издали сочинения Птолемея, псевдо-Птолемея, Гефестиона Фиванского, Олимпиодора Александрийского и Ритория Египетского. Для этих изданий характерны грамматические поправки оригинального текста, а также измененный порядок представления технического материала и добавление новых деталей. В рукописях встречаются и переводы из арабских астрологических текстов, таких как «Таинства» Абу-Машара и «Введение» Ахмеда Перса.

В 1376 г. Аврамий написал трактат о соединениях и оппозициях солнца и луны, основанный на «Новых таблицах» Исаака Аргира, критически пересмотренных, поскольку этот автор, по мнению Аврамия, следовал Птолемею, а не «Персидским таблицам», ставшим популярными после Хрисококка. В этом трактате подсчеты дат, а иногда и особенностей 39 затмений между 1376 и 1408 г. велись по обеим этим таблицам. Так Аврамий безуспешно пытался доказать, что точность описания равноденствий по исламским таблицам лучше, чем по таблицам Птолемея.

Лит. Pingree 1971; Pingree D. // Prismata: 305–15; PLP, no. 57.

 

АКРОПОЛИТ, ГЕОРГИЙ, государственный чиновник и историк Никейской империи; род. в Константинополе в 1217 г., ум. в 1282 г. Со стороны жены состоял в родстве Михаилу VIII Палеологу. Он был отцом Константину Акрополиту и монаху Мелхиседеку. В возрасте шестнадцати лет родители послали его из Константинополя ко двору Иоанна III Ватаца, где он продолжил обучение под руководством Феодора Гексаптерига (Hexapterygos) и Никифора Влеммида. В 1240-х гг. он был учителем сына императора, Феодора II Ласкариса, и, как грамматик, осуществлял канцелярские и посольские обязанности. При Феодоре II он становится логофетом ту генику (в 1255 г.) и, затем, претором (в 1256 г.), исполняя обязанности надзора за войсками в Македонии. Он носил звание великого логофета примерно с 1259 г. до 1282 г. В освобожденном Константинополе Григорий, в качестве учителя философии, геометрии и риторики, помогал восстанавливать высшее образование, воспитав по меньшей мере двух известных учеников, будущего патриарха Григория II Кипрского и Иоанна Педиасима (Pediasimos). В 1274 г. участвовал в составе делегации из трех человек в Лионском Соборе, где от своего лица и от лица императора поклялся признавать первенство Римской Церкви.

Современники признавали его эрудицию и характеризировали как человека, «много давшего императору» (Constantine Akropolites, Diatheke, ed. M. Treu, DIEE 4 [1892] 48) и «невнимательного к вопросам совести» (Pachym., ed. Failler 2:409.23–25). Акрополит восстановил церковь Воскресения в Константинополе, которую завещал своему сыну Константину, и написал разнообразные труды; необходимо отметить его «Хронике Синграфе» (Chronike Syngraphe), основной греческий источник для годов 1203–1261. Написанная с точки зрения победившей в 1261 г. партии, «Хроника» исполнена восхищения Михаилом VIII. Этот труд послужил источником для т. наз. «Хроники Феодора Скутариота» (который также сделал ценные добавления) и для Ефрема. Другие труды включают эпитафию Иоанну III, вступительные стихи к его собственному изданию писем Феодора II, и два трактата об исхождении Св. Духа.

Изд. Georgii Acropolitae opera, ed. A. Heisenberg, 2 vols. (Leipzig, 1903), corr. P. Wirth (Stuttgart, 1978).

Лит. Hunger 1978/1: 442–47; Constantinides 1982: 31–35; Жаворонков П. Некоторые аспекты мировоззрения Георгия Акрополита // ВВ 47 (1986) 125–133; Oikonomides, Dated Seals 128, № 136. Цепков А.И. Ред. Иоанн Киннам. Краткое обозрение царств Иоанна и Мануила Комнинов. Георгий Акрополит. Летопись Великого логофета Георгия Акрополита. Рязань, 2003.

 

Александр Полигистор (род. 105 г. до н.э., Милет), римский историк, географ и эрудит, близкий к пифагорейской традиции. Иудей по происхождению, в Рим Александр попал как военнопленный в 82 г. после Митридатской войны, но впоследствии обрел свободу и римское гражданство. Был преподавателем и весьма плодовитым писателем, за что получил прозвище «Полигистор», однако его наследие сохранилось очень фрагментарно (Мюллер выделяет 152 фрагмента). Античные авторы, такие как Вергилий, Плиний, Валерий Максим, Иосиф Флавий, Климент Александрийский, Евсевий Кесарийский, Стефан Византийский, Константин Багрянородный, средневековые схолиасты и др., цитируют выдержки из его исторических, экзегетических и географических произведений, в основном касающихся Ассирии, островов Средиземного моря, Иудеи и Малой Азии. Известно, что он испытывал особый интерес к пифагорейству и написал трактат «О пифагорейских символах» (цитаты см., напр., у Климента Александрийского), а также своего рода историю философии в жанре «Преемств» (цитируется Диогеном Лаэртием). В комментарии на «Тимей» Халкидия сохранился небольшой пифагорейско-астрономический фрагмент. Работы Александра послужили источником для многих последующих авторов, в частности, для Публия Нигидия Фигула, основателя, согласно Цицерону, неопифагореизма.

Диоген Лаэртий (кн. VIII 24–33), опираясь на недошедший до нас трактат Александра «Преемства <философов>», пересказывает некий неопифагорейский источник, который получил в литературе название Anonymus Alexandri. Здесь излагается доктрина порождения чувственного мира из геометрических объектов, а последних – из математических. Началом всего является монада (единица), понимаемая как причина, которой подлежит неопределенная двоица, понимаемая как вещество. Из двоицы происходят остальные числа, из чисел – точки, из точек – линии, из линий – плоские фигуры, из которых – чувственно воспринимаемые тела, составленные из четырех первоэлементов. Нечто подобное говорит и Секст Эмпирик во 2-й книге «Против физиков» (Adv. Math. X 248–84; ср. VII 94–109), существенно развивая терминологию и уточняя как именно числа порождаются из монады, взятой в аспектах тождественного и иного. Эти два источника не могли быть написаны позже 80-х гг. до н.э. и в них нет никаких свидетельств влияния Евдора Александрийского (I в. до н.э., но ранее Страбона, который жил между 64 г. до н.э. и 14 г. н.э.), так что не исключено, что их доктрина представляет собой развитие воззрений Спевсиппа и Ксенократа и напоминает ту, которая критикуется Аристотелем в «Метафизике» XIII 7 (подробнее см. Dillon J. The Heirs of Plato. Oxford, 2003, pp. 40f, 90f; рус. пер. СПб., 2005, сс. 53 сл. (Спевсипп), 119 сл. (Ксенократ)). О порождении чувственного мира из умопостигаемых объектов говорится и в некоем пифагорейском источнике, пересказываемом Фотием (Bibl. Cod. 249). Правда здесь, также как в пифагорейских псевдоэпиграфах, вроде Псевдо-Архита у Стобея (Антология I 278–279 Wachs. = p. 19 Thesleff) или Псевдо-Бронтина в комментарии на «Метафизику» Сириана (p. 166 Kroll CAG), монада возводится в ранг высшего принципа, из которого затем порождаются геометрические объекты. Однако эти объекты отличаются как от чисел, так и от геометрических трехмерных объектов, которые называются телами. Кроме того, в число порожденных начал не включается душа и не отождествляется ни с геометрическими, ни с арифметическими числами. В этих текстах впервые предпринимается попытка преодолеть исходный пифагорейский дуализм, что, вероятно, послужило образцом для Евдора Александрийского.

Фрагменты: Fragmenta, ed. K. Müller, FHG 3. Fragmente, ed. F. Jacoby, FrHGr, Nr. 273. Thesleff H.  1) An Introduction to the Pythagorean Writings of the Hellenistic Period, Åbo, 1961, p. 26f, 109, 113 (датировка IV–III вв. до н.э.); 2) The Pythagorean Texts of the Hellenistic Period, Åbo, 1951, p. 234–243 (издание текстов).

Лит.: Dillon J. The Middle Platonists. L., 2nd. ed., 1996, pp. 117, 342–344 (рус. пер. СПб., 2002, сс. 121–122, 327–329). The Cambridge History of Later Greek and Early Medieval Philosophy, ed. by A.H. Armstrong. Cambr., 1967, pp. 87–89.

 

АЛЕКСАНДР ТРАЛЛЬСКИЙ, врач; род. в Траллах в 525 г., ум. в Риме – 605 г. По свидетельству Агафия (Agath. 5: 6.3–6), был одним из пятерых выдающихся сыновей некого врача по имени Стефан; самым известным из братьев был Анфимий, инженер-архитектор Святой Софии. Семья Александра по-видимому знала навигатора и исследователя Козьму Индикоплова – об этом факте может свидетельствовать то, что Александр включил дальневосточные лекарства в свою 12-томную медицинскую энциклопедию. В своих писаниях Александр показывает гуманный и исполненный энтузиазма подход к медицине, а также непрерывно приспособляющуюся к новым знаниям восприимчивость к деятельной практике и терапии. Эти качества позволяют историкам медицины называть Александра «самым современным» из византийских врачей, несмотря на то, что он с готовностью прописывает амулеты и другие магические средства для исцеления болезней. В сравнении с Аэцием из Амиды Александр более озабочен не медицинской теорией, а вопросами практического применения лекарственных препаратов (Scarborough J. // DOP 38 (1984) 226–228). Александр также по праву знаменит своим «Посланием о кишечных червях», в котором отражается точность и проницательность в его наблюдениях симптомов и описаниях историй болезни. В его медицинских сочинениях содержатся хороший очерк офтальмологии (кн. 2), простудного заболевания, которое мы называем ангиной (кн. 4), легочных заболеваний и плеврита (кн. 5–6), болезней почек и мочевого пузыря (кн. 9) и подагры (кн. 12). Александр знал сочинения Галена и других античных авторитетов в области медицины, однако предпочтение отдавал своей собственной медицинской практике. Он адаптировал данные, полученные из письменных источников, и иллюстрировал их собственными наблюдениями и фармацевтическими рецептами, которые по его представлению помогали от тех или иных болезней.

Изд. Alexander von Tralles, ed. T. Puschmann, 2 vols. Wien, 1878–1879 (repr. Amsterdam, 1963); Burnet F. Oeuvres médicales d’Alexandre de Tralles, vols. 1–4. Paris, 1933–1937.

Лит. Duffy J. Byzantine Medicine in the Sixth and Seventh Centuries // DOP 38 (1984) 25–27; Bloch I. // HGM 1: 535–544; Hunger 1978/2: 297–299; Stoffregen M. Eine frühmittelalterliche lateinische Uebersetzung des byzantinischen Puls- und Urintraktats des Alexandros. Berlin, 1977.

 

АММИАН МАРЦЕЛИН (Ammianus Marcellinus), латинский историк; род. в Антиохии ок. 330, ум. после 392 г. Родившись в знатной семье, Аммиан исполнял широкий круг военных обязанностей на востоке и западе империи в качестве штабного офицера (protector domesticus) в течении 354–363 гг., включая осаду Амиды (359 г.) и персидский поход Юлиана (363 г.). По возвращении домой он предпринимает путешествия с научными целями в Египет, Грецию и Рим, где, судя по его возмущенным замечаниям, он пал жертвой процедуры изгнания иностранцев во время голода 383 г. Он вернулся в Рим в 392 г., наслаждаясь славой своей опубликованной истории.

По заключительным словам самого Аммиана (31.16.9), его «Res Gestae» покрывала период с 96 по 378 гг. с точки зрения «бывшего солдата и грека». Первые 13 книг, охватывающие начальные 257 лет, задумывались, чтобы вызвать у читателя сравнение с Тацитом, но теперь они утеряны. Сохранившиеся книги с 14-ой по 31-ую, покрывают, по вполне понятной причине с гораздо бóльшими деталями 353–378 гг., завершаясь трагической развязкой (битвой при Адрианополе) и предчувствием рокового конца. Аммиан сочетает традиционные предрассудки (патриотизм, презрение к варварам и толпе, нападки на коррупцию и роскошь) с освежающей религиозной терпимостью и взвешенной оценкой своих главных действующих лиц – он даже признает неуклюжесть своего героя Юлиана. Стиль Аммиана столь же разнороден, в его произведении напоминающие Тацита эпиграммы и тон Вергилия смешаны с неровной латынью, колеблющейся между неуклюжестью и мощью. Хотя Аммиан и язычник, он включает удивительное количество информации и независимые комментарии о делах христиан (Hunt E.D. // CQ n.s. 35 [1985] 186–200).

Изд. Rerum gestarum libri qui supersunt, ed. W. Seyfarth, 2 vols. Leipzig, 1978; Römische Geschichte, ed. W. Seyfarth, Bd. 4 vols. Berlin, 1968–1971; Ammianus Marcellinus, ed. J.C. Rolfe, 3 vols. London–Cambridge, Mass., 1935–1939.

Лит. Blockley R.C. Ammianus Marcellinus, A Study of His Historiography and Political Thought. Brussels, 1975; Rosen K. Ammianus Marcellinus. Darmstadt, 1982, rev. Barnes T.D. // ClRev n.s. 35 (1985) 48–50; Rike R. Apex Omnium: Religion in the Res Gestae of Ammianus. Berkeley, 1987; Seager R. Ammianus Marcellinus, Seven Studies in His Language and Thought. Columbia, Mo., 1986; Demandt A. Zeitkritik und Geschichtsbild im Werk Ammians. Bonn, 1965.

 

АММОНИЙ (Ammonios), философ-платоник и комментатор Аристотеля; род. в Александрии в конце V в., ум. после 517 г. Впитал язычество от своих родителей, обладавших интересом к философии; после смерти отца Гермия (Hermeias), мать послала Аммония с братом в Афины для обучения у Прокла. Когда занятия завершились, Аммоний возвратился домой и жил в родном городе все оставшееся время (за исключением визита в Константинополь), обучая философии Платона и Аристотеля. Фотий (Bibl., cod.187) удостаивает внимания Аммония как астронома и геометра. Некоторые хвалят, а некоторые ругают его за язычество, трудолюбие и жадность. Из многочисленных произведений Аммония уцелел только комментарий на «Об истолковании» Аристотеля., хотя суть лекций Аммония сохранилась в заметках студентов. Его самыми известными учениками были Иоанн Филопон, отредактировавший лекции Аммония об Аристотеле, Дамаский, Олимпиодор Александрийский и Симпликий.

Изд. Комментарии на Аристотеля – CAG 4:3–6; Les Attributions (Catégories): le texte aristotélicien et les Prolégomènes d'Ammonios d'Hermeias, tr. Y. Pelletier. Paris, 1983.

Лит. Westerink, Prolegomena X–XIII; Kremer K. Der Metaphysiksbegriff in den Aristotleles-Kommentaren der Ammonius-Schule. Münster, 1961.

 

АПОЛЛОНИЙ ТИАНСКИЙ (из Каппадокии), легендарный философ-неопифагореец, живший во времена императоров Нерона и Домициана. Сохранилось 97 подложных писем, авторство которых приписывается Аполлонию.

Благодаря усилиям и литературному таланту Флавия Филострата (ок. 170–244/49 н.э.), который по поручению императрицы Юлии Домны сочинил пространное жизнеописание Аполлония в 8 книгах, странствующий любомудр из Тианы обрел вторую – литературную – жизнь, был обожествлен и даже помещен среди императорских кумиров. Среди своих источников Флавий называет прежде всего записки некоего Дамида из Ниневии, личного секретаря Аполлония и верного спутника на протяжении всех его странствий, однако большинство современных авторов согласны с тем, что Дамид, равно как и восточные путешествия Аполлония, – это литературная фикция (подробнее см. Bowie, infra, p. 1663f; Jones, infra, p. 21f). Из более достоверных источников упоминаются труд Максима Эгийского (вероятно, использованный в Vita I, 7–16) и сочинение Мойрагена в 4 книгах, которому Флавий доверять не советует (Vita I 3), однако, судя по сохранившимся цитатам из Мойрагена (напр., Ориген, Против Кельса, VI 41), именно этот текст был для Флавия одним из основных источников. Не исключено также, что письма Аполлония или некоторая часть из них были сфабрикованы с целью иллюстрировать полемику с Евфратом и на основе трактата Мойрагена. Мы располагаем лишь двумя дополнительными свидетельствами, уточняющим время жизни Аполлония: согласно Лукиану (Alexander, 5) его герой Александр в молодости учился у Аполлония, что указывает примерно на 120 г., а Дион Кассий (Cassius Dio 67, 18) сообщает, что Аполлонию было по крайней мере 95 лет, когда у него было видение убийства Домициана в Эфесе.

Сочинение Флавия было использовано впоследствии неоплатоником Гиероклом в целях полемики с христианством и заслужило ответный трактат Евсевия Кесарийского «Против сочинения Филострата об Аполлонии Тианском и по поводу проведенного Гиероклом сравнения между ним и Христом», где справедливо отмечаются многие несообразности этого жизнеописания и его неисторичность.

Из достаточно заурядного философа пифагорейца и мага, каковым он, вероятнее всего, был при жизни, Аполлоний превращается в реформатора учения Пифагора, вершителя судеб Римской империи, неустанного борца с тиранией, противостоящего Нерону, вдохновляющего Веспасиана, победившего в открытом судебном прении неправедного Домициана и спасшего тем самым будущего императора Нерву от неминуемой гибели. Легендарное происхождение Аполлония от бога Протея дополняется не менее удивительной историей о его загадочном исчезновении и посмертных деяниях (Vita VIII 29–30). Флавий сообщает, что Аполлоний с молодости следовал пифагорейскому обычаю, выдержал пятилетний обет молчания, полностью воздерживался от сексуального общения и животной пищи, не носил никакой кожаной одежды, не стриг волос, полностью пренебрегал любыми материальными благами. Набравшись мудрости в родном крае, он предпринял длительное путешествие на Восток, жил при дворе персидского владыки, а затем в Индии среди брахманов. Божественное происхождение Аполлония подтверждается у Флавия его многочисленными пророчествами и исцелениями. Мир, согласно его учению, – это временное пристанище, в котором душа проходит испытание; высший Бог не нуждается ни в каких жертвоприношениях, путь к нему лежит через совершенную праведность, так что к нему и служащим ему низшим богам подобает обращаться только с одной молитвой: «Боги, воздайте каждому по заслугам» (Vita, I 10; VI 40; V 28). Праведность заключается при этом не в воздержании от злодеяний, но в добровольном следовании совершенным правилам (Vita VI 21; VII 14), и подлинный праведник отличается от просто добродетельного человека, говоря словами Флавия, «не отчасти, но вполне». 

Изд. и пер.: Ch. P. Jones (ed.), Philostratus: The Life of Apollonius of Tyana. Camb. (Mass), 2005. Старое издание и письма: F. C. Conybeare (ed.), Philostratus, Life of Apollonius of Tyana, Vol. 1: Books I–V; Vol. 2: Books VI–VIII. Epistles of Apollonius. Treatise of Eusebius, 4 ed., Camb. (Mass), 1950; Флавий Филострат, Жизнь Аполлония Тианского (вкл.: Письма Аполлония, приложения), изд. подг. Е.Г. Рабинович. М., 1985.

Лит.: Bowie E.L., Apollonius of Tyana: Tradition and Reality, ANRW II, 16.2, 1978, p. 1652–1699 (status questionis и подробная библиография).

 

Фигура Аполлония вызывала неизменный интерес в течение всей истории Византии. Его легендарная биография, написанная Филостратом после 217 г., отражает космополитическое мировоззрение Римской Империи – в биографии Аполлоний путешествует в Вавилон, Индию, Египет, Эфиопию и к Гераклитовым Столпам. Культ Аполлония, считавшегося волшебником и чудесным целителем, особенно поддерживался в III в., и язычники рассматривали его как соперника Моисея и Христа. Сосиан Иероклес Никомедийский (ок. 307 г.) утверждал, что он был более великим чудотворцем, чем Иисус; Аполлония также прославлял Флавиан Никомах в «Historia Augusta». Изображение Аполлония встречается на медалях. Евсевий Кесарийский (PG 22:795–868) написал ответ ок. 312 г. на утверждения Гиерокла, обвиняя Аполлония в шарлатанстве и сотрудничестве со злыми духами. Тем не менее, культ Аполлония исчезал медленно из христианского мира. Вплоть до XII в. византийские авторы (Малала, Кедрин, Цец) упоминают его в благоприятном свете, вспоминая его власть приручать змей и скорпионов и описывая талисманы, оставленные Аполлонием в различных городах, чтобы отгонять диких зверей, вредных насекомых, как, напр., комаров, и предохранять город от природных бедствий. Хотя некоторые христианские авторы (напр. агиографы св. Феклы и Анастасий Синаит) отрицали способность Аполлония творить истинные чудеса, для других он был полухристианским пророком. Не исключено, что св. Валина, известный из греческой молитвы, мог представлять собой трансформацию Аполлония (Speyer, infra 63).

Лит. Speyer W. Zum Bild des Apollonios von Tyana bei Heiden und Christen // JbAChr 17 (1974) 47–63; Dulière W. Protection permanente contre des animaux nuisible assurée par Apollonius de Tyane dans Byzance et Antioche // BZ 63 (1970) 247–277; Jones C.P. An Apigram on Apollonius of Tyana // JHS 100 (1980) 190–194.

 

АРГИР ИСААК, математик, астроном и богослов; род. во Фракии? между 1300 и 1310 гг., ум. ок. 1375 г. Ученик Никифора Григоры, монах Аргир был ведущим византийским поборником астрономии Птолемея в 1360-х и 1370-х гг. Он написал «Составление новых таблиц» и «Составление новых таблиц сближений и противостояний (солнца и луны)», для обоих из которых эпохой является 1 сентября 1367 г. В них он пересчитывает для римского календаря и долготы Константинополя средние движения солнца, луны и планет, а также сизигии, которые Птолемей свел в «Альмагесте» в таблицы, согласно египетскому календарю и долготе Александрии. Вскоре у таблиц Аргира появилось подражание, написанное Иоанном Аврамием, который подверг таблицы Аргира критике (Pingree 1971, 196f). В 1367/8 г. Аргир написал трактат об астролябии (Delatte Ed. // AnecdAth 2:236–253), близко следующий подобному трактату Григоры. В конце 1372 г. Аргир посвятил работе о таблицах для астрономических вычислений и составления календаря (computus; PG 19: 1279–1316) Андронику Инэоту (Oinaiotes) (Mentz A. Beiträge zur Osterfestberechnung bei den Byzantinern. Königsberg, 1906: 27–29); в этом труде Аргир упоминает, что был в Эносе во Фракии в 1318 г. (Mercati 1931, 233–236). Он также написал схолии к Теону, однако, автором анонимных «Инструкций к персидским таблицам», Аргир не является как это считалось раньше.

Математические труды Аргира включают работу по квадратным корням «неквадратных» чисел (Allard A. // Centaurus 22 [1978] 1–43); трактат, основанный на «Геометрии» Герона, относительно превращения неправильных треугольников в правильные и других вопросов геометрии, написанный в 1367/8 г.; а также «Геодезический метод», также основанный на Героне (Heiberg J.L. Heronis Alexandrini Opera, vol. 5. Leipzig, 1914. xcviiicii). Аргир написал и схолии к «Географии» Птолемея и опубликовал, вместе со схолиями Птолемееву «Гармонику» (Düring, I. Die Harmonielehre des Klaudios Ptolemaios. Göteborg, 1930. xxxiii, lxvi).  

Как и Григора, Аргир поддерживал Варлаама из Калабрии во время паламитских споров. Он написал три трактата против Паламы, включая критику идеи Феодора Дексия о Фаворском свете (Candal, M. // OrChrP 23 [1957] 80–113).

Изд. Схолии на Теона – Halma, N. Tables manuelles astronomiques, pt.3. Paris, 1825. 59–74; pt.4. Paris, 1825. 67–117.

Лит. Mercati 1931, 229–246, 270–282. PLP, n. 1285.

 

АРЕФА КЕСАРИЙСКИЙ, ученый и политический деятель, архиепископ Кесарии (с 902 г.); род. в Патрах в середине IX в., ум. после 932 г. (согласно Beck 1959, 591), но не позже 944 г.). Во время борьбы с четверобрачием (см. тетрагамия) Льва VI Арефа вначале поддерживал Николая I Мистика, но затем принял сторону императора. Как богослов Арефа написал комментарий на Апокалипсис (основанный, в основном, на комментарии Андрея Кесарийского) и другие экзегетические труды. Глубоко заинтересованный античностью, Арефа собрал обширную библиотеку, заказывая одни рукописи и дополняя другие схолиями. Некоторые схолии представляют собой полемический диалог с автором, некоторые намекают на современное состояние дел: критику роскоши при дворе Василия I, высмеивание Стилиана Заутца, упоминания войны с Болгарией или спора о четверобрачии. Некоторые из писем Арефы выражают его взгляды на брак Льва (Jenkins 1970, pt. VII [1956], 293–372). В других письмах Арефа обсуждает прочитанные им книги (Milovanović Č. // ZbFilozFak 14.1 [Белград, 1979] 59–67). Он также составлял гомилии и памфлеты, в одном из которых, особенно ядовитом, Лев Хиросфакт обвинялся в языческих убеждениях. Аттрибуция некоторых из произведений Арефы является спорной; Дженкинс (Jenkins, 1970, pt. XI [1963], 168) отвергает, а Карлин-Хейтер (Karlin-Hayter, P. // Byzantion 35 [1965] 455–481) защищает авторство Арефы письма к сарацинскому эмиру; Кодер (Koder, J. // JÖB 25 [1976] 75–80) видел в Арефе автора Хроники Монемвасии.

Современные ученые слишком строго оценивают Арефу как «узколобого, жестокосердного человека» (Jenkins R. Byzantium: The Imperial Centuries. London, 1966, 219), а его стиль – как слишком помпезный. На самом деле, Арефа отвергал идеал простого языка и сознательно украшал свою речь «пословицами, цитатами, аллюзиями и поэтическими строками как многоцветными кубиками мозаики» (Westerink, infra 1:189.26–31), таким образом прокладывая путь возрождению византийской риторики.

Изд. Westerink L., ed. Scripta minora. 2 vols. Leipzig, 1968–1972. PG 106:500–785. См. список в Tusculum-Lexikon, 75.

Лит. Lemerle 1986, 237–280. Kougeas S.B. Ho Kaisareias Arethas kai to ergon autou. Athene, 1913. Karlin-Hayter 1981, pts. VII–IX (1964–1965). Meschini A. Il Codice vallicelliano di Areta. Padua, 1972.

 

АРИСТОБУЛ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ из Панеи (сер. 2 в. до н.э.) – эллинистический иудейский философ и экзегет, автор греческого комментария на Тору – Exegeiseis (фрагменты сохранились в сочинениях отцов церкви). О его жизни мало что известно. Жил он в Александрии во времена Птолемея VII Филометора (ок. 175 г. до н.э.). Во второй книге Маккавеев (2 Макк. 1:10) говорится, что он был учителем Птолемея XI.

Основные сведения об Аристобуле дают Климент Александрийский и Евсевий. В Strom. I 72, 4 Климент называет этого иудейского экзегета “перипатетиком”.

Ко времени Аристобула восходит аллегорический метод толкования иудейского Писания, достигший полного развития в сочинениях Филона Александрийского. Тора, согласно Аристобулу, представляет собой совершенный и неисчерпаемый источник знания, истинный смысл которого раскрывается в аллегориях (см., например, аллегорическое толкование Аристобулом света на Синае – ap. Clemens, Strom. VI 32, 5; Eusebius, Prep. Euang. VIII 10, 12-17).

Вполне вероятно, что именно ему принадлежит первое развитие представления о том, что греческая философия восходит своими корнями к Закону Моисея, и поэтому является только несовершенным подражанием совершенной мудрости, открытой Богом Моисею (см.: Климент, Strom. V 97, 7; 99,3; ср. 107, 1-4, однако цитаты из Лина, Орфея, Гомера и Гесиода, которые приводит Климент в доказательство “греческих заимствований”, взяты скорее всего из некоего позднейшего произведения, которое только приписывалось Аристобулу). Эта идея греческого “плагиата” (klope) имела долгую историю: она была принята Филоном и через его посредство получила подробную разработку в Строматах (особенно см.: 14 гл. пятой книги) Климента Александрийского.

Собрание фрагментов: N. Walter, Der Thoraausleger Aristobulos. Untersuchungen zu seinem Fragmenten und zu pseudepigraphischen Resten der jьdisch-hellenistischen Literatur (TU 86), Berlin, 1964.

 

АРИСТОТЕЛЬ, древнегреческий философ; род. в 384 г. до н. э., ум. в 322 г. до н. э. Высшее образование в Византии всегда концентрировалось на изучении Аристотеля. Его работы находятся в более чем тысяче рукописей в промежутке с IX по XVI вв., сделав Аристотеля самым активно переписываемым древнегреческим автором; труды Аристотеля также получили самое большое число комментариев. В раннем периоде интерес к Аристотелю был особенно сильным в Александрийской школе, где Аммоний и Олимпиодор Александрийский сумели преподносить философию таким образом, чтобы избегать неприятностей со стороны Церкви. Илия Александрийский и Давид Философ, преемники Олимпиодора на посту главы Александрийской школы, также составляли комментарии на Аристотеля, как и Иоанн Филопон. По сравнению с Платоном Аристотель был более «безопасным» философом и обладал большей пользой для православных, поскольку некоторые части его системы могли быть непосредственно привлечены на помощь в богословских спорах. После VII в. внимание было сосредоточено на логических трактатах Аристотеля, которые стали основой для изучения философии. С этого времени прямое знакомство с Аристотелем среднего образованного византийца заключалось в изучении основных понятий «Органона», начиная с «Категорий» и заканчивая «Софистическими опровержениями». В то же время, интерес в других произведениях Аристотеля также не был полностью утерян, и неразрывная цепь комментаторов протянулась от Фотия в IX в. до Хортасмена в XV в. Некоторые из комментаторов познакомились сами и познакомили своих студентов с другими частями «Корпуса», изъясняя или пересказывая их. Замечательными примерами являются Пселл, составивший комментарий на «Физику», Михаил Эфесский, комментировавший большую часть «Корпуса», включая трактаты о животных, и Феодор Метохит, чей вклад в изучение философии включал переработки «Parva naturalia». (См. также Иоанн Италл и Евстратий Никейский).

Аристотель и Отцы Церкви. Если Александрийская школа предприняла попытку серьезного изучения Аристотеля в IV–VI вв., Отцы Церкви, особенно Латинского Запада, были осторожны в своих подходах к перипатетической философии; Иероним подчеркивал, что Аристотеля цитировали еретики. На Востоке Евсевий Кесарийский пытался доказать несостоятельность различных позиций учения Аристотеля, но некоторые богословы (особенно, Немесий Эмесский), Аристотеля активно использовали. Логика Аристотеля стала важным орудием спора для каппадокийских Отцов, а Иоанн Дамаскин использовал Аристотеля для построения своей системы христианского вероучения. Византийские богословы считали неприемлемыми следующие главные позиции перипатетической философии: отрицание Аристотелем божественного провидения как решающего фактора, который управляет Вселенной; понятие о том, что бог физически представлен пятым элементом – эфиром, таким образом сократившись до «мировой души»; мысль о том, что видимый мир совечен богу, и учение о смертности человеческой души, тогда как только ум (nous) остается бессмертным. 

Изд. Commentaria in Aristotelem Graeca. 23 vols. Berlin, 1882–1909.

Лит. Wiesner, J. Ed. Aristoteles, Werk und Wirkung: Paul Moraux gewidmet. Vol. 2. Berlin–New York, 1987. Harlfinger, D. Einige Grundzüge der Aristoteles-Überlieferung // Harlfinger 1980, 447–483. Oehler, K. Aristotle in Byzantium // GRBS 5 (1964) 133–146. Thümmel. H.-G. Zur Tradition des aristotelischen Weltbildes in christlicher Zeit // BBA 52 (1985) 73–80. Lee, T.S. Die griechische Tradition der aristotelischen Syllogistik in der Spätantike. Göttingen, 1984. Lilla, S. DPAC 1:349–363. Festugière, A.J. L'idéal religieux des Grecs et l'Évangile2. Paris, 1932. 221–263. Аристотель и его учение в перспективе современности [=Verbum 6 ]. СПб., 2002.

 

АРМЕНОПУЛ, КОНСТАНТИН, юрист XIV в. Арменопул (Harmenopoulos) в 1345 г. (Chil. 134) подписал документ в качестве севаста (sebastos) и судьи Фессалоники; к 1349 г. он стал номофилактом (nomophylax), после 1359 krites katholikos. Он составил «корпус» гражданского и церковного права. Гражданское право отражено в Hexabiblos («Шесть книг»), также называемых Procheiron nomon (Учебник права), составленных в 1345 г. Эта компиляция восходит к «Прохирону», однако включает в себя выдержки из Синопсиса (Synonsis Basilicorum), компиляции Михаила Атталиата, Малого синопсиса (Synopsis Minor), Пиры (Peira) и сочинений Юлиана Аскалонского. Арменопул организовал материал по новой и более удобной системе, что обеспечило популярность его труду. Он сохранился в почти 70 рукописях. Он начал выполнять роль правового свода (в Греции до XX в.) и был принят несколькими славянскими странами. К «Hexabiblos» обычно добавляется текст «Земледельческого закона», как полагают, также реорганизованного Арменопулом (Медведев И. // ВизОч [М., ] 216–33).

Каноническое право отражено в его Epitome canonum, куда вошли выдержки из канонов с комментариями (PG 150: 45168), исповедание веры (PG 150: 2932) и трактат о ересях (1929). До нас дошли также несколько других сочинений Арменопула (lexika, enkomion на св. Димитрия).

Изд. Heimbach G.E. Constantini Harmenopuli: Manuale legum sive Hexabiblos. Leipzig, 1851; rp. Aalen, 1969. Eng. tr. of book 6 by E.H. Freshfield. Cambridge, 1930.

Лит. Pitsakes K.G. Konstantinen, Armenopoulou Procheiron Nomon e Hexabiblos. Athena, 1971. Idem. Gregoriou Akindynou: Anekdote Pragmateia peri (Konstantinou?) Harmenopoulou// Epeteris Kentrou Historias Hellenikou Dikaiou 19 (1972) 111–216. Idem. Gyro apo tis peges tes 'Epitomes Kanonon' tou Konstantinou Armenopoulou // ibid. 23 (1976) 85–122. Fögen M.Th. Die Scholien zur Hexabiblos im Codex Vetustissimus Vaticanus Ottobonianus gr. 440 // FM 4 (1981) 256–345. Eadem. Hexabiblos aucta // FM 7 (1986) 259–333. Медведев И.П. Правовая культура Византийской империи. СПб., 2001: 508–540.

М.Ф.

 

АРХИМЕД, древнегреческий математик и инженер; род. в Сиракузах ок. 287 г. до н. э., ум. там же в 212 г. до н э. Архимед оказал глубочайшее влияние на средневековую арабскую и латинскую науку, и на математику периода позднего Средневековья и Возрождения, но имел лишь небольшую известность в Византии после VI в. В IV в. Архимеда цитируют Папп и Теон. В начале VI в. Евтокий пишет комментарии на три работы Архимеда. Анфемий Тралльский и Исидор Милетский также, по-видимому, изучали труды Архимеда. В IX в. Лев Математик владел рукописями трактатов античного ученого, которые, скорее всего, представляли собой единственную в своем роде транслитерацию основного корпуса работ Архимеда с унициала на минускул (Lemerle 1986: 196). Однако другие рукописи Архимеда также сохранялись до этого времени, что следует из арабских версий и из константинопольской копии X в. трактатов «О плавающих телах» и «Метод механических теорем» (Heiberg J.L. // Hermes 42 [1907] 235–303). Архимед упоминается Пселлом в XI в. (Psellos, Scripta min. 1:26.24, 369.1) и часто цитируется Цецом в XII в., например, в поэме 35 «Об Архимеде и некоторых его устройствах» (Historiae, 47.106–49.159). Две рукописи основного корпуса работ Архимеда были в распоряжении Вильгельма из Мёрбеке (William of Moerbeke), когда он сделал свой латинский перевод в Витербо в 1269 г.

Лит. Clagett M. Archimedes in the Middle Ages, 5 vols. Madison, Wisc.–Philadelphia, 1964–1984; Wilson 1983, 45f, 83, 139, 161.  

 

АХМЕТ БЕН СИРИН, автор наиболее подробного и значительного византийского трактата о сновидениях. Имя Ахмет является псевдонимом некоего грека-христианина, использовавшего в своем трактате о толковании сновидений (Oneirokritikon) различные источники: арабские (Bland N. // JRAS 16 (1856) 118–171; Steinschneider M. // ZDMG 7 (1863) 227–244), византийские (книги Astrampsychos и пророка Даниила), позднеримские (Artemidoros) и свои собственные наблюдения. Материал, заимствованный из языческих источников, который сконцентрирован по преимуществу в первых 14-ти главах, был переработан автором в христианском ключе. Трактат посвящен «protosymboulos Mamun», халифу «Вавилона», при котором якобы и находился толкователь снов Ахмет, и содержит толкование сотен символов снов, причем эти толкования приписываются персидским, египетским или индийским мудрецам. Разумеется, эти ссылки вымышленные и призваны повысить «авторитетность» толкования. Трактат был создан в период между 813 г. (годом начала правления халифа Мамуна) и началом XI в., когда эта книга была впервые упомянута в маргиналиях и тексте двух манускриптов (Gigli D. // Prometheus 4 (1978) 65–86, 173–188; Oberhelman S.M. // BZ 74 (1981) 326f.). Кроме того, Ахмету приписывается некий астрологический трактат, датируемый концом VIII – началом IX в. (Riess E. // RE 1 (1894) 248).

Изд. Oneirocriticon, ed. Drexl F. Leipzig, 1925; The Oneirocriticon of Achmet, tr. by S.M. Oberhelman. Binghamton, 1989.

Лит. Drexl F. Achmets Traumbuch. Fresing, 1909; Idem. Studien zum Text des Achmet // BZ 33 (1933) 13–31.

 

АЭЦИЙ из Амиды, врач; род. в Амиде, расцв. ок. 530–560 гг. в Александрии и Константинополе. Аэций составил 16-томную энциклопедию по медицине, традиционно называемую «Четверокнижие» (Tetrabiblon) из-за ее четырех разделов. Энциклопедия изобилует цитатами из многих авторов греческой и римской античности; она начинается с краткого изложения теории фармацевтики, часто упрощая непонятные мысли Галена и Оривасия (Scarborough J. // DOP 38 [1984] 224–226). Энциклопедия продолжается сжатыми изложениями основ фармацевтики, диетологии, общей терапии, гигиены, кровопускания, слабительных средств, предвещающих симптомов, общей патологии, практическими обозрениями температуры и мочи, болезнями головы, офтальмологии, косметики и зубоврачебных знаний (кн. 1–8). Описание офтальмологии в энциклопедии – самое лучшее вплоть до эпохи европейского Просвещения (ср. Savage-Smith E. // DOP 38 [1984] 178–80). Остальные книги «Четверокнижия» – которые все еще ожидают современного издателя – содержат значительные изложения токсикологии и ядовитых живых существ (кн. 13), а также гинекологии и акушерства (кн. 16). Хотя по сравнению с Александром Тралльским, Павлом из Эгины и Оривасием, Аэций более заинтересован в теории медицины, чем в практике, и обладает более сухим стилем, его «Четверокнижие» обладает фундаментальной важностью из-за тщательного отбора античных авторитетов и трезвого смешения традиционных методов и современной ему теории медицины.

Изд. Libri medicinales, ed. A. Oliveri, 2 vols. Leipzig 1935; Berlin 1950. Ricci J.V., tr. Aetios of Amida: The Gynecology and Obstetrics of the VIth Century, A. D. Philadelphia – Toronto, 1950.

Лит. Bloch I. // HGM 1: 529–35. Hunger 1978/2: 294–96. Romano R. Per l'edizione dei libri medicinali di Aezio Amideno, III // Koinomia 8 (1984) 93–100.

 

БОЭЦИЙ (Anicius Manlius Severinus Boetius – Аниций Манлий Северин Боэций) – римский философ и писатель, родился ок. 480 г., умер в Тицине ок. 524 г. Родом из богатой консульской семьи, после смерти своего отца он воспитывался у Квинта Аврелия Меммия Симмаха. Возможно, Боэций учился в Александрии. Боэций был на службе у Теодориха Великого как консул (510 г.) и магистр оффиций (ок. 522 – 523 гг.) до своего вмешательства в судебное разбирательство дела о государственной измене, приведшего к его собственному осуждению, заключению и казни по тому же обвинению.

В тюрьме он написал трактат в пяти книгах в прозе и стихах под названием «Об утешении философией». Он представлял собой диалог между Боэцием и Философией, демонстрировавший в духе неоплатонизма, как душа может достичь видения Бога. Ныне принадлежащими ему признаются пять богословских трактатов, включая один о Троице и антинесторианской полемике (Mair J.R.S. // Maistor. P. 149–158). Это свидетельствует о том, что Боэций был безусловно христианином. Равно сведущий в греческом и латыни и практиковавшийся во многих жанрах, включая поэзию, он главным образом интересовался философией и переводами. Его план переложить на латынь всего Аристотеля и всего Платона никогда не был завершён, хотя ему удалось перевести некоторые сочинения первого. Вышеуказанные работы вместе с трудами по логике, математике и музыке помогли утвердить средневековую концепцию образования, представленную семью свободными искусствами («квадривиум» и «тривиум»). Некоторые его работы были впоследствии переведены на греческий Максимом Планудом и Мануилом Калекой (Pertusi A. // AIPHOS 11 (1951) 301–322), а также Прохором Кидонисом (Niketas D.Z. // Hellenika 35 (1984) 275–315).

Издания. PL 63–64. Philosophiae consolation, ed. L. Bieler. Turnhout, 1957. Греческий перевод Плануда – Boëce: De la consolation de la philosophie, ed. E.-A. Bétant. Geneva, 1871; переизд. Amsterdam, 1964. Nikitas D.Z. Einebyzantinische Übersetzung von Boethius' “De hypotheticis syllogismis”. Göttingen, 1982. The Theological Tractates, ed. H.F. Stewart, E. K. Rand. Cambridge, Mass., 1973, с англ. переводом. Боэций. "Утешение философией" и другие трактаты. Под общей ред. Г.Г. Майорова. М., 1990.

Лит. Boetius: His Life, Thought, and Influence, ed. by M. Gibson. Oxford, 1981. Boetius, hrsgb. von M. Fuhrmann, J. Gruber. Darmstadt, 1984. Chadwick H. Boetius: The Consolations of Music, Logic, Theology and Philosophy. Oxford, 1981. Shanzer D. The Death of Boetius and the “Consolation of Philosophy” // Hermes 112 (1984) 352–366. Lerer S. Boetius and Dialogue. Princeton, 1985.

 

ВАЛЬСАМОН, ФЕОДОР – знаток канонического (церковного) права. Род. в Константинополе между 1130 г. и 1140 г.; ум. после 1195 г. Вальзамон занимал высокую должность в церковной иерархии – вначале он был nomophylax и chartophylax патриарха, затем (примерно с 1185 г. и по 1190 г.) был патриархом Антиохии (хотя он и оставался в Константинополе). Исаак II думал избрать Вальзамона патриархом Константинополя, но в конце концов предпочел ему Досифея Иерусалимского (1189–91 гг.). Также Вальзамон был hegoumenos Влахерны (PG 104:975 A) и монастыря Zipon. Его основной труд – «Комментарий» (Exegesis) к Номоканону четырнадцати титулов. Этот труд был начат в 1170-х гг. и целью Вальзамона было не только дать пояснения к этому произведению, но и критически рассмотреть противоречивые и устаревшие места. В отличие от своих предшественников, Аристена и Зонары, Вальзамон снабдил свой комментарий большим количеством юридических документов, подлинники которых не сохранились. Его политические взгляды отличаются от взглядов Зонары – Вальзамон был верным сторонником императорской власти и поддерживал имперские амбиции Византии. Он защищал привилегии константинопольской патриархии и с этой точки зрения проанализировал «Константинов дар» (Павлов А. // ВВ 3 (1896) 21–29). Среди других его канонических работ есть трактат в защиту третьего брака. Повторные браки имели большое значение для аристократов, хотевших укрепить связи между кланами (Павлов A. // ВВ 2 (1895) 503–11). Вальзамон стремился усилить позиции хартофилакта и ослабить – протекдика. В 1195 г. он опубликовал ответы на канонические вопросы Марка III, патриарха Александрии (около 1195 г.). Также он писал письма и эпиграммы, которые являются для нас источником сведений о культурной жизни Византии. Как канониста, его критиковал Нил Кавасила (REB 32 (1974)  211–23).

Изд. Rhalles G.A., Potles M. Syntagma ton theion kai hieron kanonon. 6 vols. Athena, 1852–59, 2–4 или PG 137–38. Miller E. Lettres de Theodore Balsamon // Annuaire de l’association pour l’encouragement des études grecques en France 18 (1884) 8–19 (также Papazotos Th. // Trito symposio byzantines kai metabyzantines archaiologias kai technes. Athena, 1983, 70). Horna K. Die Epigramme des Theodores Balsamon // WS 25 (1903) 178–204.

Лит. Stevens G.P. De Theodoro Balzamone. Rome, 1969. Нарбеков В. Номоканон константинопольского патриарха Фотия с толкованием Вальсамона. Казань, 1899. Christopilopoulos A. He schesis ton kanonon pros tous nomous kai ho Theodoros Balsamon // EEBS 21 (1951) 69–73.

 

ВАРЛААМ ИЗ КАЛАБРИИ, богослов; род. в Семинаре, Калабрия, ок. 1290 г., ум. в Авиньоне? в июне 1348 г. (Pertusi A. // ItMedUm 3 (1960) 108 n. 1). Родился в южной Италии в православной семье, стал монахом еще в юности. В 1330 г. переехал в Константинополь, где был игуменом монастыря Акаталептос до 1341 г. В качестве доверенного лица Андроника III представлял православие в переговорах об унии в Константинополе, а в 1339 г. был послом императора при дворах Неаполя и Парижа. Яркий мыслитель, но дерзкий и амбициозный, Варлаам в сер. 30 гг. XIV в. вступил в полемику с исихазмом как в сфере богословия, так и в сфере молитвенных практик; обвинил Григория Паламу в мессалианизме; утверждал, что свет богоявления (на горе Фавор) тварен, а не вечен. Его неумеренная критика мистических практик афонских монахов (которых он именовал «omphalopsychoi» – «пуподушниками») породила споры о паламизме, расколовшие византийскую церковь более чем на десятилетие. Поместный собор Константинополя 1341 г. (см. Константинополь, соборы) осудил Варлаама и повелел сжечь его анти-исихастские сочинения. После этого Варлаам вернулся на запад, обратился в католичество в Авиньоне в 1342 г. и стал епископом Герасы в Калабрии (1342–48). В Авиньоне Варлаам познакомился с Петраркой, с которым позже занимался греческим. В 1351 г. был предан анафеме православной церковью.

Одинаково хорошо владея латынью и греческим, Варлаам оставил сочинения на обоих языках. Большинство его анти-паламитских сочинений (за исключением писем и неизданного диалога с Григорием Акиндином) были уничтожены, так что его взгляды известны главным образом по опровержениям противников. Сохранились его антилатинские трактаты об исхождении св. Духа и главенстве папы (двадцать один трактат), в большинстве своем неизданные. Варлаам интересовался астрономией, писал сочинения о солнечных затмениях и астролябии.

Изд. PG 151:1255–82, 1301–64. Epistole greche. Ed. G. Schirò. Palermo, 1954. Epistole a Palamas. Ed. A. Fyrigos. Roma, 1975 (с ит. пер.). Traités sur les eclipses de soleil de 1331 et 1337. Ed. J. Mogenet, A. Tihon. Louvain, 1977 (с фр. пер.). Полный список см. Tusculum-Lexikon 102.

Лит. Schirò G. Ho Barlaam kai he philosophia eis ten Thessaloniken. Thessalonike, 1959. Podskalsky 1977: 126–94. PLP n. 2284. Sinkewicz R.E. The Doctrine of the Knowledge of God in Early Writings of Barlaam the Calabrian // MedSt 44 (1982)  181–242. Leone P. Barlaam in Occidente // Studi in onore di Mario Marti. Lecce, 1981, 427–46. Fyrigos A. Barlaam Calabro tra l’aristotelismo scolastico e il neoplatonismo bizantino // Il Vetro 27 (1983) 185–95.

 

ВИЛЬГЕЛЬМ ИЗ МЁРБЕКЕ (Moerbeke), фламандский доминиканец и переводчик с греческого на латынь; род. примерно между 1220 и 1235 гг., ум. в Италии? до 26 октября 1286 г. Некоторые из своих переводов Вильгельм выполнил в Византии: он был в Никее 24 апреля 1260 г., когда закончил перевод Александра Афродисийского и в Фивах 23 декабря 1260 г., когда закончил перевод трактата Аристотеля «О частях животных». С ноября  1267 по декабрь 1277 г. Вильгельм был в Италии: к 1272 г. он стал папским капелланом и выступал за объединение с византийской церковью на Втором Лионском соборе в 1274 г. В апреле 1278 г. он стал латинским архиепископом Коринфа; именно здесь он выполнил перевод трех трактатов Прокла (февраль 1280). К январю 1284 г. он снова вернулся в Италию (Paravicini Bagliani A. // AFP 52 [1982] 135–43). Вполне вероятно, что ценное собрание греческих рукописей, приобретенных им в Византии, оказалось в папской библиотеке (Paravicini Bagliani A. // ItMedUm 26 [1983] 27–69, и Jones 1986). В общей сложности Вильгельм перевел и отредактировал уже существующие переводы нескольких дюжин книг, в том числе трудов Аристотеля и его комментаторов, Архимеда, Герона и Галена. Буквалистский метод Вильгельма и многочисленные греческие глоссы в его переводах особенно ценны в тех случаях, когда греческий текст того или иного сочинения дошел до нас частично либо полностью утрачен. Во многих случаях его переводы помогают прояснить текстуальную традицию известных греческих трактатов.

Изд. см.: Minio-Paluello L. // DSB 9: 434–40. Kaeppeli T. Scriptures ordinis praedicatorum medii aevi, vol. 2. Rome, 1975: 122–29.

Лит. Grabmann M. Guglielmo de Moerbeke O.P., il traduttore delle opere di Aristotele. Rome, 1946.

M.MкК.

 

ВИССАРИОН – греческий эмигрант, ученый, богослов в Италии, кардинал (1439–1472 гг.), номинальный латинский патриарх Константинополя с 1463 г.; после крещения получил имя Иоанн; родился в Трапезунде в 1399/1400(?) г., ум. в Равенне 18 ноября 1472 г. Учился в Константинополе и Мистре вместе с Иоанном Хортасменом (Chortasmenos), Георгием Хризококком (Chrysokokkes), и Гемистом Плифоном (Gemistos Plethon). В 1423 г. он стал монахом, затем – дьяконом, священником и игуменом монастыря Св. Василия в Константинополе. Назначенный в 1437 г. митрополитом Никеи, он участвовал в Ферраро-Флорентийском Соборе в качестве лидера партии, стоящей за союз с римской Церковью. В 1439 г. он перешел в католичество и стал кардиналом. После этого краткого возвращения в Константинополь, он проводит всю оставшуюся жизнь в Италии. Виссарион занимал многие высокие церковные должности, он был папским послом, и дважды, выдвигался кандидатом на папский престол (в 1455 г. и в 1471 г.). Никогда не забывая о своих греческих корнях, он активно, хотя и безуспешно, выступал за крестовый поход против турок.

Свой основной вклад Виссарион внес как ученый; он оставил много работ на греческом и латинском языках, обладая прекрасным знанием последнего. Во время пребывания в Византии он написал несколько богословских сочинений в защиту союза Церквей, где опровергал мнения православных ученых, таких как Марк Евгеник. Кроме того, он был автором многочисленных речей и энкомиев, включая панегирик его родному Трапезунду (ed. О. Lampsides // ArchPont 39 (1984) 3–75), написанный предположительно в 1436–1437 гг. Он подробно рассказал о морской мощи города, о высокой степени подготовленности его войск и о могущественных укреплениях. В речи также описывался план города, особенно положение императорского дворца и процветающего торгового и промышленного квартала этого «центра ойкумены» или «рынка всего мира».

В Риме Виссарион возглавил академию, где производились новые и/или более точные переводы древних греческих авторов. Тогда же он стал энергичным собирателем греческих рукописей, которые он в конце концов (в 1468 г.) завещал Венеции, где они стали ядром Библиотеки Марка (Biblioteca Marciana). Виссарион и сам переписывал некоторые манускрипты (H.D. Saffrey // ST 233 (1964) 263–297). В спорах, разгоревшихся в середине XV в. вокруг Платона и Аристотеля, он занял умеренную позицию, хотя и написал на греческом объемный труд «Против порицающего Платона», где он нападал на крайние аристотелевские взгляды Георгия Трапезундского. Виссарион был покровителем греческих эмигрантов, в частности, Теодора Газеса (Gazes) и Михаида Апостола, который впоследствии написал надгробную речь Виссариону (PG 161:cxxvii-cxl).

Изд. PG 161:137-744. Against the Calumniator of Plato, ed. L. Mohler, infra, vol. 2. Список изд. можно найти в Tusculum-Lexicon 121f.

Лит. Mohler L. Kardinal Bessarion als Theologe, Humanist und Staatsmann, 3 vols. Paderborn, 1923–1942. PLP, n. 2707. Gill, Personalities 45-54. Labowsky L. Bessarion's Library and the Biblioteca Marciana. Rome, 1979. Miscelanea Marciana di studi Bessarionei. Padua, 1976.

 

ВЛЕММИД, НИКИФОР, учитель и писатель Никейской империи; род. в 1197 г., ум. в Эфесе ок. 1269 г. Сын врача, Влеммид (Blemmydes, Blemmides) переехал ок. 1204 г. вместе со своими родителями из занятого латинянами Константинополя в Вифинию, где занялся своим образованием (включая 7 лет изучения медицины) до возраста в 26 лет. Его последующая церковная карьера была начата патриархом Германом II, который быстро продвигал Влеммида, назначив на должности чтеца, дьякона и логофета (1224–1225 гг.). Десять лет спустя Влеммид принял монашеский постриг, сохранив свое имя и ок. 1237 г. был назначен игуменом монастыря Григория Чудотворца в Эфесе. В 1241 г. он основал собственный монастырь недалеко от Эфеса. Попытки Влеммида добиться его независимости, однако, не увенчались успехом, поскольку его монастырь стал подворьем монастыря Галесия (Galesios) ок. 1273 г.

Хотя Влеммид был знаменит своей ученостью, он приобрел основную известность как учитель. Его самыми известными учениками были Георгий Акрополит, которого он обучал философии, и Феодор II Ласкарис. В связи со своими учительскими обязанностями, Влеммид совершил путешествия на Афон, в Фессалонику, Лариссу и Охрид в поисках книг (1239–1240 гг.) и написал конспекты по логике и физике (PG 142: 685–1320). По большинству описаний Влеммид был неуживчивым человеком, он оставил «Пристрастное повествование» (1264 и 1265 г.), автобиографию из двух частей, содержащую агиографическте элементы (J.A. Munitiz, в Byz. Saint, 164–168), в которой делает попытку оправдать свою жизнь. Другие сохранившиеся труды Влеммида включают «Статую императора», «Зеркало принцев» для Феодора II (которую Георгий Галесиот/Galesiotes и Георгий Инэот/Oinaiotes пересказывают в XIV в.), случайные стихи, аскетические работы и фрагменты типикона (J.A. Munitiz, REB 44 [1986] 199–207).

Изд. Autographia sive curriculum vitae, ed. J.A. Munitiz (Turnhout-Leuven 1988). Англ. пер. J.A. Munitiz, A Partial Account (Leuven 1988). Curriculum vitae et carmina, ed. A. Heisenberg (Leipzig 1896). Hunger-Ševčenko, Blemmydes, особ. 13–18, 43–147. Gegen die Vorherbestimmung er Todesstunde, ed. W. Lackner (Leiden 1985) c нем. пер.

Лит. I. Ševčenko, “Nicéphore Blemmydès, Autobiographies (1264 et 1265),” La Civiltá bizantina dal XII al XV secolo (Rome 1982) 111–137. Hunger, Lit. 1:163f, 166f; 2:42, 243.

 

ВРИЕННИЙ, МАНУИЛ, византийский ученый и возможно теоретик музыки; жил в Константинополе ок. 1300 г.. Хотя и далекий от академических кругов, он учил математике, астрономии и, вероятно, музыке политического деятеля Феодора Метохита (в дидактической поэме Метохита упомянут этот факт). Математические и астрономические учения Вриенния отражены  в письме к Максиму Плануду и вошли в состав схолий к рукописям «Альмагеста» Птолемея.

Единственное сохранившееся произведение, приписываемое Мануилу, – трехтомная «Гармоника» – основана на античной греческой традиции. Однако автор трактует материал достаточно независимо и делает выводы, выходящие за пределы своих источников. Наиболее важным источником для Вриенния является неопифагорейская нумерологическая теория музыки (скорее фактическая ее составляющая, нежели метафизическая). В число иных источников входят Никомах из Герасы, Аристид Квинтилиан, Теон Смирнский и, прежде всего, Птолемей с его теорией восьми тонов (tonoi), «нюансов»  тетрахорд, монохорда и ее деление.

Кроме того, Вриенний активно использует труды эмпирической школы Аристоксена (IV в. до н.э.). Первый раздел его труда по большей части основан на произведениях этой школы, в то время как второй – на сочинениях неопифагорейцев, а в заключение приводится сопоставление  деления тетрахорд. В третьем разделе пифагорейская и аристоксеновская традиции объединяются, и сочинение заканчивается теорией сочинения мелодий. В одном разделе речь идет о византийских церковных гласах, которые связываются с античной системой транспозиций (tonoi, tropoi); этот раздел иллюстрируется примерами из музыкальной практики времени Вриенния.

Трактат Вриенния – это наиболее полная из дошедших до нас кодификаций византийской музыкальной науки. Он свидетельствует о росте интереса к математике в ранний палеологовский период и вносит вклад в повторное открытие для современников античной музыкальной теории. Этот труд высоко ценили как в поздней Византии, так и в Италии в период Возрождения: до нас дошло 46 рукописей, датируемых периодом до 1600 г., а также два ранних латинских перевода  (1497 г. и 1555 г.).

Изд. Wallis J. Ed. Opera mathematica, vol. 3. Oxford, 1699: 357–508.

Лит. Reimann H. Zur Geschichte und Theorie der byzantinischen Musik, 4: Die Theorie des Manuel Bryen­nios // Vierteljahrsschrift für Musikwissenschaft 5 (1889) 335–344, 373–395. Jonker G.H. The Harmonies of Manuel Bryennios. Groningen, 1970. PLP, 3260.

 

ГАЛЕН – римский врач и философ; род. в Пергамоне в 129 г., ум. в Риме (?) ок. 210 г. Влияние этого автора на византийскую литературу по медицине было исключительно велико. Его адаптация гиппократовского учения о четырех жидкостях, использование учений Платона, Аристотеля и стоиков, и создание ни их основе всеобъемлющей медицинской теории обусловили его значение в качестве базового источника для всех византийских медиков начиная с Оривазия и до Иоанна Актуария. Первый из этих авторов составил свод учения Галена. Сохранившиеся части корпуса его сочинений представляют собой пример сопоставления основных элементов медицины Галена с современной автору медицинской практикой. Подобная же тенденция наблюдается затем в медицинских энциклопедиях Аэция из Амиды, Александра Тралльского и Павла из Эгины. Однако лучшие византийские врачи не ограничивались выдержками из «утраченных» авторитетов, представленных у Галена, но предпочитали вновь и вновь обращаться к оригинальным текстам (если они были еще доступны) и помещать их в контекст произведений самого великого пергамского врача. Оривазий, к примеру, непосредственно работал с Materia Medica Диоскорида и впервые на основании этого сочинения составил греческий алфавитный список лекарств, который лег в основание многочисленных греческих, латинских и арабских текстов «Диоскорида». Использование Оривазием Галена наряду с Диоскоридом послужило примером для почти всех позднейших византийских энциклопедистов. Галена читали не только профессиональные врачи, но и такие византийские интеллектуалы, как Никита Хониат. Его имя было достаточно популярным для того, чтобы стать комической фигурой в «Тимарионе». К XIIIXIV в. Гален стал бесспорным авторитетом в области медицины для греческих, латинских и арабских авторов (см. также Болезнь). Квази-монотеизм его философской системы (в особенности ясный в таких трудах как «Об использовании частей тела») позволил с легкостью адаптировать его позицию к христианским и исламским канонам.

Изд. Opera omnia, ed. C. Kuhn, 20 vols. Leipzig, 1821–33. Подробнее см. Leitner H. Bibliography to the Ancient Medical Authors. Bern, 1973: 18–40. Scarborough J., ed. Society for Ancient Medicine Newsletter, nos. 3–13. Lexington, Ky., 1978–1985.

Лит. Temkin O. Galenism. Ithaca, N.Y., 1973: 51–94. Scarborough J. The Galenic Question // Sudhoffs Archive 65 (1981) 1–31.

 

ГЕННАДИЙ II СХОЛАРИЙ – теолог и константинопольский патриарх (6 января 1454–56, 1463, 1464–65). При крещении получил имя Георгий. Род. в Константинополе ок. 1400–1405 гг. Ум. на св. горе Меникеон ок. 1472 г. Иногда он называется по имени Куртез (Kourteses), возможно по матери. Учился у Марка Евгеника, Иоанна Хортасмена и Иосифа Вриенния, преподавал логику и физику в Константинополе. К 1438 г. он уже был didaskalos, senator и krites katholikos. Присутствовал на соборе в Ферраре–Флоренции, где занял униатскую позицию. Однако к 1444 г. он стал противником Унии церквей и, вслед за своим учителем Евгеником, возглавил партию противников унии. Затем он был низложен (в 1446–47 гг.) и ок. 1450 г. стал монахом в Харсианитском монастыре. Был захвачен в плен турками в 1453 г. После освобождения трижды становился патриархом. Он пытался найти взаимопонимание с турецкими властями, настаивал на политике oikonomia в отношении нарушения (infraction) канонов, и надеялся на духовное возрождение православия. В промежутке между служением в качестве патриарха, он удалялся в монастырь Продрома ок. города Серрес. Именно здесь он умер и был похоронен.

Геннадий знал латынь и восхищался сочинениями Фомы Аквината, произведения которого комментировал и переводил на греческий. Он защищал Аристотеля от нападок Плифона, и стремился соединить схоластическую философию и томистское толкование Аристотеля с византийским богословием (Podskalsky G. // Theologie und Philosophie 49 (1974) 305–23). Среди его многочисленных сочинений особо выделяются трактат против унии, изложение христианской веры для Мехмеда II (Papadakis A. // Byzantion 42 (1972) 88–106), а также сочинения о божественном Провидении, судьбе и происхождении человеческой души.

Изд. Oeuvres completes, ed. L. Petit, X.A. Sidéridès, M. Jugie, 8 vols. Paris, 1928–36.

Лит. Turner C.J. The Career of George-Gennadius Scholarius // Byzantion 39 (1969) 420–55. Zeses Th. Gennadios B' Scholarios. Bios-Syngrammata-Didaskalia. Thessalonike, 1980; corr. Podskalsky G. // BZ 77 (1984) 58–60.

 

ГЕОРГИЙ ИЗ ПИСИДИИ – поэт. Род., вероятно, в Антиохии Писидской, ум. между 631 и 634 гг. Георгий служил дьяконом, skeuophylax и referendarios в Св. Софии в Константинополе. Его приверженность христианству и стилистические инновации (использование ямбического триметра в эпической поэзии, что оказалось первым шагом к созданию политического стиха) позволяют считать его творчество важной вехой на пути формирования византийской поэзии. Пселл даже сравнивал его с Еврипидом (Dyck A.R. Michael Psellus: The Essays on Euripides and George of Pisidia. Wien, 1986: 25–74). В своем главном эпическом сочинении он восхваляет Ираклия в связи с победой над персами и аварами. Достоинства императора возвеличиваются, преподносятся следующими после божественных. В тексте допускаются фантастические мотивы (Fredo J. // Orpheus 22 (1975) 49–56). Речь и тематика произведений Георгия сочетают в себе светское и духовное, а классические мотивы соседствуют с библейскими. Френдо (с. 186) хвалит его «удивительную изощренность и интеллектуальную тонкость».  Георгий прославлял также патриарха Сергия I и Бона патрикия. Лучшими образцами религиозной поэзии Георгия считаются стихотворное описание шести дней творения (которое было переведено на церковнославянский язык) и сочинение «О тщете жизни», написанное гекзаметром. Примечательны также гимн на Воскресение Христово и полемическое сочинение против Севера Антиохийского. Его краткие сочинения на светские и религиозные темы следовали традиции эллинистических эпиграмм, и внесли вклад в развитие этого жанра в Византии.

Изд. Poemi, ed. A. Pertusi. Ettal, 1959. Carmina inedita, ed. L. Sternbach // WS 13 (1891) 1–61; 14 (1892) 51–68. Hexameron – ed. R. Hercher // Claudii Aeliani varia historia. Leipzig, 1866/2: 603–62. Шестоднев Георгия Писиде и ньегов словенски перевод, изд. Н. Радошевич. Белград, 1979.

Лит. Frendo J. The Poetic Achievement of George of Pisidia // Maistor 159–87. Bianchi G. Note sulla cultura a Bisanzio all’inizio del VII secolo in rapporto all’ ‘Esamerone’ di Giorgio di Pisidia // RSBN 2–3 (1965–66) 137–43.

 

ГЕОРГИЙ ХИРОВОСК (Choiroboskos) – грамматик, дьякон и хартофилакт Св. Софии в Константинополе. Жил в начале IX в. и более всего известен в качестве учителя. В заголовках некоторых из его произведений он называется oikoumenikos didaskalos (см. didaskalos). Основными его произведениями являются пространный комментарий на грамматический «Канон» о правилах склонения и спряжения Феодосия Александрийского (IVV вв.), комментарий на грамматику Аполлония Дискола (II в.), Геродиана, Диониия Фракийца, сохранившиеся только фрагментарно. Кроме того, ему принадлежат трактат по орфографии, также сохранившийся только фрагментарно, комментарий на Encheiridion Гефестия Александрийского (II в.), Эпимеризмы или грамматический анализ Псалмов, и трактат о поэтических фигурах. Сухие и детальные трактаты Хировоска сыграли важнейшую роль в процессе распространения и адаптации античной грамматической доктрины в Византийском мире. Трактат о поэтических фигурах был переведен на старославянский, вероятно в Преславе ок. 900 г., и этот перевод вошел в Изборник 1073 г., скопированные для киевского князя Святослава Ярославича. Эпимеризмы на Псалмы использовались в школах в середине X в. Евстафий Фессалоникийский часто цитирует Хировоска в качестве авторитетного источника. Грамматики эпохи Ренессанса нашли в его сочинениях массу информации о литературном греческом.

Изд. Комментарий на Феодосия // Grammatici Graeci, ed. A. Hilgard. Leipzig, 1894, 1.103–417, 2.1–371. Tusculum-Lexikon 115.

Лит. Lemerle 1986: 87f. Böhler W., Theodoridis Ch. Johannes von Damaskos termonus post quem für Choiroboskos // BZ 69 (1976) 397–401. Egenolff P. Die orthoepischen Stücke der byzantinischen Litteratur. Leipzig, 1887. Egenolff 1888.

 

ГЕФЕСТИОН ФИВАНСКИЙ, астролог; род. в Фивах в Египте 26 ноября 380 г. Ок. 415 г. Гефестион завершил одно из самых важных изложений классической астрологии, из тех, что были доступны византийцам – «Апостелесматика» или «Астрологические действия». Изложение состоит их трех книг: первая об определениях и небесных знамениях, вторая – о генефлиологии, а третья – о катархической астрологии. Гефестиона никак нельзя назвать оригинальным мыслителем – он, скорее, копирует или излагает более ранние тексты, некоторые из которых дошли до нас на греческом языке (напр., Птолемей), некоторые в арабских переводах (наиболее важный из них – Дорофей Сидонский), но большая часть известна лишь из других цитат в астрологической литературе (напр., Петосирис, Гиппарх, Критодим, Фрасилл и Антигон Никейский).

Та важность, которую византийцы уделяли труду Гефестиона, проявляется в существовании четырех извлечений, два из которых были сделаны ок. 1000 г., а последний – в Школе Иоанна Аврамия в конце XIV в.

Изд. Pingree D. Ed. Apotelesmatica, 2 vols. Leipzig, 1973–1974.

 

ГРИГОРА, НИКИФОР – ученый эрудит и историк; родился в Гераклее Понтийской ок. 1290/1 г. (Grecu V. // BSHAcRoum 27 [1946] 56–61) или в 1293/4 г. (Beyer H.-V. JÖB 27 [1978] 129f), умер в Константинополе между 1358 и 1361 гг. Осиротев в детстве, Григора (Gregoras) получил начальное образование у своего дяди Иоанна, епископа Гераклеи. В возрасте 15 лет он отправился в Константинополь изучать логику и риторику к будущему патриарху Иоанну XIII Глике, а философию и астрономию – к Феодору Метохиту. Он встал на сторону Андроника II во время гражданской войны 132128 гг., однако впоследствии нашел поддержку у Андроника III. Григора стал приверженцем Иоанна VI Кантакузина во время Гражданской войны 134147; однако с 1347 г., когда он сменил Акиндина в качестве лидера антипаламитской партии, удача ему изменила. В скором времени после принятия монашеского обета, он был осужден и подвергнут анафеме на поместном соборе в Константинополе в 1351 (см. Константинополь, соборы) и помещен под домашний арест. После смерти его тело волочили по улицам столицы.

Григора был одним из наиболее разносторонних ученых своего времени. Расположившись в монастыре Хора, где он держал школу и имел в своем распоряжении библиотеку Метохита, он написал агиографические произведения (включая жизнеописания Михаила Синкелла, Феофано, жены Льва VI; и Иоанна из Гераклеи), труды по риторике и теологические трактаты (направленные против Григория Паламы). Его диалог «Флорентий, или О мудрости», дискуссия между Григорой и Варлаамом Калабрийским, удачно имитирует платоновский стиль. Кроме того он вел обширную переписку, написал трактат об устройстве астролябии, вычислял затмения; его предложения по реформе календаря и исчислении даты Пасхи не были приняты, однако предвосхитили григорианскую реформу 1582 г.

Важнейшей работой Григоры была его Rhomaike Historia в 37 книгах. Она посвящена периоду между 12041359 гг. и отличается строго аналитическим представлением материала. Он подробно описывает события своего времени, уделяя особое внимание церковным спорам. Григора отверг детерминистический подход в объяснении исторических событий, утверждая, что Бог не ответственен за злые дела людей, хотя и может предвидеть будущее. (Kazhdan A. // Byzantion 50 [1980] 320, 324f). Хотя эта история сочинялась в течение многих лет и не была отредактирована самим автором, она представляет собой очень важный источник сведений о событиях первой половины XIV в., дополняя воспоминания Кантакузина.

Изд. Byzantina Historia, eds. L. Schopen, I. Bekker, 3 vols. Bonn, 1829–1855. Dieten J.L. van. Nikephoros Gregoras. Rhomäische Geschichte. Bd. 1–3. Stuttgart, 1973–88. Nicephori Gregorae Epistulae, ed. P.A.M. Leone, 2 vols. Matino, 1982–83. Nikephoros Gregoras Antirrhetika I, ed. H.-V. Beyer. Wien, 1976. Fiorenzo o intorno alla sapienza, ed. P.A.M. Leone. Naples, 1975. Полный список см.: Tusculum-Lexikon 299–302.

Лит. Guilland R. Essai sur Nicéphore Gregoras. Paris, 1926. Hunger 1978/1: 453–65; 2: 191f. PLP n. 4443. Beyer H.-V. Nikephoros Gregoras als Theologe und sein erstes Auftreten gegen die Hesychasten // JÖB 20 (1971) 171–88. Moutsopoulos E. La notion de ‘kairicité’ historique chez
Nicéphore
Gregoras // Byzantina 4 (1972) 205–13. Закржевская О.Г. Концепция патриотизма Никифора Григоры //АДСВ (1977) 8595.

 

ДАВИД ФИЛОСОФ, ученик Олимпиодора во второй половине VI–го в. в Александрии; греческие источники приписывают ему «Введение в философию» и «Комментарий на Введение Порфирия». Однако, согласно армянской традиции, Давид «Непобедимый» Философ считался учеником Месропа Маштоца. Средневековые описания его защиты армянского православия против Халкидонского Собора стали легендарными. Ему также приписывают армянские переводы двух выше названных греческих работ, греческих комментариев на «Категории» и «Аналитики» Аристотеля. Определенно, армянские переводы этих основополагающих философских текстов были чрезвычайно важны для становления армянской философии. Многочисленные армянские комментарии на «Пролегомены», или «Определения и части философии», были написаны в XIIIXIV вв.

Изд. Греческие тексты в CAG 18.2, ed. Busse A. Армянский текст «Пролегомен» –Kendall B., Thomson R. Definitions and Divisions of Philosophy by David the Invincible Philospher. Choco, Calif., 1983, с анг. пер. Давид Анахт. Сочинения. Изд. подгот. С.С. Аревшатян. М., 1975.

Лит. David Anhaght’ the ‘Invincible’ Philosopher, ed. A.K. Sanjian (Atlanta 1986). Юзбашьян К.Н. Давид Непобедимый и его время. // ВИ 5 (1980) 101–10.

 

ДАМАСКИЙ (Damaskios), или Дамаский Диадох, последний схоларх Афинской академии; род. в Дамаске ок. 460? г., ум. после 538 г. Дамаский учился и преподавал риторику в Александрии, известно, что он изучал Платона под руководством Аммония. Переехав в Афины, изучал несколько предметов, включая математику, у Марина. Впоследствии возглавил неоплатоническую школу. Спустя некоторое время после закрытия Юстинианом Академии в 529 г., эмигрировал вместе с шестью странствующими собратьями-философами в Персию, жил при персидском дворе. Вскоре разочаровавшись, они вернулись на византийскую землю в 532 г., при условии, что им сохранят личную свободу и право выражать свое мнение. Написанная  в Эмесе эпиграмма показывает, что Дамаский был еще жив в 538 г. Принадлежащее Дамаскию жизнеописание его коллеги Исидора, может быть реконструировано из фрагментов у Фотия (Bibl., cods. 181, 242) и  Суды. Из его платоновских комментариев, целиком сохранился комментарий на «Филеб», комментарии же на «Парменид» и «Федон» – лишь частично. Сохранился также трактат «О первых началах». Несколько утраченных работ включают четыре книги mirabilia, написанные, по оценке Фотия,  кратко и хорошо в сравнении с другими подобными сочинениями. Литературная многогранность Дамаския продолжает традиции Второй софистики, тогда как смесь науки и суеверия типична для позднего Неоплатонизма.

Изд. Vitae Isidori reliquiae, ed. C. Zintzen. Hildesheim, 1967. Dubitationes et solutions de primis principiis, in Platonis Parmenidem, ed. C.E. Ruelle, in 2 vols. Paris, 1889. Problème et solutions touchant les premiers principes, tr. A.E. Chaignet, in 3 vols. Paris, 1898. Traité de premiers principes, I: De l’ineffable et de l’un, ed. L. Westerink, фр. пер. J. Combes. Paris, 1986. The Greek Commentaries on Plato’s Phaedo, vol. 2, ed. L.G. Westerink. Amsterdam, 1977, с анг. пер. Дамаский. О первых принципах. Пер. Л.Ю. Лукомского. СПб., 2000.

Лит. Westerink, Prolegomena xixii, xvxviii. Strömberg R. Damascius: His Personality and Significance // Eranos 44 (1946) 175–92.

 

ДИОНИСИЙ МАЛЫЙ (Dionysius Exiguus), – христианский ученый; ок. 500 –  550 г. Дионисий был монахом (по некоторым источникам – настоятелем), родом из Скифии. Большую часть жизни провел в Риме. Кассиодор сообщает, что латинский эпитет Еxiguus (Малый) он принял из смирения. Необычайный интерес к Хронологии Пасхи привел Дионисия к его главному достижению – первому расчету исторических событий с Рождества Христова, а не с начала эры Диоклетиана (284 г.). При этом 753–754 г. a.u.c. (ab urbe condita, – от основания Рима) Дионисий отмечает как год Воплощения Христа. Дионисий также собрал первое точное собрание документов по каноническому праву, включая переводы греческих законов. Похвальное желание примирить Восточную и Западную церковь побудило его к переводу некоторых важных текстов на латинский язык, таких как: «О создании человека» Григория Нисского, «Книга к армянам» Прокла, патриарха Константинопольского.

Изд. PL 67: 9–520. Die Canonessammlung des Dionysius Exiguus / ed. A. Strewe. Berlin–Leipzig, 1931. La vie latine de Saint Pachome, ed. H. van Cranenburgh. Brussels, 1969.

Лит. Grumel V. La Chronologie. Paris, 1958, 224f, 227. Peitz W.M. Dionysius Exiguus Studien. Berlin, 1960. Shäferdiek 1963: 353–368. Munier C. Sacris erudiri. 1963, t. 14, 236–250. Wurm H. Studien und Texte zur Dekretalensammlung des Dionysius Exiguus. Bonn, 19391, Amsterdam, 19642.

 

ДИОНИСИЙ ФРАКИЙСКИЙ (Dionysios Thrax) – греческий  грамматик и ученик Аристарха, чью работу по гомеровской филологии он продолжил; род. в Александрии ок. 170 г., ум. ок. 90 г. до н.э. Его «Грамматика» (Techne grammatike) – самая ранняя из дошедших до нас систематических обработок по этой теме и при этом единственная из книг эллинистических ученых, которая дошла до нас в виде, близком к оригиналу. Она суммирует долгую лингвистическую традицию эпохи эллинизма. «Грамматика», состоящая, главным образом, из групп определений, иногда проиллюстрированных примерами, основана не на изучении разговорного языка, а на анализе произведений поэтов и писателей. Она имеет дело с просодией, фонологией (см. Фонетика и Фонология), частями речи и морфологией, но не с синтаксисом. Сжатость и ясность сочинения Дионисия гарантировали ему успех более чем на 1000 лет. Книга обросла многочисленными комментариями: некоторые из них были работами отдельных авторов, таких как, например, Георгий Хировоск или Гелиодор; другие же представляли собой компиляции вроде катенов. «Грамматика» Дионисия послужила моделью для латинских работ Варрона, Реммия Палемона и позднейших ученых. Она была переведена на армянский и сирийский язык; причем к структуре последнего была плохо адаптирована. Армянская версия в свою очередь послужила основой для нескольких комментариев (см. Adontz N. Denys le Thrace et les commentaires arméniens. Louvain, 1970). Сочинение Дионисия сильно повлияло на изучение языка в эпоху Ренессанса, несмотря на то, что в 13 веке в византийском мире в качестве учебников его заменили «Эротемата» (Вопросы) Мануила Мосхопула и сходные грамматические пособия. Современная европейская грамматическая терминология во многом основана на сочинении Дионисия.

Изд. Dionysii Thracis Ars grammatica / ed. G. Uhlig. Leipzig, 18831; Hildesheim, 19652. Hilgard A. Scolia in Dionysii Thracis Artem grammaticam. Leipzig, 19011; Hildesheim, 19652

Лит. Pfeiffer R. History of Classical Scholarship: From the Beginning to the End of the Hellenistic Age. Oxford, 1968: 266–272. Fuhrmann M. Das systematische Lerhbuch: Ein Beitrag zur Geschichte der Wissenschaft in der Antike. Göttingen, 1960: 29–34. Hoerschelmann W. De Dionysii Thracis interpretibus veteribus. Leipzig, 1874.

 

ДИОСКОРИД – греческий врач и фармаколог, автор работ по фармакологии и целебным травам. Его De material medica стала фундаментальным медицинским и фармакологическим трактатом в Византии; многочисленные врачи комментировали этот текст и иногда высказывали свои возражения (Riddle J.M. // DOP 38 (1984) 95–102).

Трактат сохранился по крайней мере в десяти иллюстрированных рукописях. Древнейшая из них (Wien, ÖNB med. gr. 1) является самой богато иллюстрированной византийской рукописной научной книгой, с 498 иллюстрациями в полный лист в алфавитном порядке (в отличие от оригинала самого автора). В ней содержатся также изображения змей, насекомых, пауков, скорпионов, различных животных и птиц, для иллюстрации парафразов «Theriaka» Евтекния, «Alexipharmaka» Никандра, «Ornithiaka» Дионисия из Филадельфии и других подобных сочинений. Из пяти фронтисписов на одном изображены великие медики древности, а другой изображает Аницию Юлиану, дочь императрицы Галлы Плацидии, окруженную персонификациями и просыпающую золото на копию книги. Изрядно стертый акростих в орнаменте в виде восьмигранника можно прочитать (Premerstein A. // JbKSWien 24 (1903) 105–24) как выражение благодарности Юлиане от Honoratai (или Onoratoi), города близ Константинополя, за построенную на ее средства церковь. По краям восьмигранника изображены мастера, строящие церковь, которая, согласно Феофану Исповеднику была построена в 512 г. Добавочные маргиналии указывают на то, что венская рукопись была у латинян со времен четвертого крестового похода.  В XIV и XV в. греческие монахи из монастыря св. Иоанна Продрома в Петре оставили многочисленные пометки в книге. Среди них был Натаниил, врач расположенного поблизости госпиталя, основанного Стефаном Урошом Душаном. В 1406 г. Натаниил попросил Иоанна Хортасмена восстановить и переплести рукопись; Хортасмен частично переписал текст, написанный унциалом, и добавил, минускулом, названия лиц и растений. В 1422–3 гг. рукопись все еще была в библиотеке Продрома. После 1520 г. она перешла в руки еврейского врача Сулеймана Великолепного и затем приобретена Карлом V.

Богатая копия венской рукописи была выполнена в X в. (New York, Morgan Lib. 652). Роман II примерно в это же время послал ее в Кордову местному халифу.

Изд. Pedanii Dioscuridis Anazarbei De material medica, ed. M. Wellmann, t. 1–3. Berlin, 1906–14. Факсимиле и комментарий: Gerstinger H. Dioscurides: Codex Vindobonensis Med. Gr. 1 der Österreichischen Nationalbibliothek, Bd. 1–2. Graz, 1965–70. Mazal O. Pflanzen, Wurzeln, Säfte, Samen. Antike Heilkunst in Miniaturen des Wiener Dioskurides. Graz, 1981.

Лит. Buren A. van. // illuminated Greek MSS, n. 6. Riddle J.M. Dioscorides on Pharmacy and Medicine. Austin, Texas, 1985. Idem. Dioscorides // Catalogus Translationum et Commentariorum, eds. F. E. Cranz, P.O. Kristeller, t. 4. Washington, DC, 1980: 1–143. Scarborough J., Nutton V. The Preface of Dioscorides’ Materia Medica // Transactions and Studies of the College of Physicians of Philadelphia 4 (1982) 187–227.

 

ЕВГЕНИК МАРК, митрополит Эфесский (1437–1445 гг.), анти-латинский богослов и святой; род. в Константинополе в 1394? г., ум. в Константинополе 23 июня 1445 г. (Gill J. // BZ 52 [1959] 31), день памяти 19 января. Марк Евгеник был сыном дьякона Георгия Евгеника, который был сакеллием Святой Софии. При крещении Евгеник получил имя «Мануил». После смерти отца Евгеник учится в Константинополе вместе с Иоанном Хортасменом и Георгием Плифоном. В 1420 г. он принял монашество на Антигоне; через два года возвратился в столицу, где поступил в монастырь Мангана и впоследствии был рукоположен в священники. Незадолго до Ферраро-Флорентийского собора Евгеник стал митрополитом Эфесским. Он присутствовал на Соборе как один из ведущих византийских богословов, представив крайнюю греческую позицию относительно Филиокве (Orphanos M.A. // Philoxenia. Münster, 1980: 223–232) и чистилища (Tsirpanlis C. // BS 37 [1976] 194–200). Марк Эфесский был единственным греческим делегатом, отказавшимся подписать Решение об Унии (1439 г.). По возвращению в Эфес через Константинополе он был брошен в тюрьму на Лемносе на два года (1440–1442 гг.). Евгеник подвергается критике как «узколобое препятствие к Унии» (Gill) и превозносится как бескомпромиссный и последовательный сторонник соборной христианской традиции (Tsirpanlis). В 1456 г. Марк Евгеник был канонизирован Православной Церковью; его брат Иоанн Евгеник написал «Житие» святого (Pétridès S. Ed. // ROC 15 [1910] 97–107). Сохранилась также аколуфия (последование) святому (Petit L. Ed. // SBN 2 [1927] 195–235).

В своих многочисленных богословских трудах Евгеник защищает паламитство (напр., в «72 главах») и придерживается анти-латинской позиции по Филиокве и чистилищу. До нас дошло несколько писем Евгеника, а также его агиографическое и гимнографические произведения (каноны в честь Богородицы). Он также писал экфразисы на живописные изображения, что показывает его высокую оценку искусства (Pallas D. // Byzantion 52 [1982] 357–374), и решения философских проблем (апорий), таких как существование души у животных и свободная воля. Большое количество его работ до сих пор не опубликовано.

Изд. PG 159: 1024–1093; 160:13–105, 112–204, 1080–1104, 1164–1200; 161: 12–244. «Главы» изд. в Gass W. Die Mystik des Nikolaus Cabasilas vom Leben in Christo. Leipzig, 1899: pt.2, 217–232. Работы против латинян – Patit L. Ed. PO 15 (1927) 25–168; 17.2 (1923) 336–522. Полный список работ см. Tsirpanlis, infra 109–118 и Tusculum-Lexicon: 237.

Лит. Gill J. Mark Eugenicus, Mitropolitan of Ephesus // Personalities: 55–64. Tsirpanlis C. Mark Eugenicus and the Council of Florence. Thessalonike, 1974. PLP, № 6193.

 

ЕВКЛИД, древнегреческий математик; процв. ок 300 г. до н. э. в Александрии и возможно Афинах. Самый известный и оказавший наибольшее влияние труд Евклида, «Начала», был основным учебником по геометрии для византийцев, которые обычно изучали его в переработке Теона Александрийского. Самым знаменитым списком этой версии является рукопись Оксфорд, d'Orville 301, датированная 888 г. и принадлежавшая Арефе Кесарийскому. Первоначальный вариант трактата сохранился лишь в рукописи IX в. Vat. gr. 190. Комментаторы на «Начала» включали Паппа Александрийского, Прокла и Симпликия. Лев Математик приобрел такую известность своим пониманием евклидовых теорем, что халиф аль-Мамун попытался переманить его в Багдад (Lemerle 1986: 173–178). Среди позднейших ученых, писавших о Евклиде, были Максим Плануд, Георгий Пахимер, Никифор Григора, Исаак Аргир и Варлаам из Калабрии. «Начала» были переведены на латинский (Боэцием) и арабский языки.

Две других работы Евклида, «Данные» и «Оптика» сохранились и в оригинальной версии, и в переработке Теона. Оба труда были переведены на арабский Исхаком ибн Хунайном, и существует анонимный латинский перевод «Оптики», вероятно сделанный в XII в. Пахимер использовал оригинальную версию «Оптики» в третьей книге своего «Квадривия».

Ложно приписываемые Евклиду «Зеркала» вероятно были написаны Теоном. Две посвященные музыке работы, «Введение в гармонию» и «Деление шкалы», иногда приписываются Евклиду в греческих рукописях, первая, скорее всего, принадлежит Клеониду, но вторая частично могла быть написана Евклидом.

Изд. Схолии – Stamatis E.S. Ed. Elementa, vol. 5.1–2. Leipzig, 1977. Начала Евклида. Пер. и комм. Д.Д. Мордухай-Болтовского. М., 1950. Прокл Диадох. Комментарий к первой книге начал Евклида. Введ., пер. и предисл. Ю.А. Шичалина. М., 1997.

Лит. Bulmer-Thomas I., Murdoch J. // DSB 4: 414–459. Цейтен Г.Г. История математики в древности и в средние века. М., 1932. История математики. Ред. Ю.П. Юшкевич. М., 1970. Родин А.В. Математика Евклида в свете философии Платона и Аристотеля. М., 2003.

 

ЕВСЕВИЙ КЕСАРИЙСКИЙ, церковный деятель и ученый; род. ок. 260 г., ум. в 339 или 340 г.; согласно сирийскому списку святых, он был похоронен 30 мая. Евсевий получил образование у Памфила, священника из Кесарии, развивавшего богословскую традицию Оригена и расширившего библиотеку великого александрийца; высокая оценка Памфила Евсевием заставила последнего принять прозвище «Памфил». Памфил был схвачен в 307 г. во время гонений на христиан но продолжал работу в темнице с помощью Евсевия; в 309 г. Памфил был обезглавлен. После казни Памфила Евсевий и некоторые из его учеников бегут в Тир, а затем в Фиваиду.

Однако в 313 г. сразу после указа о веротерпимости Галерия, Евсевия выбирают епископом Кесарии. Он становится историком и любимцем Константина I Великого и участвует во многих богословских дискуссиях этого времени. Евсевий чувствовал угрозу, исходящую от монархианства и был терпим к арианству (и даже поддерживал ариан); в союзе с Евсевием Никомедийским он внес активный вклад в низложение православного Евстафия Антиохийского в 330 г. и Афанасия Александрийского в 335 г. Евсевий участвовал в Константинопольском соборе 336 г., который критиковал взгляды Маркелла Анкирского.

Как ученый Евсевий был выдающимся систематизатором, собравшим обширные данные. Его труды в первую очередь посвящены проблемам апологетики и церковной истории. Основными апологетическими трактатами Евсевия являются «Приготовление» и «Демонстрация Евангелий», оба из которых посвящены Феодоту, арианскому епископу сирийской Лаодикии. В «Приготовлении» Евсевий ставит целью показать, что «философия и религия иудеев» является более древней и богатой по содержанию, чем греко-римское язычество, и проявляет большее влияние на человеческую жизнь. Однако с другой стороны, в «Демонстрации» он заявляет, что иудаизм ограничен и преходящ, он напоминает хрупкую скорлупу, тогда как христианство составляет вечную сердцевину.

Наиболее важными историческими работами Евсевия являются «Хроника», «Церковная история» и «Жизнь Константина» (см. Vita Constantini). В «Хронике» Евсевий следует по стопам Секста Юлия Африкана, но также используя и другие источники, предоставляет списки правящих династий халдеев, ассирийцев, евреев, египтян, греков и римлян, и в краткой форме описывает события библейской и небиблейской истории, уделяя особое внимание (в последнем разделе) подъему христианства. Таким образом Евсевий выделяет тот же самый апологетический принцип, которым руководствуется в «Приготовлении»: христианство не есть лишь нововведение, но укорененная в прошлом религия. Евсевий выпустил несколько версий «Церковной истории», которые отражены в двух семействах рукописей, а также в сирийской версии V в.; он перерабатывал текст в связи с резкими изменениями в политической ситуации. Тем не менее, при этом основные принципы его подхода оставались последовательными: во-первых, его «История» из десяти книг содержит громадное количество информации, включая цитаты из более ранних произведений и документов; эти цитаты не всегда заслуживают доверия, но Евсевий верит в то, что написание историй должно быть фактографическим для того, чтобы быть убедительным. Во-вторых, история является такой областью, в которой Спаситель деятельно ведет человечество к телеологически предсказанному будущему, соответственно, следующие Господнему пути становятся победоносными, и наоборот, победоносными выходят те, кто следует по пути Господа. Другими словами, император правит успешно, поскольку он исполняет составленный Богом план; он представляет Бога на земле. Константин восхваляется именно потому, что он был победоносным, и Евсевий делает из него большего христианина, чем тот был на самом деле. В-третьих, значимыми являются лишь основные линии развития, в то время как определенные факты, уклоняющиеся от них или противоречащие им могут быть опущены, преобразованы, или заменены мифами (как опущено убийство Криспа; обращение Константина в христианство снабжено сверхъестественным обрамлением, а автор первого эдикта о веротерпимости Галерий представлен как твердолобый гонитель христиан) – все это с благородной целью подчеркнуть телеологию человеческого спасения.

Византийцы часто критиковали Евсевия: Сократ называл его «лживым», а Второй Никейский собор запретил цитировать Евсевия в качестве свидетельства о правой вере. Два события обусловили это негативное отношение: склонность Евсевия к арианству и его неприятие почитания икон. Но несмотря на эти «изъяны» Евсевий приобрел большой авторитет, оставшись для византийцев основным источником по ранним векам христианства и руководством по полемике против язычников и иудеев.

Изд. PG 19–24. Heikel I.A. et al. Hrsg. Eusebius Werke, 9 vols. Leipzig–Berlin, 1902–1956. Евсевий Памфил. Церковная история. М., 2001. Евсевий Памфил. Жизнь блаженного василевса Константина2. М., 1998.

Лит. Barnes T.D. Constantine and Eusebius. Cambridge, Mass., 1981. Grant R.M. Eusebius as Church Historian. Oxford, 1980. Mosshammer A.A. The Chronicle of Eusebius and Greek Chronographic Tradition. Lewisburg, Pa., 1979. Gödecke M. Geschichte als Mythos: Eusebs 'Kirchengeschichte'. Frankfurt–New York, 1987. Drake H.A. In Praise of Constantine. Berkeley–Los Angeles, 1976.

 

ЕВСТАФИЙ СОЛУНСКИЙ, церковный деятель, ученый и писатель; род. ок 1115 г., ум. в Фессалониках? в 1195/6 г. Гипотеза Кириакидиса (infra, xxxvxxxvi) о том, что он принадлежал семейству Катафлоров, является ошибочной. Евстафий получил образование в Константинополе и служил переписчиком при будущем патриархе Михаиле III. Затем Евстафий становится дьяконом, после 1166 г. – магистром риторов, а ок. 1178 г. (традиционная дата 1174 г. неправильна) – архиепископом Солунским. Евстафий писал комментарии к Гомеру, иногда используя эпический жанр для аллюзий на современные ему события. Он также оставил комментарии на Пиндара, Аристофана, Дионисия Периегета и Иоанна Дамаскина. Хотя Евстафий получил образование преимущественно как толкователь античных текстов и собиратель забытых античных комментариев, он был самобытным мыслителем и великим писателем. Политически он поддерживал Мануила I, но иногда дерзал критиковать императора, особенно, за его попытки примирения с исламским учением. Евстафий восхвалял военную доблесть, и порицал как продажных чиновников, так и жадных и безграмотных монахов; он выступал в защиту харистикии. В противоположность современным ему взглядам, Евстафий поставил светские идеалы выше пустыннических в своем «Житии Филофея Опсикийского». Евстафий поэтизировал ручной (особенно сельскохозяйственный) труд и разработал понятий исторического прогресса от примитивного образа жизни к цивилизации, и отвергал рабство как злое и противоестественное установление. Как писатель Евстафий пытался отойти от общепринятых абстракций и представить великие события посредством мелких деталей и частого обращения к сарказму и иронии. Он наслаждался жизнью, считал человеческие отношения более важными чем церемониал и любил богатство языка; игра слов в его произведениях сложнее, нежели традиционные намеки на значение имени. Проповеди и официальные панегирики Евстафия значительно более традиционны, чем его лучшие произведения, такие как «О захвате Солуни» (1185 г.) или «Об улучшении монашеской жизни», выражающие личное отношение автора в сериях портретов и живых сцен.

Изд. Tafel G.L.F. Eustathii Opuscula. Frankfurt am Main, 1832; репр. Amsterdam 1964. Regel 1892: 1–131. Kyriakides S. Ed. Le espugnazione di Tessalonica. Palermo, 1961. Van der Valk M. Ed. Commentarii ad Homeri Iliadem pertinentes. Leiden, 1971–1987. Commentarii ad Homeri Odysseam. Leipzig, 1825–1826. См. список в Tusculum-Lexikon: 244f.

Лит. Wirth P. Eustathiana. Amsterdam, 1980. Kazhdan-Franklin 1984: 115–195. Coletta L. Eustazio neo-omerista // AntCl 52 (1983) 260–267. Сериков Н. К вопросу о «чужой речи» в произведении Евстафия Солунского «О захвате Солуни» // ВВ 43 (1982) 225–228. Reinsch D. Über einige Aristoteles-Zitate bei Eustathios von Thessalonike // Überlieferungsgeschichte Untersuchungen, hrsg. F. Paschke. Berlin, 1981: 479–488.

 

ЕВСТРАТИЙ НИКЕЙСКИЙ, философ и богослов, ученик Иоанна Итала; процв. ок. 1100 г. Евстратий не был осужден в 1082 г. со своим учителем, но напротив, был возвышен Алексием I. Он поддержал императора в столкновении того со Львом Халкидонским, а ок. 1115/16 г. стал «вселенским учителем» (oikumenikos didaskalos; Darrouzès 1966: 306, фр. 2) и митрополитом Никейским. Вместе с Иоанном Фурном Евстратий участвовал в диспуте с Петром Гроссолано. В 1114 г. он полемизировал в Филиппополе с армянами. Евстратий составил комментарии на Аристотеля и провозглашал важность логики для богословия: даже Христос, как он писал, выдвигал свои аргументы с помощью аристотелевских силлогизмов (Joannou P. // REB 10 [1952] 34.22–23). Евстратий разработал концепцию универсалий как чистых «имен», в то время как только лишь индивида он считал реально существующим. Соответственно Евстратий подчеркивал ограниченность искусства, считая, что художник не может воспроизвести сущность, но лишь внешний вид человека и животных (Demetrakopulos, infra, p.132.9–24); такие небесные существа как ангелы могут изображаться только символически. В своей полемике против Филиокве (см. Filioque), подобно Фурну, Евстратий рассматривал Слово и Святой Дух руками Бога Отца (Demetrakopulos, infra, pp.68.29–69.1; 95.5–6), а в полемике с армянами он делал упор на человеческой природе воплощенного Слова. В 1117 г. Евстратия обвинили в ереси: основное обвинение заключалось в том, что он якобы проводил резкое разделение между божественным Словом и воплощенным Христом, образом раба. Хотя Алексей I и патриарх Иоанн IX (1111–1134 гг.) пытались спасти Евстратия, он был осужден и вынужден отречься, несмотря на свои заявления о том, что обвинение было основано на украденных у него незаконченных черновиках. После смерти Евстратий был оправдан, его цитировали как авторитетный источник на соборе 1157 г. 

Изд. Demetrakopulos A. Ekklesiastike bibliotheke, B. 1. Leipzig, 1866; репр. Hildesheim, 1965: 47–198. Joannou P. Die Definition des Seins bei Eustratios von Nikaia // BZ 47 (1954) 365–368. См. список в Tusculum-Lexikon: 246.

Лит. Joannou P. Der Nominalismus und die menschliche Psychologie Christi // BZ 47 (1954) 369–278. Idem. Eustrate de Nicée: Trois pièces inédits de son procès (1117) // REB 10 (1952) 24–34. Idem. Le sort de évêques hérétiques réconciliés // Byzantion 28 (1958) 1–30. Giocarinis K. Eustratios of Nicaea's Defense of the Doctrine of Ideas // Franciscan Studies 24 (1964) 159–204. Aleksidze A. Un traité polémique anti-Latin en version géorgienne // Труды Тбилисского Университета 162 (1975) 111–123. Гукова С. Космографический трактат Евстратия Никейского // ВВ 47 (1986) 145–156. Lloyd A.C. The Aristotelianism of Eustratius of Nicaea // Aristoteles: Werk und Wirkung, hrsg. J. Weisner, B. II. Berlin, 1987: 341–351.

 

ЕВТОКИЙ, комментатор математических трудов; род. в Аскалоне ок. 480 г. Он был современником Аммония и Анфимия Тралльского, его деятельность проходила в Александрии и возможно в Константинополе в начале VI в. Известно, что он также читал лекции по философии. Евтокий написал комментарии на три работы Архимеда – на «Об измерении круга», «О сфере» и на «О равновесии плоских фигур». Первые два из этих комментариев использовались Исидором Милетусским, а последние два были переведены на латинский Вильгельмом из Мёрбеке в Витербо в конце 1269 г. Евтокий также написал комментарии на книги 1–4 «Конических сечений» Аполлония из Перги, которые посвящены Анфимию. Наконец, как убедительно продемонстрировал Могене (Mogenet J. L'introduction à l'Almageste. Brussels, 1956: 22–34), Евтокий был и автором «Введения в Великое сочинение Птолемея», которое первоначально представляло собой схолии к первой книге «Альмагеста», на которые Евтокий ссылается в своем комментарии на труд Архимеда «О шаре и цилиндре». Как представляется, «Введение» использовалось Георгием Трапезунтским для его «Введения» 1451 г. (Monfassani J. Collectanea Trapezuntiana. Binghampton, N.Y., 1984: 674, 687f).

Как математик Евтокий не обладал какой-либо оригинальностью, но тем не менее он хорошо разбирался во всем комментируемом им материале. Он также сохранил для нас множество объяснений более ранних математиков, чьи работы более недоступны.

Изд. Комментарии – Heiberg J.L., Stamatis E. Hrsg. Archimedis opera omnia, B.3. Leipzig, 1972. Mugler C. Ed. Archimède, vol. 4. Paris, 1972. Heiberg J.L. Hrsg. Apollonii Pergaei quae Graece exstant. B. 2. Leipzig, 1893: 168–361.

Лит. Bulmer-Thomas // DSB 4: 488–491. Wilson 1983: 45f, 86.

 

ЕГЕРИЯ (IV в.) – богатая монахиня с запада Средиземноморья или из какой-то местности на Атлантическом побережье (Аквитания? Галиция?), оставившая детальный отчет (сохранившийся примерно на треть) о своем путешествии в Святую Землю в 381 – 384 гг.  Будучи наиболее ранним из дошедших до нас отчетов христианских паломников, ее «Путешествия» содержат наблюдения и впечатления от ряда святых мест в Палестине, Сирии и Египте. Кроме того, внимание уделено и природным достопримечательностям (напр., деревьям, «посаженным патриархами»), скромным гробницам и домам, традиционно (в соответствии с традицией) ассоциирующимся с героями Ветхого и Нового Заветов, церквам, построенным недавно, при Константине I, святым (особенно египетским) и местным религиозным общинам и литургиям (в частности, иерусалимским). Отчет Егерии наиболее ценен указаниями по части топографии, изображением благочестия и особенно сведениями о литургии в Святой Земле, так как паломничество носило отчетливый христианский характер и быстро увеличивало число участников.

Изд. Egérie. Journal de voyage. Ed. P. Maraval. Paris, 1982. С фр. пер.

Лит. Wilkinson J. Egeria’s Travels. Jerusalem-Warminster, 1981.

 

ИЛИЯ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ – неоплатоник, комментатор Аристотеля (VI в.), возможно то же лицо, что и Илия, префект Иллирийский в 541 г., хотя титул apo eparchon мог иметь разные значения. Он, кажется, был преемником Олимпиодора Александрийского ок. 565–70 в качестве главы александрийской философской школы и, в свою очередь, был сменен на этом посту Давидом Философом. Рукописная традиция носит запутанный характер, и границы между Илией, Давидом и так называемым псевдо-Илией, а также граница, отделяющая этих авторов от более ранних, не всегда ясны. Принято считать, что к творениям Илии принадлежат комментарии на «Органон» Аристотеля, на «Исагоге» Порфирия и, возможно, «Пролегомены к платоновской философии», а также некоторые малые произведения. Официально считаясь христианином, Илия поддерживал античную идею вечности мира, в то время как Давид упоминает ее, не вдаваясь в обсуждение. Илия также следует Олимпиодору, отстаивая первичность общего в природе и в логике.

Изд. Busse A. // CAG, 18.1. Westerink. Prolegomena, XX–XXIII, XLVI–XLVII, 1.

Лит. Westerink L.G. Texts and Studies in Neoplatonism and Byzantine Literature. Amsterdam, 1980: 59–72, 93–99. O’Meara D.J. Neoplatonism and Christian Thought. Norfolk, Va., 1982: 83, 242 n.3. Müller C.W. Die neuplatonischen Aristoteleskommentatoren über die Ursachen der Pseudepigraphie // RhM 112 (1969) 124f.

 

ИОАНН АКТУАРИЙ, или Иоанн Захария, главный придворный врач Андроника II Палеолога; род. ок. 1275, ум. после 1328 г. Впервые упомянут в письме Георгия Лакапена 1299 г. в качестве студента медицины в Константинополе; между 1310 и 1323 гг. получил титул актуария. Он переписывался с Михаилом Гаврасом и преподавал астрономию Георгию Инеоту (Oinaiotes) (Kourouses S.I. // Athena 77 [1978–79] 291–386; 78 [1980–82] 237–76).

Одним из наставников Иоанна был Иосиф Философ, которому он посвятил трактат De spiritu animali. Последний из великих византийских врачей, он был хорошо знаком с медицинской классикой и греческой литературой и философией. Его трактат «Метод медицины», посвященный другу Алексею Апокавку, в целом базируется на сочинениях Галена, однако описывает новые методы лечения колик, возникающих в результате отравления свинцом, а также заражения власоглавом и различные способы кровопускания. Трактат Иоанна о моче является образом византийской диагностики. Он разделен на четыре части: типы мочи и их физиологические характеристики, диагностика, этиология и прогноз (Dimitriadis K. // Byzantinische Uroskopie [Bonn 1971] 55–64). Детальное описание цвета, консистенции, осадка и примесей в анализе мочи (amis, лат. matula) отражено на миниатюре в рукописи (Ideler, infra 2: 22). Большая часть его сочинений еще не опубликована.

Изд. De spiritu animali, De urinis, De diagnosi // PhysMedGr 1: 312–86; 2: 3–192, 353–463.

Лит. Hohlweg A. Johannes Aktouarios: LebenBil­dung und AusbildungDe Methodo Medendi // BZ 76 (1983) 302–21. Eng. Version // DOP 38 (1984) 121–33. PLP, no. 6489.

 

ИОАНН ДАМАСКИН, теолог и святой; род. в Дамаске ок. 675 (согласно J. Hoeck, ок. 675), ум. в Лавре св. Савы 4 декабря 749 (Vailhé S. // EO 9 [1906] 28–30; эта точная дата подозрительна) или, более вероятно, ок. 753/4 г.; день памяти 27 марта, варьируется. Его жизнеописание, написанное Иоанном VIII Хризостомитом, патриархом Иерусалимским, или Иоанном IX, сообщает, что он принадлежал к влиятельной арабской христианской семье Мансуров, контролирующей финансовую администрацию халифата. Иоанн получил великолепное образование вместе со своим приемным братом Косьмой Гимнографом. Оба брата стали монахами в Лавре св. Савы. В священники Иоанна рукоположил патриарх Иоанн V Иерусалимский (70535).

Иоанн стал величайшим восточным систематизатором христианской догмы. Его главное сочинение, Pege gnoseos (Источник знания), состоит из терминологического введения («философские главы»); опровержения еретических учений, в том числе мусульман и иконоборцев; и изложения православной веры (Expositio fidei), касающееся Бога, творения, воплощения и христологии, а также сопутствующих тем (таинства, учение о Богородице, эсхатология и др.). Изложение базируется в основном на сочинениях Феодорита Киррского, однако в переработанной и расширенной форме. Возможно, «Источник знания» был написан в два приема, причем опровержение ересей и малые секции были добавлены позже.

Иоанн написал множество полемических трудов, в особенности против иконоборцев: как следствие на соборе в Иерии (754 г.) он был предан анафеме как пособник сарацинов и богохульник. Иоанн разработал православную теорию образа, выделив шесть типов икон: естественный образ, восходящий к прототипу; замысел (ennoia) вещей, предсуществующий в Боге; человек как имитация (mimesis) Бога; видимые образы, предназначенные для представления невидимого; телесные объекты, символизирующие и предсказывающие будущее; и объекты, позволяющие вспомнить прошлое.

Иоанн выступал также в качестве моралиста, экзегета, агиографа, автора проповедей и гимнографа. Некоторые из сочинений, ему приписываемых, подложны, в том числе речь против Константина V (на самом деле принадлежащая Иоанну Иерусалимскому), Sacra Parallela, и житие Варлаама и Иоасафа. Иоанн был очень популярен на Западе (J. de Ghellinck //BZ 21 [1912] 448–57), в славянских странах и на Ближнем Востоке, где Феодор Абу-Курра продолжил начатую им традицию. Арабское житие Иоанна было написано в конце XI в. монахом и священником Михаилом; древнейшее греческое житие, написанное Иоанном Иерусалимским, восходит к первой половине XII в., хотя B. Hemmerdinger склонен датировать его временем до 969 г. (OrChrP 28 [1962] 422f).

Изд. PG 9496. Schriften, ed. B. Kotter, 5 vols. Berlin, 1969–88. Homélies sur la nativité et la dormtiion, ed P. Voule. Paris, 1961. Eng. tr. F.H. Chase, Writings. Washington, D.C., 1958; rp. 1970); Anderson D. On the Divine Images. Crestwood, N.Y., 1980.

Лит. BHG 884–885. Hoeck J.M. // LThK 5: 1023–26. Tsirpanlis A. The Anthropology of John Damascus // Theologia 38 (1967) 533–481. Louth A. St. John Damascene. Tradition and Originality in Byzantine Theology. Oxford, 2002.

 

ИОАНН ИТАЛ, философ; род. в южной Италии ок. 1025 г., ум. после 1082 г. Прибыл в Константинополь ок. 1049 г., слушал лекции Пселла и полемизировал с ним. Получив поддержку со стороны Михаила VII и некоторых светских официальных лиц, сменил Пселла на посту hypatos ton philosophon. Однако при Алексее I впал в немилость и был осужден на суде в 1082 г. Хотя в анафеме 1082 г. он обвинен в ереси и язычестве (Gouillard 1967: 5761), его собственные сочинения показывают, что его философская позиция была достаточно умеренной. Соответственно, некоторые исследователи (такие как N. Kečakmadze) считают, что он был радикальным реформатором, другие же (P. Joannou, P. Stephanou, L. Clucas) подчеркивают его ортодоксальность. Так что осуждение могло быть обусловлено скверным характером Иоанна (как подчеркивает Анна Комнина), политическими соображениями и его вниманием к классическим авторам, прежде всего к Аристотелю. Однако каковы бы ни были воззрения Иоанна, его работы и сам факт процесса над ним и его современниками показывают, что они затрагивали ключевые философские проблемы, такие как вечность мира, существование универсалий, существование материи и «природы» (physis). Очевидно так же, что Иоанн не принимал теорию неоплатоников, согласно которой мир произошел путем диалектической эманации из Единого.

Изд. Quaestiones quodlibetales, ed. P. Joannou. Ettal, 1956. Opera, ed. N. Kečakmadze. Tbilisi, 1966.

Лит. Joannou P. Christliche Metaphysik in Byzanz. Ettal, 1956. Stephanou P. Jean Italos, philosophe et humaniste. Rome, 1949. Clucas L. The Trial of John Italos and the Crisis of Intellectual Values in Byzantium in the Eleventh Century. Munich, 1981.

                                                    

ИОАНН ЛИД, ученый, чиновник и писатель; род. в Филадельфии (Лидия) в 490, ум. ок. 565? г. Хорошо знал латынь в дополнение к греческому, который был его родным языком. В 511 г. прибыл в Константинополь и поступил на службу в дворцовую администрацию; одновременно слушал лекции по философии. Первым своим назначением обязан префекту претория Зотику, своему соотечественнику. Провел на службе 40 лет, заслужив уважение Юстиниана I, который помог ему получить должность профессора. После выхода в отставку (ок. 551 г.) занялся литературным трудом.

Его основное произведение, «О магистратурах», представляет собой описание и историю римской бюрократии. Трактат содержит как исторические данные, так и сведения о современном автору положении дел; Иоанн со знанием дела описывает социальную и интеллектуальную жизнь его времени. Он прекрасно знаком с латинскими источниками и подвергает критике современных ему высокопоставленных чиновников, в особенности Иоанна из Каппадокии. Важнейшей темой является мысль о преемственности между римским прошлым и византийским настоящим. Работа обогащена многочисленными учеными отступлениями, в основном филологического характера. Сохранился также его трактат «О месяцах», история календаря и праздничных дней, в котором также проводится идея преемственности, а также трактат «О предсказаниях», который представляет собой исторический очерк различных предсказаний и связанных с ними явлений. Благодаря последнему трактату Иоанн заслужил славу последнего астролога древнего мира (Bandy, infra, xxix). Панегирики Зотику и Юстиниану, а также история персидской войны времен Юстиниана и поэтические сочинения, утрачены. 

Изд. De magistratibus, ed. R. Wünsch. Leipzig, 1903. On Powers, ed. and tr. A.C. Bandy. Philadelphia, 1983. De mensibus, ed. R. Wünsch. Leipzig, 1898. Liber de ostentis, ed. C. Wachsmuth. Leipzig, 1897.

Лит. Carney T.F. Bureaucracy in Traditional Society: Romano-Byzantine Bureaucracies Viewed from Within. Lawrence, Kan­sas, 1971, with Eng. tr. of Magistracies. Tsirpanlis C.N. John Lydos on the Imperial Administration // Byzantion 44 (1974) 479–501. Caimi J. Burocrazia e Diritto nel De magistratibus di Giovanni Lido. Milan, 1984.

 

ИОАНН ПЕТРИЦИ, наиболее именитый переводчик греческих философских текстов на грузинский; ум. после 1125 г. Получил образование в Константинополе, учился у Пселла и Иоанна Итала. Провел примерно 20 лет после 1083 г. в грузинском монастыре Петрицос в Бачково. Затем вернулся в Грузию в монастырь и академию в Гелати, основанные Давидом II/IV Строителем. Он перевел исторические («Иудейские древности» Иосифа Флавия), теологические (Иоанна Лествичника) и многочисленные философские тексты («Топику» и «Об Истолковании» Аристотеля (последний перевод не сохранился), «О природе человека» Немесия, «Первоначала теологии» Прокла, снабдив перевод этого трактата оригинальным комментарием). Переводы очень буквальны. Иоанн ставил своей целью создание грузинской философской традиции и стремился примирить перипатетическую, платоническую и христианскую доктрины. Едва ли ему это удалось, как по причине темноты его собственных сочинений, так и в силу отсутствия интереса к ним со стороны его современников. Однако невозможно отрицать его влияние на последующую философскую традицию в Грузии. Его перевод Прокла и комментарий был в 1284 г. переведен на армянский язык.

Лит. Tarchnishvili 1955: 211–25. Dodds E. Proclus: The Elements of Theology. Oxford, 1963. Киладзе Н.В. Философская лексика средневекового Востока. Тбилиси, 1980. Tevzadze G. Aristoteles in Joane Petrizis Kommentaren // Wissenschaftliche Zeitschrift, Georgien, Beiträge zur georgischen Literatur, Friedrich-Schiller-Universität Jena, Gesellschafts­und Sprachwissenschaftliche Reihe, Bd.. 1. Jena, 1977: 51–61, no. 1. Gigineishvili L. Soul in Ioane Petritse’s Ontology // Orientalia Christiana Periodica, Roma, 66 (2000) 119–145 (эл. версия: http://www.nsu.ru/classics/petrici/Article1.pdf). См. также персональную страницу Левана Гигинейшвили: http://www.nsu.ru/classics/petrici/index.htm

 

 

ИОСИФ РАКЕНДИТ (Rakendytes, «носящий рубище», монах), известен также как Иосиф Философ, ученый монах и врач; род. на Итаке ок. 1260? (PLP) или ок. 1280? (Stiernon), ум. в Фессалонике ок. 1330 г. Происходил из незнатного рода, был монахом в Фессалонике и на Афоне перед тем, как ок. 1307 г. прибыть в Константинополь. В 1320 г. Иосиф был послом от Андроника III к Андронику II. Его четыре раза выдвигали на должность патриарха, однако все четыре раза отклоняли. Он принадлежал к числу образованных людей Константинополя при Андронике II, и в числе его друзей и корреспондентов были Никифор Хумн, Никифор Григора и Феодор Метохит, который посвятил ему посмертный энкомий. Иосиф был образованным человеком и интересовался философией, риторикой, физикой, математикой, астрономией и теологией. Как многие интеллектуалы его времени, занимался он и медициной; он был учителем Иоанна Актуария и лечил глазную болезнь Михаила Гавра. Около 1324 г. он удалился на гору близ Фессалоники и провел там свои последние годы. Из его сочинений наибольшую известность получила Энциклопедия, представляющая собой компендий знаний в области риторики, математики, музыки и теологии. Только раздел, посвященный риторике, опубликован. Он писал также гимны (Pentogalos G. // Hellenika 23 [1970] 114–18) и молитвы.

Изд. RhetGr, ed. Walz, 3: 467569.

Лит. Treu M. Der Philosoph Joseph // BZ 8 (1899) 1–64. Criscuolo R. Note sull’ ‘Enciclopedia’ del filosofo Giu­seppe // Byzantion 44 (1974) 255–81. Stiernon D. // DictSpir 8 (1974) 1388–92. PLP no. 9078. 

 

ИОСИФ ФЛАВИЙ (Iosepos), иудейский священник, историк и апологет; годы жизниок. 38–после 100 гг. Его сочинения на греческом языке («Иудейская война» и «Иудейские древности») были в числе наиболее важных источников по истории древнего мира и Палестины для византийских историков. Их авторитетность была утверждена Евсевием Кесарийским и другими хронографами; для Иоанна Златоуста Иосиф был вторым по значимости после Платона языческим автором (Krawczynski S., Riedinger U. // BZ 57 [1964] 8); в разделе Извлечений (Excerpta) Константина VII, называемых «О добродетелях и грехах», Иосиф цитируется 119 раз, в лексиконе Суды содержится более 200 цитат. Греческие рукописи известны с X в., однако Фотий читал несколько работ Иосифа в рукописях IX в. возможно, в IXX вв. была составлена сокращенная версия сочинения Иосифа, использованная Зонарой. Образцом для подражания сочинения Иосифа считали Фотий, Григорий Пард и Феодор Метохит, и некоторые византийские авторы действительно имитировали его стиль (например, Никита Хониат). Несколько других сочинений были по ошибке приписаны Иосифу отцами церкви и Фотием, в том числе так называемая Четвертая Маккавейская книга и трактат «О сущности целого (Photios, Bibl., cod. 48).

Перевод сочинений Иосифа на латынь появился довольно рано; «Иудейскую войну», как полагают, перевел Руфин, а «Иудейские древности» были переведены по заказу Кассиодора; составление эпитоме «Иудейской войны», так называемый «Гегисипп» (IV в.), по ошибке приписывалось Амброзию. Латинская версия сочинений Иосифа сохранилась в числе других сочинений на папирусе VIVII в., и в рукописи IX в. на пергамене. Переложение сочинений Иосифа, так называемый Sepher Yosippon, было выполнено на древнееврейском языке. Известны также переводы на сирийский, славянский, армянский, грузинский и арабский языки.

Лит. Schreckenberg H. Die Flavius Josephus-Tradition in Antike und Mittelalter. Leiden, 1972. Fishman-Duker R. The Works of Josephus as a Source for Byzantine Chron­icles (in Hebrew) // Flavius Josephus: Historian of Eretz-Israel in the Hellenistic-Roman Period, ed. U. Rappaport. Je­rusalem, 1982: 139–48. Schamp J. Flavius Josephe et Photios //JÖB 32.3 (1982) 185–96. Bowman S. Josephus in Byzantium // Josephus, Judaism and Christianity, ed. L.H. Feldman, G. Hata. Detroit, 1987: 362–85.          

 

ИПАТИЯ (Hypatia) – философ неоплатоник и преподаватель; родилась в Александрии между 355 и 360 гг. (Penella R. // Historia 33 [1984] 126–128), умерла в Александрии в 415 г. Ипатия получила образование в Александрии, интересом к математике она была обязана своему отцу Теону, которому она помогала в работе и которого она превзошла, исправив третью книгу его комментария на «Альмагест» Птолемея; ее комментарии на Диофанта Александрийского и на «Конические сечения» Аполлония Пергского утрачены. Ипатия осталась в Александрии и вскоре стала самым известным и обожаемым учителем математики и неоплатонизма (в варианте скорее Порфирия, чем Ямвлиха) в городе. Ученики (самым известным из которых был Синесий), простой народ и государственные деятели не могли устоять перед ее ослепительным сочетанием интеллекта, красоты, добродетели (которая обезоруживала возможных соблазнителей), красноречия и политической проницательности. Все это, а также ее язычество возбудило недоброжелательство Кирилла Александрийского, который мог повлиять на ее жестокое убийство группой больничных служителей (параваланов) под предводительством некоего Петра Чтеца.

Изд. Rome A. Ed. Commentaires de Pappus et de Théon d’Alexandrie sur l’Almageste. Vols. 2–3. Roma, 1936–1943.

Лит. Rist J.M. Hypatia // Phoenix 19 (1965) 214–225. Schaefer F. St. Cyril of Alexandria and the Murder of Hypatia // Catholic University Bulletin 8 (1902) 441–453. Shanzer D. Merely a Cynic Gesture& // Rivista di Filologia 113 (1985) 61–66.

 

ИСИДОР КИЕВСКИЙ – Митрополит Киевский и Всея Руси (1436–1439 гг.); род. в Монемвасии ок. 1385 г., ум. в Риме 23 (Gill J. // LThK 5 [1960] 788) или 27 апреля 1463 г. (Gill, infra 76). Исидор получил образование в Константинополе, а монахом стал на Пелопоннесе. В 1417 г. он возвращается в столицу, где вскоре становится игуменом монастыря св. Димитрия. В 1434 г. Исидор служил послом Иоанна VIII Палеолога на Базельском соборе. После возведения на митрополичью кафедру Киева, Исидор участвовал в Ферраро-Флорентийском соборе, где подписал Декрет о церковной унии. Вскоре после этого он был назначен кардиналом и послан в Москву в качестве папского легата, однако по прибытии в Москву в 1440 г. (Krajcar, infra 387) Великий князь Василий II (1425–1462 гг.) заключил его в тюрьму за его симпатии по отношению к Унии. Исидору удалось совершить побег на Запад, где он посвятил оставшиеся годы различным поручениям папы, связанным с Церковной Унией. Одно из таких посольств привело Исидора в Константинополь, где он провозгласил Унию (12 декабря 1452 г.). Когда город пал несколько месяцев спустя, Исидор был вновь брошен в тюрьму, но вновь смог бежать. В 1459 г. папа Пий II (1458–1464 гг.) назначил Исидора латинским патриархом Константинополя. Литературная продукция Исидора, в отличие от его достаточно активной церковной и дипломатической деятельности, не отличается большим объемом. Опубликована некоторая часть его переписки и речи (в Базеле и Флоренции).

Изд. Mercati G. Ed. Scritti d’Isidoro il cardinale Ruteno. Roma, 1926. Ziegler A.W. Vier bisher nicht veröffentliche griechische Briefe Isidors von Kijev // BZ 44 (1951) 570–577. Idem. Die restlichen vier unveröffenlichten Briefe Isidors von Kijev // OrChrP 18 (1952) 135–142. Hofmann G. Quellen zu Isidor von Kiew als Kardinal und Patriarch // OrChrP 18 (1952) 143–157.

Источник. Казакова М.А. Ред. Первоначальная редакция Хождения на Флорентийский собор // ТОДРЛ 25 (1970) 60–72.

Лит. Ziegler A.W. Isidore de Kiev/ apôtre de l’Union florentine // Irénikon 13 (1936) 393–410. Gill 1964: 65–78. Krajcar J. Metropolitan Isidore’s Journey to the Council of Florence. Some Remarks // OrChrP 38 (1972) 367–387.

 

ИСИДОР СИВИЛЬСКИЙ – епископ Сивильи ( с ок. 600 г.); плодовитый писатель и церковный деятель визиготской Испании; род. в византийской Испании? ок. 570 г., ум. в 636 г. Его отношение к визиготам и византийцам кажется достаточно непростым. В Константинополе Леандр, брат Исидора и его предшественник в Севилье, вел переговоры о союзе между Византией и визиготским узурпатором Ерменегильдом (579–584 гг.), сблизившись с папским апокрисарием Григорием (будущим Григорием I Великим), а также вступив в переписку с патриархом Иоанном IV Нестевтом. Насколько «Этимологии» или «Происхождения» Исидора (ed. W.M. Lindsay. Oxford, 1911) – основная энциклопедия средневекового Запада – отражают действительность, является предметом научного спора, но без сомнений в них описано разрушение визиготами византийской Карфагены (15,1,67; ср. H.J. Diesner // Philologus 119 [1975] 92–97), и упоминается разновидность византийского судна «durcon» (dorkon, 19,1,10; ср. D. Claude. Der Handel im westlichen Mittelmeer während des Frühmittelalters. Göttingen, 1985: 47). Обе рецессии агрессивно про-готской «Истории готов, вандалов и свевов» рассказывают о столкновении готов и византийцев, иногда называемых просто «milites», с IV по VII вв., особенно их соперничество за южную Испанию. Описываемые в «Истории» события датированы по годам провинциального летоисчисления и по году правления византийского императора. Исидор считает, что бремя византийских налогов служило причиной лояльности к варварам (гл. 15). Его хроника сильно зависит от Виктора Тоннензиса, в ней неявным образом развивается анти-византийская тема (Reydellet M. // MEFR 82 [1970] 363–400); в последней части описываются события в Византии от Юстина II до Ираклия, включая нападения аваров, напряженность между цирковыми партиями и захват «Греции» славянами (Charanis P. // BZ 64 [1971] 22–25). Главной темой литературных биографий «Знаменитых мужей» являются латинские авторы византийской Испании, Юстиниан I, Иоанн Бикларский, Виктор Тонензис и патриарх Иоанн IV Константинопольский.

Изд. Rodriguez Alonso C. Ed. Las historias de los godos, vandalos y suevos. Leon, 1975. Mommsen T. // MGH AuctAnt 11:267–303; 424–481. «Знаменитые мужи» – Codoner Merino C. Salamanca, 1964.

Лит. Wattenbach, Levison, Löwe 1952: 86–88. Fontaine J. Isidore de Séville et la culture classique dans l’Espagne wisigotique, vol. 2. Paris, 1959: 846–861, vol. 3 (1983) 1174–1180.

 

КАВАСИЛА, НИКОЛАЙ ХАМАИТ – писатель и богослов; родился в Фессалонике ок. 1322/1323 г. (Loenertz, ниже 226), умер в Константинополе (?) после 1391 г. Родился в благородной семье; принял фамилию матери Кавасила, а не отцовскую – Хамаит. Свое обучение начал в Фессалонике под руководством дяди Нила Кавасилы, после чего отправился продолжать образование в Константинополь. Был паламитом и кантакузинцем, войдя в окружение Иоанна VI Кантакузина после победы последнего в гражданской войне 1341 – 1347 гг. Мог быть кандидатом на патриарший престол в 1353 г. Никогда не был женат; можно предположить, что он принял монашеский постриг (Angelopoulos, ниже 69–74). Последние годы его жизни были посвящены богословию и философии.

Кавасила был ученым невероятно широкого круга интересов, в который, в частности, входили риторика, астрономия, право и богословие. Обладал чуткой гражданской совестью, о чем свидетельствует его трактат, озаглавленный «О ростовщичестве» и адресованный Анне Савойской (изд.: R. Guilland // Eis mnemen Spyridonos Lamprou. Athena, 1935, 269–277), где он использовал доводы нравственного характера, подвергнув критике практику ростовщичества (Поляковская М. // АДСВ 13 (1976) 83–96). Его идеал монарха основывался на правиле Платона: монарх должен быть сильным, образованным и справедливым. Кавасила особенно часто высказывался в защиту собственности и в осуждение несправедливости (Поляковская М. // АДСВ 12 (1975) 104–116). Его «Рассуждение о незаконных действиях чиновников в отношении святынь» было направлено против мирян, имена которых не названы, конфисковывавших монастырскую собственность на военные нужды, такие как восстановление укреплений, постройка морских судов и вербовка солдат. Большинство ученых в настоящий момент принимают положение И. Шевченко о том, что это рассуждение не было направлено прямо против зилотов, как полагалось ранее; однако личность противников Кавасилы еще не установлена. Кавасиле также принадлежат духовные сочинения, такие как «Объяснение Божественной Литургии» и «Жизнь во Христе». Он был мистиком, особо подчеркивавшим значение молитвы (ср. Podskalsky G. // Ost. St. 20. 1971. 17 – 42).

Изд. Enepekides P. Der Briefwechsel des Mystikers Nikolaos Kabasilas // BZ 46 (1953) 18–46, corr. R.-J. Loenertz // OrChrP 21 (1955) 205–231, и I. Ševčenko // BZ 47 (1954) 49–59. Духовные сочинения – PG 150: 368–725. Англ. пер. J.M. Hussey, P. McNulty. A Commentary on the Divine Liturgy. London, 1960. Discourse – ed. Ševčenko // Soc. & Intell. pts. IV. 1957. 81–171; V. 1960. 181–201; VI. 1962. 403–408.

Лит. Angelopoulos A.A. Nikolaos Kabasilas Chamaetos. He zoe kai to ergon autou. Thessalonike, 1970. Lot-Borodine M. Un maître de la spiritualité byzantine au XIVe siècle: Nicolas Cabasilas. Paris, 1958. Beck 1959: 780–783.

 

КАЛЛИНИК традиционно, но, возможно, ошибочно (Wada H. // Orient 11. 1975. 25 – 34) считается изобретателем греческого огня. По Феофану Исповеднику (Theoph. 354.13–17), Каллиник в 673/674 г. бежал из Гелиополя в Сирии (или Египте) в Константинополь, где использование им «морского огня» сыграло решающую роль в защите города от арабского нашествия 674–678 гг.

Лит. Partington J.R. A History of Greek Fire and Gunpowder. Cambridge, 1960: 12–14. Stratos 1968/4: 34–36.

 

КАМАТЕР ИОАНН – автор двух стихотворных сочинений по астрологии, посвященных Мануилу I – «О зодиаке» и «Введение в астрономию»; жил в середине XII в. Использовал в основном античные источники (Гефестион, Иоанн Лид и другие), но встречаются у него и аллюзии на современность, такие, как «дитя Браны» (Mercati S.G. // BZ 26 [1926] 286f), султан и сарацины. Предсказания его часто касаются катастроф, таких, как гражданские войны, вражеские вторжения, дефицит вина, низкий уровень воды в реках, падение сильных мира, голод, нашествия саранчи. Пророчествуя о благоприятных событиях, делал акцент на пожалованиях ktemata (владений) и особ. на карьерах иностранцев (ek tes apodemias), которым он обещал славу и богатство, получение подарков от императора, женитьбу на состоятельной женщине и нахождение кладов (Weigl, ниже. 32.941–945). Первая книга Каматера была ориентирована на классические вкусы, вторая написана политическим стихом и содержит просторечные выражения.

Установить личность Каматера сложно, так как имя его довольно распространено. Обычно он отождествляется с каниклием Иоанном Каматером, ставшим архиепископом Болгарским ок. 1183 г. В. Лоран (Byzantion 6 [1931] 266f), кроме того, считал его ритором Иоанном Каматером, написавшим речь, обращенную к императору, возможно в 1186 г. Речь эта включает в себя важное описание символики, связанной с образом императора, и ее идеологического значения (Regel 1892: 244.21–245.10).

Изд. Peri zodiakou kyklou, ed. E. Miller // Notices et extraits des MSS. de la Bibliothèque Nationale 23.2 (1872) 40–112; corr. М Шангин // Изв. АН СССР 6 (1927) № 5–6, 425–432. Eisagoge astronomias, ed. L. Weigl. Leipzig–Berlin, 1908.

Лит. Weigl L. Studien zu dem unedierten astrologischen Lehrgedicht des Johannes Kamateros. Würzburg, 1902. Browning 1962: 197f. Darrouzès 1970a: 46f.

 

КИДОНИС ДМИТРИЙ – государственный деятель, ученый и переводчик; родился в Фессалонике ок. 1324 г., умер на Крите ок. 1398 г. После того как состояние его семьи было потеряно в результате восстания зилотов Кидонис в 1347 г. поступил на службу к Иоанну VI Кантакузину и занимал пост месазонта до отречения императора в 1354 г. После непродолжительной отставки его политическая карьера продолжилась в царствование Иоанна V и Мануила II, наставником которых он стал. Кидонис настойчиво поддерживал политику сопротивления туркам-оттоманам и стремился через посредство папы заключить военный союз с правителями Западной Европы.

Кидонис противостоял богословию Григория Паламы и написал несколько антипаламитских трактатов. Он изучал латынь и перевел на греческий богословские работы Августина, Ансельма Кентерберийского и Фомы Аквинского, а также «Опровержение Корана» Рикольдо да Монте Кроче. После изучения и перевода «Суммы против язычников» и отдельных частей «Суммы теологии» Аквината Кидонис стал защитником томизма. Его брат, иеромонах Прохор Кидонис также перевел несколько частей «Суммы теологии» и использовал томистские аргументы при опровержении богословия Паламы.

Ок. 1357 г. Кидонис перешел в католицизм; он поддерживал исповедание веры Иоанна V, сделанное в Риме перед папой Урбаном V в 1369 г. Его пролатинские и томистские симпатии разделялись рядом его младших последователей, многие из которых стали доминиканцами.

Несмотря на то, что его богословские предпочтения основывались на Аристотеле, Кидонис восхищался произведениями Платона. Он последовательно имитировал стиль Платона, особенно в своей переписке – важном источнике, содержащем более 450 писем. В число прочих его произведений входят несколько политических речей, апологии, проповеди и полемические богословские труды.

Изд. Correspondance, ed. R.-J. Loenertz. 2 vols. Vatican, 1959–60. Briefe, tr. F.Tinnefeld. Stuttgart, 1981.

Лит. PLP 13876. Loenertz R.-J. Démétrius Cydonès // Or.Chr.P. 36 (1970) 47–72; 37 (1971) 5–39. Kianka F. Byzantine-Papal Diplomacy: The Role of Demetrius Cydones // International History Review 7 (1985) 175–213. Поляковская М.А. Жизнь и смерть в понимании Дмитрия Кидониса // АДСВ. Т. 21. Свердловск, 1984. С. 109–119.

 

КОСМА ИНДИКОПЛОВ – александрийский купец, позднее (возможно) монах, торговавший в Эфиопии и на Красном море, предположительно в Индии и на Тапробане (Цейлон); жил в первой половине VI в. Описал свои путешествия в «Христианской топографии» – произведении, содержащем много ценной информации о торговле Византии с Африкой и Азией, о христианстве в Персии, об экзотической флоре и фауне. Его главной задачей было опровергнуть как птолемееву астрономию, так и современный Косме синтез христианства и аристотелизма с целью отстоять возможность буквального истолкования Библии; мир изображается им как подобие скинии Моисея. Косма писал в разгар спора о трех главах как несторианин и последователь Феодора Мопсуестийского, нападая главным образом на Иоанна Филопона. Намеки на  затруднительное положение Юстиниана I придают книге политический подтекст. Поскольку Косма упоминает об иллюстрациях к своему тексту, считается, что к оригиналу VI в. восходят три богато иллюстрированных рукописи: Vat. gr. 699 (IX в., изд. Stornajolo), Sinai gr. 1186 (XI в., P.Huber // Heilige Berge. Zurich, 1980, 56–115) и Florence, Laur. plut. 9.28 (XI в.). хотя состав иллюстраций различается, каждая рукопись содержит более 50 миниатюр, бесценных для изучения космологии, астрономии и зоологии. Из библейских эпизодов выделено изображение убранства Храма, изложение маршрута евреев во время исхода и образы пророков. Косма также написал толкование на Песнь Песней в четырех книгах, к которому, возможно, относится несколько фрагментов, посвященных псалмам.

Изд. Topographie chrétienne, ed. W. Wolska-Conus, 3 vols. Paris, 1968–73, с фр. пер. The Christian Topography of Cosmas, tr. J.W. McCrindle. London, 1897.

Лит. Wolska W. La Topographie chrétienne de Cosmas Indicopleustès. Paris, 1962. Anastos M.V. The Alexandrian Origin of the “Christian Topography” of Cosmas Indicopleustes // DOP 3 (1946) 73–80. Stornajolo C. Le miniature della Topografia cristiana di Cosma Indicopleuste. Milan, 1908.

 

ЛАПИФ, ГЕОГРИЙ, писатель с Кипра и противник Григории Паламы; ок. 134049. Лапиф (Lapithes), имя которого, как сообщается, происходит от реки Lapithos, был богатым землевладельцем, заработавшим состояние на выкупе христианских пленников из турецкого плена. Он знал латынь и, желая опровергнуть католическую доктрину, вступил в теологические дебаты при дворе Гуго IV Лузиньяна (Greg. 3:2738). Он был плодовитым автором, интересовавшимся астрономией, теологией, философией и этикой. Среди немногих его сочинений, дошедших до наших дней, находится пространная поэма политическим стихом о долге человека перед государством, обществом и семьей.

Находясь вдалеке от места паламитский споров, Лапиф поддерживал Никифора Григору, Григория Акиндина и других противников Паламы своим пером. Кроме того, он переписывался с Варлаамом из Калабрии, адресовав ему серию философских вопросов и апорий (Sinkewicz R.E. // MedSt 43 [1981] 151–217).

Изд. Поэма – PG 149: 100946.

Лит. Tsolakes E. Ho Georgios Lapithes kai he hesychastike erida // Hellenika 18 (1964) 84–96. Hero A. Letters of Gregory Akindynos. Washington, B.C., 1983, 376–87, 412–15. PLP no. 1447g. Hunger 1978/2: 119, 165. Beck 1959: 717, 722. 

 

ЛЕВ ВРАЧ, медик и энциклопедист; обычно датируется IX в., однако, возможно жил в XIIXIII в. (cf. Renehan R. // DOP 38 [1984] 159, n.5). Известен благодаря двум сочинениям: Эпитоме о природе человека, написанное на основе подобного сочинения Милетия Монаха, и Эпитоме о медицине, которое представляет собой свод теории медицины, терапии и хирургии в семи книгах (cf. Bliquez 1984: 190f). В этой последней работе ссылки на Гиппократа и Галена встречаются очень редко, и сведения изложены очень компактно.

Изд. Epitome on the Nature of Man, ed. and tr. R. Renehan. Berlin, 1969. Conspectus medicinae, ed. F.Z. Ermerins // Anecdota medica graeca. Leiden, 1840; rp. Amsterdam, 1963, 79–221.

Лит. Renehan R. On the Text of Leo Medicus. A Study in Textual Criticism // RhM 113 (1970) 79–88. Hunger 1978/2: 305.

 

ЛЕВ МАТЕМАТИК, или Лев Философ, ученый; род. ок. 790, ум. в Константинополе? после 869. Проведя несколько лет в путешествиях и получив образование (на Андре), Лев стал учителем в Константинополе. Известным он стал благодаря интересу к его работам, который проявил халиф Мамун. Льва пригласили в Багдад, однако он остался в Константинополе. Он сконструировал систему сигнальных огней (бакенов), оповещающих об арабских набегах (Aschoff V. // Deutsches Museum, Abhandlungen und Berichte 48.1 [München, 1980] 1–28). Будучи кузеном или племянником иконоборческого патриарха Иоанна VII Грамматика, Лев был избран митрополитом Фессалоники (84043). После поражения иконоборчества, он преподавал в школе в Магнавре. Одним из его учеников мог быть Константин Философevčenko I. // AHR 79 [1974] 1533)

Лев собрал библиотеку, о которой мы знаем из его эпиграмм и замечаний на некоторых рукописях (Птолемея, Архимеда, Платона); он поощрял изучение античной математики и философии. V. Laurent считает, что Лев мог быть автором гомилии на Благовещение, текст которой содержит многочисленные антикварные детали (ST 232 [1964] 281302). Центральным эпизодом гомилии является исцеление глухонемой иудейской девочки Богоматерью и св. Дмитрием (которого она узнала потому, что видела свои иконы, помещенные в баптистерии [p. 301.146–49]). Подобный эпизод едва ли мог принадлежать епископу иконоборцу. В легендах, сохраненных Георгием Амартолом, Симеоном Логофетом, Феофаном Продолжателем (Continuatus) и др., Лев представлен астрологом, который мог предсказывать будущее, знал способ выращивания обильного урожая зерна, сыграл важную роль в покорении Амориона в 838 г., и построил автоматы в императорском дворце. Современники считали Льва «эллином». Труды Льва иногда трудно отличить от сочинений его тезок Льва VI и Льва Хиросфакта.

Лит. Wilson 1983: 79–84. Lemerle 1986: 171–204. Липшиц 1961: 33866.

 

МАКРОБИЙ, Ambrosius Theodosius Macrobius, латинский писатель IVV в., возможно, тот Феодосий, который был префектом претория в Италии в 430 (Cameron Al. // JRS 56 [1966] 25–38). Его комментарий на «Сон Сципиона», неоплатоническое толкование на сон Сципиона Африкана в De re publica Цицерона, было очень влиятельно в средние века. «Saturnalia», действие в которой происходит 1719 декабря 384 г., хотя само произведение, вероятно, опубликовано после 410 г., состоит из семи книг (с лакунами в начале некоторых книг) и представляет собой сочинение энциклопедического и антикварного характера, написанное в традиционной форме застольной беседы. Среди хозяев и гостей выведены знаменитые язычники (Симмах) и комментатор Вергилия Север. Образ Вергилия, в качестве сверхчеловеческой фигуры, что предвосхищает Данте, играет в сочинении центральную роль. «Сатурналии» представляют собой подражание античным образцам, сознательно игнорирующее христианство и современные события. Еще одно сочинение Макробия, «О различиях и сходствах между греческими и латинскими словами» сохранилось лишь в средневековых извлечениях.

Изд. Saturnalia; Commentarii in somnium Scipionis, ed. J. Willis, 2 vols. Leipzig, 1970. Commentary on the Dream of Scipio, tr. W.H. Stahl. New York, 1952; rp. 1966. Saturn­alia—Eng. tr. P.V. Davies. New York, 1969. On Dissimilar­ities, frags. – Grammatici Latini, ed. H. Keil, vol. 5. Leipzig, 1868; rp. Hildesheim, 1881, 599–655.

Лит. Flamant J. Macrobe et le néo-platonisme latin à la fin du IVe siècle. Leiden, 1977. Elferink M.A. La descente de l'âme d'après Macrobe. Leiden, 1968.

 

МАНАССИ, КОНСТАНТИН, писатель при дворе севастократиссы Ирины Комнины и Мануила I, затем митрополит Навпакта; род. в Константинополе ок. 1130, ум. ок. 1187. Манасси (Manasses) сочинил различные панегирики по различным поводам (евлогии Мануилу I и логофету Михаилу Агиофеодориту, монодию в память о Никифоре Комнине и др.), а также экфрасисы. Любовный роман в стихах его сочинения, «Аристандр и Каллифея», сохранился лишь фрагментарно. Манасси также написал Hodoiporikon, описание в стихах посольства севаста Иоанна Контостефана в Палестину в 1160; рассказ пронизан его личными впечатлениями и наблюдениями. В экфрасисе об охоте на птиц, Манасс сосредоточил основное внимание на старом и разнузданном правителе, который выглядел яростно и вел себя не подобающим образом (Sternbach L. // Eos 7 [1901] 181–86). Можно предположить, что Манасси имел в виду Андроника I, в особенности потому, что по сообщению он поймал целую стаю птиц, так что не осталось ни одного «посланника» (Angelos). Манасси создал новый жанрхронику в стихах, которая включает в себя период от Адама до 1081 г. (Chronike synopsis). В целом он следует за сочинением Зонары, однако опускает правление Алексея I (которое Зонара яростно критикует), заявляя, что не в силах описать деяния Комнинов. Симпатии Манасси находятся на стороне знати, он осуждает Никифора III за поддержку кузнецов, столяров, купцов и других «ремесленников» (стихи 6706–13). Он подчеркивает эротический элемент в отношениях между Зоей и юным Михаилом Пафлагонским. Игровой элемент в хронике дополняется многочисленными гомеровскими образами, риторическим и искусственным словоупотреблением и грубоватыми выражениями. Хроника была очень популярна; наряду с большим количеством рукописей оригинального текста сохранились разговорный парафраз, продолжение хроники и болгарский перевод XIV в. с богатыми иллюстрациями. 

Изд. Breviarium historiae metricum, ed. I. Bekker. Bonn, 1837. PG 127: 219–472. Bogdan I. Die slavische Manasses-Chronik. München, 1966. Horna K. Das Hodoiporikon des Konstantin Manasses // BZ 13 (1904) 325–47. Mazal O. Der Roman des Konstantinos Manasses. Graz–Wien–Köln, 1967). См. список в: Tusculum-Lexikon 495–97.

Лит. Hunger 1978/1: 419–22. Lampsidis O. Die vier Handschriften der Ausgaben der Chronike Synopsis von K. Manasses // Byzantion 53 (1983) 654–59, Demosieumata peri ten Chroniken Synopsin Konstantinou tou Manasse. Athena, 1980. Jeffreys 1978: 199–238. Lampsidis O. Zur Biographie von K. Manasses und zu seiner Chronike Syn­opsis // Byzantion 58 (1988) 97–111. Dujčev I. Miniatjurite na Manasievata letopis. Sofia, 1962.

 

МЕЛЕТИЙ МОНАХ, врач и автор сочинений по медицине; даты его жизни неизвестны, но его обычно относят к IX в. Он жил не ранее, чем в VII в. и, возможно, не позднее XIII в. (Morani M. La tradizione manoscritta del De natura hominis di Nemesio. Milan, 1981: 147–155). Он был монахом монастыря Святой Троицы в Tiberioulpolis (в феме Опсикион). Его трактат по анатомии и физиологии человека – «Об устроении человека» (Peri tes tou anthropou kataskeues) – составлен почти полностью из извлечений из ранних авторов, таких как Гален, Григорий Нисский и Немесий; его позднейший источник – Максим Исповедник. Этот трактат важен во многом потому, что он сохранил фрагменты утерянных работ античных медицинских авторов, таких как Соран Эфесский II в. (Renehan R. // DOP 38 [1984] 159–168). Трактат сохранился в ряде рукописей и пользовался популярностью в поздний византийский период.

Изд. Anecdota Graeca e codd. Manuscriptis Bibliothecarum Oxoniensium. Ed. Cramer J.A.. Vol. 3. Oxford, 1836; rp. Amsterdam, 1963: 1–157. PG 64: 1069–1310.

Лит. Helmreich G. Handschriftliche Studien zu Meletius. Berlin, 1918. Hunger 1978/2: 304f.

 

МЕЛИТИНИОТ, ФЕОДОР, патриархальное должностное лицо и писатель; ум. 8 марта 1393 г. К 1360 г. Мелитениот (Meliteniotes) занимал положение диакона, didaskalos ton didaskalon и megas sakellarios; с 1368 по 1393 гг. он являлся также архидиаконом дворцового духовенства. Мелитиниот был паламитом и противником латинян; в 1368 г. он подписал «Tomos», осуждающий Прохора Кидониса. Он переписывался с Макарием Хрисокефалом (Walther R. // JÖB 23 [1974] 223–227), Иосифом Вриеннием и Дмитрием Кидонисом.

Мелитиниот был плодотворным автором с широкими интересами. Он составил руководство по астрономии, основывающееся на Птолемее, Теоне и персидских источниках, названное «Три книги по астрономии» или «Tribiblos», из которых опубликована только вводная часть (PG 149: 987–1001). Он также написал огромный и компилятивный комментарий о гармонии Евангелий («Diatessaron») в девяти томах, из которых сохранилось три (Astruc C. // TM 4 [1970] 411–429). Было подсчитано, что весь труд составил бы около 2500 листов инфолио. F. Dölger выдвинул предположение (AIPHOS 2 [1933–1934] 315–330), что Феодор Мелитиниот также был автором обширной аллегорической поэмы «Об умеренности», написанной неким Мелитиниотом. Поэма, состоящая из 3062-х 15-сложных стихов, содержит отголоски византийских романов, таких как «Дигенес Акрит» (Tiftixoglu V. // BZ 67 [1974] 1–63) и «Ливистр и Родамна».

Изд. Diatessaron, Book 4 // PG 149: 883–988. On Temperance – ed. Miller E. Poëme allégorique de Meliténiote // Notices et extraites 19.2 (1858) 1–138, corr. By Lampros S. // NE 12 (1915) 7–24, and Kambylis A. // Philtra. Timetikos Tomos S.G. Kapsomenis. Thessalonike, 1975: 227–242.

Лит. Beck 1959: 792. Beck 1971: 125, 147. PLP, nos. 17848, 17851. Polites N. He kata Theodoron Melitenioten agoge // EEBS 45 (1981–1982) 365–378. Cupane C. Note di iconografia tardo-byzantina: Tyche, Bios e Thanatos in Theodoro Meliteniotes // Mél.Dujčev: 109–119. Leurquin R. La "Tribiblos astronomique" de Théodore Meliténiote (Vat.gr. 792) // Janus 72 (1985) 257–282.

 

МЕТОХИТ, ФЕОДОР, государственный деятель, ученый и попечитель искусств; род. в 1270 г., ум. в Константинополе в 1332 г. Сын сторонника церковной унии Георгия Метохита, он последовал за своим отцом в изгнание в Малую Азию в 1283 г. Несмотря на это серьезное препятствие будущей государственной карьере, в 1290 г. Метохит, поддерживавший ортодоксальные взгляды, из-за своих необычайных научных достижений обратил на себя внимание императора Андроника II и поступил на государственную службу. Cursus honorum Метохита включал положение logothetes ton agelon, logothetes ton oikeiakon (1295 г.), logothetes tou genikou (1305 г.) и megas logothetes (1321 г.). Также он был посвящен в деликатные переговоры касательно женитьбы Михаила IX на Рите-Марии Армянской (1295 г.) и принцессы Симоны на сербском короле Стефане Уроше II Милутине (1298/9 г.). С 1305 г. и далее Метохит занимал важную должность mesazon, или первого министра, заменив своего соперника Никифора Хумна. Благодаря своим близким связям с Андроником II он участвовал в низложении пожилого императора в 1328 г. Он был заключен в тюрьму, его дворец был разрушен и его несметное богатство конфисковано. После полного лишений периода ссылки в Дидимотихон он возвратился в 1330 г. в Константинополь, где закончил свои дни в качестве монаха Феолепта в монастыре Хора.

Государственный деятель днем, Метохит посвящал вечера ученым занятиям. Он был плодовитым и многосторонним автором, написав комментарии на Аристотеля, разнообразные очерки, «Введение в астрономию», речи, поэмы в гекзаметре и агиографические энкомии. Все эти труды, за исключением его писем, сохранились; многое остается неопубликованным из-за его пользующегося дурной славой неясного стиля. Много внимания Метохит посвятил классической античности, сочинив очерк о греческой истории и сравнивая Демосфена с Элием Аристидом. Чрезмерно превознося античное наследие, он доказывал, что его поколению не осталось ничего, о чем можно было бы писать. Он ощущал закат империи, осознавая, что Византия была лишь одной в ряду мировых империй; подобно живому организму она имела периоды роста, расцвета и заката. Он подчеркивал неустойчивость человеческой жизни, но надеялся достичь бессмертия посредством своих литературных трудов.

Метохит был ревностным собирателем книг. О размерах его библиотеки можно судить по тому факту, что в его трудах цитируется и упоминается более 80 авторов. Он подарил свою библиотеку монастырю Хора, чья церковь была восстановлена между 1316 и 1321 гг. Сохранился его мозаичный портрет на тимпане во внутреннем нартексе церкви.

Изд. Miscellanea philosophica et histirica. Ed. Müller C.G., Kiessling T. Leipzig, 1821; rp. Amsterdam, 1966. Dichtungen des Gross-Logotheten Theodoros Metochites. Ed. Treu M. Potsdam, 1895. Guilland R. Les poésies inédetes de Théodore Métochite // Byzantion 3 (1926) 265–302. Дальнейшие издания см. Hunger 1978/1: 192f, /2: 248f.

Лит. Beck H.-G. Theodoros Metochites: Die Krise des byzantinischen Weltbildes im 14. Jahrhundert. München, 1952. Ševčenko I. Etudes sur la polémique entre Théodore Métochite et Nicéphore Choumnos. Brussels, 1962. Idem. Theodore Metochites, the Chora, and the Intellectual Trends if His Time // Underwood, Kariye Djami 4: 17–91. De Vriesvan der Velden E. Thodore Métochite: Une réévaluation. Amsterdam, 1987.

 

МИРЕПС, НИКОЛАЙ, вероятно, автор поздневизантийской компиляции фармакологических рецептов, собранных в работе, названной «Dynameron» и приписанной «Николаю». Николай Мирепс (Myrepsos, букв. «изготовитель мазей») традиционно отождествлялся с Николаем, который был главным медиком (актуарием) при дворе Иоанна III Ватаца в 1241 г. (Akrop. 63.13–15). Составленный по примеру гораздо более скромного «Antidotarium» Николая Салернского (менее 150 рецептов), «Dynameron» имеет 2656 рецептов, распределенных по 48 классам, на основании фармакологических свойств; особенный интерес представляют 87 kollyria, «глазные мази» (Savage-Smith E. // DOP 38 [1984] 183f), 51 клизма (enemas), 98 притираний, 12 рецептов снотворного и 15 рецептов порошков и мазей для отпугивания насекомых. Как и в «Свойствах пищи» Симеона Сифа, в «Dynameron» можно наблюдать арабское влияние: часто упоминаются мускус, камфара и александрийский лист (senna). Этот текст стал основным источником византийского аптечного дела и фармакологии, доступным в западной Европе; Николай из Реггио перевел его на латынь (XIV в.). Копия «Dynameron», вместе с ботаническими и астрологическими текстами, была завершена в августе 1339 г. священником Косьмой Камелом, экзархом митрополита Афин, для медика Дмитрия Хлора (Paris, B.N. gr.2243). Ее миниатюры включают изображение доктора, держащего пузырек, его пациента на костылях, фармацевта и ассистента, смешивающего лекарства (Spatharakis 1981, no.251, fig.451).

Изд. перевода на латынь – Medicamentorum opus in sectiones quadragintaocto digestum. Ed. L. Fuchs. Basel, 1549.

Лит. Kritikos P.G. and Papadaki S.N. Contribution à l’histoire de la pharmacie chez les Byzantins // Veröffentlichungen der Internationalen Gesellschaft für Geschichte der Pharmazie e.V. n.s. 32 (1969) 19f, 58f. Held F. Nikolaos Salernitanus und Nikolaos Myrepsos. Leipzig, 1916. PLP, no.19865.

 

МИХАИЛ ЭФЕССКИЙ, философ и комментатор Аристотеля. Его биография неясна, а даты жизни обсуждаются. K. Praechter (BZ 31 [1931] 1–12) утверждает, что Михаил жил до 1040 г. Однако, если «мудреца из Эфеса», который работал над Аристотелем, пока не испортил себе зрение, можно отождествить с Михаилом (Darrouzès 1965: 283.9–11 и n.70), тогда даты его жизни следует сдвинуть примерно к 1100 г. Возможно, член кружка Анны Комнины, он был одной из ключевых фигур в аристотелизме в Константинополе в XI и XII вв.

Михаил комментировал аристотелевские зоологические работы (комментарий Михаила на «Происхождение животных» ошибочно приписывалось Иоанну ФилопонуCAG 14: 3), а также «Никомахову этику», «Риторику», «Софистические опровержения» (ошибочно приписываемые Александру Афродисийскому; CAG 2: 3) и краткие психологические работы (например, «Parva naturalia»). Автором комментария псевдо-Александра на «Метафизику», несомненно, является Михаил (Preus, infra: 12). Его комментарии содержат аллюзии на ситуацию того времени, включая критику императора (Barker E. Social and Political Thought in Byzantium. Oxford, 1957: 140f) и обсуждение образования в Константинополе, где, не имея правил обучения молодежи, отцы учат их согласно своему собственному разумению (CAG 20: 610.11–13).

Изд. CAG 2: 3; 14: 3; 20: 461–620; 22: 1–13. Aristotelis Politica: Scholia. Ed. O. Immisch. Leipzig, 1909: xvi–xx, 293–327. Aristotle and Michael of Ephesus «On the Movement and Progression of Animals». Tr. A. Preus. New York, 1981.

Лит. Tatakis B. La philosophie Byzantine [= Histoire de la philosophie. Ed. Bréhier E., supp. 2]. Paris, 1949: 215f. Oehler K. Aristotle in Byzantium // GRBS 5 (1964) 139.

 

МОСХОПУЛ, МАНУИЛ, писатель и филолог; племянник библиофила Никифора Мосхопула; род. около 1265 г.?, процветал в Константинополе около 1300 г. Ученик Максима Плануда, Мосхопул (Moschopoulos) стал комментатором и, возможно, издателем греческих поэтов. Практически ничего неизвестно из его биографии, за исключением того, что в 1305/6 г. он был вовлечен в заговор, впал в политическую немилость и был заключен в тюрьму.

Мосхопул был разносторонним ученым, который написал книгу по греческой грамматике («Erotemata grammatika») с приложением по схедографии (Keaney J.J. // BZ 64 [1971] 303–313) и неопубликованную работу, «Рассуждение против латинян», на которую отвечал сторонник церковной унии Георгий Метохит (PG 141: 1307–1406). По заказу Николая Равды он сочинил трактат о магических квадратах (Tannéry P. Mémoires scientifiques 4. ParisToulouse, 1920, 1–19). Наиболее известен он, однако, благодаря изданию «Олимпийских од» Пиндара, схолий на «Богатство (PloutosАристофана (Keaney J.J. // Mnemosyne4 25 [1972] 123–128) и «Batrachiomachia», и благодаря его пересказу «Трудов и дней» Гесиода и первых двух книг «Илиады». Его комментарии являются грамматическими заметками или пояснениями к тексту, довольно элементарными. Вопрос о том, подготовил ли он новые издания некоторых пьес Софокла (как предполагает Turyn A. // TAPA 80 [1949] 94–173) и Еврипида, остается до сих пор открытым. J.J. Keaney (BZ 64 [1971] 314f) отвергает высказанную ранее гипотезу о том, что Мосхопулу принадлежит словарь аттического греческого («Onomaton Attikon sylloge»). Сохранилось восемь из его писем, адресованных современным ему писателям, таким как Феодор Метохит, Константин Акрополит и Иосиф Ракендит.

Изд. Letters – Ševčenko 1981, pt.IX (1952), 133–157. Levi L. Cinque lettere inedited di Emanuele Moscopulo // StItalFCl 10 (1902) 55–72. Le traité du Manuel Moschopoulos sur les carrés magiques. Ed. Tannéry P. // Mémoirs scientifiques 4. Paris–Toulouse, 1920, 27–60, with Fr. tr. Paraphrases of Iliad, Books I–II – ed. Grandolini S. // Studi in onore di Aristide Colonna. Perugia, 1982, 131–149 and in Università degli Studi di Perugia. Annali della Facoltà di lettere e filosophia n.s. 18 (1980/1) 5–22. Полный список изданий см. Tusculum–Lexicon: 539.

Лит. Wilson 1983: 244–247. PLP, no.19373. Melandri E. La parafrasi di Manuele Moscopulo ad. Hom. AB 493 // Prometheus 9 (1983) 177–192.

 

НОНН ПАНОПОЛИТАНСКИЙ – один из многих поэтов, происходящих из Египта позднеримского периода. О жизни Нонна почти ничего не известно; его деятельность обычно датируется первой половиной V в. Основным трудом Нонна является «Дионисиака», рассказывающая в 48 написанных гекзаметром книгах, в подвигах Диониса в Индии. Композиция «Дионисиаки» линейна, и каждый эпизод связан со следующим без последовательности пространства и времени (Riemschneider M. // BBA 5 [1957] 68–70), ситуации и образы постоянно повторяются. Эпос объединяется последовательным восприятием мира как многообразного (poikilos), изменяющегося и непостоянного (Fauth W. Eidos poikilon. Göttingen, 1981). Скопление синонимов и подобных загадкам метафор создает впечатление загадочного мира и, согласно Аверинцеву (Аверинцев 1977: 136–149), произведение напоминает стиль псевдо-Дионисия Ареопагита. Нонн интересуется основанием городов (рассказывает историю о Кадме, упоминает Визу, эпоним Византии), передает легенду об основании юридической школы в Берите и выражает уверенность в цивилизаторском призвании Рима. Произведение переполняют темы астрологии, пророчества и эроса. Нонн возможно сочинил парафразу Евангелтя от Иоанна гекзаметром.

Изд. «Дионисиака» – Keydell R. Ed. 2 vols. Berlin, 1959. Vian F., Chuvin P. Les Dionysiaques. 4 vols. Paris, 1976–1985. Rouse W.H.D. Dionysiaca. 3 vols. :ondon–Cambridge, Mass., 1940–1942. «Папафраза Евангелия от Иоанна» – Scheindler A. Ed. Paraphrasis s. Euangelii Ioannei. Leipzig, 1881. Поспелов Д.А. Ред. Нонн из Хмима. Деяния Иисуса. М., 2002.

Лит. Peek W. Lexicon zu den Dionysiaka des Nonnos. 4 B. Berlin, 1968–1975. Stegemann V. Astrologie und Universalgeschichte. Leipzig–Berlin, 1930. Abel-Wilmanns B. Der Erzählaufbau der Dionysiaka des Nonnos von Panopolis. Frankfurt am Main, 1977. Riemschneider M. Die Rolle Ägyptens in den Dionysiaka des Nonnos // Probleme der koptischen Literatur, ed. P. Nagel. Halle, 1968: 73–83.

 

НОННОС – писатель первой половины VI в. Ноннос написал повесть (ныне утраченную), возможно в форме воспоминаний, в которой рассказывалось о его приключениях в Эфиопии и центральной и южной Аравии во время дипломатической миссии для Юстиниана I (530/1 г.); его отец и дед подобным образом были на службе у Анастасия I (502 г.) и Юстина I (524 г.). Особой задачей Нонноса было привести в Константинополь некоего Куйса (Quys), правителя Кинды (Kawar I. // BZ 53 [1960] 57–73); впоследствии Ноннос совершил путешествие в Аксум. Согласно Фотию (Bibl., cod.3), единственному источнику, из которого мы знаем о существовании этой книги, Ноннос подчеркивал свою собственную храбрость во время опаснейших приключений. Некоторые особенности повествования включали арабскую религию, местные диалекты, слонов и пигмеев. Его труд мог использоваться Малалой и Феофаном Исповедником (Theoph. 141–144). 

Изд. FHG 4:178–180.

Лит. Laqueur R. // RE 17 (1936) 920f. Hunger 1978/1:303.

 

ОЛИМПИОДОР АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ, философ-неоплатоник; род. около 500 г., ум. после 564/5 г. Ученик Аммония, Олимпиодор изучал философию в Александрии и получил славу «Великого Философа». Его комментарии к «Алкивиаду I», «Горгию» и «Федону» Платона сохранились в форме студенческих записей, как и комментарии на аристотелевские «Категории» и «Метеорологику». Считается, также, что он является автором комментариев на астрологическую работу Павла Александрийского, приписываемых некоему Гелиодору (Westerink L. // BZ 64 [1971] 6–21). Менее вероятно, что он написал сохранившееся толкование алхимического текста Зосимы. Позднее считалось, что Олимпиодор был христианином, поскольку Анастасий Синаит смешал его с другим Олимпиодорм, диаконом начала VI в., написавшим ряд комментариев к Библии.

Изд. Commenrary on the Fist Alcibiades of Plato2, ed. L.G. Westerink. Amsterdam, 1982. The Greek Commentaries on Plato’s Phaedo, ed. idem, vol. 1. Amsterdam–New York, 1976. In Platonis Gorgiam commentaria, ed. idem. Leipzig, 1970. CAG 12.1. Berlin, 1902, 12.2. Berlin, 1900.

Лит. Westerink 1962: xvxiv.

 

ОРИВАСИЙ, врач; род. в Пергамоне около 325 г., ум. после 395/6 г. Оривазий получил первоначальное образование от Зенона из Кипра, знаменитого врача (йатрософиста), как сообщает Евнапий Сардийский в своей краткой биографии Оривазия. Пока Юлиан был в изгнании в Малой Азии, Оривазий стал близким другом будущего императора. В 355 г. Юлиан взял Оривазия с собой в Гавл как личного врача и библиотекаря. Сохранившееся письмо от Юлиана к Оривазию (358/9 г.) показывает, что тот поддерживал религиозную политику Юлиана. Византийская легенда, содержащаяся в жизнеописании Артемия и у Кедрения (Kedrenios), говорит, что Оривазий принес Юлиану из Дельф «оракул», описывающий безнадежную ситуацию в святилище (Gregory T. // GRBS 24 [1984] 355–366). Юлиан приказал Оривазию составить свод учения Галена; задание было завершено после 361 г.; эти epitomai не сохранились. Оривазий также составил медицинский синопсис, частично сохранившийся. Он сопровождал Юлиана в персидской экспедиции (363 г.) и присутствовал при смертном одре императора; позднее Оривазий записал события этой кампании в частном «Синопсисе для Евнапия». В следующее десятилетие императоры отправили Оривазия в изгнание, но он возвратился в Константинополь к середине 370-х гг.

Оривазий установил метод работы с древними медицинскими авторами: дословное цитирование из тщательно приведенных работ и сопоставление каждой цитаты с другой, похожего содержания, не обязательно из того же трактата или автора, как это видно из его сопоставлений работ Галена. Оривазиевской версии Галена в целом следовали Аэций из Амиды и Павел из Эгины, и именно в этом варианте Фотий знал работы Галена. Арабские физики использовали Оривазия в переводах, а к V в. он был переведен на латынь. Оривазий обеспечил чрезвычайное влияние Галена на позднюю Византию, западное средневековье и арабскую медицину.

Изд. Collectionum medicarum reliquae, ed. Raeder I., 4 vols. Leipzig–Berlin, 1928–1933.

Лит. Schröder H. // RE supp. 7 (1940) 797–812. Scarborough J. Early Byzantine Pharmacology // DOP 38 (1984) 221–224. Baldwin B. The Career of Oribasius // Acta Classica 18 (1975) 85–97. Faro S. Oribasio medico, quaestor di Giuliano l’Apostata // Studii in onore di Cesare Sanfilippo 7. Milan, 1987: 263–268.

 

ПАВЕЛ ЭГИНСКИЙ – врач, род. в Эгине, ум. после 642 г. Большую часть своей жизни Павел провел в Александрии, оставшись там для преподавания и проповеди и после арабского нашествия (642 г.). Исламские источники приписывают Павлу три произведения по гинекологии, токсикологии и медицинской практике и процедурам. Сохранилось лишь третье произведение в виде изложения в семи книгах, обычно называемое «Краткое изложение Медицины». Павел задумывал свое «Изложение» как всеобщую медицинскую энциклопедию, свободно заимствуя из Оривасия и Галена; во введении Павел выделяет важные с его точки зрения области медицины: гигиену и диету, знания о лихорадках, болезни, расположенные в порядке «с головы до ног», болезни, затрагивающие различные части тела, раны и укусы ядовитых существ, противоядия от ядов, хирургия, а также простые и составные лекарственные средства. Фармацевтика и фармакология «Изложения» (кн. 7), в основном основанная на Диоскориде, приводит точные описания 90 минералов и металлов, около 600 лекарств из растительного сырья и приблизительно 170 животных продуктов, применяемых в фармацевтических препаратах (Scarborough J. // DOP 38 [1984] 228–232). Высоко ценившееся в мусульманской медицине «Изложение» было переведено на арабский Хунаином ибн Исхаком в IX в. Шестая книга о хирургии (Bliquez 1984) оказала особенно широкое влияние и была включена в похожее изложение аль-Захрави (Альбукасис) в XI в. Третья книга была переведена на латинский язык в северной Италии ок. 800 г.

Изд. Heiberg I.L. Hrsg. Paulus Aegineta. 2 B. Leipzig–Berlin, 1921–1924. Adams F. Tr. The Seven Books of Paulus Aegineta, 3 vols., London, 1844–1847.

Лит. Brotses I. Ho byzantinos iatros Paulos ho Aiginetes. Athenai, 1977. Tabanelli M. Studie sulla chirurgia bizantina. Paolo di Egina. Firenze, 1964. Bloch I. // HGM 1:548–556. Hunger 1978/2:302. Dimitriadis K. Ein siebenbändiger Paulos von Aegina Peri ouron und wie er zustande kam // Fachprosa-Studien, Beiträge zur mittelalterlichen Wissenschafts- und Geistesgeschichte. Berlin, 1982: 313–317.

 

ПАПП АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ – математик и географ, процветал в Александрии ок. 320 г. Его «Комментарий на Альмагест», от которого сохранились лишь пятая и шестая книги, предоставляет единственную известную дату для жизни Паппа: его вычисление частичного солнечного затмения, видимого в Александрии 18 октября 320 г. (кн.6, гл.4). Другой расчет долготы солнца 5 января 323 г., встречающийся у Теона («Комментарий на Альмагест», кн.3, гл.8), может исходить из утраченного комментария Паппа на третью книгу Альмагеста.

Другая из сохранившихся на греческом книг Паппа, «Собрание», в не очень хорошем состоянии дошла до нас в рукописи X в. (Vat. gr. 218; см. Jones 1986:16–31); первая книга и части второй и восьмой книг сейчас утрачены. Обладая разнообразным содержанием, труд включал обсуждения и краткие изложения работ и теорем ранних греческих математиков, таких как Аполлоний, Архимед, Эратосфен, Евклид, Герон, Никомед и Феодосий. После VI в. работа Паппа редко цитировалась византийскими учеными.

Некоторые произведения Паппа сохранились только в арабских рукописях: «Введения в механику», вероятно основанные на восьмой книге «Собрания» (Jackson D.E.P. // Islamic Quarterly 16 [1972] 96–103 и CQ n.s. 30 [1980] 523–533) и на его комментариях на десятую книгу эвклидовых «Начал»; до нас также дошла латинская версия этого комментария. Фрагменты «Топографического описания населенного мира» Паппа сохранились в анонимном армянском географическом труде (Hewsen R.H. // Isis 62 [1971] 186–207).

Изд. Rome A. Ed. Commentaires de Pappus et de Théon d’Alexandrie sur l’Almageste. Vol. 1. Vatican, 1931. Hultsch F. Ed. Pappi Alexandrini Collectionis quae supersunt. 3 vols. Berlin, 1875–1878; репр. Amsterdam, 1965, с лат тр. Jones A. Ed. Book 7 of the Collection. 2 vols. New York, 1986. Thomson W., Junge G. Eds. The Commentary of Pappus on Book X of Euclid’s Elements. Cambridge, Mass., 1930, репр. New York, 1968.

Лит. Heath 1921/2:355–439.

 

ПАХИМЕР, ГЕОРГИЙ – патриарший чиновник и историк; род. в Никее в 1242 г., ум. в Константинополе? ок. 1310 г. Получив первоначальное образование в Никее, Пахимер переехал в 1261 г. в столицу, где стал учиться вместе с Георгием Акрополитом. Он стал дьяконом и членом патриаршего клира. В 1277 г. Пахимер служил didaskalos tou apostolou. В конце концов он получил церковную должность протэкдика и гражданскую позицию дикеофилака.

Пахимер наиболее известен за свою подробную и по большей части заслуживающую доверия историю правлений Михаила VIII и Андроника II, покрывающую период с 1260 г. по 1308 г. Большая часть сообщений Пахимера основана на наблюдениях очевидца, особое внимание он уделяет церковным спорам, разделявшим в то время империю. Архаизирующий стиль Пахимера исключительно труден для понимания, можно отметить использование автором аттических названий месяцев (Arnakis G.C. // BNJbb 18 [1945–1949] 144–153). Хронология Пахимера иногда вызывает проблемы для современных исследователей (ср. Failler F. // REB 38 [1980] 5–103; 39 [1981] 145–249). Пахимер обычно считается объективным историком, хотя и показывает свое собственное мнение. Так он критичен по отношению Михаилу VIII, выделяя его гневливость и лицемерие, и настроен враждебно к патриарху Афанасию I Константинопольскому из-за его нетерпимости и жесткости, которые разделяли с патриархом его сторонники-монахи (Pachym., ed. Bekker 2:228.15–229.1). Пахимер был проницательным наблюдателем, который четко осознавал жалкое состояние империи в состоянии упадка и интересовался побудительными мотивами главных действующих лиц и причинностью событий. Он верил, что определяющей силой истории является судьба (tyche; Pachym., ed. Bekker 2:228.15–229.1).

Пахимер также был ученым и писателем широких интересов, включающих философию, риторику, математику и право. Он составил прогимнасмы (PhetGr, ed. Walz, 1:549–596) и 13 meletai о риторике (ed. J. Boissonade, Georgii Pachymeris Declamationes XIII. Paris, 1848; репр. Amsterdam, 1966). В дополнение к этому он написал руководство к изучению Аристотеля и квадривиум.  

Изд. Bekker I. Ed. Georgii Pachymeris De Michaele et Andronico Paleologis. 2 vols. Bonn, 1835. Только книги 1–6: Failler A. Ed. Georges Pachymérès/ Relations historiques. 2 vols. Paris, 1984 с фр. пер. V. Laurent. Tannery P., Stephanou E. Eds. Quadrivium de Georges Pachymère. Vatican, 1940.

Лит. Hunger 1978/1:37, 94, 96, 98f, 447–453. Failler A. La tradition manuscrite de l’Histoire de Georges Pachymère (livres I–VI) // REB 37 (1979) 123–220. Lampsakes A. Hyperphysikes dynameis, physika phainomena kai deisidaimonies sten Historia tou Georgiou Pachymere // Symmeikta 7 (1987) 77–100.

 

ПЕДИАСИМ, ИОАНН  – также известный под именем «Пофос»; учитель и писатель, род. ок. 1250 г., ум. в начале XIV в. Педиасим учился в Константинополе, вероятно сначала у Мануила Оловола, но с определенностью у Георгия Акрополита вместе с Георгием Кипрским (позднее патриарх Григорий II). Вскоре после этого Педиасим был назначен ипатом философов. В письме Георгия Кипрского указывается, что Педиасим также преподавал в Охриде, где был хартофилактом ко времени ок. 1280 г. Если верна идентификация Педиасима с дьяконом Иоанном Пофосом, великим сакелларием метрополии Фессалоники, тогда Педиасим занимал этот пост к 1284 г. Вероятно с педагогический целью он писал разнообразные произведения на такие темы как мифология, силлогистика, геометрия, музыка, астрономия и медицина. Его трактат о запрещенных степенях родства в браке, написанный когда автор служил хартофилактом в Охриде, основан на работе его предшественника Димитрия Хоматина.

Изд. Schmink A. Der Traktat Peri gamon des Johannes Pediasimos // FM 1 (1976) 126–174. de Falco V. Ioannis Padiasimi in Aristotelis Analytica scholia selecta. Napoli, 1926.

Лит. Constantinides 1982: 117–125. Turyn A. Dated Greek MSS of the Thirteenth and Fourteenth Centuries in the Libraries of Italy. Urbana–Chicago–London, 1972: 75–77, 123.

 

ПИРРОН Элидский, античный греческий философ, основатель скептицизма; род. около 365/360 гг., ум. 275/270 гг. до н.э. Кедрин (Cedr. 1: 283f) включает последователей Пиррона и Секста Эмпирика (II в.) как последнюю школу в свой перечень античных философов; он считал akatalepsia «невозмутимость разума» главным смыслом пирронова учения. Пирроновы идеи были отвергнуты многими византийскими богословами, особенно Григорием Паламой, поскольку они противоречили понятию абсолютной истины; Фотий (Bibl., cod.212) является исключением, истолковывая Пиррона нейтрально или даже позитивно. Термин akatalepsia, однако, был воспринят византийскими богословами. Так, Василий Великий (ed. Courtonne, ep.234; 2.12–14) признает «чувство akatalepsia» постольку, поскольку речь идет о божественной субстанции – «мы знаем, что субстанция существует, но не то, что она есть».

Лит. Podskalsky G. Nikolaos von Methone und die Proklosrenaissance in Byzanz // OrChrP 42 (1976) 512f.

 

ПЛАНУД, МАКСИМ – ученый и переводчик; имя в крещении Мануил; род. в Никомидии ок. 1255 г., ум. ок. 1305 г. Плануд начинал свою профессиональную деятельность переписчиком рукописей и писцом при императорском дворце (1283 г.). Некоторое время спустя он становится монахом. Хотя Плануд и был игуменом монастыря на Горе Авксентий, он жил в Константинополе, где преподавал в монастыре Хора, переместившись в монастырь Акаталепта когда-то до 1301 г. Такие известные люди как Иоанн Факрас и Алексей Филантропин посылали мальчиков учиться у Плануда, чьи ученики также включали Мануила Мосха и Георгия Лакапина. В 1296 г. Плануд отправился в Венецию с императорским посольством.

Плануд знаменит своими переводами латинских авторов, как богословских (Августин, псевдо-Киприан), так и светских (Овидий, Цицерон, псевдо-Катон, Макробий, Боэций). Его переводы преимущественно литературные по своему стилю и содержанию, в отличие от переводов Дмитрия Кидониса. Среди научного вклада Плануда можно отметить важные издания и схолии (напр., Нонн, Плутарх, Диофант, Арефа Кесарийский), собрание народных поговорок и руководство по арифметике («Так называемое великое вычисление согласно индийцам»). Его собрание эпиграмм (Anthologia Planudea) включает 388 эпиграмм, отсутствующих в «Антологии Палатине» (см. Греческая антология). Плануд составил панегирик «Василиск» на восшествие на трон Михаила IX и оставил письма, детально описывающие деятельность церковных и светских чиновников, и официальной интеллектуальной элиты.

Изд. Treu М. Ed. Epistulae. Breslau, 1890; репр. Amsterdam, 1960. Westerink L.G. Le Basilikos de Maxime Planude // BS 27 (1966) 98–103; 28 (1967) 54–67; 29 (1968) 34–48.

Лит. Wendel C. RE 20.2 (1950) 2202–2053. Schmitt W.O. Lateinische Literatur in Byzanz: die Übersetzungen des Maximos Planudes und die moderne Forschung // JÖB 17 (1968) 127–147. Hunger 1978/1:129f, 2:67–71, 246f.

 

ПЛАТОН – древнегреческий философ; род. ок. 429 до н. э., ум. в 347 г. до н. э. Вместе с Аристотелем он был одним из столпов греческой философии, чьи труды тщательно передавались византийцами, несмотря на случающийся время от времени спады интереса и некоторую враждебность к его мыслям. Из позднеантичного Египта до нас дошли многочисленные папирусы Платона. С IX по XVI вв. сохранились приблизительно 260 рукописей Платона, приблизительно четверть от числа рукописей Аристотеля. Эта разница частично обусловлена более противоречивым характером философии Платона и тем фактом, что логика Аристотеля как нейтральный и полезный предмет, стала краеугольным камнем византийского высшего образования. Высоко ценившийся за свой стиль Платон был одним из наиболее часто цитируемых классических авторов в византийской беллетристике.

В течение VI в. интерес к Платону был преимущественно сосредоточен вокруг платоновских школ Афин и Александрии, где стандартный курс обучения, унаследованный от Ямвлиха, состоял из 12 диалогов. Декрет Юстиниана I в 529 г. оказал серьезное воздействие на Афинскую Академию (см. Академия, Афинская) но в Александрии язычник Олимпиодор все еще давал лекции по Платону 40 лет спустя благодаря компромиссному философскому подходу, избегавшему столкновений с христианским монотеизмом, а александрийский монофизит Иоанн Филопон написал комментарии на «Федр». После этого времени судьба текстов Платона и интерес к ним остались преимущественно в руках образованных одиночек, большая часть которых была достаточно осмотрительна, чтобы удерживать некоторую дистанцию от языческого философа. В IX–X вв. такими людьми были Лев Математик, Фотий и Арефа Кесарийский. Фотий (вероятно) и Арефа (определенно) заказывали списки Платона, которые, вероятно, сыграли важнейшую роль в передаче текстов Платона. В XI в. Пселл и Иоанн Итал спровоцировали возобновление интереса к Платону; а позднее на него обращает внимание Феодор Метохит. В XV в. Плифон вновь знакомит с Платоном Италию, где платонизм начинает новую жизнь.

Платон и Отцы Церкви. Неоплатонизм процветал в то же самое время, когда Отцы Церкви разрабатывали христианское учение. Современная наука разделилась на два лагеря по вопросу их взаимоотношения: с одной стороны Дёррие (Dörrie H. Platonica minora. München, 1976: 508–523; Theologie und Philosophie 56 [1981] 1–46) считает платонизм «другой религией», совершенно отличной от христианства и потому неспособной оказать на него никакого влияния, с другой стороны фон Иванка (von Ivánka E., infra) признает, что некоторые христианские богословы приняли значительные части платоновского учения, в то время как другие трансформировали платоновские принципы в соответствие с христианскими взглядами. Это расхождение во мнениях частично базируется на двоякости подхода Отцов к Платону: Епифаний Кипрский провозгласил платонизм ересью, происходящей от языческой философии и восточных мистериальных религий, тогда как Евсевий Кесарийский видел в Платоне последователя Моисея, а в XI в. Иоанн Мавропул молился о спасении Платона как предвестника христианства.

Византийские богословы вплоть до Паламы использовали платоническую лексику, и не только ее. Они разделяли с платонизмом и некоторые основные взгляды, такие как представление о том, что предметы видимого мира не существуют сами по себе и посредством самих себя, но зависят от первичной, совершенной и абсолютной реальности; это высшее существо обладает бесконечно большей ценностью, чем видимые вещи. Однако между платоническим и христианским учением существует и кардинальное различие: платоническое верховное существо являет себя посредством логических (диалектических) действий, нисходя через ряды промежуточных фаз в предсуществующий материальный мир, в то время как равные и единосущные ипостаси Троицы отделены от вещественного мира пропастью, которая может быть преодолена только через таинство – Христа, таинственно сочетавшего в себе совершенную божественную и совершенную человеческую природы – феномен, составляющий суть христианства, но абсолютно чуждый платонизму. Столь же неприемлемым для Отцов Церкви был платоновский тезис о существовании вечных Идей, который предполагал предсуществование душ и метемпсихоз.

Лит. Westerink 1962: x-xxxviii. Sicherl M. Platonismus und Textüberlieferung // Harlfinger 1980: 535–576. Arnou R. // DTC 12 (1935) 2294–2392. von Ivánka E. Plato Christianus: Übernahme und Umgestaltung des Platonismus durch die Väter. Einsiedeln, 1964. de Vogel C.J. Platonism and Christianity: a Mere Antagonism or a Pro­found Common Ground? // VigChr 39 (1985) 1–62. Andresen C. The Integration of Platonism into Early Christian Theology // StP 15 (1984) 399–413.

 

ПЛИФОН, ГЕОРГИЙ ГЕМИСТ – философ-неоплатоник; один из наиболее оригинальных византийских мыслителей; род. в Константинополе ок. 1360 г., ум. в Мистре 26 июня 1452 г. О первых 50 годах его жизни почти ничего не известно. По словам его врага Геннадия II Схолария, Георгий Гемист обучался вместе с иудеем Елиссеем (Elissaios) «при дворе варваров», возможно в Вурсе, и попал под влияние зороастризма. Очевидно Гемист преподавал в Константинополе (Марк Евгеник был его учеником) до ок. 1410 г., когда был сослан в Мистру императором Мануилом II по подозрению в ереси и язычестве. Остаток жизни Плифон провел в Мистре, где получил земельные дары в награду за разнообразную службу на благо общества и возглавлял круг интеллектуалов, украшавших двор деспотов Мореи.

Хотя Гемист играл лишь номинальную роль на Ферраро-Флорентийском соборе 1438/9 г., его поездка в Италию (в возрасте почти 80 лет) была поворотным событием его жизни. Беседы с флорентийскими учеными побудили его написать «Об отличиях Аристотеля от Платона»; его защита Платона возможно вдохновила Косимо де Медичи на последовавшее основание платонической Академии. В это время Гемист принимает псевдоним «Плифон» (plethos «обильный», синоним «gemistos»), с его подтекстом «второго Платона». Он также сочиняет «О добродетелях» и пишет эссе о Страбоне (Diller A. // Isis 27 [1937] 441–451). Последние годы Плифон провел в Мистре преподавая, сочиняя и полемизируя со Схоларием, защитником Аристотеля.

Наиболее новаторским риторическим произведением Плифона является его «Обращение к деспоту Феодору [II Палеологу], с предложением реформ для улучшения условий в Мореи: его предложения включали очень структурированное общество из трех классов (работников физического труда, работников, выполняющих услуги, и правящий класс, включающий военных), опора на армию из граждан, а не наемников, законы, регулирующие расходы населения в интересах государства, и запрет импорта иностранной одежды; однако эти предложения могут быть простыми риторическими упражнениями, нежели революционной программой. Его «Обращение к Мануилу [II]» отстаивало освобождение солдат от налогов и общинное землевладение, и нападало на монахов как на трутней, не вносящих никакого вклада в общество. Плифон придавал особое значение теме греческого патриотизма. Последняя и наиболее спорная работа Плифона «Книга законов» – синтез неоплатонизма и веры в олимпийских богов; в ней открыто утверждается, что Зевс является верховным богом, и включены молитвы, гимны и богослужение языческим богам. Работа сохранилась лишь во фрагментах, некоторые из которых написаны Плифоном собственноручно, поскольку после смерти автора трактат был сожжен Схоларием.

Изд. PG 160:821–1020. «Различия»–ed. B. Lagarde // Byzantion 43 (1973) 312–343. Alexandre C. Ed. Traité des Lois. Paris, 1858; репр. Amsterdam, 1966 с фр. пер.; рус. пер. Медведев И. Византийский гуманизм XIV–XV в. Л., 1976: 171–241. Tambrun-Krasker B.Ed. Georges Gémiste Plethon: Traité des vertus. Athenai–Leiden, 1987. Полный список работ см. в Woodhouse, infra xvi–xix.

Лит. Woodhouse C.M. George Gemistos Plethon. Oxford, 1986. Masai F. Plethon et le platonisme de Mistra. Paris. 1956.

 

ПЛОТИН – философ-неоплатоник; род. в 205 г., ум около Рима в 270 г. Плотин обучался философии в Александрии у Аммония Саккаса. После участия в персидском походе Гордиана III (243 г.) Плотин основывает философскую школу в Риме, где поддерживает тесные связи с римским сенаторским классом и с Галиеном, однако проект идеального города Плотина (Платонополь) так и не был реализован. Его ученики Амелий и особенно Порфирий обеспечили влияние плотиновской интерпретации Платона на философские школы поздней античности. Порфирий опубликовал «Жизнь Плотина» и издание («Эннеады») плотиновских трудов, комментариев, а также краткое изложение философии Плотина («Предложения»). Плотина цитируют Евсевий Кесарийский, Кирилл Александрийский, Феодорит Киррский, Эней Газский, трактат «О Святом Духе», приписываемый Василию Великому, Августин, Амвросий, Макробий и другие писатели поздней античности.

Помимо такого вклада в философию, богословие и литературу позднеримской империи эстетика Плотина могла оказать влияние на искусство этого периода (Grabar 1968/1: 15–29). В VI в. Иоанн Скифопольский использовал «Эннеады» в своих комментариях на псевдо-Дионисия. Феофилакт Симокатта посвятил Плотину миметическое послание. Михаил Пселл сделал большое количество выдержек из «Эннеад», а также из не дошедшего до нас помимо пселловских выдержек «Комментария» Прокла на Плотина. Самые ранние рукописи «Эннеад» датируются XII и XIII вв., когда был составлен плотиновский флорилегий.

Плотина также читали Феодор Метохит, Никифор Хумн, Никифор Григора, Плифон, Геннадий II Схоларий и Виссарион. Плотин привлекал эту избранную группу христианских мыслителей своим выделением темы существования нематериального мира вне мира видимого («отечество» души), призывавшим душу к добродетельной жизни которое вело ее за пределы материалистических забот и в то же время избегавшим дуалистического противопоставления обоих миров. Хотя философия Плотина и не была столь же тесно связанна с языческой религией как взгляды его последователей (например, Прокла), в ней содержались некоторые положения, особенно связанные с психологией, несовместимость которых с христианским учением не ускользнула от внимания некоторых из его византийских читателей.

Изд. Henry P., Schwyzer H.-R., Eds. Plotini Enneades. 3 vols. Paris–Brussels–Leiden, 1951–73, editio maior, испр. в editio minor, 3 vols. Oxford, 1964–1982. Armstrong A.H. (ed.). Plotinus. 7 vols. Cambridge, Mass.–London 1966–1988 с англ. пер.

Лит. Rist J.M. Plotinus: The Road to Reality. Cambridge, 1967 (пер. на русс. яз.: СПб., 2005). O'Meara D. Plotinus // Catalogus translationum et commentariorum, vol. 7. Washington, D.C., 1989. Schwyzer H.-R. // RE 21 (1951) 471–592, 1276; supp. 15 (1978) 310–328.

 

ПЛУТАРХ – греческий эссеист и биограф; род. в Херонее в Беотии ок. 46 г., ум. ок. 120 г. Так называемый «Каталог Ламприя» (III или IV в.) перечисляет 227 работ Плутарха, которые можно разделить на две большие группы, «Жизнеописания» и смешанные произведения или «Моралии», 83 из которых дошли до нас. Дополнительно 18 других произведений, а также фрагменты 15 эссе не упоминаются в каталоге. Лексикон Суды ошибочно приписывает каталог сыну Плутарха. В некоторых рукописях краткое послание (подделка XIII или XIV в.) предваряет работы Плутарха и повторяет эту ложную информацию.

Плутарх был популярен среди неоплатоников (Прокла, Дамаския), риторов (Фемистия) и биографов (Евнапия) IV–V вв. Даже латинские авторы, такие как Макробий, знали Плутарха. Отцы церкви также знали Плутарха: Исидор Пелусиот прилежно изучал его, а Феодорит Киррский уважал Плутарха и верил в то, что тот читал Евангелие. В VI в. Плутарх был переведен на сирийский язык. После похвалы Плутарха Агафией (в конце VI в.), имя Плутарха исчезает из греческих текстов до IX в., когда Фотий использовал один том из собрания Жизнеописаний Плутарха и выразил одобрение его моральным принципам (Bibl, cod. 161, ed. Henry, 2: 126.36–38). Самые ранние рукописи «Жизнеописаний» датируются X в.; вероятно существовали две редакции в двух и трех томах соответственно. Однако «Моралии» сохранились лишь в составе рассредоточенных групп; Плануд был первым, кто собрал воедино ранее игнорируемые эссе (т. наз. Corpus Planudeanum в Париже [B.N. gr. 1671], который также содержал и «Жизнеописания»). Некоторые рукописи «Жизнеописаний» Плутарха имели схолии, вероятно основанные на заметках Арефы Кесарийского (Manfredini M. // JÖB 28 [1979] 83–119).

В Византии Плутарха высоко ценили и подражали ему. Дженкинс (Jenkins 1970, pt. I [1948] 73) высказывает гипотезу, что изображение Михаила III Константином VII из «Жития Василия» «является слиянием самых худших черт плутарховского Антония с ныне неопределимой частью плутарховского Нерона». Иоанн Мавропул (эпиграмма 43) молился, чтобы Бог сохранил души Платона и Плутарха, чьи жизни «в слове и образе близко придерживались Твоих законов». Цец, которого нищета заставила продавать свои книги, оставил лишь том математических текстов и свой экземпляр «Жизнеописаний» Плутарха. Феодор Метохит опирался на «ученейшего Плутарха» как исторический источник (Ševčenko I.// Kariye Djami 4: 38, 41f).

Лит. Ziegler K. Plutarchos // RE 21 (1951) 696–702, 947–954. Russell D.A. Plutarch. London, 1973: 18f, 143–147. Wilson 1983: 151, 190f, 235f. Garzya, G. Giangrande A., Manfredini M. Sulla tradizione manoscritta dei “Moralia di Plutarco.” Salerno, 1988.

 

ПОРФИРИЙ – философ-неоплатоник, имя при рождении Малх; род. в Тире в 233 г., ум. ок. 306 г. Порфирий изучал неоплатонизм вначале в Афинах, в основном при Лонгине, «живой библиотеке и ходячем музее» (Евнапий, Жизни софистов, 456). Затем Порфирий переезжает в Рим, где в течении шести лет (263–269 г.) обучается у Плотина; его произведения Порфирий редактирует и позднее пишет биографию своего учителя. Психическое расстройство заставляет Порфирия переехать на лечение в Сицилию, затем он возвращается в Рим, где преподает плотиновский вариант неоплатонизма до конца своей жизни. Самым талантливым студентом Порфирия был Ямвлих, а жена Порфирия Марцелла сама была любительницей философии. Порфирий не сразу приобрел известность (Евнапий отмечает, что не существовало его биографии). Он стяжал известность из-за своего трактата в 15 книгах против христианства (дошедшего до нас только во фрагментах), который был осужден и сожжен в 448 г. (Barnes T.D. // JThSt n.s. 24 [1973] 424–442). Малоправдоподобная традиция делает Порфирия отступником – любая вера не пережила бы избиения толпой христиан в Кесарии (Sokr., HE 3.23).

Порфирий написал около 78 работ на целый ряд тем: вегетарианство, грамматика, философия, риторика, наука. Его философские произведения включают комментарий на «Категории» Аристотеля (Busse A. hrsg. // CAG. В. 4.1. Berlin, 1887). Его «Введение» (Eisagoge) в аристотелевский «Органон» стала важным учебником и на Востоке, и на Западе. Традиционная атрибуция Порфирию хроники, оказавшей большое влияние на Евсевия Кесарийского, сейчас отвергнута. Суммируя вклад Порфирия, можно сказать, что его неутомимое сохранение произведений других авторов более ценно, чем его собственные труды. Биде отмечает, что у Порфирия нет ни одной мысли или образа, который можно с уверенностью приписать ему самому.

Порфирий принимал теорию эманации, разработанную Плотином: от Единого через его ипостаси, Ум и Душу, к материи, которая не может существовать без формы и поэтому не может предсуществовать. Однако Порфирий подчеркивает единство Вселенной и монистическое восприятие Триады. Его учение сосредоточено на поиске спасения души: для отдельной души невозможно быть единосущной с универсальной Душой; она связана с телом но в то же время через феномен эпистрофе, открыта богу; она желает восшествия к богу с помощью мышления и воли, через веру, истину, любовь и надежду, но остается опутанной злыми поступками, грехом и страстями. Само восшествие воспринимается как в первую очередь интеллектуальный процесс, хотя Порфирий принимал (в меньшей степени чем Ямвлих) роль магии и теургии, особенно для рядовых членов.

Изд. Nauck A. Hrsg. Opuscula selecta. Leipzig, 1886; репр. Hildesheim, 1963. Harnack A. Hrsg. Gegen die Христаen. Ber­lin, 1916, доп. Berlin, 1921. Англ. пер. Armstrong A.H. Plotinus, vol. 1. London–Cambridge, Mass., 1966: 3–85. Lamberz Е. Hrsg. Sententiae ad intellegibüia ducentes. Leipzig, 1975.

Лит. Bidez J. Vie de Porphyre. Leipzig, 1913. Croke B. The Era of Porphyry's Anti-Христаian Polemic // Journal of Religious History 13 (1984) 1–14. Idem, Porphyry's Anti-Христаian Chronology // JThSt n.s. 34 (1983) 168–185 Brisson L. et al. Porphyre: La Vie de Plotin: Travaux préliminaires et index grec complet. Paris, 1982. Smith A. Porphyrios’ Place in the Neoplatonic Tradition. The Hague, 1974. Hadot P. Porphyre et Victorinus. 2 vols. Paris, 1968. Romano F. Porfirio di Tiro. Catania, 1979. Larrain C.J. Die Sentenzen des Porphyrios. Frankfurt–Bern–New York, 1987.

 

ПРИСК – ритор в Константинополе и писатель; род. в Пании между 410 и 420 гг., ум. после 472 г. В 449 г. он неофициально (?) вошел в посольство к гунну Аттиле. Затем, после недолгого пребывания в Риме, он путешествовал в Египет, посетив Александрию и Фиваиду. Последний раз он появляется около 456 г. на Востоке, приставленный к штату Евфимия как magister officiorum Маркиана. «История Византии» Приска (возможно, это не оригинальное название) сохранилась только во фрагментах. Ее контекст неясен; возможно, Приск написал отдельный отчет для Аттилы. Очень влиятельная в Византии, «История» много используется в «Excerpta de legationibus» (см. Excerpta) и цитируется авторами от Евагрия Схоластика (передающего ее изящество и эрудицию) до Суды; Кассиодор и затем Иордан также использовали ее. Приск может быть слишком риторичным, его военные повествования (особенно осады) часто отдают должное скорее литературе, нежели реальности. Его пристрастия, например, презрение к варварам, часто традиционны, но сильные личные приязнь или неприязнь часто делают его непоследовательным. Его встреча с греческим перебежчиком вызывает размышления о соответствующих качествах справедливости и жизни в Византии и среди варваров. Эти размышления появляются в его длинном описании (фр. 11) посольства к Аттиле, повествование, богатое этнографическими подробностями. Западные события, очевидно, интерпретируются менее подробно, но Приск демонстрирует хорошую осведомленность о коллапсе старой Римской империи.

Изд. Blockley 1981–1983/1:48–70, 113–23; 2:222–400, с англ. пер.: Fragmenta. Ed. Bornmann F. Florenzia, 1979.

Лит. Baldwin B. Priscus of Panium // Byzantion 50 (1980) 18–61. Thompson E.A. A History of Attila and the Huns. Oxford, 1948: 9–14, 103–120, 184–203. Hunger 1978/1: 282–284.

 

ПРОДРОМ, ФЕОДОР, поэт при дворе Ирины Дукены и Иоанна II; род. в Константинополе около 1100 г., ум. в Константинополе около 1170(?) г. Продром развил жанр поэтического панегирика, созданный Николаем Калликлом, и использовал его для восхваления военных качеств как императора, так и знатных генералов. В поэме о рождении Алексея, сына sebastokrator Андроника Комнина, Продром разглагольствует об идеальном образовании для молодого аристократа, о его богатстве и его знатном происхождении (Hörandner, no.44). Продром также создавал прозаические панегирики, такие как евлогия патриарха Иоанна IX Агапета (1111–1134 гг.) (Manaphes K. // EEBS 41 [1974] 226–242) и монодия по своем друге и учителе Стефане Скилице (Petit L. // IRAIK 8 [1903] 6–14). Представляющие собой нечто большее, чем условное представление императора или добродетельного человека, панегирики Продрома полны личных наблюдений и эмоций, мягкого лиризма и насмешки (даже самонасмешки). Он способствовал возрождению жанра эротического романа. Хотя его роман «Роданфа и Досикл» имитировали «Эфиопику» Гелиодора, он отражал реалии и политические устремления своего собственного времени (ср. Cupane C. // RSBN 10–11 [1973–1974] 147–168); также и «Катомиомахия» («Война кота и мыши»), несмотря на свои архаические рамки, содержала современные аллюзии и ассоциации. Продром писал пародии, осмеивающие недостатки и пороки повседневной жизни – невежество, похоть, беспомощность пациента в руках грубого зубного врача (ed. Podestà G. // Aevum 21 [1947] 12–21); в более серьезном русле он сочинил аллегорическое описание 12 месяцев и философские и богословские работы.

О событиях жизни Продрома известно мало. Его карьера, вероятно, закончилась со смертью Иоанна II. Он утратил свое положение поэта-лауреата и свое скромное имущество и жил  в церкви Святых Апостолов, сочиняя стихи по случаю для византийской знати. Продром умер монахом, приняв имя Николай. Он пользовался чрезвычайной популярностью; некоторый из его поклонников знали его прозу и ямбическую поэзию наизусть (Michel Italikos. Ed. Gautier P. Paris, 1972: 64.1–3). Никита Евгениан (наряду с другими современниками) оплакивал смерть Продрома в монодиях, а многие из его произведений имитировались. С другой стороны, продромово авторство нескольких произведений было оспорено; нет убедительных свидетельств того, является ли он автором поэм, условно приписываемых Птохопродрому и Манганию Продрому.

Изд. Historische Gedichte. Ed. Hörandner W. Vienna, 1974. PG 133: 1101–1424. Hercher R. Scriptores erotici graeci. Leipzig, 1859/2: 287–434. Hunger H. Der byzantinische Katz-Mänse-Krieg. Graz–Vienna–Köln, 1968. Longo A.A. Il calendario giambico in monostici di Teodoro Prodromo. Roma, 1983. См. список: Tusculum-Lexikon 666–670.

Лит. Пападимитриу С.Д. Феодор Продром. Одесса, 1905. Kazhdan–Franklin 1984: 87–114. Hörandner W. Prodromos-Reminiszenzen bei Dichtern der nikänischen Zeit // ByzF 4 (1972) 88–104.

 

ПРОКЛ – неоплатонический философ; род. в Константинополе 8 февраля 410 или 412 г., ум. в Афинах 17 апреля 485 г. Прокл сначала изучал риторику, право и философию в Александрии. В 430/1 г. он присоединился к неоплатонической Афинской академии, изучая аристотелевскую и платоновскую философию у Плутарха Афинского и у Сириана, которому он наследовал в качестве главы школы (около 437 г.). Жизнь интенсивного учительства и писательства, прерванная годом ссылки в Лидии, привела к большому корпусу произведений, включающему комментарии на Евклида, Птолемея и Аристотеля и на платоновских «Алкивиада», «Государство», «Тимея» и «Парменида», а также «Платоновскую теологию» и «Элементы Теологии».

Прокл развивал философию своих непосредственных предшественников (о последних известно не так много, чтобы можно было установить степень оригинальности Прокла), придав ей систематическую форму, которая стала авторитетной в неоплатонических школах Афин и Александрии. Подобно его непосредственным предшественникам, Прокл считал философию божественным откровением, передаваемым человеку богами посредством оракулов (так называемых Халдейских оракулов), включая, в особенности, Платона. Это откровение имело целью спасти человека, ведя его к самопознанию, и возвратить его к его божественному, потустороннему истоку. Возвращение использует теургию и науки, такие как физику и математику, которые подготавливают душу к доступу в науку божественного (теология и метафизика), сообщенную в «Пармениде» Платона, и ведущую к единению души с божественным, которое превосходит научную мысль. Прокл очень успешно подытоживает науку о божественном в своих «Элементах теологии», где, следуя строгим стандартам научного доказательства, предписанным Аристотелем, и образцы которых Прокл нашел у Евклида, представлены различные уровни реальности, превосходящей материальный мир: невыразимое «Единое», источник всей реальности; «генады», порядок богов, происходящих от Единого и действующих как причины того, что следует; ряд нисходящих уровней меньших богов, «умопостигаемых» и «рациональных», завершающийся на уровне человеческой души и организованный в сложные, математически составленные (в частности, триадические) отношения.

Позднейшее влияние Прокла. Произведения Прокла стали образцом в философских школах этого периода, а его авторитет был подкреплен сетью учеников, которая включала Марина, его преемника и биографа, и Аммония. Идеи Прокла были восприняты в христианском богословии псевдо-Дионисия, но подверглись нападкам Иоанна Филопона. В VII в. и далее имя Прокла исчезает из поля зрения, чтобы возродиться в XI в., особенно у Михаила Пселла и Михаила Эфесского. XII в. стал более критичен по отношению к Проклу: в то время как севастократор Исаак Комнин все еще копировал многое из него, Цец, Георгий Торникий, Никита Сид и Продром относились к нему полемически. Николай Мефонский написал «Опровержение», в котором он подчеркивал единство Троицы в противоположность Прокловой теории эманации. Прокл снова стал популярным с XIII в. и далее, когда Георгий Пахимер копировал, дополнял и цитировал рукописи Прокла. «Элементы теологии» были переведены на грузинский язык Иоанном Петрици, а Вильгельм из  Мёрбеке перевел многие произведения Прокла на латынь.

Изд. The Elements of Theology2. ed. Dodds E.R. Oxford, 1963, с англ. пер. Théologie platonicienne. Ed. Saffrey H.-D., Westerink L.G. 6 vols. Paris, 1968–, с фр. пер.

Лит. Beierwaltes W. Proklos: Grundzüge seiner Metaphysik2. Frankfurt, 1979. Podskalsky G. Nikolaus von Methone und die Proklosrenaissance in Byzanz // OrChrP 42 (1976) 509–523. Kristeller P. Proclus as a Reader of Plato and Plotinus, and His Influence in the Middle Ages and in the Renaissance // Proclus lecteur et interprète des anciens. Ed. Pépin J., Saffrey H.-D. Paris, 1987: 191–221. Proclus et son influence // Actes du colloque de Neuchâtel. Zürich, 1987. Siorvanes L. Proclus: The Forgotten Light. London, 1989.

 

ПСЕЛЛ, МИХАИЛ, интеллектуал и писатель; крестное имя Константин; род. в Константинополе в 1018 г., ум. после 1081(?) г. Родившись в семье скромного положения, Пселл получил выдающееся образование (одним из его профессоров был Иоанн Мавроп) и совершил карьеру в гражданской администрации. Он принадлежал группе молодых и энергичных интеллектуалов (Иоанн [VIII] Ксифилин, Константин [III] Лихуд), которые имели надежды осуществлять реальную власть при Константине IX, – надежда, от которой им пришлось отказаться в 1054 г. Пселл был вынужден принять монашеский обет на горе Олимп. Вскоре он возвратился в Константинополь и участвовал в политической жизни. Однако его притязания на ключевую роль при Константине X, Романе IV и Михаиле VII, по-видимому, преувеличены; он скорее был придворным философом, имеющим титул hypatos ton philosophon. Возможно, что Пселл оставил столицу при Михаиле VII, жил в относительной нищете и умер забытый новым поколением. Дата его смерти под вопросом: произвольное отождествление с неким Михаилом Никомедийским датирует смерть Пселла 1078 г. (Gautier P. // REB 24 [1966] 159–164), в то время как приписывание Пселлу введения в «Диоптру (DioptraФилиппа Монотропа предполагало бы 1095 г. как terminus post quem для его смерти. В любом случае, по-видимому, некоторые из его произведений были написаны после 1081 г. (KazhdanFranklin 1984: 53–55). Пселл изображается как белобородый монах в миниатюре в рукописи конца XII в., Athos, Pantok. 234 (Spatharakis 1976, fig.174), которая сопровождает одну из его поэм, обращенных к Михаилу VII.

Пселл был эрудитом, чье чрезвычайно обширное наследие включает исторические, философские, богословские, а также правовые тексты и, кроме того, собрание писем; несколько произведений, приписываемых ему, фиктивные, например, так называемый «De Daemonibus» (Guatier P. // REB 38 [1980] 105–194). Как философ, Пселл подчеркивает роль природы или physis, которая, сотворенная как она есть Богом, функционирует согласно ее имманентным законам, оставляя очень ограниченное место чудесному. «Хронография» Пселла, которой, вероятно, предшествовала весьма традиционная краткая хроника (Snipes K. / JÖB 32.3 [1982] 53–61), описывает годы 976–1078. Преимущественно опираясь на личные наблюдения; Пселл представляет события как результат сильных личных конфликтов, эмоций и интриг, не оставляя места божественному Провидению. Как писатель, Пселл развивал тенденции, типичные для Мавропа и Христофора Митиленского, но достиг гораздо более высокого уровня. Последовательно индивидуалистичный в своем подходе, он рассматривал мир со своей собственной выигрышной точки зрения, иногда серьезно, иногда иронично. Его представления о себе как активно вовлеченном в главные события является искажением исторической реальности. Представляется даже, что он переписал житие святого Авксентия по образцу своей собственной биографии.

Пселл отрицал условную эстетику (разделяющей все по принципу «черное-белое»), хотя он и применял этот метод в своих панегирических портретах Константина X и Михаила VII. Он пытался вызвать сложные и противоречивые образы, такие как Константин IX в его «Хронографии» или монах Илия в его письмах; Пселл осознавал их недостатки, но высоко оценивал их жизненность и удовлетворение жизнью. Его психологические характеристики также богаты и разнообразны; он не избегал даже темы сексуального желания. За редкими исключениями, однако, его физические описания оставались условными и состояли из более или менее длинных перечней индивидуальных черт (глаза, губы, грудь и т.д.). Даже прошлое воспринималось Пселлом не как поток событий, а как ряд образов, в первую очередь императоров и императриц, а также их фаворитов и любовниц. Пселл восхвалял дружбу (Tinnefeld F. // JÖB 22 [1973] 151–168) и был надежным другом, хотя и знал, что реалии византийской жизни часто требовали покорности и компромиссов с собственной совестью. Он ясно понимал силу письменного слова и в письме droungarios tes viglas Махетарию (Sathas 1972/5: 352.25–27), использовал обещание включить Махетария в свою историю как средство оказать влияние на поведение своего бывшего друга.

Изд. Chronographie. Ed. Renauld E. 2 vols. Paris, 1926–1928, с фр. пер.; англ. пер. Sewter E.R.A. London, 1953. Imperatori di Bizanzio. Ed. Impellizzeri S. 2 vols. Venezia, 1984, с итал. пер.: Ronchey S. Рус. пер.: Любарский Я. Москва, 1978. Historia syntomos. Ed. Aerts W.J. Berlin–New York, 1990, с англ. пер. Scripta minora. Ed. Kurtz E., Drexl F. 2 vols. Milan, 1936–1941. Sathas 1972, vols. 4–5. De omnifaria doctrina. Ed. Westerink L.G. Utrecht, 1948. См. список в Tusculum-Lexikon 677–680.

Лит. Hunger 1978/1: 372–382. Любарский Я.Н. Михаил Пселл. Личность и творчество. Москва, 1978. Weiss G. Oströmische Beamte im Spiegel der Schriften des Michael Psellos. München, 1973. Benakis L. Michael Psellos’ Kritik an Arostoteles // BZ 56 (1963) 213–227. Gautier P. Collections inconnues ou peu connues de texts pselliens // RSBS 1 (1981) 39–69. Idem. Quelques lettres de Psellos inédites ou déjà éditées // REB 44 (1986) 111–197. Chamberlain C. The Theory and Practice of Imperial Panegyric in Michael Psellus // Byzantion 56 (1986) 16–27.

 

ПТОЛЕМЕЙ – древний астроном, астролог и математик; жил в Александрии около 130–175 гг. Величайший авторитет в астрономии и астрологии в поздней античности, Птолемей продолжал считаться таковым в Византии вплоть до палеологовского периода, когда некоторые астрономы, начиная с Григория Хиониада, убедились в предпочтительности новых параметров и методов вычисления, заимствованных из исламских источников. Наиболее выразительной работой Птолемея, в которой он представил астрономическую систему, названную в его честь, был «Математический свод» (Synaxis mathematike), больше известный как «Альмагест». Кроме многочисленных византийских рукописей (включая две IX в.), о ее популярности свидетельствуют два ранних комментария – Паппа и Теона – и «Пролегомены» – вероятно, Евтокия. Были также два комментатора XIV в., Феодор Метохит и Николай Кавасила (только книга 3).

Из других астрономических работ Птолемея полностью на греческом языке сохранились только «Фазы неподвижных звезд» и «Канобская надпись». Сохранились также каноны для «Подручных таблиц», хотя сами таблицы были известны только в версии Теона; а из «Планетарных гипотез» на греческом языке сохранилась только большая часть книги 1.

Астрологическая работа Птолемея, «Астрологические воздействия» (Apotelesmatika), была известна в Византии как в ее исходной форме, так и в «Толковании» (Metacheiresis), приписываемом Проклу. Анонимный комментарий на нее, по-видимому, принадлежит скорее III в., чем византийскому периоду. «Плод» (Karpos) не является произведением Птолемея, а был переведен на греческий язык с арабского около 1000 г.

«География», очевидно, мало читалась в Византии, вплоть до ее переоткрытия в 1290-е гг. Максимом Планудом, который, возможно, является источником сохранившихся карт, сопровождающих текст (Diller A. // TAPA 71 [1940] 62–67). Схолии к «Географии» были написаны Никифором Григорой. Этот обновленный интерес подытожен в подробных многоцветных картах, иллюстрирующих «Географию» в рукописи начала XIV в., Venice, Marc. gr. 516 (Furlan 1978/4: 31–34). Они демонстрируют долготы и широты, указывают реки, озера и моря; и используют зубчатые эмблемы для городов. «Гармоника» Птолемея также читалась учеными палеологовского периода – что наиболее важно, Григорием Пахимером, Григорой и Исааком Аргиром. Труды Птолемея переводились на арабский язык, начиная с IX в., и на латинский – такими учеными как Вильгельм из  Мёрбеке и Евгений Палермский.

Изд. Opera quae exstant omnia. Ed. Heiberg J.L. et al. 3. Vols. Leipzig, 1898–1954. Geographia. Ed. Nobbe C.F.A. 3 vols. Leipzig, 1943–1845; rp. Hildesheim, 1966. Claudii Ptolemaei Geograpniae codex Urbinas Graecus 82. Ed. Fischer J. 2 vols. in 4 pts. Leiden–Leipzig, 1932. Düring I. Die Harmonielehre des Klaudios Ptolemaios. Göteborg, 1930.

Лит. Neugebauer O. A History of Ancient Mathematical Astronomy. New York, 1975/1: 21–261, 2: 917–941. Toomer G.J. Ptolemy’s Almagest. London, 1984. Kunitzsch P. Der Sternkatalog des Almagest: Die arabisch-mittelalterliche Tradition. Wiesbaden, 1986. Ньютон Р. Преступление Клавдия Птолемея. М., 1985.

 

РАВДА, НИКОЛАЙ АРТАВАСД, математик и грамматик; род. в Смирне, жил в Константинополе в XIV в. Он был современником Мануила Мосхопула, который посвятил ему трактат о магических квадратах. В 1341 г. Равда адресовал Феодору Цабухису Клазоменскому свое наиболее тщательно проработанное письмо об арифметических вычислениях (о дробях, квадратных корнях из неквадратных чисел, о дате Пасхи и о деловых и других математических задачах). Он послал Георгию Хацикису более простое письмо о ценности греческих алфавитных чисел, о вычислении на пальцах, о четырех арифметических процедурах и о порядке чисел в десятизначной системе. В этом втором письме Равда ссылается на «Великое индийское исчисление», которое является «Так называемым великим исчислением согласно индийцам» Максима Плануда. В действительности, несколько рукописей этого произведения Плануда содержат две вставки, которые приписываются Равде, одна о вычислении на пальцах, а другая – о методе девяток. Равда также писал о вычислении даты Пасхи (компутусе) (Schissel O. // BNJbb 14 [1937–1938] 43–59) и составил небольшой трактат по грамматике для своего сына, Павла Артавасда.

Изд. Tannery P. Mémoires scientifiques. Vol. 4. Toulouse–Paris, 1920: 61–198. Allard A. Maxime Planude: Le grand calcul selon les indiens. Louvain-la-Neuve, 1981: 203–207f.

Лит. Hunger 1978/2: 247. PLP, no.1437.

 

РИТОРИЙ ЕГИПЕТСКИЙ, астролог; жил в начале VII в., вероятно, в Александрии. Его биография неизвестна. Риторий был автором исключительно богатого собрания извлечений из ранних греческих астрологов, должно быть основанного на великолепной библиотеке. Даты его жизни определены на основании его собственного гороскопа, который может быть датирован 24 февраля 601 г. (Pingree D. Dorothei Sidonii Carmen astrologicum. Leipzig, 1976: xii), и в предположении, что он писал до перехода Александрии во власть арабов в 642 г. Эта дата совместима с тем фактом, что его собрание было доступно Феофилу Эдесскому в VIII в. Мы ныне обладаем лишь тремя эпитомами и несколькими суб-эпитомами. Основные эпитомы датируются IX и началом XI вв., в то время как третья сохранилась только в латинском переводе XIII в.

Трактаты Ритория демонстрируют знакомство с сочинениями многочисленных ученых и астрологов, включая Бальбила (I в.), Дорофея Сидонского (около 75 г.), Птолемея, Веттия Валента (II в.), Антиоха Афинского (III в.), Павла Александрийского, Юлиана Лаодикейского и Евтокия. Собрание Ритория является одной из основных составляющих компендиума, сведенного Елевферием Зибелином, также называемым Илией, в 1388 г. под ложным именем Пальх. Оно также является одним из основных источников византийских гороскопов V и VI вв.

Изд. CCAG 1: 142–164; 5.3: 124f; 5.4: 123–154; 7: 192–226; 8.1: 220–248.

Лит. Pingree D. Antiochus and Rhetorius // ClPhil 72 (1977) 203–223.

 

СИМПЛИКИЙ – философ, который учился у Аммония в Александрии и Дамаския в Афинах; род. в Киликии в VI в. Через некоторое время после вмешательства Юстиниана в дела Афинской Академии в 529 г., Симпликий был одним из семи знаменитых философов, которые отправились ко двору персидского царя Хосрова I. Когда пришло разочарование, им было позволено вернуться на территорию Византии с обещанием безопасности и свободы выражения. Симпликий провел оставшиеся годы своей жизни в Афинах, сочиняя важные комментарии на Аристотеля, а также комментарий на «Encheiridion» Эпиктета, на поверхностный взгляд глупый, однако, содержащий обоснованные нападки на Юстиниана и христианство, если читать между строк. Cameron (infra) предполагает, что Симпликий мог быть «употребляющим в пищу бобы афинянином», на которого нападал Павел Силентиарий в своем описании храма Святой Софии (125–127). Симпликий вызывал противоположные реакции: его хвалили за аристотелевскую образованность в эпиграммах того времени и порицали за спор с Иоанном Филопоном.

Изд. CAG 7–11. Commentaire sur les Catégories d’Aristote, traduction de Guillaume de Moerbeke. Ed. Pattin A. et al. Paris, 1971–1975.

Лит. Sonderegger E. Simplikios: Über die Zeit. Ein Kommentar zum Corollarium de tempore. Göttingen, 1982. Simplicius: Sa vie, son oeuvre, sa survie. Ed. Hadot I. Berlin–New York, 1987. Cameron 1969: 13–30.

 

СИНЕСИЙ – писатель и епископ Птолемеи; род. на Кипре около 370 г., ум. в Птолемее(?) около 413 г. Происходя из богатой семьи, Синезий обучался у Ипатии в Александрии. После разочаровывающего визита в Афины он с 399 по 402 гг. представлял в Константинополе свой родной город и другие (Barnes T.D. // GRBS 27 [1986] 93–120), добившись отмены налогов для них и личного освобождения от общественных обязанностей. В 403 г. он женился на христианке, которая родила ему трех сыновей и придала некоторую веру. В 410 г. народ Птолемеи, впечатленный его активной ролью против варварских мародеров, пригласил его стать их епископом, хотя и некрещеного. Он принял предложение, когда ему позволили сохранить жену и философские сомнения; Феофил Александрийский рукоположил его в 411 г.

Наиболее важными из его разнообразных писаний являются девять поэм или гимнов (десятый подложный), христианская и неоплатоническая смесь в одной из последних проб в классическом лирическом размере. Речь, озаглавленная «О царственности» (Константинополь, 410 г.), среди клише об идеальном императоре, бесподобным образом упрекает Аркадия за его «моллюскообразное» существование. «О провидении» – политическая аллегория о событиях и персоналиях в Константинополе. «Дион», смесь истории и личной апологии, защищает классическую культуру против монашеских нападок. 156 его писем, датируемых между 399 и 413 гг., предоставляют много церковной и мирской информации об условиях в Пентаполе.

Изд. Hymni et Opuscula. 2 vols. Ed. Terzaghi N. Roma, 1944. Hymnes. Ed. Lacombrade C. Paris, 1978. The Essays and Hymns. Tr. FitzGerald A. 2 vols. London, 1930. Epistolae. Ed. Garzya A. Roma, 1979. The Letters, tr. FitzGerald A. London, 1926.

Лит. Bregman J. Synesius of Cyrene. Berkley–Los Angeles, 1982, rev. Roques D. // REGr 95 (1982) 537–539. Vogt J. Begegnung mit Synesios, dem Philosophen, Priester und Feldherrn. Darmstadt, 1985. Roques D. Synésios de Cyrène et la Cyrénaïque du Bas-Empire. Paris, 1987.

 

СИФ СИМЕОН, ученый и писатель; жил во второй половине XI в.; род., возможно, в Антиохии. Его биография известна плохо; его отождествление с protovestiarios Симеоном, который стал монахом около 1034 г. (Skyl. 396f) ныне отвергнуто. Согласно леммам его рукописей, Симеон Сиф (Seth) был магистром и философом, и он упоминает свое путешествие в Египет (возможно, в 1058 г.). Симеон составил книгу диеты, основывающуюся, в основном, на античной традиции; иногда, однако, он ссылается на повседневную практику и арабские рецепты. Он также создавал книги по физике и медицине, включая опровержение Галена.

Симеон перевел с арабского и посвятил Алексею I собрание басней под заголовком «Стефанит и Ихнелат». Басни связаны вместе внешней рамкой бесед между королем Индии и его философом, и между королем-львом и его придворными, среди которых два шакала, Ихнелат и Стефанит, особенно ярки. Персонажи басен преимущественно животные, но мы также встречаем людей – торговцев, медиков, охотников. Моральный принцип, сформулированный в самом начале (ed. Sjöberg 151f), далеко отличен от византийской официальной этики: существует три источника счастья – независимая судьба, хорошая репутация и успех. Эта цель может быть достигнута четверояким образом: простым приобретением богатства; хорошим управлением собственностью; щедростью по отношению к бедным; и избежанием греха. «Стефанит и Ихнелат», возможно, были переработаны Евгением Палермским в XII в. (Jamison 1957: 18f). Книга была популярна на средневековом Западе и в славянских странах.

Изд. De alimentorum facultatibus. Ed. Langkavel B. Leipzig, 1868. Delatte 1927–1939/2: 1–127. Daremberg C. Notices et extraits des manuscripts médicaux. Paris, 1853: 44–47. Sjöberg L.-O. Stephanites und Ichnelates. Stöckholm–Göteburg–Uppsala, 1962. Стефанит и Ихнелат. Пер. под ред. Лихачева О.П. и Лурье Я.С. Ленинград, 1969.

Лит. Beck 1971: 41–45.

 

СТЕФАН АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ, философ; вероятно, род. в Афинах примерно между 550 и 555 гг., ум. в Константинополе(?) после 619/20 г. Согласно Wolska-Conus (infra), он является тем же лицом, что и Стефан Афинский. Его преподавательская деятельность в Александрии засвидетельствована Иоанном Мосхом (PG 87.3: 2929D). Он был близок к кружку Иоанна Филопона. Гипотеза о том, что Ираклий вызвал Стефана в Константинополь и назначил его oikoumenikos didaskalos, была отвергнута H.-G. Beck (Polychronion 72f), но нашла нового сторонника в лице A. Lumpe (ClMed Dissertationes 9 [1973] 150–159). Список его работ все еще не установлен. Стефан написал комментарии к нескольким трактатам Аристотеля и, вероятно, к «Введению» Порфирия; он также написал «Объяснение» к астрономическому комментарию Теона. J. Duffy считает его главными сохранившимися произведениями комментарии к «Прогностикону» и «Афоризмам» Гиппократа и к «Терапевтике» Галена (в названии которых Стефан именуется афинянином). Более спорным остается приписывание Стефану нескольких алхимических работ, сохранившихся под его именем. Неаутентичен трактат (очевидно, 775 г.), якобы предсказывающий судьбу династии Мухаммада. С другой стороны, комментарий на Птолемея, приписываемый Иоанну Цецу, в действительности принадлежит Стефану (Browning R. // ClRev 15 [1965] 262f).

Изд. Stephanus of Athens: Commentary on Hippocrates’ Aphorisms. Ed. Westerink L. Berlin, 1985. Stephanus the Philosopher: A Commentary on the Prognosticon of Hippokrates. Ed. Duffy J. Berlin, 1983.

Лит. Wolska-Conus W. Stéphanos d’Athènes et Stéphanos d’Alexamdrie // REB 47 (1989) 5–89. Usener H. Kleine Shriften. Leipzig–Berlin, 1914/3: 247–322. Lemerle 1986: 88f. Hunger 1978/2: 300f.

 

СТЕФАН ВИЗАНТИЙСКИЙ, автор «Этники (Ethnika)», списка географических названий, дополненный связанными с ними поговорками, оракулами и чудесами; жил, вероятно, около 528–535 гг. Не существует внешних свидетельств о Стефане; из «Этники» было заключено, что он был константинопольским грамматистом, который посвятил свою книгу Юстиниану I. Константин VII Багрянородный, по-видимому, является последним ученым, который был знаком с полным текстом «Этники». Лексикографы «Суда» и Евстафий Фессалоникийский использовали сокращенный текст некоего грамматика (grammatikos) Гермолая, который из других источников неизвестен; его конспект сохранился в нескольких рукописях XV в. и позже. Хотя и заимствуя преимущественно из античных географов (включая Птолемея, Страбона и Павсания), грамматистов (Ороса Милетского V в., и других), комментаторов Гомера (Erbse H. Beiträge zur Überlieferung der Iliasscholien. München, 1960: 251–269) и историков (Полибия и других), Стефан по случаю дает современные названия и имена (готы, Анастасиуполь, Георгий Хировоск); всегда имеется вероятность, что такая информация происходит от Гермолая, и что упоминание Хировоска – интерполяция. Стефан был христианином, который характеризует Вифлеем как место рождения «нашего Бога и Спасителя», несмотря на то, что он редко цитирует христианских авторов (Евсевий и Синесий упоминаются каждый по одному разу). Географические познания Стефана бедны (Pargoire J. // EO 2 [1898–1899] 206–214), а его этимологии смешаны. Значение «Этники» состоит скорее в сохранении при ее посредстве античной традиции, нежели в оригинальности самого сочинения.

Изд. Ethnicorum quae supersunt. Ed. A. Meineke. Berlin, 1849, with corr. Keydell R. // Studi in onore di Anthos Ardizzoni. Vol. 1. Roma, 1978: 477–481. Стефан Византийский. Этника / Пер. с древнегреч. и коммент. М.А. Морозова, общая ред. Г.Л. Курбатова. М., 2006.

Лит. Honigmann E. // RE 2.R. 3 (1929) 2369–2399. Diller A. The Tradition of Stephanus Bizantius // TAPA 69 (1938) 333–348.

 

СТРАБОН – греческий географ; род. в Амазии на Понте около 63 г. до н.э., ум. около 21 г. н.э., но, вероятно, после 23 или 26 г. Он написал два обширных произведения, «Исторические заметки» (сохранилось лишь несколько фрагментов) и «Географию». Последняя была хорошо известна в VI в., когда Стефан Византийский обильно ее цитировал; другие авторы того времени (Гесихий Милетский, Прокопий Кесарийский, Евагрий Схоластик, Кассиодор) также упоминают Страбона. Сохранился палимпсест «Географии» VI в., содержащий преимущественно книги 8–17. Забытый в VII и VIII вв., Страбон был один из тех античных авторов, к которым позднее возродился интерес: рукопись IX в. (Heidelberg, Palat. gr. 398) содержит конспект «Географии», а также «Путешествие вокруг (Periplous) Эрифринского моря», рассказы парадоксографов, мифологические предания и другие тексты. Конспект упоминает, среди прочих племен, «скифов или славян». Кодекс X в. (Paris, B.N. gr. 1397) – наиболее ранняя средневековая рукопись полного текста «Географии». Два трактата Пселла основывались на Страбоне (Lasserre F. // AntCl 28 [1959] 55–61). Евстафий Фессалоникийский и Иоанн Цец использовали «Географию», но настоящий взрыв интереса к Страбону приходится на конец XIII в. С этого периода сохранились несколько рукописей, а среди использовавших выдержки из «Географии» встречались такие авторы как Плануд, Плифон и друг Плифона Дмитрий Раул Кабакис (Lilla S. // Scriptorium 33 [1979] 68–75). В библиотека Виссариона имелось три рукописи Страбона, а итальянские ученые XV в. (Гварино, Грегорио Тифернате, Джованни Андреа Басси) перевели «Географию» на латинский язык.

Лит. Diller A. The Textual Tradition of Strabo’s Geography. Amsterdam, 1975. Aly W., Sbordone F. De Strabonis codice rescripto. Vatican, 1956. Mioni E. I manoscritti di Strabone della Biblioteca Marciana di Venezia // Bisanzio e l’Italia. Milan, 1982: 260–273.

 

ТЕОН АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ, математик, астроном и преподаватель; отец Ипатии; fl. около 360–380 гг. Согласно Суде, Теон был членом Мусея в Александрии; в таком случае он был бы последним из засвидетельствованных членов. Его примерная хронология известна из его отсылок на два затмения в 364 г. и на другие даты, с 360 по 377 гг.

Теон наиболее известен как автор комментариев на две главные астрономические работы Птолемея. Из комментария на «Альмагест» сохранились книги 1–4, часть книги 5 (Mogenet J., Tihon A. // AntCl 56 [1987] 201–218), книги 6–10 и 12–13; некоторые из его комментариев, которые являются редакциями его лекций, основываются лишь на Паппе. Из пяти книг «Большого комментария» на «Подручные таблицы» сохранились книги 1–3 и начало книги 4 (Tihon A. // AntCl 50 [1981] 526–534). «Малый комментарий» на «Подручные таблицы» (в одной книге) сохранился целиком. «Подручные таблицы», сопровождаемые «Малым комментарием», очевидно, были доступны Северу Себохту в Сирии в VII в. (Pingree D. // JAOS 93 [1973] 34) и были переведены на арабский язык в начале IX в. (Haddad F.L., Kennedy E.S., Pingree D. The Book of the Reasons behind Astronomical Tables. Delmar, N.Y., 1981: 203–206). Север Себохт, вероятнее всего, основывался в своем трактате об астролябии на утраченной работе Теона (Neugebauer O. // Isis 40 [1949] 242–246).

В математике усилия Теона состояли в редакции «Начал» и «Данных» Евклида и в переработке его «Оптики» с целью сделать их более доступными для своих студентов. Также он, возможно, является автором псевдо-евклидовской «Катоптрики» или «Зеркал». Его версия Евклида также была известна в Византии, например, рукопись Евклида, копированная для Арефы в 888 г., была редакцией Теона.

Изд. Le “Petit Commentaire” de Theon d’Alexandrie aux Tables Faciles de Ptolémée. Ed. Tihon A. Vatican, 1978, с фр. пер. Le “Grand Commentaire” de Theon d’Alexandrie aux Tables Facile de Ptolémée. Vol. 1. Ed. Mogenet J., Tihon A. Vatican, 1985, с фр. пер. Commentaires de Pappus et de Théon d’Alexandrie sur l’Almageste. Ed. Rome A. 3 vols. Vatican, 1931–1943. Euclidis Opera Omnia. Ed. Heiberg J.L. et al. 5.1. Leipzig, 1888; rp. 1895: xxxix–lviii; 6. Leipzig, 1896: xxxii–xlix; 7. Leipzig, 1895: xlix–l.

Лит. Toomer G.J. // DSB 13: 321–325. Wilson 1983: 42, 83, 86, 121, 262.

 

ФЕОДОР СМИРНСКИЙ, высокопоставленный чиновник и ученый; род. в середине XI в., ум. после 1112 г. Он был магистром (magistros) и судьей в 1082 г., а позднее занимал пост квестора с титулами protoproedros и protokouropalates (Laurent 1963/2, nos. 1118–1119). После низложения Иоанна Итала Феодор был назначен на пост hypatos ton philosophon. В 1112 г. он участвовал в дискуссиях в Константинополе с латинским богословом Петром Гроссолано. Его произведения, большей частью неопубликованные, включают комментарий на Аристотеля (Lackner W. // ByzF 4 [1972] 168), богословский трактат об азимах, погребальную речь о сыне протостатора (protostrator) Михаила Дуки (ныне утерянную) и пару агиографических работ. Автор «Тимориона» сделал Феодора проводником своего героя по подземному миру и восхвалял (иронически?) его учение и честность.

Лит. Guatier P. Le synode des Blachernes (Fin, 1094): Étude prosopographie // REB 29 (1971) 255f. Laurent V. Légendes sigillographiques et families Byzantines // EO 31 (1932) 331–335.

 

ФЕОФИЛ, юрист, антецессор, профессор школы права в Константинополе,VI в. Он был назначен Юстинианом I в комиссию по составлению первого издания «Кодекса Юстиниана» и «Дигест»; вместе с Дорофеем ему было дано распоряжение составить «Институции». Резюме фрагментов первой книги «Дигест» приписываются ему в схолиях к «Василикам». Его изложение «Институций» сохранилось во всей полноте в нескольких рукописях. Эта работа, чья атрибуция Феофилу некорректно оспаривалась Ferrini, возможно, основывалась на заметках, сделанных студентом на лекции, прочитанной Феофилом вскоре после завершения работы над «Институциями».

Изд. Изложение «Дигесты» – Heimbach 1833/6: 33–36. Изложение «Институций» – Ferrini E.C. Institutionum graeca paraphrases Theophilo Antecessori vulgo tribute. 2 vols. Berlin, 1884–1897; rp. Aalen, 1967.

Лит. Kübler B. // RE 5A 2 (1934) 2138–2148. Lokin J.H.A. Theophilus Antecessor // Tijdschrift 44 (1976) 337–344. Idem. Die Karriere des Theophilus Antecessor: Rang und Titel im Zeitalter Justinianus // SubGr 1 (1984) 43–68.

 

ФЕОФИЛ ЭДЕССКИЙ (араб. Thīyūfīl ibn Thūmā), переводчик и христианский астролог; род. в Эдессе около 695 г., ум. 15/16 июля 785 г. Грек из Сирии, Феофил служил астрологическим военным советником у аббасидского халифа аль-Манди (775–785 гг.) и написал насколько астрологических трактатов на греческом языке (частично сохранившиеся также в арабских переводах). Его «Труды касательно начал войн» являются единственным средневековым греческим текстом, полностью посвященным предмету военной астрологии. Адресованный его сыну Девкалиону, трактат частично основан на индийских источниках (Pingree D. // Viator 7 [1976] 148f); «второе издание», состоящее из глав 24–41, включает материалы, приписываемые Зороастру и Юлиану Лаодикийскому, причем последний взят из собрания Ритория Египетского. Позднейшая редакция всех астрологических произведений Феофила была выполнена около 1100 г., а другая – в Школе Иоанна Аврамия в XIV в. «Труды» были также пересказаны учеником Иоанна, Элевферием Зебелином, также называемым Илией, в его компендиуме, ошибочно приписываемом Пальху.

Так называемые «Астрологические воздействия» Феофила в 30 главах, адресованные Девкалиону, также содержат материал, на который оказали влияние индийские источники и который использовался теоретиками магии из Харрана в IX в. (Pingree D. // JWarb 43 [1980] 6). Частично эта работа тоже зависит от Ритория. Последняя работа Феофила, озаглавленная «О различных началах», имеет дело с правилами для совершения действий, подчиненных каждому из 12 астрологических «мест». Многое из этого труда основывается на Дорофее Сидонском и Гефестионе Фивском. Отдельный трактат Феофила, «Собрание космических начал», имеет дело с ежегодными и ежемесячными предсказаниями и различными определениями начала года, согласно египтянам, грекам, персам и арабам. Произведения Феофила – одни из наиболее оригинальных и влиятельных средневековых трактатов по различным аспектам астрологии. Выполненные Феофилом сирийские переводы «Илиады» и «Одиссеи» Гомера не сохранились.

Изд. CCAG 1: 129–131; 4: 93f, 122f; 5.1: 212–226, 233–238; 8.1: 266–270; 11: 204–266.

Лит. Pingree D. The Yavanajātaka of Sphujidhvaja. Vol. 2. Cambridge, Mass.–London, 1978: 443f.

 

ФЕОФИЛ ПРОТОСПАФАРИЙ, медик; его биография и даты жизни неизвестны; условно приписывается VII в., но может датироваться и IX или X в. Феофил сочинил «О строении человеческого тела», работу, сплавляющую христианскую теологию и «Использование частей человеческого тела» Галена. Под именем Феофила сохранились греческие тексты на различные медицинские темы, включая «Экскременты», «Пульсы» и «Урины». Работа «Урины» стала предшественницей многих трактатов на эту тему, таких как «Урины» Иоанна Актуария. Очевидно, Феофил также написал несколько комментариев на работы Гиппократа, но эти трактаты смешаны в рукописях с подобными же трактатами Дамаския, Стефана Александрийского (или Афинского) и Мелетия Монаха; «О различных заболеваниях» Феофила передавались в рукописях вкупе с трактатами на ту же тему Стефана. Портрет Феофила в одеянии медика, занятого уроскопией, сохранился в копии его «Урин» XV в. (MacKinney L. Medical Illustrations in Medieval Manuscripts. Berkley–Los Angeles, 1965, fig.5).

Изд. De corporis humani fabrica V. Ed. Greenhill W.A. Oxford, 1842. Список других работ см.: Hunger 1978/2: 299–301.

Лит. Westerink L.G. The Theophilus Scholia // Stephanus of Athens: Commentary on Hippocrate’s Aphorisms, Sects. III. Berlin, 1985: 17–19.

 

 Филон Александрийский (кон. 1 в. до н.э. – нач. 1 в. н.э.) – иудейско-эллинистический философ, теолог и экзегет.

Биографические сведения. Филон принадлежал к одному из богатейших и влиятельнейших еврейских кланов Александрии. Единственная достоверная дата из его жизни — лето 39 н.э., когда он возглавлял неудавшуюся делегацию представителей александрийской иудейской общины к императору Гаю Калигуле (Иосиф Флавий, «Иудейские древности» XVIII 257-60); сам он пишет об этом в своем произведении «О посольстве к Гаю». Известно, что в это время он был уже пожилым человеком, поэтому традиционно считается, что он родился ок. 15/20 до н.э. Согласно сообщению Иосифа (XX, 100), брат Филона был «самым богатым человеком в Александрии», а сын его Тиберий Юлий Александр (племянник Филона) был прокуратором Иудеи в 46 н.э., впоследствии, при Нероне, он стал префектом Египта. В двух трактатах («О провидении» и «Имеют ли животные разум») Филон отвечает на вопросы своего племянника, который полностью «романизировался» и, по словам Иосифа, «предал обычаи своих предков» (loc. cit); в своих «беседах» с дядей Тиберий придерживался воззрений, близких к учению Новой Академии.

Образование. Филон прошел через все стадии базового греческого образования, которое получали молодые люди из хороших семей (см. De congressu, 74-79). Его произведения показывают знание философских учений среднего платонизма, стоицизма и пифагореизма (последнее, вероятно, благодаря знакомcтву с сочинениями Евдора Александрийского), а также греческой литературы. Среди наиболее значимых для Филона текстов — диалоги Платона, и прежде всего «Тимей», а также «Федр», «Федон», ключевые пассажи из «Теэтета», «Пира», «Государства» и «Законов». Выбор диалогов и степень их использования демонстрируют, что он был в полной мере вовлечен в проблематику современного ему платонизма. Он очень много цитирует, часто — по памяти. Однако на определенной стадии своего образования Филон испытал подобие обращения, переоткрытие ценностей своей культуры и традиций. Это открытие привело к достаточно уникальным результатам: вместо того, чтобы отказаться от греческой культуры и философии, он использовал ее при толковании иудейского Священного Писания. Примечательно, что незнание еврейского языка также принесло философские плоды и привело его к совершенно оригинальному толкованию многих мест греческого перевода Писания (Септуагинты).

Сочинения. Филон был плодовитым писателем; корпус его сохранившихся текстов включает 50 сочинений, которые можно разделить на три группы: 1) Философские трактаты, в которых Филон во многом опирается на греческую философскую традицию («О вечности мира», «О провидении», «Имеют ли животные разум», «О добродетелях», «О том, что каждый добродетельный человек свободен»); 2) Историко-апологетические сочинения, в которых Филон защищает иудаизм от современных ему критиков («Против Флакка», «О посольстве к Гаю», «Апология иудеев»); 3) комментарии на Пятикнижие — основная часть филоновского корпуса (41 сочинение).

Экзегетический метод. Среди предшественников Филона в деле толкования иудейского Писания можно назвать Аристобула Александрийского. Также возможно сопоставление экзегезиса Библии, предпринятого Филоном, со стоическим и пифагорейским экзегезисом самого авторитетного текста греческой культуры — поэм Гомера; как греческие экзегеты видели за описаниями сражений, кораблекрушений и возвращений домой философские истины, так Филон, изучавший греков, увидел истины греческой философии за текстом Пятикнижия.

Филон разработал обширную экзегетическую схему. Во-первых, им была написана серия трактатов, первый из которых посвящен сотворению мира (лат. De opificio mundi) и за которым следуют жизнеописания патриархов, включая жизнеописания Моисея, как примеры «живых законов» (жизнеописания эти очень напоминают легенды о жизни Пифагора). За ними последовала серия работ о Десяти заповедях и отдельных законах, которая заканчивалась трактатом «О вознаграждениях и наказаниях» (De praemiis et poenis). Во-вторых, Филон предпринял последовательное и буквально построчное толкование на Книгу Бытия. Начинается этот экзегезис первыми тремя книгами «Аллегорий Законов», затем, после некоторого перерыва, продолжается трактатом «Об изменении имен» (De mutatione nominum) — комментарий на Gen. 17:1-22. Трактат «О снах» в 3-х кн., из которых сохранились две, тематически примыкает к предыдущему и посвящен толкованию снов Иакова (1-я кн.), Иосифа, фараона, пекаря и дворецкого (2-я кн.). Наконец, третья последовательная серия трактатов, которая полностью сохранилась только в средневековом армянском переводе, включает в себя толкования в форме «вопросов и ответов» на книги Бытия и Исхода. Множество других трактатов Филона посвящено экзегезе отдельных мест Писания.

Теология. Теоретическая философия Филона реконструируется на основе его экзегетических произведений. Его философская система теоцентрична. Бог рассматривается как истинное бытие, — здесь очевидна связь с платонизмом, однако главным источником для Филона прежде всего является библейское «Аз есмь сущий» («Исход» 3:14). Филон строго различает сущность Бога и его существование, и развивает в связи с этим как негативную (апофатическую), так и положительную теологию: о том, что существует Бог-творец, всякий человек может заключить из своего опыта созерцания порядка природного мира; но познание божественной сущности лежит за пределами разума человека (даже такого, каким был пророк Моисей). В своей сущности Бог непознаваем, неименуем, неопределим и невыразим. Согласно Филону, высшее Божество — Иегова Пятикнижия Моисея — абсолютно трансцендентный миру «Сущий Бог», превыше Блага, Единого, или Монады (см., напр., De vita contemplativa, 3). Монада является только «бестелесным образом Бога» (De somn. I, 6). Хронологически такая идея встречается в истории античной философии впервые, однако, как замечает Дж. Диллон (The Middle Platonists, p. 155-156), это может рассматриваться как косвенное доказательство того, что подобные представления были в ходу среди платоников, по крайней мере, со времен Евдора Александрийского.

Оставаясь трансцендентным, Бог связан с космосом как его творец и провиденциальный управитель. По Филону, два главных имени Иеговы — «Бог» и «Господь» — указывают на две соответствующие этому силы (dynameis): первое обозначает его творящую силу (Филон производит слово theos от tithemi), второе (kyrios) — его власть. Учение о божественном логосе призвано объяснить, каким образом Бог связан со всем, что не есть он сам.

Совместно с Софией («матерью всего сущего») и Справедливостью, которая напоминает неопределенную двоицу пифагорейцев, Дике, помощницу Зевса и ветхозаветную Премудрость) трансцендентный Бог порождает Сына и свое самое совершенное творение — Логос-Слово (Fug. 109). Логос является «инструментом» и активным элементом творческой мысли бога, «местом», где расположены идеи. Именно этот Логос-Слово сначала творит две высшие силы — Благо и Власть, а затем — духовный и материальный мир и человека. Благодаря его активности идеи-потенции (logoi spermatikoi, ср. стоические «семенные логосы») в свою очередь проявляют себя и под управлением Логоса создают мир. Понятие логоса несет в себе как имманентный (присутствие божества в созданном им мире), так и трансцендентный смысл, и тогда логос выступает у Филона как синоним умопостигаемого мира и божественной природы.

Не вполне ясно Филон высказывается об онтологическом статусе материи — была ли она создана Богом, или существовала до творения. В своем комментарии на «Книгу Бытия» он этот вопрос не обсуждает. Вероятно, Филон оставался в рамках универсальной греческой аксиомы «из ничего ничего не бывает», и в отличие от раннехристианских мыслителей не был готов развивать учение о творении ex nihil.

Этика Филона базируется в основном на двух текстах из «Книги Бытия», Gen. 1:26-27 и Gen. 2:7, которые интерпретируются по преимуществу в стоических и платонических терминах. Человек создан «по образу Божию», что означает: по образу Божию была создана разумная душа человека, бессмертная его часть; согласно второму тексту, сотворение человека завершается приданием человеческому телу божественного «дыхания» (pneuma). Цель земной человеческой жизни рассматривается Филоном в согласии со знаменитой формулой Платона и платоников, как «уподобление Богу», и это «уподобление» означает «богопознание». Но что может рассматриваться как предельная цель — познание божественной сущности, — принципиально недостижимо, ибо тогда уподобление оказалось бы отождествлением, что невозможно в случае с творцом и его творением.

Цель, достижимая человеком в этой жизни — стать мудрым. Путь к высшему этическому идеалу мудреца (который отличается «бесстрастием», а не просто «умеренностью», метриопатией) лежит через проявление природных благородных задатков, образование и упражнение (askesis). Высший идеал Филон персонифицирует в образе Моисея. На пути к идеалу возможны различные добродетельные состояния, которые Филон выстраивает иерархически и поясняет с помощью библейских образов: «аскетическая» добродетель («добродетель Иакова») стоит ниже добродетели, основанной на образовании («добродетель Авраама»), а выше них обеих стоит «добродетель Исаака», проистекающая из благословенной Богом природы.

Влияние. Будучи отвергнутыми иудаизмом, воззрения Филона оказали огромное влияние на формирование христианской философии, и прежде всего на экзегетический метод и теологические воззрения первых христианских философов — Климента Александрийского и Оригена. Можно утверждать, что Клименту и его окружению принадлежит заслуга сохранения литературного наследия Филона. Именно в т.н. «александрийской подготовительной христианской школе», основанной легендарным Пантеном, мысль Филона обрела новую жизнь (см. работы A. van den Hoek, D. Runia), явившись своего рода связующим звеном между эллинистической иудейской и христианской философией.

Соч.: Philonis Alexandrini opera quae supersunt, rec. J. Cohn et P. Wendland, t. 1-7, Berolini, 1896-1915 (repr. 1962-63); Philo, Works in 12 vols., engl. transl. by F.H. Colson, G.H. Whitaker, R. Marcus, Camb. (Mass.), 1929-53 (Loeb); Рус. пер. — О жизни созерцательной, в кн.: Смирнов Н.П., Терапевты и сочинение Филона «О жизни созерцательной», Киев, 1909; Против Флакка. О посольстве к Гаю, пер. О.Л.Левинской, в кн.: Библиотека Флавиана, вып. 3, М., 1994, с. 13-112.

Лит.: Иваницкий В.Ф., Филон Александрийский: жизнь и обзор литературной деятельности, Киев, 1911; Лосев А.Ф., История античной эстетики. Поздний эллинизм, М., 1980, с. 82-128; Wolfson H.A., Philo: Foundations of Religious Philosophy in Judaism, Christianity and Islam, v. 1—2, Camb. (Mass.), 1962; Mayer G. Index Philoneus, B., 1974; Dillon J., The Middle Platonists, L., 1977, 2ed. 1996 (ch. 3); Runia D.T., Philo of Alexandria and the Timaeus of Plato, Leiden, 1986; его же, Exegesis and Philosophy: Studies on Philo of Alexandria, Hampshire, 1990; его же, Philo in Early Christian Literature, Assen, 1993; Radice R., Runia D.T., Philo of Alexandria: An Annotated Bibliography 1937-1986, Leiden, 1988; Hoek, van den A., The “Catechetical” School of Early Alexandria and its Philonic heritage, «Harvard Theological Review» 90, 1997, p. 56-87.

 

ФИЛОПОН, ИОАНН – ученый философ и богослов, род. ок. 490 г., ум. после 567 г. или после 574 г. (Сорабджи). «Филопон» – это прозвище со значением «трудолюбивый», также может относиться к александрийской гильдии «philoponoi» или помощников в церкви. Иоанн, христианин, обучавшимся у неоплатоника Аммония, был профессиональным грамматиком в Александрии. Будучи прирожденным полемистом, в 529 г. он атаковал неоплатоническое учение Прокла относительно вечности мира в своем сочинении «Против Прокла о вечности мира». Филопон разработал христианскую теорию материи, критикуя сочинение «О мире» Аристотеля в трактате (сохранившемся лишь фрагментарно), который спровоцировал тщательно продуманный ответ со стороны Симпликия. Иоанн опроверг аристотелевское понятие сущности (ousia), которая позднее стала называться квинтэссенцией (пятой сущностью), т. е. предметов неподвижных или движущихся по кругу вокруг центра вселенной, полностью отдельных от материи и поэтому божественных; звезды по Аристотелю, не знают движения вверх и вниз и обладают уникальной субстанцией, которая вечна. Со ссылкой на астрономические наблюдения о том, что звезды обладают особым родом движения, не гомоцентрическим с остальной вселенной, Иоанн сделал вывод, что небесные тела не обладают кардинальным отличием от земных, Иоанн также приводил доводы о возможности случайного возникновения мира. Иоанн подверг критике большую часть аристотелевой науки, особенно, объяснение динамики античного философа, а также предложил свои собственные новаторские теории о скорости в вакууме и импульсе.

В поздних годах (с ок. 553 г.) сторонник монофизитства Иоанн обратился к богословию: его трактат «О сотворении мира» был направлен против космогонии Косьмы Индикоплова. В трактате 567 г. под названием «О Троице» или «О теологии» проявляется склонность Иоанна к тритеизму, учению об отдельном существовании каждой ипостаси. Некоторые из его богословских произведений, включая «Арбитра» и «Письмо к Юстиниану», дошли до нас на сирийском языке. Разнообразные работы Иоанна включали комментарии на Аристотеля и трактаты об астролябии и грамматике. Заметка о нем в Лексиконе «Суды», вместе с несколькими упоминаниями в «Библиотеке» Фотия, которые по-разному образом превозносят его стиль, осуждая его еретические мнения, подразумевают стойкую византийскую аудиторию; его также читали в арабском мире.  

Изд. CAG. B. 13–17. Berlin, 1887–1909. Rabe H. Hrsg. De aeternitate mundi contra Proclum. Leipzig, 1899; репр. 1963. Wildberg C. Ed. and trans. Agaisnt Aristotle on the Eternity of the World. Ithaca, N.Y., 1987. Reichardt W. Hrsg. De opificio mundi. Leipzig, 1897. Сирийские тексты – Sanda A. Ed. Opuscula monophysitica Ioannis Philoponi. Beirut, 1930 с лат. пер. Segonds A.P. Ed. с фр. пер. Traité de l’astrolabe. Paris, 1981.

Лит. Sorabji R. Ed. Philoponus and the Rejection of Aristotelian Science. Ithaca, N.Y., 1987. Wildberg C. John Philoponus’ Criticism of Aristotle’s Theory of Aether. BerlinNew York, 1988.

 

ФОТИЙ – патриарх Константинопольский (858–867 гг., 877–886 гг.), ученый и политик; род. ок. 810 г. (Ahrweiler H. // BZ 58 [1965] 348f, ум. после 893 г. (Jenkins R. // DOP 19 [1965] 244). Фотий родился во влиятельной семье (его дядей был патриарх Тарасий) и вырос в тени иконоборческих гонений (Mango C. // Iconoclasm: 139), уже в раннем возрасте он занял высокое положение в византийкой бюрократии: он участвует в посольстве к арабам (в 838, 845 или 855 г.) и назначается протасекритом. Когда Игнатий был вынужден уйти в отставку, Фотий был быстро избран патриархом, несмотря на то, что был до этого мирянином. Его поддерживали Михаил III и кесарь Варда, а его переписка предполагает, что он находился в лучших отношениях с  военной аристократией, чем с с гражданским чиновничеством (Kazhdan A. //  Speculum 61 [1986] 897). Отречение Игнатия положило начало внутрицерковной борьбе: когда партия Игнатия заручилась поддержкой папы Николая I, последовал и конфликт с папством. После восшествия на трон Василий I, искавший поддержки итальянских сил против арабов, решил пересмотреть отношение администрации к Фотию; Собор 869–870 г. (см. под Константинополь, Соборы) восстановил Игнатия и изгнал и осудил Фотия. После смерти Игнатия Фотий был мирно возвращен на патриарший трон. На Соборе 879–880 г. (см. также под Константинополь, Соборы) Фотий был оправдан и примирен с папой. В конфликте Василия со Львом VI, Фотий принял сторону отца, и внезапная смерть Василия и наследование Львом положили конец карьере Фотия. Он был смещен и сослан; его кончина осталась незамеченной современниками.

Фотий был хорошо начитан в античной литературе, и сделал многое для оживления интереса к античности. Лемерль подверг сомнению его деятельность на посту профессора в Константинополе (infra); однако Шевченко считает его наряду со Львом Математиком одним из самых значительных учителей столицы (AHR 79 [1974] 1533f). Помимо «Библиотеки» Фотий составил «Лексикон», несистематический список достойных внимания слов и выражений, который случайно встретились ему во время чтения. Письма Фотия, иногда хвалебные, а иногда едкие и безапелляционные, адресованы папе и правителям (в послании Борису I Фотий пытается оказать влияние на политику болгар), военным, гражданским и церковным лидерам. «Амфилохия», также без какой-либо системы, является ответами, адресованными митрополиту Кизика Амфилохию, в них обсуждаются как богословские, так и светские вопросы. В своей полемической «Мистагогии Святого Духа», Фотий разрабатывает аргументы против латинского учения о Филиокве. Фотий также написал трактат против павликиан, основанный на подобной работе Петра Сицилийского. Гомилии Фотия содержат обильный материал по политической истории (напр., о первом нападении русских на Константинополь в 860 г.), а также о византийском искусстве (описание церкви Богородицы в Фаросе, изображения Богородицы в Святой Софии). Его авторство «Эпанагоги» остается недоказанным.

Отношение современников к Фотию было очень разным. Памфлет против него был использован Никитой Давидом Пафлагоном в его «Житии» Игнатия, а также Симеоном Магистром; с другой стороны Константинопольский Синаксарь упоминает имя Фотия (Synax.CP:448.19–23) под 6 февраля, хотя неизвестно какого-либо его жития. Долгое время современные западные ученые, такие как Хергенрётер (infra), видели в Фотии зачинщика схизмы между Римом и Константинополем, пытаясь «разоблачить» его деятельность, в то время как русские и греческие историки рассматривали Фотия как святого и гуманиста. Грумель (Grumel V. // Revue des sciences philosophiques et théologiques 32 [1933] 432–457) и Дворник (infra) показали, что т. наз. «Фотиева схизма» была кратковременной.

Изд. PG 101–104. Laourdas B. Ed. Homiliai. Thessaloniki, 1959. Англ. пер. C. Mango. Washington, D.C., 1958. Laourdas B. Westerink L. Eds. Epistulae et Amphilochia, 6 vols. Leipzig, 1983–1988. Theodoridis Ch. Ed. Lexicon, vol. 1. Berlin–New York, 1982. Freese J.H. Ed. The Library of Photius. London, 1920. Англ. пер. On the Mystagogy of the Holy Spirit. Astoria, N.Y., 1983.

Лит. Hergenröther J. Photius, Patriarch von Constantinopel, 3 B. Regensburg 1867–1869. White D.S. Patriarch Photios of Constantinople. Brookline, Mass., 1981. Dvornik F. The Photian Schism. Cambridge, 1948; репр. 1970). Lemerle 1986:205–235. Beck 1959:520–528.

 

ХАЛКОКОНДИЛ, ЛАОНИК – историк, род. в Афинах ок. 1430 г., ум. ок. 1490 г. О его жизни известно немногое. Его отец Георгий бежал в Морею в 1435 г. после неудачного заговора против Ассаджуоли (Acciajuoli). В 1447 г. Халкокондил был учеником Плифона при дворе в Мистре. Очевидно, что он провел свою жизнь где-то в Эгейском регионе.

Написанная им в 1480-е гг. «История» в десяти книгах посвящена периоду между 1298 и 1463 гг. Задачей труда было показать «падение великой эллинской империи» и рост турецкого влияния. Его внимание к подъему турецкого государства весьма необычен для византийских историков. Он имел непосредственный доступ к турецким источникам (таким, как документы из секретариата султана) и собрал важную информацию о ранних турецких институтах (Vryonis S. // International Journal of Middle East Studies 7 (1976) 423–432). Турецкого султана он называет «basileus», а византийского императора именует «basileus Hellenon». Его рассказ о турецко-византийском конфликте следует модели «Истории» Геродота. У Фукидида он заимствует введение многочисленных прямых речей и использование аттической лексики. В качестве отступлений Халкокондил помещает в свою историю пространные рассказы о различных народах, прежде всего мусульманах, германцах, русских, южных славянах, испанцах. Автор «Истории» верит в различные оракулы и предсказания и объясняет исторические события волею случая (tyche; Turner C. // BZ 57 (1964) 358–361). Одним из основных недостатков истории является отсутствие ясной хронологии и датировки событий.

Изд. Laonici Chalcocondylae Historiarum Demonstrationes, ed. E. Darko, 2 vols. Budapest, 1922–1923.

Лит. Wifstrand A. Laonikos Chalkokondyles, der letzte Athener. Ein Vortrag. Lund, 1972. Веселаго Е. В. Историческое сочинение Лаоника Халкокондила // ВВ 12 (1957) 203–217. Ditten H. Der Russland-Exkurs des Laonikos Chalkokondyles. Berlin, 1968. Moravcsik, Byzantinoturcica 1: 391–397.

 

ХИОНИАД, ГРИГОРИЙ, астроном, врач, преподаватель и епископ; родился в Константинополе между 1240 и 1250, умер в Трапезунде ок. 1320 г.; при крещении наречен Георгием. Приняв монашество, Хиониад отправляется из Константинополя в Трапезунд, где, возможно, создает свои заметки о «Диалектике» и «О православной вере» Иоанна Дамаскина. В начале 1290-х он отправляется ко двору Иль-Хана в Тавриз, где под руководством Шамс Бухари начинает изучать астрономию. Между ноябрем 1295 и ноябрем 1296 г. Шамс диктует ему на персидском правила использования «Таблиц Ала'и» аль-Фахада, которые Хиониад переводит на плохой греческий под названием «Персидское сочинение по астрономии». Работа, условно называемая «Исправленный канон», которую он написал весной и осенью 1296 г. с целью выразить некоторые из этих впоследствии правил более удовлетворительным языком, указывает на то, что в то время он уже был хорошо знаком с сокращенной арабской версией «Таблицы Санджари» аль-Хазини и с персидской версией  «Таблицы Иль-Хани» ал-Туси, которые он впоследствии перевел на греческий. В этот период он также переводит различные короткие сочинения, в том числе трактат об астролябии, написанный Шамсом, и введение в астрономию, иллюстрированной диаграммами из сборника Туси. Сборник Туси в конце концов стал известен на Западе благодаря рукописям Хиониада и, возможно, другим источникам; он был использован Коперником при создании его планетарной модели (Swerdlow N., Neugebauer O. Mathematical Astronomy in Copernicus's De revolutionibus. New York, 1984: 47f).

Хиониад возвращается в Трапезунд в сентябре 1301 г., а в Константинополь – в апреле 1302 г. В Константинополе он преподает персидскую астрономию и медицину. По-видимому, в этот период он переводит на греческий небольшой персидский трактат о противоядиях и, будучи заподозрен в ереси, вследствие своего долгого пребывания среди персов и интереса к астрологии, пишет исповедание веры (изд. Westerink L.G. // REB 38 (1980) 233–45). Был назначен епископом Тавриза в 1308 г., в это время он и принял имя Григория. Оставался на этом посту в Тавризе в течение последующих пяти лет, после чего возвращается в Трапезунд как монах. Умирая, оставил часть своих книг Константину Лукиту.

Изд. The Astronomical Works of Gregory Chioniades, ed. D. Pingree, 3 vols. in 4 pts. Amsterdam, 1985–86. Papadopoulos I.V. Gregoriou Chioniadou tou astronomou Epictolai // EEPhSPTh 1 (1927) 151–205.

Лит. Pingree 1964. Idem. In Defense of Gregory Chioniades // AIHS 35 (1985) 436–38.

 

ХОМАТИН, ДМИТРИЙ – центральная церковная фигура независимого государства Эпир. Род. в сер. XII в., ум. ок. 1236 г. В конце XII в. Хоматин или Хоматиан (Chomatenos, Chomatianos) служил в качестве apokrisiarios архиепископа Охрида перед патриархом Константинополя. Он был также хартофилактом Охрида и в 1216/17 гг. назначен архиепископом автокефальной кафедры в Охриде Феодором Комнином Дукой. В 1225 или 1127/8 гг. Хоматин короновал Феодора в качестве императора в Фессалонике, вызвав осуждение патриарха Германа II в Никее, и инициировав таким образом схизму (1228–1233 гг.) между Эпирской и Никейской церквями (Prizing G. // RSBS 3 (1984) 21–64).

Хоматин претендовал на позицию квази-патриарха, что доказывается не только вышеупомянутой коронацией, но и тем обстоятельством, что даже после поражения Феодора в 1230 г. его канцелярия продолжала издавать соответствующие документы. Собрание актов и писем Хоматина, числом ок. 150, являются важнейшим источником по административной и церковной истории Эпира, Сербии и Болгарии первой половины XIII в. (Prinzing G. // EpChron 24 (1982) 73–120; 25 (1983) 37–112; Barišić F, Ferjančić B. // ZRVI 20 (1981) 41–58). Его акты, в основном в области семейного права, наследования, а также нескольких случаев убийств, таких как его коллеги Иоанна Апокавка, являются важнейшим источником по социальной и правовой истории этого периода. Из этих документов виден общий уровень правовых знаний, методы аргументации и типы дел, разбирающихся в суде епископа. Высказывания Хоматина о необходимости ограничения власти императора беспрецедентны (Simon D. // Gedächtnissschrift für Wolfgang Kunkel. Frankfurt, 1984, 449–492.) Вероятно, между 1230 и 1234 гг. он написал краткое житие Климента Охридского, болгарского святого (Коледаров П. // Литературная мысль 27 (1983), № 3, 89–100).

Изд. Pitra, Analecta, vol. 6.

Лит. Prinzing G. // LNA 79 (1986) 310–343. Simon D. Byzantinische Provinzialjustiz // BZ 79 (1986) 310–343. Laiou A.E. Contribution à l’étude de l’institution familiale en Epire au XIIIème siècle // FM 6 (1984) 275–323. Macrides 1988.

 

ХРИСОБАЛАНТ, ФЕОФАН, медик, живший в X в. Недавние исследования показали, что имя Феофан Нонн, которым ранее именовали этого медика, восходит к источнику, являющемуся подделкой эпохи Возрождения. Биографических деталей не сохранилось, однако известно, что по заказу Константина Багрянородного (вероятно, Константина VII) Хрисобалант  скомпилировал учебник по медицине, используя для этого труды Оривасия, Аэция Амидского, Александра Тральского и Павла из Эгины. Этот учебник сохранился под названием Epitome de curatione morborum в 297 главах. Кроме того, он написал трактат по фармацевтике De remediis, который еще не опубликован. Еще одно его произведение, De alimentis, рассказывает о лечебной ценности различных видов питания.

Изд. Epitome de curatione morborum, ed. C.W. Ettinger, 2 vols. Amsterdam, 1794–95; De alimentis // PhysMedGr 2: 257–81.

Лит. Sonderkamp J. Theophanes Nonnus: Medicine in the Circle of Constantine Porphyrogenitus // DOP 38 (1984) 29–41; idem. Untersuchungen zur Ueberlieferung der Schriften des Theophanes Chrysobalantes (sog. Theophanes Nonnus). Bonn, 1987.

 

ЦЕЦ, ИОАНН, поэт; род. около 1110 г., ум. между 1180 и 1185 гг. Согласно его собственному утверждению, Цец (Tzetzes) был грузином со стороны матери (Gautier P. // REB 28 [1970] 207–220), что объясняет его интерес к черноморскому региону (Bibikov M. // EtBalk 12 [1976] no.4, 116–120). Хотя он и кичится тем, что его дед был богачом (хотя и неграмотным), Цец не имел особого состояния. Он зарабатывал себе на жизнь литературным трудом (ep. 75, p.109.19–20) и, таким образом, принадлежал к группе профессиональных литераторов. Ни его произведения, ни его попытки преподавать не приносили ему достаточного заработка, и тема нищеты интеллектуалов пронизывает его произведения: ему пришлось продать свою библиотеку, покровители, которые заказывали ему произведения, медлили с оплатой, и т.д. Его главное произведение уникально по жанру: оно состоит из собрания писем, сопровождающихся поэтическими схолиями, озаглавленными «Истории» (или «Хилиады»). Письма Цеца часто имеют дело с политическими событиями (например, Shepard J. // ByzF 6 [1979] 191–239) и историческими персонажами и предоставляют живые сцены повседневной жизни (например, семья священника, которая жила над Цецем и держала дома свинью), в то время как «Истории» подчеркивают антикварную тенденцию в пристрастиях Цеца, поскольку часто приводятся древние и библейские данные и имена. Произведения Цеца, посвященные современным событиям, редки (среди прочих – поэма на смерть Мануила I и ямбическая сатира на образование того времени – Leone P.A.M. // RSBN 6–7 [1969–1970] 135–144). Он сочинил многотомный комментарий на Гомера («Аллегории к “Илиаде” и  “Одиссее”», «Экзегеза», «Антегомерика», «Гомерика» и «Постгомерика», в которых он притязал на то, чтобы быть более последовательным, чем сам Гомер), Гесиода, трагиков, Аристофана, Ликофрона и Оппиана. В «Житии святой Лючии» Цеца (Garana O. // Archivio Storico Siracusano 1 [1955] 15–22) он, очевидно, имеет в виду византийскую войну против коалиции норманнов, венгров и их русских союзников.

Изд. Epistulae. Ed. Leone P.A.M. Leipzig, 1972. Historiae. Ed. Leone P.A.M. Neapol, 1968. См. список изданий в: Tusculum-Lexicon 814–817, а также см. Konstantinopoulos B. Inedita Tzetziana // Hellenika 33 (1981) 178–184.

Лит. Wendel C. Tzetzes // RE 7A (1948) 1959–2011.

 

ЭЗОП – раб фригийского происхождения, живший на Самосе в VI в. до н.э. и знаменитый своими баснями о животных, краткими прозаическими произведениями, аллегорически раскрывающими различные моральные темы. Изначально, вероятно, являясь традиционными народными присказками, басни впоследствии оформились в особый литературный жанр, классифицируемый как progymnasma, и все, за исключением басен Афтония (Aphthonius), были приписаны Эзопу. Первое собрание басен, ныне утраченное, однако, судя по всему, известное еще Арефе Кесарийскому (Arethas), было составлено в IV в. до н.э. Басни Эзопа известны в трех вариантах: 1) августинианском, вероятно составленном во IIIII вв.; 2) венском, неизвестной даты и 3) аккурсианском, к которому причастен Максим Плануд. Басни Синтипа представляют собой греческую версию сирийского перевода Эзопа. Аналогичные анекдоты о животных встречаются также в «Физиологе» и повествованиях о животных, а различные византийские истории о животных, отсутствующие у Эзопа доказывают популярность этого жанра в поздневизантийский период. Эзопу приписывались также собрания пословиц и гномов. «Жизнеописание Эзопа», составленное во II в. в Египте, превращает легендарные сведения о жизни Эзопа в увлекательный рассказ, который был популярен не только в самой Византии, но и далеко за ее пределами. Это произведение интересно и для филологов, поскольку является прекрасным свидетельством эволюции разговорного греческого языка.

Нью-Йоркская рукопись Эзопа (Morgan Lib. 397) является не только важным источником текста, но и содержит серию миниатюр (Avery M. //ArtB 23 (1941) 103–16). Сцены из по крайней мере трех басен Эзопа с краткими пояснениями изображены в каменной комнате над нартексом в Эски Гюмюш (Gough M. // AnatSt 15 (1965) 162–64).

Изд. Corpus fabularum Aesopicarum, ed. A. Hausrath, H. Hunger, 2 vols. Leipzig, 1959–70; Perry B.E. Aesopica, vol. 1. Urbana, Ill., 1952.

Лит. Perry B.E. Babrius and Phaedrus. Cambridge, Mass, 1965, p. xi–xlvi; Beck 1971: 28–31.

 

ЭСХИЛ – древнегреческий трагик, род. в Элевсине в 525/24 г. до н.э., ум. в Сицилии в 456 г. до н.э. В византийский период был менее популярен, нежели другие великие трагики. В хронике Малалы (Mal. 72.9) упоминается как «афинский царь», а Судой вообще игнорируется. Древнейший манускрипт, содержащий семь сохранившихся трагедий Эсхила, датируется X – началом XI в. Некий интерес к Эсхилу проявляет Пселл, отмечающий глубину и суровость его стиля, однако признающий, что в целом его произведения трудны для понимания (Dyck A.R. The Essays on Euripides and George of Pisidia. Vienna, 1986, p. 44.58–64). Около 20 цитат из Эсхила содержится в драматическом произведении Christos Paschon, а в другой драме Katonyomachia содержатся отдельные вербальные заимствования. Аннотированные издания наиболее известных произведений Эсхила, триады «Персы», «Прометей» и «Семеро против Фив», были подготовлены в XIV в. Фомой Магистром и Деметрием Триклинием. Последний издал также «Эвмениды» и «Агамемнона». Сохранившаяся собственноручная рукопись этого автора (Naples, Bibl. Naz. 2 F 31) является основным источником текста большей части «Агамемнона». Количество сохранившихся рукописей и цитаты в произведениях византийских авторов свидетельствуют, что Эсхил в это время уступал в популярности Еврипиду и Софоклу.

Изд. Demetrii Triclinii in Aeschyli Persas scholia, ed. L. Massa Positano. Naples, 1963; Scholia graeca in Aeschylum quae extant omnia, ed. O.L. Smith, 2 vols. Leipzig, 1976–1982.

Лит. Dawe R.D. The Collation and Investigation of Manuscripts of Aeschylus. Cambridge, 1964; Smith O.L. Studies in the Scholia on Aeschylus I: The Recessions of Demetrius Triclinus. Leiden, 1975; Treu K. Zur Papyrusьberlieferung des Aischylos // Aischylos und Pindar: Werk und Nachwirkung, hrsg. E.G. Schmidt. Berlin, 1981, S. 166–169.

 

ЯМВЛИХ – философ-неоплатоник; род. в Халкисе (в "Полой" (Коеле) Сирии) ок. 250 г., ум. ок. 325 г. Считается, что Ямвлих учился у Порфирия в Риме. Позднее он основывает свою собственную школу в Апамее в Сирии, где начинает преподавать смесь неоплатонизма, пифагорейской мысли и восточной мистики в ущерб теориям Плотина, поражая своих студентов подлинными или подставными «подвигами» ясновидения и левитации. Имя Ямвлиха стало служить талисманом среди последних рядов оппозиции христианству, особ., у императора Юлиана Отступника.

Сохранившиеся произведения Ямвлиха включают «О пифагорейском образе жизни», «Протрептик» и три математических трактата; авторство Ямвлиха трактата в защиту магии «О мистериях» оспаривается, но скорее всего это подлинная работа философа. Сохранился также фрагмент его трактата о риторике. Комментарии Ямвлиха на Платона, Аристотеля и Халдейские оракулы по большей части утрачены, также как и работа «О душе» (фрагменты из нее сохранились у Стобея) и «О богах». Евнапий Сардийский («Жизнеописания софистов» 458 [p.362]) осуждает неуклюжий стиль Ямвлиха. Ямвлих оказал влияние на ход неоплатонизма  и через свои произведения, и через учеников, эклектически включая все разновидности суеверий и восточных верований, извращая мистику в магию, и приспосабливая все эти элементы для своей еще более расширенной и невразумительной системы с сильной зависимостью от троических делений.

Изд. Deubner L. Ed. De vita pythagorica liber. Leipzig, 1937; репр. Stuttgart, 1975. Pistelli E. Ed. Protrepticus. Leipzig, 1888; репр. Stuttgart, 1967. Des Places E. Ed. Les mystères d’Egypte. Paris, 1966. De Falvo V. Ed. Theologoumena arithmeticae2. Leipzig, 1975.

Лит. Armstrong 1967: 294–301. Larsen B.D. Jamblique de Chalcis. Aarhus, 1972. Finamore J. Iamblichus and the Theory of the Vehicle of the Soul. Chico, Calof., 1985. Vanderspoel J. Iamblichus at Daphne // GRBS 29 (1988) 83–86.

 

 

 


 

 

 

 

Домашняя | Общий очерк | Основные разделы | Лица | Явления | Библиография

Дата последнего изменения этого узла 16.12.2006