Древнее право

 

Домашняя

 

 

 

Мякин Т. Г. История Древней Греции и Древнего Рима

 

Первая часть

 

Вторая часть

 

 

1. Древняя Греция

 

Критские надписи (VIV вв. до н. э.)

АРИСТОТЕЛЬ. О государственном устройстве Крита

СТРАБОН. О городах Крита

АФИНЕЙ. Критские пиры

 

2. Древний Рим

 

Аграрный закон Тория (111 г. до н. э.)

 

ИНСТИТУЦИИ ГАЯ

Книга первая

Книга вторая

Книга третья

Книга четвертая

 

 

 

I

ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ

 

 

КРИТСКИЕ НАДПИСИ

(VIV вв. до н. э.)

 

Постановление Гортины о жителях Латосия

(IC, IV, 78. Пер. Т. Г. Мякина)

 

Боги!

Гортинцы сочли за благо постановить.

(Если) кто объявит, что этот… [вольно]отпущенник живет домовладельцем в Латосии на справедливых и равных основаниях[1], то пусть такого никто не порабощает и не грабит. Если же будет порабощение, пусть косм-ксений не останется в стороне[2]. А если ограбят, то пусть титы взыскивают за каждую вещь по 100 статеров[3]. (Украденное) – вернуть, выплатив двойную стоимость каждой вещи. Если титы не сделают так, как записано (в этом постановлении), то пусть выплатят жалобщику двойную стоимость всех этих вещей и штраф городу.

 

Постановление Гортины о гражданах Ритимны

(IG, IV, 80. Пер. Т. Г. Мякина)

 

Боги!

На следующих условиях пусть ритимнейцы у гортинцев управляются по собственным законам и имеют свой суд.

 

…(Пусть они участвуют в жертвоприношениях)… каждые три года доставляя в Биду жертвенных (животных) на 350 статеров[4]. А если кто построит (там) дом с крышей и… насадит деревья, то пусть построивший дом и насадивший деревья (все) это пожертвует и отдаст (богам)… Если не подчиняется этому указанию вождь старта и  отправляющий должность косма[5], который будет при власти и вместе с ретимнейским космом будет космом по Ритимне[6], то его (не подчиняющегося) оштрафовать на драхму и осудить совместным судом старта  и ритимнейцев. На большую сумму, (чем эта), не штрафовать. Если оштрафуют на большую сумму или если не будет осужден, пусть (его) судит суд чужестранцев[7]. Пусть не подвергает имущество судебному аресту гортинец от имени ритимнейца. Если (обвиняемый) проиграет дело по этому имуществу, пусть предоставит в двойном объеме простое возмещение, о котором изначально записано. Взыскивать ритимнейскому косму. Если же космы не будут взыскивать, то пусть будет позволено взыскать ритимнейским старейшинам…

 

Постановление о космах

(Казанский, 1983, №74. Пер. Т. Г. Мякина)

 

Город счел за благо[8].

Если кто-либо пробудет космом десять лет, пусть он больше не становится космом. Если же станет космом, то пусть, когда будет вершить суд, приговорит самого себя к уплате штрафа в двойном размере. Пусть  (этот человек) – да погубит его бог – будет лишен имущества, пока не выплатит (штрафа)[9]. Все его решения как косма да будут ничтожными[10]. Пусть (каждый) косм поклянется, что оштрафует (его) так, как это угодно гражданам города.

 

Постановление Гортины о взносах

на общественные трапезы

(IG, IV, 77. Пер. Ю. В. Андреева)[11]

 

…две (меры) свежих фиг, три молодого вина[12]. Тот, кто не (может отдать) все, пусть отдаст половину. Если карподасты найдут спрятанные или не поделенные плоды и заберут их[13], они не несут наказания. Виновный должен выплатить саму стоимость (плодов) и штрафы, как написано. За плоды, (стоимость которых установлена) под присягой, взыскать серебром.

 

 

АРИСТОТЕЛЬ

 

О государственном устройстве Крита

(Политика, II, 7. Пер. С. А. Жебелева)

 

1. Критский государственный строй близок к лакедемонскому. Некоторые его черты не хуже, в большей же своей части он все же оказывается, менее искусно созданным. Вероятно – да это подтверждается и преданием, – лакедемонское государственное устройство во многих своих частях явилось подражанием критскому, а известно, что старинные учреждения бывают в большинстве случаев менее разработаны, чем более поздние. По преданию, Ликург, отправившись в путешествие, после того как он отказался от опеки над царем Хариллом, значительную часть времени провел тогда на Крите из-за племенного родства[14]. Дело в том, что жители Ликта были лакедемонскими колонистами; когда они отправились основывать колонию, то восприняли у тамошних жителей существовавшую у них совокупность законов. Недаром и теперь еще периэки управляются по ним так, как было впервые установлено Миносом в его законах.

2. Остров Крит как бы предназначен природой к господству над Грецией, и географическое положение его прекрасно: он соприкасается с морем, вокруг которого почти все греки имеют свои места поселения; с одной стороны, он находится на небольшом расстоянии от Пелопоннеса, с другой – от Азии, именно от Триопийской местности и Родоса[15]. Вот почему Минос и утвердил свою власть над морем, а из островов одни подчинил своей власти, другие населил, пока, наконец, напав на Сицилию, он не окончил там свою жизнь около Камика.

3. Сходство между критскими и лакедемонскими порядками заключается в следующем: для спартиатов земли обрабатывают илоты, для критян – периэки[16]; у спартиатов и у критян существуют сисситии, которые в первоначальные времена назывались у лакедемонян не фидитиями, а, как у критян, андриями – явное доказательство, что они были заимствованы оттуда. Далее, политический строй: эфоры имеют ту же власть, какая на Крите принадлежит так называемым космам; разница лишь в том, что число эфоров – пять, число космов – десять[17]. Геронты соответствуют тем геронтам, которых критяне называют советом. Прежде существовала и царская власть, но критяне ее отменили; предводительство же на войне у них принадлежит космам[18].

 4. В народном собрании участвуют все, но права выносить самостоятельное решение народное собрание не имеет ни в чем, а только утверждает постановления геронтов и космов. С сисситиями у критян дело обстоят лучше, чем у лакедемонян. В Лакедемоне каждый поголовно должен делать положенный взнос – в противном случае закон лишает его гражданских прав, как об этом было сказано выше; на Крите сисситии имеют более общенародный характер: от всего урожая, от всего приплода, от всех доходов, получаемых государством, и взносов, платимых периэками, отчисляется одна часть, идущая на дела культа и же общегосударственные расходы, а другая часть идет на сисситии. Таким образом, все, и женщины, и дети, и мужчины, кормятся на государственный счет.

5. Законодатель придумал много мер к тому, чтобы критяне для своей же пользы ели мало; также в целях отделения женщин от мужчин, чтобы не рожали много детей, он ввел сожительство мужчин с мужчинами[19]; дурное ли это дело или не дурное – обсудить это представится другой подходящий случай.

То, что сисситии поставлены у критян лучше, чем у лакедемонян, ясно. Напротив, с их космами дело обстоит еще хуже, чем со спартанскими эфорами. Отрицательные стороны, присущие институту эфоров, свойственны и космам, так как в их число попадают случайные люди. Но той пользы, какая получается для государственного строя, мы здесь не находим: там эфоры избираются из всех, и народ, имея таким образом доступ к высшей власти, желает сохранения существующего государственного порядка; здесь же избирают космов не из всех, но из определенных родов, а геронтов – из тех, кто был раньше космами.

6. О них можно сказать то же самое, что и о геронтах в Лакедемоне: их безответственность и несменяемость – слишком высокая честь сравнительно с их достоинством, а то, что они управляют не на основании писаных законов, но самовластно, не безопасно. Спокойствие народа, лишенного участия в управлении, никоим образом не служит доказательством правильности такого порядка. Космов – в противоположность эфорам – нет никакой возможности подкупить, потому что они живут на острове, далеко от тех, кто мог бы их подкупить. Средство же, которым критяне стараются исправить ошибку, нелепо и пригодно не для строя политии, а для династического строя.

7. Именно часто против космов соединяются некоторые из их сотоварищей или из частных лиц и изгоняют их[20]; разрешается также и самим космам во время отправления ими должности отказаться от нее. Было бы, конечно, лучше, если бы все это совершалось на законном основании, а не по человеческому усмотрению, так как эти последнее мерило небезопасно. Самое же печальное – возможность полной отмены порядка; это часто устраивается теми могущественными лицами, которые не желают подчиниться грозящему им суду. Отсюда ясно, что критский строй имеет нечто от политии, но это не полития, а скорее династия. В порядке вещей и то, что знать, присоединяя к себе народ и друзей, создает анархию, взаимные распри и междоусобную борьбу.

 8. Чем отличается такое состояние от временного прекращения государственной жизни вообще? И разве не рушится при этом государственное общение? Когда государство находится в состоянии, подобном описанному, то возникает большая опасность, если кто пожелает и будет в состоянии напасть на него. Но, как сказано выше, строй этот спасается благодаря географическому положению государства; отдаленность приводит к тем же последствиям, что и меры, направленные к изгнанию иноземцев. Поэтому у критян периэки остаются спокойными, между тем как илоты восстают часто. Критяне не имеют владений вне своего острова, и лишь в недавнее время до них дошла чужеземная война, которая ясно обнаружила слабость тамошних законов. Будем считать, что сказанного о критском государственном устройстве достаточно.

 

 

СТРАБОН

 

О городах Крита

(География, X, 4. Пер. Г. А Стратановского)

 

…7. На Крите есть несколько городов; самых больших и знаменитых три: Кносс, Гортина и Кидония. Особенно прославляет Кносс Гомер (называющий его «великим» и «столицей Миноса»)[21], а также позднейшие писатели. Действительно, город долгое время  был первым по могуществу на острове; впоследствии он потерял свое значение, лишившись многих законных преимуществ, и его слава перешла к Гортине и Ликту…

…9. Что касается Крита, то все писатели согласны с тем, что в древности остров имел хорошие законы и что лучшие из греков, в первую очередь лакедемонцы, стали в этом отношении его подражателями, как Платон об этом свидетельствует в «Законах»[22], а также Эфор, который описывает в сочинении «Европа» его государственное устройство[23]. Впоследствии критские законы весьма изменились к худшему. Действительно, после тирренцев, которые более всех прочих тревожили набегами Наше море[24], критяне унаследовали от тирренцев занятие морским разбоем. …

11. Второе по значению после Кносса, как я думаю, занимает город гортинцев. В самом деле, когда оба эти города действовали заодно, то они держали в подчинении всех остальных, когда же они рассорились, то разладились все дела на острове. Кидония сообщала решительный перевес той стороне, к которой присоединялась. Город гортинцев лежит на равнине; в древности он, возможно, был обнесен стеной, говорит Гомер:

 

…в укрепленной стенами Гортине (Ил. II, 646);

 

впоследствии же стены города были разрушены до основания и он остался навсегда без стен. Хотя Птолемей Филопатор начал было снова постройку стен[25], но успел пройти только около 8 стадий. Поселение города занимало некогда значительную площадь в окружности – около 50 стадий. От Ливийского моря у Лебена (его торгового порта) город находится в 90 стадиях. Есть еще и другая гавань – Матал – в 130 стадиях. Река Лефей протекает через весь город. <…>

14. Из трех городов, объединенных Миносом под одной метрополией, последний (это был Фест) разрушили гортинцы. Фест находится от Гортины в 60 стадиях, от моря – в 20, а от корабельной стоянки Матала – в 40 стадиях. Территорией города владеют теперь разрушившие его гортинцы. Последним принадлежит также Риттий вместе с Фестом:

                  

       Ритий обширный и Фест (Ил. II, 648).

 

16. Что касается государственного устройства критян, которое описано Эфором, то достаточно, пожалуй, дать беглый обзор важнейшего. По словам Эфора, законодатель, по-видимому, принял в основу положение, что свобода – высшее благо для государств. Ведь только одна свобода делает блага собственностью тех, кто приобрел их, тогда как блага, приобретенные в рабстве, принадлежат правителям, а не управляемым. Те, кто обладает свободой, должны ее защищать. Далее, согласие возникает только там, где устранены раздоры, проистекающие из своекорыстия и роскоши. Действительно, если граждане ведут умеренную и простую жизнь, то нет у них ни зависти, ни заносчивости, ни ненависти по отношению к равным себе. Поэтому законодатель предписал, чтобы юноши собирались в так называемые «отряды»[26], а взрослые на общие трапезы (которые называются «андриями») для того, чтобы более бедные, питавшиеся на общественный счет, могли иметь равную долю с богатыми[27]. Чтобы юноши стали мужественными, а не трусами, их с детства приучали к обращению с оружием и к тяжелым трудам, чтобы они научились презирать жару и холод, каменистые и крутые дороги, удары в гимнасиях и в сраженьях в строю. У них были введены упражнения не только в стрельбе из лука, но также в военной пляске (которой научились куреты, а впоследствии ее упорядочил тот человек, по имени которого пляска названа пиррихой)[28], так что даже игры у них не были свободны от полезных для войны упражнений. Равным образом в песнях нужно было пользоваться мужественными критскими ритмами, изобретенными Фалетом[29]; последнему критяне приписывали сочинение пэанов и других местных песен, а также введение многих обычаев. Они обязаны были носить военное платье и обувь, а самым ценным даром у них считалось оружие.

17. Кое-кто утверждает, по словам Эфора, что большинство обычаев, считаемых критскими, лакедемонского происхождения. В действительности же первыми их ввели критяне, а усовершенствовали спартанцы. Когда же критские города, в особенности город кноссцев, подверглись опустошению, военное дело они забросили. Некоторые установления кноссцев лучше сохранились у ликтийцев и гортинцев и в нескольких других городках, чем у них самих. Действительно, те, кто представляет лаконские обычаи более древними, приводят в доказательство обычаи ликтийцев. Потому что, говорят они, ликтийцы, как колонисты, сохраняли обычаи метрополии[30]. Впрочем, вообще нелепо изображать обладающих лучшими установлениями и государственным устройством подражателями худших учреждений. Однако это утверждение, говорит Эфор, неправильно, ибо с одной стороны, не следует на основании ныне существующего положения вещей заключать о их состоянии в древности, так как то и другое превратилось в свою противоположность. Так, например, в прежние времена критяне господствовали на море; и даже пошла поговорка о тех, кто прикидывается незнающим того, что им известно: «Критянин не знает моря». Теперь, однако, они забросили морское дело. С другой стороны, из того, что некоторые города на Крите были спартанскими колониями, еще не следует, что они были обязаны удерживать спартанские обычаи. Многие колонии вовсе не сохраняют отеческих обычаев, а многие города на Крите, не являющиеся спартанскими колониями, имеют тем не менее одинаковые с ними обычаи.

18. Далее Эфор рассказывает. Спартанский законодатель Ликург был на пять поколений моложе Алфемена, который вывел колонию на Крит[31]. Как передают историки, Алфемен был сыном того Кисса, который основал Аргос приблизительно в то же время, когда Прокл начал вновь заселять Спарту; Ликург же, как все остальные признают, был шестым потомком Прокла. Копии не бывают раньше оригиналов и новое прежде старого. Пляска, бывшая в обычае у лакедемонян, ритмы и пэаны, исполняемые по предписанию закона, и много других обычаев называется у них критскими, как будто они возникли на Крите. Из числа высших спартанских государственных должностей некоторые имеют то же самое управление и те же названия, что и на Крите, как например должности «старейшин» и «всадников» (за исключением того, что на Крите «всадники» в действительности владеют конями; отсюда делают вывод, что должность «всадников» на Крите древнее, так как она сохранила там подлинное значение названия; спартанские же «всадники» не держат лошадей)[32]. Однако спартанские эфоры носят другое название, хотя и выполняют одинаковые функции с критскими космами. Общие трапезы у критян еще и теперь называются «андриями», тогда как у спартанцев прежнее имя их не сохранилось. У Алкмана во всяком случае находим следующее[33]:

                  

       На пирах и празднествах

       Среди сотрапезников андрий подобает запевать пэан.

       (Фр. 22)

 

19. Критяне говорят, продолжает затем Эфор, что Ликург прибыл к ним по следующему поводу. Был у Ликурга старший брат Полидект. После кончины он оставил беременную жену. Ликург занял трон на некоторое время после брата, но после рождения ребенка, к которому должна была перейти царская власть, он стал опекуном наследника. Однажды кто-то, издеваясь над Ликургом, сказал, что, как ему хорошо известно, Ликург будет когда-нибудь царем. Тогда последний подумал, что из-за этих речей он может подвергнуться ложному обвинению в злом умысле против ребенка; из страха, как бы враги не возложили на него вину за случайную смерть ребенка, он и отправился на Крит. Такова, говорят, была причина Ликургова путешествия. По прибытии на Крит он сблизился с Фалетом – мелическим поэтом и человеком, сведущим в законодательстве. От последнего Ликург узнал о том способе, каким прежде Радаманф, а потом Минос распространял среди людей свои законы, как бы исходящие от Зевса…

20. Главнейшие, по словам Эфора, в отдельности критские обычаи следующие: у критян всех в одно и то же время исключенных из «отряда» мальчиков принуждают к одновременному вступлению в брак; однако они не сразу приводят себе в дом девушек, на которых женились, но лишь тогда, когда девушки окажутся пригодными для ведения домашнего хозяйства. Если у девушки есть братья, то ее приданое составляет половину доли брата[34]. Дети учатся чтению и письму, а также установленным по закону песням и некоторым видам музыки. Тех, что помоложе, приводят на общие трапезы – «андрии»[35]. Там они едят вместе с другими, сидя на земле зимой и летом в одних и тех же грубых потертых плащах, и прислуживают взрослым мужчинам и себе. Лица, принадлежащие к одной и той же трапезе, затевают схватки друг с другом и участниками других трапез. Во главе каждого «андрия» стоит педоном[36]. Мальчиков старшего возраста помещают в «отряды». Набирают эти «отряды» знатнейшие и влиятельнейшие юноши, причем каждый набирает столько мальчиков, сколько может собрать. Начальником каждого «отряда» в большинстве случаев является отец устроителя; он имеет власть вести их на охоту и на состязания в беге и наказывать ослушников. Питаются они на общественный счет. По установленным дням «отряд» ритмическим маршем сходится с «отрядом» для схватки под звуки флейт и лиры, как это обычно на войне, причем они наносят удары не только рукой, но и железным оружием[37].

21. У критян существует своеобразный обычай относительно любви. Дело в том, что они добывают себе возлюбленных не убеждением, а похищают их. Любовник предупреждает друзей дня за три или более, что он собирается совершить похищение. Для друзей считается величайшим позором скрывать мальчика или не пускать его ходить определенной дорогой, так как это означало бы их признание в том, что мальчик недостоин такого любовника. Если похититель при встрече окажется одним из равных мальчику или даже выше его по общественному положению и в прочих отношениях, тогда друзья преследуют похитителя и задерживают его, но без особого насилия, только отдавая дань обычаю; впрочем, затем друзья с удовольствием разрешают увести мальчика. Если же похититель недостоин, то мальчика отнимают. Однако преследование кончается тогда, когда мальчика приводят в «андрий» похитителя. Достойным любви у них считается мальчик, отличающийся не красотой, но мужеством и благонравием. Одарив мальчика подарками, похититель отводит его в любое место в стране. Лица, принимавшие участие в похищении, следуют за ними; после двухмесячных угощений и совместной охоты (так как не разрешается долее задерживать мальчика) они возвращаются в город. Мальчика отпускают с подарками, состоящими из военного убранства, быка и кубка (это те подарки, что полагается делать по закону), а также из многих других предметов, настолько ценных, что из-за больших расходов друзья помогают, устраивая складчину. Мальчик приносит быка в жертву Зевсу и устраивает угощение для всех, кто возвратился вместе с ним. Затем он рассказывает о своем общении с любовником, доволен ли он или нет поведением последнего, так как закон разрешает ему в случае применения насилия при похищении на этом празднике отомстить за себя и покинуть любовника[38]. Для юношей красивой наружности или происходящих от знатных предков позор не найти себе любовников, так как это считается следствием их дурного характера. Parastaqe>ntev (так называют похищенных) получают почетные права[39]: при хоровых плясках и состязаниях в беге им предоставляют самые почетные места и разрешают носить особую одежду, подаренную им любовниками; и не только тогда, но даже достигнув зрелости, они надевают отличительное платье, по которому узнают каждого, кто стал klei~nov [40]; ведь они называют возлюбленного klei~nov, а любовника – filh>twr [41]. Таковы обычаи критян относительно любовных дел.

22. Критяне выбирают 10 архонтов[42]. В особо важных делах они прибегают к помощи советников, называемых геронтами. В этот совет геронтов назначают тех, кто удостоен звания «космов» и вообще считается испытанным. Государственное устройство Крита я счел достойным описания за своеобразие и известность…

 

 

АФИНЕЙ

 

Критские пиры

(Пир мудрецов, IV. Пер. А. А. Григорьевой)

 

22. Рассказывая об общественных трапезах критян, Досиад пишет в «Критской истории»[43]: «Свои совместные застолья литтии устраивают так[44]. Каждый вносит из своих доходов десятую часть в свою гетерию и в доходы государства, которые потом назначенные лица распределяют по каждому дому. Но все рабы вносят по эгинскому статеру с головы. Граждане делятся на гетерии, называемые андриями[45]. Попечение об общей трапезе вверяется женщине, которая берет себе в помощь трех-четырех мужчин из простого народа. При каждом из них двое слуг, подносящих дрова; называют их калофорами. На Крите повсюду для трапез отводятся два дома, один из них называется «мужским» (ajndrei~on), другой, для приема иноземцев, - покоем (koimhth>rion). У входа в обеденный зал ставятся два стола, называемые гостевыми, за них усаживают присутствующих иностранцев, далее – столы для остальных обедающих. Каждому выдается равная доля, однако молодые получают только половинную долю мяса и ничего из прочей пищи. На стол выставляется чаша с сильно разведенным вином, из которой пьют все, сидящие за этим столом; после окончания обеда подается вторая. Для мальчиков выставляют один общий кратер разведенного вина, но взрослые, если захотят, могут выпить и больше. Начальница трапезы может на глазах у всех взять с любого стола лучшие кушанья и поставить их перед теми, кто отличился на войне или в совете. После трапезы у них принято обсуждать дела общественные, а потом они вспоминают воинские подвиги и воздают хвалы доказавшим свою храбрость, побуждая этим юношей к доблести».

Пиргион пишет в третьей книге «Критских обычаев»[46], что на своих общих трапезах едят критяне сидя[47]; что сироты получают пищу без приправ, что самые младшие стоят, прислуживая, у столов; что после безмолвного возлияния богам вся поставленная снедь делится поровну; и что сыновьям, сидящим у ног своих отцов, дается половина взрослой доли, сиротам же полная взрослая доля, однако, по обычаю без приправ. Были у них и специальные кресла для гостей, а третий стол по правую сторону от входа в андрейон назывался «столом Зевса Гостеприимного» или гостевым.

 

Вопросы по теме для письменных ответов

 

1. Руководствуясь текстами постановлений критских городов, данными Гортинских законов, сообщениями Аристотеля, Страбона и Афинея составьте перечень государственных и общественных дел, решения по которым принимала коллегия космов. Была ли власть космов неограниченной? Осуществляло ли народное собрание контроль за деятельностью космов?

2. На основании текста Гортинских законов и сообщений Аристотеля охарактеризуйте социальный и имущественный статус войкея. Укажите, с одной стороны, черты, сближающие положение войкея с  положением раба, с другой, – те черты, что являются общими для войкея и свободного.

3. Какую роль играли гетерии (андрии) в политической жизни Крита? Подтверждает ли текст Гортинских законов рассказы Аристотеля, Страбона и Афинея об андриях? Можно ли назвать андрии пережитком родового строя?     

 

Избранная историография по теме[48]

 

Андреев Ю. В. Мужские союзы в дорийских городах-государствах (Спарта и Крит). СПб., 2004.

Иоселиани Л. Г. Гортинские законы. Тбилиси, 1966.

Казаманова Л. Н. Социально-экономический строй Крита. Автореф. канд. дисс. М., 1951.

Лурье С. Я. История Греции. Ч. I. Л., 1940.

Никитюк Е. В. К вопросу о гетериях в Греции в VIV вв.           до н. э.// Древние и средневековые цивилизации и варварский мир. Сб. ст. Ставрополь, 1999. С. 32–51. См. также электронный вариант по: http://centant.pu.ru/centrum/publik/ nikituk/nik04f.htm.

Пендлбери Дж. Археология Крита. М., 1950.

 

 

 

II

ДРЕВНИЙ РИМ

 

 

Аграрный закон Тория (111 г. до н. э.)[49]

(CIL, №200, 585. Пер. Т. Г. Мякина)

 

(С. Торий) и …плебейские трибуны по праву предложили, и плебс по праву постановил… триба… была первой, и за (эту)трибу первым подал голос Кв. Фабий, сын Квинта:

 

<I. О передаче земельных участков, предоставленных по закону Г. Семпрония,

сына Тиберия римским гражданам, в их частное владение. >

 

1. Пусть то общественное поле Римского народа[50], что было на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния  (133 г. до н. э.)[51], исключая поле, относительно которого в соответствии с законом или плебисцитом, предложенным плебсу Г. Семпронием, сыном Тиберия, плебейским трибуном[52], было предусмотрено или определено, что оно не подлежит разделу, (а именно)… (пусть) тот земельный участок, который какой-либо старый владелец взял или оставил для себя на основании закона или плебисцита из названного (общественного) земельного участка, (а также) пусть то, что каждый (названный старый владелец) имеет как часть названного общественного участка на италийской земле, то, что принадлежит ему вне города Рима в городе, городке, селении, (все) то, что закрепил в его владении триумвир, – (пусть все то), что каждый (названный владелец) будет иметь и чем он будет владеть тогда, когда будет предлагаться этот закон,… если это [являлось частью] того общественного поля Римского народа, которое было на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, исключая поле, относительно которого в соответствии с законом или плебисцитом, предложенным плебсу Г. Семпронием, сыном Тиберия, плебейским трибуном, было предусмотрено или определено, что оно не подлежит разделу, (а также пусть) то, что из (состава) названного (общественного) поля принадлежало земельному участку и усадьбе старого владельца, и что ему (старому владельцу)… на италийской земле так же, как указанные выше земельный участок и усадьбу, предоставил, закрепил во владение, оставил (для него) или занес, или приказал занести в записи, или таблички, триумвир, – пусть (все это), исключая то поле, относительно которого здесь предусмотрено и определено (иное)[53], будет отныне частным владением (названного старого владельца)[54].

2. При условии, что это (владение) будет по величине не большим, чем позволено было одному человеку брать или оставлять для себя в соответствии с законом или плебисцитом из того общественного поля Римского народа, которое было на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, исключая поле, относительно которого в соответствии с законом или плебисцитом, предложенным плебсу Г. Семпронием, сыном Тиберия, плебейским трибуном, было предусмотрено или определено, что оно не подлежит разделу.

3. При условии, что это тот земельный участок, который какому-либо римскому гражданину в соответствии с законом или плебисцитом предоставил из названного местного (общественного) поля и закрепил во владение сообразно жребию триумвир[55]

4. … (При условии), что это (владение) располагается не на том земельном участке, что находится за пределами [общественного поля Римского народа, которое было на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, но] на том общественном поле Римского народа, что было на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, исключая поле, относительно которого в соответствии с законом или плебисцитом, предложенным плебсу Г. Семпронием, сыном Тиберия[56], плебейским трибуном, было предусмотрено или определено, что оно не подлежит разделу.

5. Или при условии, что это тот земельный участок, который из названного (общественного) участка был предоставлен, обменен или возвращен триумвиром в качестве земельного участка тому, кто обменял частное поле на общественное[57], бывшее общественным полем Римского народа на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, исключая поле, относительно которого в соответствии с законом или плебисцитом, предложенным плебсу Г. Семпронием, сыном Тиберия, плебейским трибуном, было предусмотрено или определено, что оно не подлежит разделу…

 

 

 

<II. О частновладельческих правах римских граждан на участки,

предоставленные им по закону Г. Семпрония, сына Тиберия.>

 

 6. Пусть купля-продажа названного земельного участка и усадьбы будет такой же, что и купля-продажа других частных земельных участков и усадеб. И пусть всякий, кто будет цензором, позаботится о том, чтобы названный земельный участок и усадьба, которые по этому закону сделались частным владением, были внесены в ценз таким же образом, как и другие частные земельные участки и усадьбы… Пусть цензор прикажет тому, кому принадлежат названный земельный участок и усадьба, таким же образом заявить о них, каким образом он прикажет заявить о других частных земельных участках и усадьбах каждому из тех, кому принадлежат они [в качестве частного владения].

7. Равно пусть никто не предпринимает действий, чтобы воспрепятствовать тому, в чьем владении по этому закону или плебисциту будет надлежать или надлежит быть земельному участку и усадьбе, иметь, владеть (этим) как своим владением и извлекать доход из названного земельного участка и усадьбы. Пусть также никто не вносит относительно этого предложений в сенат. Пусть никто в силу властных полномочий или империя не высказывает мнений или предложений с тем, чтобы воспрепятствовать кому-либо из тех, в чьем владении по закону ли или плебисциту должен или будет должен находиться этот земельный участок и усадьба, пользоваться этим земельным участком и усадьбой как своим владением, извлекать доход, иметь и владеть. (Пусть никто не предпринимает действий к тому, чтобы) отнять (у него)  владение против его воли, или после его смерти против воли его наследников.

 

<III. О земельных участках, предоставленных по закону

 Г. Семпрония, сына Тиберия при проведении дорог>

 

8. Тем земельным участком из (названного) общественного поля Римского народа, которое было на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, а именно тем земельным участком, который триумвиры по раздаче и закреплению во владение земельных участков предоставили, закрепили во владение, оставили арендаторам дорог или (арендующим дороги) сельским жителям, проживающим в Италии[58], пусть никто не препятствует указанным лицам пользоваться [тем земельным участком и усадьбой] как своим владением, извлекать доход, иметь и владеть, в том случае если названный владелец не уступил иному лицу (не продал) …земельный участок и усадьбу, исключая то поле, [относительно которого в соответствии с законом или плебисцитом, предложенным плебсу Г. Семпронием, сыном Тиберия, плебейским трибуном, было предусмотрено или определено, что оно не подлежит разделу], а также то поле, которое на основании этого закона  надлежит продать, отдать или возвратить[59].

9. Если земельный участок и усадьба были или будут таким образом предоставлены, закреплены во владение или оставлены тому, кто по решению сената должен или будет должен входить в число арендаторов дорог или (арендующих дороги) сельских жителей, то пусть на основании этого закона никто не требует, чтобы названный земельный участок и усадьба становились частным владением, и чтобы всякий, кто будет цензором, вносил этот земельный участок в ценз или чтобы названный земельный участок предоставлялся на иных основаниях, чем это есть сейчас[60].

 

 

 <IV. О размерах общественных земельных участков,

переходящих по этому закону в частное владение>

 

10. То общественное поле Римского народа, которое было на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, исключая поле, относительно которого в соответствии с законом или плебисцитом, предложенным плебсу Г. Семпронием, сыном Тиберия, плебейским трибуном, было предусмотрено или определено, что оно не подлежит разделу, а также исключая поле, которое старый владелец по закону или плебисциту взял или оставил для себя, по величине не большее, чем было позволено одному человеку брать или оставлять для себя, пусть названное (общественное) поле в случае, если тот или иной (старый владелец) тогда, когда будет предлагаться этот закон, будет иметь для обработки и владеть из этого поля участком не больше 30 югеров, пусть это (общественное) поле будет частным владением[61].

 

<V. О пользовании полями, предназначенными для совместного выпаса скота>

 

11. Всякий, кто на поле, предназначенном для совместного выпаса скота, будет выпасать домашний скот в количестве не большем, чем 10 голов, причем из них тех, которым от роду будет менее года, как родились, [будет не меньше]… и если там, где он будет выпасать, будет мелкого домашнего скота не больше…  включая тех из них, которым от роду будет менее года, пусть он (тот, кто будет выпасать) не будет обязан [вносить] за выпас этого домашнего скота ни народу ни откупщику никакого налога или платы, и пусть не дает (никому) в связи с этим никакого удовлетворения (в суде), и пусть не вносит денег…

  

<VI. О судебных гарантиях прав римских граждан

 на общественные земельные участки, перешедшие в их частное владение по этому закону >

 

12. Относительно той части того общественного поля Римского народа, бывшего в Италии в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, а именно относительно той части этого поля, которую триумвир по раздаче и закреплению во владение земельных участков по закону или плебисциту и в соответствии со жребием предоставил и закрепил во владение какому-либо римскому гражданину, (относительно этой части), в случае если эту часть (общественного) поля этот римский гражданин не уступил (не продал) или не уступит (не продаст) иному лицу, и если наследник его не уступил (не продал) или не уступит (не продаст) кому-либо, которому она уже перешла из этого наследства в силу завещания или дарения или если кто-либо уже купил (ее) у кого-либо из них[62], то в таком случае пусть по делу относительно этой (части поля) кто-либо из них обратится до ближайших мартовских ид туда, где вершится суд, к тому, кто на основании этого закона должен будет провести судебное разбирательство относительно названного поля. Пусть относительно этого дела он (судья) так вершит суд и принимает такие решения, чтобы решить дело о владении в пользу того или наследника того, кому по жребию это поле было передано и закреплено во владение, если что-либо из этого поля не будет уступлено иному лицу так, как об этом записано выше.

13. Относительно той части общественного поля Римского народа, которое было в Италии в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, а именно той части этого поля, которую триумвир по раздаче и закреплению во владение земельных участков предоставил, закрепил во владение, возвратил старому владельцу или кому-либо как старому владельцу[63], а также (относительно) той части (общественного) поля, какую триумвир по раздаче и закреплению во владение земельных участков предоставил, закрепил во владение, возвратил (названному владельцу) в городе, городке, селе, в случае если эту часть (общественного) поля  ни названный владелец ни наследник его не уступил (не продал) или не уступит (не продаст) кому-либо, которому она уже перешла из этого наследства в силу завещания или дарения или если кто-либо уже купил ее у кого-либо из них, то в таком случае пусть по делу относительно этой (части поля) кто-либо из них обратится до ближайших мартовских ид туда, где вершится суд, к тому, кто на основании этого закона должен будет провести судебное разбирательство относительно названного поля. Пусть относительно этого дела он так вершит суд и принимает такие решения, чтобы решить дело о владении в пользу того или наследника того, кому как старому владельцу (или как если бы старому владельцу) это поле было предоставлено, закреплено во владение, возращено, или кто получил землю в городе, городке, селе.

14. …Если кто-либо из тех, кому принадлежит описанное выше поле (земельный участок), был насильственно выдворен из владения, которое принадлежит ему и которым насильственно выдворенный владел, то в том случае, если он владел им не насильственно, не тайком и не по милости того, кто насильственно выдворил его из этого владения, пусть (в этом случае) тот, кто на основании этого закона должен будет провести судебное разбирательство по этому делу, в случае если бывший таким образом насильственно выдворенным обратится к нему по этому делу туда, где вершится суд до первых мартовских ид после принятия этого закона, пусть (тот, кто будет проводить судебное разбирательство) позаботится о том, чтобы восстановить того, кто был таким образом насильственно выдворен, во владении (тем полем), откуда он был насильственно выдворен.

 

<VII. Об освобождении римских граждан от выплаты налога

 за общественные земельные участки, перешедшие в их частное владение  по этому закону>

 

15. За тот земельный участок и усадьбу, которые были общественным полем Римского народа на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, а именно за ту часть (этого участка и усадьбы), которая по закону или плебисциту или на основании этого закона стала или станет частным владением, пусть за этот земельный участок и усадьбу или в уплату за выпас скота, который выпасается на этом участке после того, как по принятии этого закона впервые будут утверждены (новые) налоги, пусть (после этого) никакое должностное лицо в силу ли должностных полномочий не предпринимает действий к тому, чтобы за этот участок и усадьбу  каким-либо образом кто-либо вносил или был обязан внести народу или откупщику деньги, плату за выпас или налог. И пусть никто не предпринимает действий к тому, чтобы…  [с кого-либо] каким-либо образом за это взыскивались и взимались деньги в пользу народа или откупщика, или чтобы кто-либо был должен что-либо внести народу или откупщику (в качестве платы) за эти земельные участки и усадьбы после того, как по принятии этого закона впервые будут утверждены (новые) налоги, или чтобы кто-либо должен был внести плату за выпас скота, который будет пастись на этих полях, народу или откупщику.

 

<VIII. О землях, переданных в распоряжение комиссии

триумвиров по раздаче и закреплению во владение земельных участков для выведения колоний>

 

16. Если общественный земельный участок Римского народа, бывший на италийской земле в консульство П. Муция, Л. Кальпурния, исключая поле, которое цензоры Л. Цецилий и Гн. Домиций за 11 дней до календ октября (115 г. до н. э.) сдали в аренду вместе с полем, находящимся за Курионом[64], если этот общественный земельный участок Римского народа какой-либо римский гражданин или кто-либо из союзников или из союзников латинского права, обычно состоящих, в соответствии со списком носящих тогу, под военной командой на италийской земле[65]… (если кто-либо из них) предоставил из своего владения будучи старым владельцем или как старый владелец этот земельный участок для основания (на нем), выведения (на него) или размещения (на нем) по закону или плебисциту колонии или города[66], то (в таком случае) пусть это поле будет частным владением: того, кому названный земельный участок был предоставлен, возвращен, закреплен во владение; или того, кому этот земельный участок перешел или перейдет от владельца или его наследника по завещанию или в качестве наследства или дарения; или того, кто его купил или купит (у названного владельца); или того, кто его купил или купит у этого покупателя.

 17. При условии, что на этом земельном участке этот город или колонию основал, вывел или разместил триумвир, или если это тот земельный участок, который взамен названного земельного участка был из состава поля, бывшего общественным полем Римского народа в консульство П. Муция, Л. Кальпурния, предоставлен, возвращен, закреплен во владение триумвиром[67]… исключая тот земельный участок, относительно которого в соответствии с законом или плебисцитом, предложенным  Г. Семпронием, сыном Тиберия, плебейским трибуном, было предусмотрено или определено, что этот участок не подлежит разделу.

 

<IX. О судебных гарантиях владельческих прав римских

 граждан и союзников, предоставивших свои земли триумвирам для выведения колонии>

 

18. Относительно того земельного участка и усадьбы, которые триумвир возвратил, закрепил, предоставил из (состава) земельного участка, бывшего общественным полем Римского народа, взамен того земельного участка, на который триумвир вывел колонию так, как о том записано выше, пусть претор или консул, кто на основании этого закона будет проводить судебное разбирательство относительно этого поля по делу о поле тех, кто обратится туда, где вершится суд до ближайших мартовских календ, пусть относительно этого дела он (претор или консул) так вершит суд и принимает такие решения, чтобы решить дело о владении в пользу того или наследника того, кому триумвир предоставил, возвратил, закрепил во владение этот земельный участок взамен того земельного участка, на который он вывел колонию…

19. Пусть этот претор или консул позаботится о том, чтобы, когда кто-либо явится по этому делу в суд…

 

<X. Об общественном поле Римского народа>

 

20. Пусть на земельном участке, относительно которого было записано выше, а именно на той части этого земельного участка, что после принятия этого закона станет общественным владением Римского народа, исключая тот земельный участок, который был (ранее) определен для общественного использования или публично сдан в аренду[68], пусть (таким образом) на этом поле пасет скот, кто пожелает…

 21. И пусть это поле не становится общественным пастбищем (одной общины), и пусть никто не захватывает на этом поле земельный участок и не стремится ограждать с тем, чтобы воспрепятствовать тому, кто пожелает выпасать (скот).

22. Если кто-либо будет делать это, то сколько раз он это будет делать, пусть он за всякий раз, как это сделает,… заплатит за каждый югер (захваченного) поля 50 сестерциев монетой всякому, кто займет это общественное владение или для пользования или как  арендованное или (как взятое) в подряд.

23. Быков, коней, мулов, ослов…  на том земельном участке, который после принятия этого закона  станет общественным полем римского народа, позволяется выпасать в пределах того количества (голов), какое указано в настоящем законе для домашнего скота[69]. И пусть никто не должен будет вносить за это никакого налога или платы за выпас[70].

 24. Пусть каждый, кто выгонит домашний скот на горную (лесную) тропу или общественную дорогу ради прогона и там выпасет…  Пусть он за тот скот, а именно ту его часть, что была выгнана на тропу и выпасена (там) ради прогона, не должен будет вносить никакой платы ни народу ни откупщику.

 

<XI. О гарантиях частновладельческих прав тех, кто обменял

 частное поле на общественное>

 

25. Тот земельный участок из общественного поля Римского народа, бывшего на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, а именно тот общественный участок из этого поля, который народ обменял на частный, получив взамен этого участка в общественное владение соответствующий частный земельный участок, пусть этот (обмененный общественный) земельный участок будет частным владением (его) владельцев, так как если бы он был их бесспорным частным владением[71].

26. Пусть то частное поле, которое было обменено на общественное, с предоставлением взамен соответствующей части общественного поля, пусть на то частное поле распространяется тот же самый закон, так как если бы оно было общественным полем Римского народа в консульство П. Муция и Л. Кальпурния.

<XII. О праве на наследственный земельный участок>

 

27. (Если) какое-либо поле взамен наследственного участка было передано из (состава) общественного поля в частное владение[72], [а сам наследственный участок был  сдан в аренду откупщикам как общественное владение,] пусть претор или консул (позаботятся) о том, чтобы откупщики (вместо) всей той части наследственного поля, какую они  держат в составе общественного владения, арендованного (ими) при цензорах Л. Цецилии и Гн. Домиции[73], взяли в аренду, если пожелают, при цензорах, которые после этого вступят в должность, точно такой же величины общественное владение вместо (названного) наследственного участка, и записали его (на себя) вместо (названного) наследственного участка.

 

<XIII. Об общественных дорогах>

 

28. Дуумвир, который[74]… пусть позаботятся о том, чтобы общественные дороги, бывшие в Италии в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, были свободны  и открыты (для проезда)…

 

 

 <XIV. О равной ответственности римских граждан и латинов

за неисполнение этого закона>

 

 29. То, что согласно записанному выше в этом законе, будет позволено предпринимать каждому римскому гражданину на полях, находящихся в Италии и бывших в консульство П. Муция и           Л. Кальпурния общественным владением Римского народа, а равно то, что  латину или иностранцу в консульство М. Ливия и Л. Кальпурния (112 г. до н. э.) было позволено предпринимать на этих полях… по закону или плебисциту или на основании союзного договора, пусть (все они) предпринимают это  со своей стороны без обмана.

30. То, что согласно записанному выше в этом законе, надлежит предпринимать или не предпринимать на указанных выше полях латину или иностранцу, [пусть это они предпринимают или не предпринимают со своей стороны без обмана].

31. Если кто-либо из них (латинов или иностранцев) не предпринял того, что ему по этому закону надлежало предпринять, или предпринял то, что кому-либо из них воспрещено предпринимать по этому закону, (если это так, то) пусть (в таком случае) должностное лицо или исполняющий обязанности должностного лица, когда по этому делу обратятся туда, где вершится суд, позаботится предоставить требуемое истцом на основании этого закона равно суд, судью, или рекуператоров  для того или тому, кто вчиняет иск на основании этого закона, таким образом, как если бы надлежало предоставить суд, судью или рекуператоров для того или тому, кто потребовал бы суда по этому делу, заявив, что римский гражданин поступил вопреки этому закону[75]

  

<XV. О землях, предоставленных колониям и муниципиям по решению Римского народа или по усмотрению сената, а также

 о землях «третьей доли»>

 

32. Если какое поле по решению народа или по усмотрению сената было предоставлено для извлечения дохода колониям или муниципиям или тем (городам), которые на правах колоний или муниципиев принадлежат римским гражданам или (союзникам) латинского права, или тем, кто владеет землей «третьей доли»[76], то пусть тому, кто как колон или муниципал или на правах муниципий… будет извлекать доход (из этих полей), или тому, кто будет на правах колонии или муниципия или как муниципии извлекать доход (из этих полей), или тому, кто будет извлекать доход на землях «третьей доли», пусть каждому (из них) будет позволено после принятия этого закона иметь, пользоваться, извлекать доход, огораживать, владеть всем тем, чем ему было позволено (владеть) до принятия этого закона…

33. При условии, что это та часть названного поля, которую они будут держать как колоны или муниципалы или на правах муниципий, или держать от имени колонии или муниципия или как муниципии, или (если) это та часть названного поля, которую (кто-либо) получил или получит  на землях «третьей доли»  по завещанию, по наследству, по предоставлению…

34. А также при условии, что это поле (находится во владении) тех, кому до принятия этого закона было позволено иметь, извлекать доход, владеть, огораживать этот земельный участок как взятый в аренду, исключая тот земельный участок, который на основании этого закона… надлежит продать, предоставить или возвратить…

 

 

<XVI. О судебном разбирательстве по делам относительно

 земельных участков, перешедших  на основании этого закона

 в частное владение>

 

35. Если относительно какого-либо общественного земельного участка, принадлежавшего Римскому народу на италийской земле в консульство П. Муция и Л. Кальпурния, (а именно) относительно той части этого земельного участка, которая по закону или плебисциту, или на основании этого закона стала частным владением, (в случае), если относительно этого земельного участка до ближайших мартовских ид будет судебное разбирательство, пусть всякий кто занимает ( должность) консула или претора, проведет судебное разбирательство по этому делу. Пусть судей и рекуператоров предоставляет судья[77]

36. …И пусть никакое иное должностное лицо или кто-либо на правах должностного лица не проводит судебного разбирательства по этому делу и не выносит решения относительно этого земельного участка, не предоставляет суд или рекуператоров, кроме как консул либо претор.

37. Если обещание явиться в суд ради этого дела (истцом и ответчиком) будет дано, то пусть на основании этого закона ничто не препятствует названным должностным лицам принимать решение по этому делу. Если относительно предоставленных суда, судьи или рекуператоров будет обращение к должностным лицам и  если кому-либо из этих должностных лиц (данный состав суда) покажется не отвечающим общему делу[78], то пусть по этому закону ничто не препятствует им  воспрепятствовать этому или наложить запрет.

 

  

<XVII. О судебном разбирательстве по делам относительно

 земельных участков, принадлежащих Римскому народу>

 

38. Относительно того общественного земельного участка, который на италийской земле будет принадлежать Римскому народу после принятия этого закона, (а именно), если в связи с этим земельным участком будет судебное разбирательство, то пусть всякий, кто занимает должность консула, претора или цензора, проведет судебное разбирательство по этому делу, пусть судье принадлежит предоставление судей и рекуператоров. Пусть он [принимает решения] так, как ему покажется это соответствующим общему делу и его (претора, консула) обязательствам… И пусть никакое иное должностное лицо или кто-либо на правах должностного лица, кроме как консул, претор или цензор, не проводит судебного разбирательства по этому делу, не выносит решения относительно этого земельного участка, не предоставляет ни судью, ни суд, ни рекуператоров.

39. Если обещание (истца и ответчика)  явиться в суд ради этого дела будет дано, то пусть по этому закону ничто не препятствует названным должностным лицам принимать решение по этому делу. Если относительно предоставленных суда, судьи, рекуператоров будет обращение к должностным лицам и (если) кому-либо из этих должностных лиц (данный состав суда) покажется неотвечающим  общему делу[79], то пусть по этому закону ничто не препятствует им  воспрепятствовать этому или наложить запрет.

 

<XVIII. О судебных гарантиях откупщикам>

 

40. Если какому-либо откупщику по этому закону кто-либо будет должен деньги, то пусть никакое должностное лицо [или кто-либо на правах должностного лица] не предпринимает каких-либо действий с той целью, чтобы какой-либо (должник) предоставил (уплатил) меньший или иной налог, или плату за выпас. И (пусть) так, как он по этому закону должен или будет должен предоставить (уплатить), [так он предоставляет и платит]…

41. …Если откупщик заявит по этому делу, что ему должны или поручились предоставить (деньги), то пусть консул или проконсул, претор или пропретор там, куда обратились за судом, в течение ближайших 10 дней, включая те, в которые будет сделано это заявление,… предоставит 11 рекуператоров, (выбранных) из 50 граждан, принадлежащих к первому классу[80]. Пусть (претор или консул) позаботится о том, чтобы истец и ответчик попеременно отвели из этих (11 рекуператоров) кого пожелают, но не более чем четырех каждый…

42. …Тем, кто останется после этого, трем или более, пусть им (претор, консул или цензор) всякий раз приказывает вынести судебное решение в первый ближайший день.

 

<XIX. О выдаче денежного возмещения рекуператорами>

 

43. Если какое-либо дело не получит (денежного) возмещения, или если оно не получит (денежного возмещения) на суде, или если по этому делу не будет принято судебного решения, поскольку в отношении этого дела ввиду двурушничества [не будет произведено судебных действий]… или (судебное) действие не будет произведено по злому умыслу истцов или судебных заступников, то, в случае если большинство рекуператоров объявят свое мнение, и это (претор, консул или цензор) признает наиболее справедливым для принятия судебного решения по данному делу, то пусть он позаботится… (чтобы) судебное решение, которое таким образом будет принято, не опиралось на злой умысел и, чтобы вынесший судебное решение выдал то, что следует предоставить…

 

<XX. Об ответственности должностных лиц>

 

44. …Если во исполнение каких-либо законов или плебисцитов (претор, консул или цензор) наложит запрет в какой-либо части (на право) иметь, владеть извлекать доход из своего поля в связи с тем, что кто-либо будет иметь, владеть, извлекать доход из общественного поля римского народа и владеть (своим полем) так, как это позволит настоящий закон.

45. Или если во исполнение каких-либо законов или плебисцитов (названное должностное лицо) позволит в связи с этим иметь, владеть, извлекать доход в какой-либо части из своего поля тому, кто будет иметь, владеть, извлекать доход из общественного поля римского народа, и владеть (своим полем) иначе, чем это позволит настоящий закон: то пусть названное должностное лицо, в случае если не поклянется на каком-либо  из тех законов или плебисцитов, на каком ему приказано или будет приказано поклясться[81], подлежит наказанию установленным штрафом…

46. …И пусть никакому должностному лицу не будет позволено истребовать, забрать, реквизировать, удержать с него (нарушителя настоящего закона) меньшую сумму, но также и пусть в отношении него (нарушителя) не будет обмана.

 

<XXI. О признании недействительными прочих законов или плебисцитов в той части, в которой они противоречат настоящему закону>

 

47. Если есть какой-либо закон или плебисцит, запрещающий должностному лицу выносить по этому делу решения, которые этому (должностному лицу) необходимо на основании настоящего закона выносить по тому или иному делу, пусть названное должностное лицо, тем не менее, вынесет решение по этому делу…

48. …И если эти законы или плебисциты препятствуют произвести какие-либо действия, то, поскольку  настоящий закон велит кому-либо из них (названных должностных лиц) провести эти действия, пусть все это без обмана будет позволено ему (должностному лицу) произвести. И пусть он без обмана будет свободен по этому делу от клятвы на тех (иных) законах или плебисцитах, поскольку по настоящему закону … надлежит не принимать (предписываемые этими законами) решения или принимать решение иначе. И пусть он (названное должностное лицо) не подвергается за это как за обман наказанию или штрафу.

 

 <XXII. О покупке и сдаче в откуп земельных участков

 в африканской колонии и гарантиях прав колонистов>

 

49. [Если дуумвир, который стал таковым или] был [избран по этому закону], предоставил или закрепил во владение какой-либо земельный участок из того земельного участка… по закону или плебисциту, который был предложен М. Бебием, плебейским трибуном и триумвиром по выведению колонии[82]

50. …(и это тот участок, который), как он (дуумвир) рассудил[83], ранее или (сейчас) был предоставлен и закреплен во владение так, как это записано в настоящем законе, и который… исключая тот земельный участок, что в данной центурии или в оставшейся после размежевания части…

51. …А также, исключая тот земельный участок, который по этому закону будут занимать колоны или те, кто записан в число колонов[84]… [Пусть в таком случае будет внесено] то, что каждому лицу надлежит  или будет надлежать (внести как оплату) за приобретенное (взятое на откуп) в составе этого  земельного участка…

52. …и пусть тогда откупщик, поручители, имения не будут свободны от оплаты[85]. Имена же откупщиков… квестор, который будет заведовать общественной казной по этой провинции, пусть сохранит в общественных записях.

53. …И пусть тот, кто купил у римского должностного лица[86], впоследствии не предоставляет за это поле ни денег, ни поручителей, ни имения. Пусть никто из-за того, что сделался поручителем по этому делу,  не будет (ни в чем) обязанным перед народом.

54. … Если кто-либо по этому земельному участку сделался откупщиком или поручителем и если какое-либо имение по этой причине имеет обязательства на общественный счет[87]

 

<XXIII. О том, что африканский земельный участок, публично проданный в Риме, является частным владением покупателя>

 

55. …Тот земельный участок в Африке[88], который публично [продан] в Риме… пусть принадлежит ему (покупателю), и пусть этот земельный участок будет частным владением, выплачивающим налог[89]. Та часть этого земельного участка, что находится за пределами италийской земли…

56. …(кому-либо) из союзников или (союзников) латинского права, которые, в соответствии со списком носящих тогу, состоят обычно под военной командой на италийской земле, (пусть) их (римский) народ… или всякий, кто будет иметь, владеть, извлекать доход из земельного участка… или это будет в целях надзора за этим имуществом – пусть впускает (их) на этот земельный участок… без злого умысла[90].

 

<XXIV. О порядке предоставления покупателю или откупщику земельного участка, находящегося в Африке>

 

57. Каким-либо земельным участком, находящимся в Африке, а именно той частью этого земельного участка, которая[91]… Пусть (приобретший этот участок здесь) имеет, владеет, извлекает из него доход на равных основаниях, как если бы этот земельный участок публично [был продан или сдан в откуп в Риме]…

58. Пусть дуумвир[92], который станет таковым или будет избран по этому закону, в ближайшие два дня со дня как он будет избран, издаст эдикт[93]

59. …В ближайшие 25 дней, когда будет издан этот эдикт, [пусть дуумвир позаботится о том,]… чтобы (земельный участок) был предоставлен и закреплен во владение, и всякий раз заявит об этом поручителям[94].

60. [Пусть также дуумвир позаботится о том], чтобы покупатель самое большее  отстоял [на… миль] от того, кому как частному лицу принадлежала продажа этого поля… и чтобы она осуществлена в консульство Л. Кальпурния и[95]… так, чтобы эту часть данного (земельного участка) ни сам, ни…

 

<XXV. Об отчуждении земли у колонистов, неспособных ее

обрабатывать, в пользу других римских граждан>

 

61. …(Если какой-либо) префект или воин будет направлен в (эту) провинцию… и [если земельный участок, который] колону или записанному в число колонов предоставлен или закреплен (за ним) во владение, или (если) часть этого земельного [участка будет предоставлена и закреплена во владение за другим римским гражданином как необрабатываемая][96]

62. [Пусть дуумвир позаботится о том] чтобы его (неспособного обрабатывать участок владельца) куратор сделал заявление[97], на равных основаниях, как это [следует]… из эдикта, (гласящего) чтобы тот, кто приобрел у приобретателя имущества, магистра или куратора…

63. Если какому-либо (покупателю) необходимо, чтобы в эдикте дуумвира было объявлено о чем-либо[98], что не будет объявлено в эдикте дуумвира,… то пусть будет принято судебное решение, что этого земельного участка не было у данного (земельного владельца), что он не был ни куплен, ни закреплен во владение[99].

64. [Пусть дуумвир позаботится] о предоставлении данному римскому гражданину земельного участка такой же площади[100],… Пусть будет позволено предоставить (этому гражданину) возвратить, обменять поле, которое не было публично продано…

 

<XXVI. О размерах земельных участков африканских

 колонистов и бывшем законе Рубрия>

 

65. Дуумвир, который станет таковым или будет избран по этому закону,… пусть ведет расчет по этим полям и располагает ими таким образом. И пусть судебным решением не будет определено, что было предоставлено и закреплено во владение [менее…30 (?) югеров]… на имя одного человека, которому надлежало или позволено было предоставить  поле, находящееся в Африке, на основании бывшего закона Рубрия как колону или как записанному в число колонов[101].

66. И пусть судебным решением не будет определено, что на имя одного человека было предоставлено и закреплено во владение более 200 югеров на человека, которому… как колону или записанному в число колонов, надлежало или позволено было предоставить поле, находящееся в Африке.

67. …И пусть судебным решением не будет определено, что в африканскую колонию или колонии выведено или было выведено большее число человек, чем это следовало из бывшего закона Рубрия[102], [или на основании названного закона] надлежало или позволено было вывести триумвиру по выведению колонии в Африке.

68. Пусть дуумвир, который будет избран или станет таковым на основании настоящего закона…(пусть он, если) что-либо из того поля, которое в Риме… было (таким образом) предоставлено и закреплено во владение… (а именно) если что-либо из этого поля будет позволено присудить (владельцу) по этому закону, поскольку сведения об этом будут таковыми[103], пусть (дуумвир в таком случае) определит судебным решением, что эта (часть) закреплена во владение за самим (владельцем) или его наследником…

 

<XXVII. О порядке покупки земельного участка в африканской колонии>

 

69. Если какая-либо часть этого земельного участка когда-либо до июльских (?) календ[104]… была продана кому-либо тем, кому как частному лицу принадлежала продажа этого земельного участка тогда, когда названный (покупатель) купил этот земельный участок, который…, то пусть тот, кто купил или купит этот земельный участок позаботится загодя или потом, чтобы покупка была чистой так, чтобы данный земельный участок не был отчужден у самого (владельца), его наследника или того, кто будет ему наследником[105]. О том, что по этому земельному участку все сделано именно так и чисто, пусть дуумвир так [объявит в эдикте]…

70. [Если же участок будет отчужден у самого владельца, и покупка, таким образом, не была чистой], пусть (дуумвир) предоставит и возвратит (владельцу) купленного то, чем он владел, а именно ту его часть, что не была продана публично. Равным образом, если купленный у него (владельца) земельный участок был публично продан, пусть дуумвир предоставит и возвратит тому, кто соответственно (как старый владелец) владел купленным, такой же площади земельный участок, из состава земельного участка, имеющегося в Африке[106].

71. … и (когда) какой-либо земельный участок будет таким образом предоставлен и возвращен по этому закону тому, чьим он становится на основании настоящего закона, пусть он будет куплен (этим владельцем) за 1 сестерций. И пусть этот земельный участок будет частным владением и выплачивает налоги так, как об этом записано выше в настоящем законе[107].

 

<XXVIII. О праве африканских колонистов на владение

земельным участком установленного размера в случае

 публичной продажи их земель в Риме>

 

72. Если какому-либо колону или записанному в число колонов предоставлен и закреплен во владение земельный участок  в данной центурии или на парах из (состава) поля[108], находящегося в Африке, а эта центурия или эти пары публично проданы или будут проданы в Риме, то в случае если дуумвир, который станет таковым или будет избран по этому закону, присудил тому колону или наследнику его меньше, (чем следует)[109], пусть в таком случае дуумвир, который станет таковым или будет избран по этому закону, обратно предоставит названному колону или его наследнику взамен этого земельного участка земельный участок такой же площади из состава поля, находящегося в Африке, которое не было публично продано.

 

<XXIX. О праве тех, кто купил землю в Африке, публично

 проданную в Риме, владеть ею в количестве, установленном

 условиями сделки купли-продажи>

 

73. Если какому-либо колону или записанному в число колонов было предоставлено и закреплено во владение поле в данной центурии, или на парах (из состава) поля, находящегося в Африке, а эта центурия или пары были или будут публично проданы в Риме. В этом случае, если дуумвир, который станет таковым или будет избран по этому закону, присудит из состава этого (проданного) поля купившему (это поле) у колона или его наследника и владевшему (этим полем) меньше, (чем следовало)[110], то пусть тогда взамен этого поля дуумвир предоставит тому, о котором известно, что он так купил и владел, или его наследнику поле такой же площади из состава поля, находящегося в Африке. И пусть о каждом, которому он (дуумвир) таким образом взамен предоставит (поле), состоится судебное решение, что (это поле) было закреплено за ним (купившим) во владение.

 74. Если чье-либо поле из состава поля, находящегося в Африке, предоставленное или закрепленное во владение за каким-либо колоном или записанным в число колонов было публично продано должностным лицом в Риме… То в таком случае, если дуумвир, который станет таковым или будет избран по этому закону, присудит  меньше, (чем следовало), из состава этого (проданного) поля тому, о котором станет известно, что он таким образом приобрел, или его покупателю, или опекуну, или наследнику кого-либо из них,  то пусть тогда (этот) дуумвир предоставит взамен тому, о котором известно, что он таким образом приобрел, или его покупателю, или опекуну, или наследнику кого-либо из них, поле такой же площади из состава поля, находящегося в Африке. И пусть о каждом, которому он (дуумвир) таким образом предоставит взамен (поле), состоится судебное решение, что (это поле) было закреплено за ним (купившим) во владение.

 

 

<XXX. О порядке выплаты денег народу за находящийся в пользовании

общественный земельный участок, купленный  в Африке>

 

75. Сколько денег [должен или будет должен отдать] тот, кто желает  пользоваться у народа (общественным земельным участком), тому, кто как купивший  или намеревающийся купить общественный земельный участок должен или будет должен (внести) эти деньги за этот земельный участок народу…[111] пусть  (все) переданное в качестве этих денег будет передано и отмечено в общественных записях. Пусть эти деньги покупатель (приобретший земельный участок) вносит народу начиная с ближайших мартовских ид после того, как  впервые будут утверждены налоги  после принятия этого закона.

76. Пусть тот, кто купил или купит общественный земельный участок в Африке, взыскивает деньги, которые он должен или будет должен выплатить народу за этот земельный участок, с того, кто желает пользоваться у народа (этим участком), начиная с мартовских ид… И пусть никто не взыскивает эти деньги в более ранний срок, чем это записано в настоящем законе. В случае же если какие-либо деньги будут взысканы на этом основании в более ранний срок, чем это записано в настоящем законе, пусть тот, кто должен будет выплатить эти деньги народу, не выплачивает по этой причине денег желающему пользоваться (землей) у народа …

77. ..Пусть это будет чистая (покупка)[112]. И пусть никакое должностное лицо или кто-либо на правах должностного лица не предпринимает действий, а никакой сенатор не выносит решений с той целью, чтобы деньги, которые должны быть предоставлены народу за описанные выше земельные участки и усадьбы, взыскивались иначе, чем это записано в настоящем законе.

78. Если кто-либо купил или купит общественное поле в Африке… (то, в случае) если не будут выплачены народу те деньги, которые на этом основании он (покупатель) должен или будет должен (уплатить) народу в течение ближайших… дней, начиная с того дня, как названный земельный участок публично продан или будет продан в Риме, (в таком случае) пусть он (покупатель) в течение ближайших 120 дней на вышеописанном основании, по решению претора, который тогда будет ведать в Риме судом по делам между гражданами, отдаст в залог за названный земельный участок недвижимое имущество на указанную сумму.

79. Претор, который тогда будет ведать в Риме судом по делам между гражданами,… (в случае) если (то или иное) имение не было публично заложено для обмена на названый земельный участок или если не был публично предоставлен поручитель, пусть (в таком случае) земельный участок, не получивший по этому закону и в соответствии с решением претора залогового обеспечения, будет продан (претором) за наличные деньги. Если какой-либо (земельный участок?)…

 

<XXXI. Об африканских землях, находящихся во владении

 свободных народов>

 

80. Если какой-либо земельный участок, находящийся в Африке, публично продан или будет продан в Риме, являясь при этом частью земель, принадлежащих в Африке свободным народам, то (в случае если) это те народы, что остались в дружбе с Римским народом в последнюю пуническую войну или перебежали от врагов к полководцу Римского народа в последнюю пуническую войну[113], и им кроме того было предоставлено и закреплено во владение поле согласно решению сената; (пусть в этом случае)  за каждым из них (народов и перебежавших), кто владел [этим земельным участком, если этот земельный участок публично продан или будет продан в Риме]… дуумвир  вместо этого земельного участка  в ближайшие… дней с того дня, как этот дуумвир станет таковым или будет избран по этому закону,  позаботится предоставить и закрепить во владение за каждым свободным народом или за перебежчиками земельный участок такой же площади, какой площади земельный участок, будучи ранее предоставленным и закрепленным во владение за перебежчиками или принадлежавший свободному народу, на основании этого закона будет принадлежать (теперь) римскому гражданину[114].  Но это не будет тот земельный участок, который был возвращен римскому гражданину или предоставлен ему взамен другого земельного участка[115].

 

 

<XXXII. Об африканских землях, находящихся во владении

 стипендиариев>

 

81. Дуумвир, который станет таковым или будет избран по этому закону, пусть он в течение ближайших 150 дней с того дня, как он станет таковым или будет избран, в случае если какая-либо часть поля, предоставленного седецимвирами[116], ставшими таковыми, бывшими или избранными по закону Ливия, тем, кому надлежит выплачивать за это поле стипендию в пользу Римского народа[117], а именно в случае если какая-либо часть этого поля должна будет по этому закону перейти во владение римского гражданина… Пусть дуумвир (в таком случае) предоставит и закрепит во владение за стипендиариями из состава общественного поля Римского народа в Африке поле такой же площади, какой площади поле из состава поля стипендиария по этому закону с необходимостью переходит или должно будет  перейти во владение римского гражданина. Пусть дуумвир позаботится о том, чтобы это было занесено в общественные карты таким образом, как это, по его мнению, будет отвечать общему делу и (обязательствам) верности[118].

 

<XXXIII. Обо всех прочих землях, находящихся в Африке>

 

82. Дуумвир, который станет таковым или будет избран по этому закону, пусть  он в ближайшие 250 дней с того дня, как  ему (дуумвиру) по этому закону прикажет народ или плебс, позаботится о том, чтобы всем прочим полем, находящимся в Африке, (а именно) тем полем, которое по этому закону будет возвращено, предоставлено или предоставлено взамен (другого) им (владельцам), владели, имели, извлекали доход  те, кто должны будут за это поле выплачивать народу или откупщику налог, десятину или плату за (выпас) скота. Пусть за это поле они выплачивают народу или откупщику налог, десятину, плату за (выпас) скота из доходов (с поля), полученных после принятия настоящего закона.

83. Делается исключение для того земельного участка, который в соответствии с бывшим законом Рубрия был предоставлен или закреплен во владение за колоном или за тем, кто записан в число колонов… если взамен этого земельного участка не будет предоставлен или оставлен (другой) земельный участок[119].

84. Также делается исключение для поля, лежавшего в пределах (владений) свободных народов Утики[120], Гадрумета, Тампситанов, Лептиса, Аквиллитанов, Узалитанов, Тевдалийцев тогда, когда они впервые стали друзьями Римского народа.

85. Также делается исключение для того земельного участка, который … по решению сената был предоставлен или закреплен во владение за людьми, перебежавшими в последнюю пуническую войну  от врагов к полководцу Римского народа.

86. Также делается исключение для того поля, которое на основании этого закона сделается частным (владением), если взамен этого земельного участка не будет предоставлен или возвращен земельный участок.

87. Также делается исключение для того земельного участка, который на основании этого закона дуумвир предоставил или закрепил во владение за стипендиариями, поскольку это на основании настоящего закона будет занесено в общественные карты.

88. Также делается исключение для того земельного участка, который…П. Корнелий, полководец Римского народа, предоставил свободным [подданным] царя Масиниссы и приказал им владеть (этим участком) и извлекать доход.

89. Также делается исключение для того земельного участка, где некогда находился город Карфаген;

90. Также делается исключение для того земельного участка, который седецемвиры, ставшие таковыми или избранные по закону Ливия, оставили или закрепили во владение за гражданами Утики.

91. (Помимо прочего)… все те, кто за эту землю (находящуюся в Африке) на основании закона Семпрония обычно не выплачивал налога или десятины, или  платы за (выпас) скота[121], пусть они, (а именно) тот из них, кто будет извлекать доход, иметь или владеть земельным участком, предоставленным ему (им), возвращенным или предоставленным в обмен (за другой) по этому закону, пусть он не должен будет вносить за этот участок из доходов (с участка), полученных после принятия настоящего закона, ни налога, ни десятины, ни платы за (выпас) скота.

 

<XXXIV. О денежных выплатах за земельные участки,

 проданные или сданные в аренду.>

 

92. Если какой-либо земельный участок по этому закону будет сдан Римским народом в аренду, а владеть данным земельным участком по этому закону будет латин или иностранец, то он за данный земельный участок… должен вносить налог, десятину или плату (за выпас скота) народу или откупщику таким же образом, как следует по этому закону вносить (названные выплаты) римскому гражданину, владеющему тем земельным участком, который по этому закону будет сдан Римским народом в аренду.

93. Если, согласно решению претора, за земельный участок, публично проданный в Риме, следует по этому закону предоставить залог в достаточном объеме[122]… пусть он (претор) в случае нежелания обязанного лица предоставить (его) добровольно возьмет (в залог) в трехкратном объеме имения покупателя. Пусть (претор) позаботится о том, чтобы предоставивший по этому закону имения предоставил (такой) залог в достаточном объеме. И пусть никто не предпринимает никаких действий к тому, чтобы по этому закону кого-то, кто бы того ни пожелал, освободить от заклада имения или выплаты денег или от обязанности выступить поручителем, кто бы ни пожелал им стать.

94. Какой налог, десятину или плату (за выпас) скота тот, кто владеет в Африке земельным участком, не являвшимся владением свободных народов <Африки>,  и усадьбой, должен был выплачивать откупщику согласно закону, объявленному цензорами Л. Цецилием и Гн. Домицием относительно земельного участка, усадьбы[123] или относительно сдачи в откуп или продажи с торгов общественных налогов в целях извлечения из них доходов[124]: пусть после принятия этого закона тот, кто владеет или будет владеть в Африке земельным участком и усадьбой будет должен выплачивать откупщику… налог, десятину или плату (за выпас) скота в том же самом объеме. И пусть нигде не выплачивает больше или в ином порядке. И пусть не выпасает на том поле скот иным образом или на основании иных законов.

 

<XXXV. Об общественных налогах в Африке, сданных в откуп>

 

95. Относительно общественных налогов в Африке, принадлежащих Римскому народу, а именно тех, которые были сданы в доходный откуп или проданы с торгов цензорами Л. Цецилием и Гн. Домицием, пусть относительно этих (налогов) никто на основании настоящего закона не требует, чтобы то или иное должностное лицо, которое будет после принятия этого закона сдавать их в доходный откуп или продавать с торгов, не объявляло откупщику такой закон… на основании которого он (откупщик) должен будет внести или выплатить народу большую сумму, (чем прежде).

96. Пусть должностное лицо или кто-либо на правах должностного лица, или кто-либо в силу своего империя, судебной власти, или властных полномочий,… (а именно) пусть всякий, кто будет сдавать в доходный откуп или продавать с торгов общественные налоги в Африке, принадлежащие Римскому народу, пусть он, когда будет сдавать в доходный откуп или продавать с торгов эти налоги, не объявляет по этим налогам такого закона, который позволит откупщику предпринимать вопреки воле владельцев этого поля что-либо… (из того), что откупщику не было позволено предпринимать по закону, объявленному цензорами Л. Цецилием и Гн. Домицием, когда они сдавали в доходный откуп или продавали с торгов налоги по этим полям… и объявили закон по этим полям.

97. И пусть по скоту, который будет выпасаться на этих полях, и по плате (за выпас) скота никто не объявляет такого закона, согласно которому (этот скот) выпасался бы против воли владельцев этого поля, иначе, чем он выпасался по закону, объявленному цензорами Л. Цецилием и Гн. Домицием, который они объявили, когда сдавали в доходный откуп или продавали с торгов налоги по этим полям.

98. Пусть никто на основании настоящего закона не требует, чтобы те налоги в Африке, которые Гн. Папирий, консул[125], продал с торгов или сдал в доходный откуп, определялись предписаниями (какого-либо) иного закона, чем нежели того, что был объявлен Гн. Папирием, консулом, по этим налогам при продаже их с торгов или сдаче в откуп.

 

<XXVI. О дорогах в Африке>

 

99. Относительно поля, находящегося в Африке… (А именно), относительно тех дорог, которые были на этом поле до того, как был взят Карфаген[126]: пусть все они будут общественным владением, а также лимиты, что (проходят) между центуриями [пусть будут общественным владением][127].

 

<XXXVII. Об обязанностях должностных лиц, ответственных

 за закрепление во владение земельных участков>

 

100. Если дуумвир, который станет таковым или будет избран по этому закону, заявит о земельном поле тому, за кем закреплено во владение поле в Африке, заявив при этом названному  (лицу) о (предоставлении ему) земельного поля в таком количестве, в каком заявлять (о предоставлении данного) поля тому, за кем закреплено во владение поле, названому (дуумвиру) не следовало[128],… пусть (в таком случае) дуумвир не предоставляет, не возвращает и не присуждает (названному лицу заявленное поле) в таком количестве.

101. Тому, по чьему делу будет сделано такое заявление, (в случае если) названному (лицу) будет присуждено это поле на основании заявления (должностного) лица, вынесшего судебное решение по этому делу, пусть ему (названному владельцу) должностное лицо, вынесшее судебное решение по данному делу … предоставит и закрепит во владение…(соответствующую) часть (поля)[129].

102. Тем (лицам), с которыми существует договор о том, чтобы они владели, имели, извлекали доход из имущества, имевшегося у них ранее, а также из поля, которое за ними ранее было публично закреплено во владение, пусть им (этим лицам) [в случае если поле, ранее закрепленное за ними во владение, было публично продано в Риме]…(пусть им то или иное) должностное лицо предоставит взамен поля, публично проданного в Риме, (другое) поле такой же площади из состава общественного поля Римского народа в Африке.

103. Тот, кто в Африке имеет или владеет или извлекает доход из поля, владения или из построек, находящихся на поле или во владении, (пусть это лицо), в случае если квестор или претор публично продали это поле или владение или постройки, находящиеся на поле или во владении… пусть (названное лицо) не вносит и не выплачивает за этот земельный участок, владение или постройки на поле ни налога, ни платы (за выпас) скота.

104. …(Если) это поле предоставлено и закреплено во владение по решению сената, (то в случае если) те поля, о которых записано выше, а также владения и все то, что принадлежит этим людям [будет предметом разбирательства в суде]… пусть должностное лицо там, куда обратятся за судом по этому делу, принимает судебное решение по этому делу таким образом, как  записано в этом законе, и пусть не…

105. …Пусть [названные должностные лица] отведут поля тем, кому по этому закону предоставлен или предоставлен в обмен, возвращен или закреплен во владение земельный участок, (если данному лицу) [следует] предоставить, возвратить, закрепить во владение земельный участок по этому закону,… (в случае если) этим (его) земельным участком [владеет] римский гражданин.

 

 

<XXXVIII. О плодах>

 

106. Плоды, которые уродятся на этом земельном участке, а также то количество винограда и олив, которое будет на этом земельном участке, включая жатву и сбор винограда, приходящиеся на консульство П. Корнелия и Л. Кальпурния[130], и впоследствии… (пусть все) эти плоды… [принадлежат тому], кто тогда [владеет] этим земельным участком…[131]

 

 

 

 

 

Вопросы по теме для письменных ответов

 

1. Интересы каких социальных слоев и групп римского общества защищал аграрный закон Тория? Перечислите эти слои и приведите примеры статей закона, защищающие интересы названных слоев и групп.

2. Были ли предоставленные по закону Тория частновладельческие права на земельные участки благом для тех, кто получил эти участки в ходе реформ Гракхов?

3. Какие типы земель и какие группы землевладельцев существовали в Римской республике на момент принятия аграрного закона тория? Положение чьих земель было наиболее привилегированным и почему? Выстройте иерархию землевладельцев и держателей земли сообразно степени их привилегированности.

4. Предоставлял ли закон Тория какие-либо гарантии провин-циалам от произвола откупщиков?

5. Какой величины земельные участки предоставлялись гракханским колонистам в Африке, согласно данным закона Рубрия? Сохранял ли закон Тория за этими колонистами владельческие права на названные участки?

 

Избранная историография по теме[132]

 

Виппер Ю. В. Очерки по истории Римской империи. М., 1923.

Кирюшов Д.А. Аграрный закон 111 г. до н.э. // Жебелевские чтения–VI, к 100-летию со дня рождения проф. К.М.Колобовой.
СПб., 2004.

Кузищин В. И. Римское рабовладельческое поместье. М., 1975.

Он же. Генезис рабовладельческих латифундий в Италии.       М., 1976.

Сергеенко М. Е. Очерки по сельскому хозяйству древней Италии. М.; Л., 1958.

Mattingly H. B. The Agrarian Law of the tabula Bembina // LATOMUS. T. XXX, fasc. 2. 1971. P. 281–293.

 

 

ИНСТИТУЦИИ  ГАЯ

 

Книга первая

 

 

О гражданском праве и естественном

 

1. Все народы, которые управляются законами и обычаями, пользуются частью своим собственным правом, частью общим правом всех людей: итак, то право, которое каждый народ сам для себя установил, есть его собственное право и называется правом цивильным, как бы собственным правом, свойственным самим гражданам. А то право, которое между всеми людьми установил естественный разум, применяется и защищается одинаково у всех народов и называется правом общенародным, как бы правом, которым пользуются все народы. Таким образом, и римский народ пользуется отчасти своим собственным правом, отчасти правом, общим всем людям. В своем месте мы укажем на особенности каждого права в отдельности.

2. Цивильное право римского народа состоит из законов, решений плебеев, постановлений сената, указов императоров, эдиктов тех должностных лиц, которые имеют право издавать распоряжения, и из ответов знатоков (права).

3. Закон есть то, что народ римский одобрял и постановил; плебейское решение есть то, что плебеи одобряли и постановили. Плебс же отличается от народа тем, что словом народ обозначаются все граждане, включая сюда и патрициев; наименованием же плебс обозначаются все прочие граждане, за исключением патрициев. Вот поэтому-то патриции некогда утверждали, что постановления плебеев для них не обязательны, так как они составлены без их соизволения и участия. Но впоследствии издан был закон Гортензия[133], которым было определено, чтобы постановления плебейских собраний были обязательны для всего народа. Таким образом, решения плебеев поставлены были наравне с настоящими законами.

4. Сенатское постановление есть то, что сенат повелевает и установляет; оно имеет силу закона, хотя это было спорно.

5. Указ императора есть то, что постановил император или декретом, или эдиктом, или рескриптом; и никогда не было сомнения в том, что указ императора имеет силу настоящего закона, так как сам император приобретает власть на основании особого закона (который придавал императорским распоряжениям силу закона).

6. Эдикты суть постановления и предписания тех должностных лиц, которые имеют право их издавать. Право же издавать эдикты предоставляется должностным лицам римского народа; самое важное значение, однако, в этом отношении имеют эдикты двух преторов – городского и перегринского, юрисдикция которых в провинциях принадлежит их наместникам [134]. То же самое относится к эдиктам курульных эдилов[135], юрисдикцию которых в провинциях римского народа имеют квесторы. В императорские же провинции квесторов вообще не назначают, а потому в этих провинциях такой эдикт не обнародуется.

7. Ответы знатоков (права) – это мнения и суждения юристов, которым позволено было установлять и творить право. Если мнения этих лиц сходятся, то приобретает силу закона то, в чем они согласны. Если же мнения юристов не согласны между собою, то судье предоставляется право следовать тому мнению, которое он считает самым лучшим, – что прямо выражается в рескрипте блаженной памяти Адриана…

 

 

О правовом положении людей

 

9. Главное разделение в праве лиц состоит в том, что все люди – или свободные, или рабы.

10. Далее, из свободных людей одни – свободнорожденные, другие вольноотпущенные.

11. Свободнорожденные суть те, которые рождены свободными, вольноотпущенные суть те, которые отпущены на волю из законного рабства.

12. С другой стороны, есть три рода вольноотпущенных: они или римские граждане, или латиняне, или покоренные. Рассмотрим каждую группу отдельно: сперва поговорим о покоренных с оружием в руках.

 

О дедитициях и законе Элия Сенция

 

13. Итак, законом Элия Сенция[136] постановлено, чтобы рабы, которые в наказание были заключены господами в оковы, клеймены горячим железом, допрашиваемы пытками за преступление и изобличены в совершении такового, равно и те, которые предназначены были бороться с дикими животными и брошены были или на арену цирка или в тюрьму, а затем были отпущены на волю или тем же самым господином или кем-либо другим, – пользовались теми правами, которые были предоставлены иностранцам, сдавшимся римскому народу.

 

Об иностранцах, покоренных с оружием в руках

 

14. Peregrini dediticii называются те, которые некогда с оружием в руках сражались против римского народа, а затем, будучи побеждены, сдались.

15. Следовательно, рабов, подвергшихся такому бесчестию и отпущенных на волю в каком бы то ни было возрасте и каким бы то ни было образом, никогда не будем считать римскими или латинскими гражданами, хотя бы они были в полной власти господ, но всегда будем их причислять к покоренным и сдавшимся римскому народу.

16. Если же раб не подвергся такому бесчестию, то он, будучи отпущен на волю, делается или римским или латинским гражданином.

17. Именно лицо, удовлетворяющее следующим трем условиям: если оно старше тридцати лет, было у господина по праву квиритов и получило свободу вследствие законного отпущения на волю, то есть или посредством vindicta (на основании юридического акта), или вследствие занесения в цензорский список или в силу завещания, – то такое лицо признается римским гражданином. В случае если одного из этих условий недостает, то оно будет латином.

 

О манумиссии и ее законном основании

 

18. Условие известного возраста раба было введено законом Элия Сенция. По этому закону только в том случае рабы, отпущенные на волю в возрасте, меньшем тридцати лет, могут сделаться полноправными гражданами, когда они будут освобождены посредством vindicta после исследования перед советом законной причины отпуска.

19. Законной же причиной отпуска на волю будет, например, тот случай, когда в присутствии совета отпускает кто-либо на волю родного сына или дочь, брата или сестру, питомца или воспитателя или раба, для того чтобы иметь в его лице поверенного, или когда кто-либо отпускает на волю рабыню для вступления с нею в брак.

 

О собрании совета

 

20. Что касается совета, то он состоит в городе Риме из пяти сенаторов и пяти совершеннолетних римских всадников, в провинциях же из двадцати рекуператоров (третейских судей), римских граждан; это собрание бывает в последний день судебных заседаний, в Риме же отпускаются рабы на волю в присутствии совета в определенные дни. Впрочем, рабы старше тридцати лет обыкновенно отпускаются на волю в каждое время, так что они получают свободу даже по дороге (мимоходом), например, когда претор или проконсул идут в баню или в театр.

21. Кроме того, раб моложе 30 лет, будучи отпущен на волю, может сделаться римским гражданином в том случае, когда он в завещании получает свободу и назначается наследником своего господина, несостоятельного должника, – если только другой раб не становится прежде наследником с признанием свободы или кто-нибудь другой в силу сего завещания. Это определяет тот же закон Элия Сенция. То же самое постановление применяет Прокул из уважения к свободе и относительно того раба, которого господин назначил наследником без свободы.

21a. Так как по закону Элия Сенция только тот невольник делается римским гражданином, который перед всеми другими установлен был наследником, то решено, что если кто-нибудь сделает свободными и назначил наследниками детей, рожденных от собственной рабыни, то все-таки дети эти останутся рабами, потому что из его определения нельзя с точностью заключить, кто из них прежде всего назначен наследником; притом убыток нескольких рабов из имущества во вред кредиторам не может иметь места; наконец, по дополнительным постановлениям сената, последовавшим за законом Фуфия Каниния, должник наперед лишался возможности подрывать такою уловкою значение этого закона.

21b. По праву квиритов мы приобретаем в собственность раба не на основании только того, что покупаем его за наши деньги, но законное приобретение раба связано еще с дальнейшими условиями, так как существуют тоже некоторые незаконные способы приобретения: итак, вещи, которые отчуждаются посредством передачи, хотя и принадлежат к разряду res mancipi, но все-таки не приобретаются ни в силу манципации, ни посредством мнимой виндикации, ни на основании давности, а считаются только в имуществе (in bonis) приобретателя [137].

22. Латином делается по закону Элия Сенция раб моложе 30 лет, если он в завещании объявляется свободным, хотя сам закон Элия Сенция не делал его еще латином. Равным образом латином считается тот, кто, достигши 30-летнего возраста, отпущен был на волю тем господином, который владел рабом in bonis, хотя бы отпущение на волю производилось по праву квиритов; точно так же латином делается тот, кто между друзьями получил свободу, если нет какого-нибудь другого препятствия, которое могло бы помешать приобретению свободы. Все вышеупомянутые лица прежде считались свободными, потому что претор защищал их свободу, хотя они по праву квиритов были рабами; теперь же, отпущенные на волю при указанных выше обстоятельствах, они в самом деле свободны и называются Latini Juniani; латинами потому, что образовались по образцу латинян, называемых coloniarii; юнианскими, потому что приобрели свободу на основании закона Юния[138], между тем как прежде они казались рабами.

23. Однако Юниев закон не позволяет им ни самим составлять завещаний, ни приобретать по завещанию, ни назначать их в завещании опекунами.

24. Ежели мы сказали, что они не могут приобретать по завещанию, то это следует так понимать, что они не могут непосредственно получать ни наследства, ни отказа. Впрочем, они могут приобретать посредством фидеикоммисса.

25. Те же, которые причисляются к покоренным, никоим образом не могут ничего приобретать по завещанию, как каждый иностранец; и по мнению большинства юристов они не могут также составлять завещания.

26. Таким образом свобода тех, которые поступили в число покоренных, самая незавидная; никакой закон, никакое сенатское постановление, никакой императорский указ не дает им прав римского гражданства.

27. Они даже не могут оставаться в Риме или в округе его на сто миль под страхом публичной продажи их самих вместе с имуществом, с тем условием, чтобы не исполняли рабских обязанностей ни в Риме, ни в его округе на сто миль и чтобы никогда не получали свободы. А если бы они были отпущены на волю, то они опять делаются рабами римского народа. Так это выражено в законе Элия Сенция.

 

О способах приобретения латинами римского гражданства

 

28. Латины приобретают права римского гражданства многими способами.

29. Итак, уже по закону Элия Сенция рабы, отпущенные на волю в возрасте, меньшем тридцати лет, и сделавшиеся латинскими гражданами, приобретают римское гражданство после того как они женятся или на римских гражданках, или на латинянках, поселившихся в колониях, или на женщине того же состояния, какого они сами, и засвидетельствуют брак в присутствии совершеннолетних римских граждан, в числе, не меньшем семи, и после того как сыну, которого они приживут, будет год. По упомянутому закону такой латин имеет право обращаться к претору, а в провинциях к наместнику, и доказать, что он, латин, женат по закону Элия Сенция и что у него от жены годовалый сын и, если претор или наместник заявят, что дело доказано, то и сам латин, и жена его, если она того же состояния, что и муж, и их сын, если и он того же состояния, признаются согласно приказу римскими гражданами.

30. Мы прибавили к последнему выражению – если и он (сын) того же состояния, потому что дитя римской гражданки, жены латина, рождается в силу нового сенатского постановления, которое издано по почину блаженной памяти Адриана, римским гражданином.

31. Хотя право получить римское гражданство имели по закону Элия Сенция только те, которые сделались латинами, будучи отпущены на волю не достигнув 30-летнего возраста, однако впоследствии в силу сенатского постановления, изданного во время консульства Пегаса и Пузиона[139], это право предоставлено было и тем, которые, будучи отпущены на волю в возрасте старше тридцати лет, сделались латинами.

32. Впрочем, если бы латин и умер раньше, нежели доказал для годовалого ребенка право римского гражданства, то и мать может защищать дело сына, и в таком случае она получает римское гражданство; сын как рожденный в законном браке становится преемником отцовского наследства в качестве как бы postum'а, т.е. родившегося как бы после смерти отца. Если же родители умерли, то сын, для которого важно получить вместе с римским гражданством и наследство, может сам предъявлять свои права, но так, чтобы опекун несовершеннолетнего доказывал и вел это дело.

32a. Все, что сказано здесь о ребенке мужского пола, имеет силу и в отношении ребенка женского пола.

32b. Если раб оказывается in bonis у одного господина и по праву квиритов – у другого, то один из них может дать начало освобождению, а другой дополнить таковое посредством вторичного отпущения на волю.

32c. Кроме того, латин может приобретать квиритское право, если построил морской корабль, вмещающий не менее десяти тысяч мер хлеба в зерне, или если постарается приобрести другие корабли, или же если тот же самый корабль или другой, предъявленный вместо потонувшего, будет шесть лет доставлять хлеб в Рим. Это постановляется на основании эдикта блаженной памяти Клавдия.

33. Кроме того, эдиктом Нерона постановляется, чтобы латин получал квиритское право, когда будет иметь имущество, перешедшее по наследству от отца, ценностью в 10 000 сестерций и коль скоро построит в Риме дом, на который он израсходует не менее половины имущества, перешедшего от отца.

34. Наконец Траян постановил, чтобы латину предоставлять квиритское право, если он содержал в Риме в течение трех лет мельницу, вырабатывавшую ежедневно не менее 1000 мер хлеба.

35. Если (раб) приобрел латинскую свободу от господина, которому он только принадлежал in bonis, то он нуждается в соизволении со стороны того господина, которому принадлежит по праву квиритов[140]. Ибо если раб принадлежит одному и тому же господину и по преторскому, и по квиритскому праву, то, будучи отпущен тем же господином на волю, может, конечно, и сделаться латином, и приобрести квиритское право.

36. Не всякий желающий может отпускать раба на волю.

37. Отпущение раба на волю во вред кредиторам или патрону не имеет силы, так как закон Элия Сенция уничтожает свободу.

38. Точно так же по тому же самому закону господин, которому менее двадцати лет, только тогда может отпускать на волю, когда отпущение совершается посредством суда и когда законное основание отпущения доказано перед советом.

39. Законным же основанием отпущения на волю считается, например, когда кто отпускает на волю отца, или мать, или воспитателя, или молочного брата. Однако и те причины, которые мы исчислили выше, при освобождении раба, не достигшего тридцатилетнего возраста, могут быть отнесены также к настоящему случаю. С другой стороны, основания, изложенные по отношению к господину, которому менее 20 лет, можно отнести также к рабу, которому менее 30-ти лет.

40. Так как законом Элия Сенция для господ, которым менее 20 лет, установлены известные пределы и ограничения при отпущении на волю, то отсюда следует, что достигший 14-летнего возраста, хотя и может составлять завещание, назначать себе в нем наследника и установлять отказы, но не может предоставлять рабу свободы, не достигши 20 лет.

41. Если бы господин, которому меньше 20 лет, захотел сделать раба только латином, то он тем не менее должен исходатайствовать одобрение со стороны совета и затем отпустить раба на волю между друзьями.

42. Кроме того, закон Фуфия Каниния установил известные пределы при отпущении рабов на волю по завещательному объявлению[141].

43. Итак, тому, у кого более двух и не более десяти рабов, дозволяется отпускать на волю половину этого числа; тому же, у кого будет более 10 и не более 30 рабов, дозволяется отпускать на волю не более трети этого. Имеющий от 30 до 100 рабов может по усмотрению отпустить на волю четвертую часть рабов. Наконец тому, кто располагает от 100 до 500 рабов, дозволяется освободить пятую часть рабов…

44. Упомянутый закон не относится вообще и к тем, которые отпускают рабов не завещательным объявлением. Посему те, которые отпускают рабов на волю посредством суда или занесением в цензорский список, или в присутствии друзей, могут освобождать всех своих рабов, конечно, если освобождению не препятствует какая-нибудь другая причина.

45. Сказанное нами о числе рабов, отпускаемых по завещанию, следует понимать в том смысле, что из того числа, из которого может быть освобождена половина, третья, четвертая или пятая часть, дозволено во всяком случае отпускать на волю столько, сколько дозволялось из предшествующего числа. Это предусмотрено и самим законом, ибо было бы нелепо, если бы из 10 рабов можно было освободить пять рабов, так как господину дозволяется отпускать до половины этого числа, а располагающий, например, 12 рабами мог бы освобождать только четырех. Но тем, у которых больше 10 и не больше 30 рабов, можно во всяком случае отпускать на волю тоже пять рабов, подобно тому, кто владеет десятью.

46. Если рабам, перечисленным в завещании без известного порядка, дана будет свобода, то никто не будет свободен, так как нет определенной очереди отпущения на волю, да и закон Фуфия Каниния отменил и уничтожил все то, что совершено во вред и ущерб его; существуют даже особые сенатские постановления, которые делают недействительным все то, что было придумано для обхода этого закона.

47. Вообще следует знать, что на основании закона Элия Сенция рабы, отпускаемые на волю во вред и для обмана верителей, не получают свободы; то же самое относится и к иностранцам, потому что так порешил сенат по приказанию императора Адриана. Остальные определения этого закона не касаются иностранцев.

48. Следует другое деление в праве лиц. Именно: одни лица самовластны, другие подчинены чужому праву.

49. Из подвластных опять одни находятся под властью отца, другие под властью мужа, третьи в кабальной зависимости от другого.

50. Рассмотрим сперва тех, которые подчинены чужому праву, потому что, если мы узнаем, что это за лица, то вместе с тем поймем, какие лица самовластны.

51. Сперва разберем тех, которые находятся под властью другого.

52. Итак, под властью господ состоят рабы; эта власть над рабами есть институт общенародного права; ибо у вообще народов мы можем заметить, что господа имеют над рабами право жизни и смерти и что все, что приобретается рабом, приобретается господину.

53. Но в настоящее время никому из подданных римского народа не дозволяется чрезмерно жестоко поступать со своими рабами без законной причины. Именно, по постановлению императора Антонина Пия тот, кто без причины убьет своего раба, подвергается не меньшей ответственности, чем тот, кто убил чужого раба. И даже излишняя суровость господ обуздывается указом того же императора. Ибо Антонин, получив запрос от некоторых наместников провинций, как поступать с теми рабами, которые ищут убежища в храмах или у статуй императоров, предписал: в случае если бы жестокость господ показалась невыносимою, их нужно принуждать продать своих рабов в другие руки. И то, и другое по справедливости, так как мы не должны злоупотреблять предоставленным нам правом. На том же основании расточителям воспрещено управлять своим имуществом.

54. Впрочем, так как римские граждане имеют двойной доминий (ибо раб считается находящимся в обладании каждого либо по праву in bonis, либо по праву квиритов, либо по тому и другому вместе)[142], то мы будем считать раба только тогда под властью господина, когда он принадлежит ему по преторскому праву, хотя бы в то же время господин и не обладал по отношению к нему квиритским правом; ибо тот, кто только голое право квиритов на раба имеет, не считается полным его господином.

55. Главным образом под нашею властью состоят наши дети, рожденные в законном браке; право это есть особенность (исключительное достояние) римских граждан, ибо нет почти других народов, которые имели бы над детьми такую власть, какую мы имеем. Это и высказал император Адриан в своем эдикте, объявленном тем, которые ходатайствовали о признании римского гражданства за ними и их детьми: я, впрочем, хорошо знаю, что народ галатов верит, что дети их находятся во власти своих родителей[143].

56. Римские граждане тогда вступают в законный и действительный брак и имеют над родившимися у них детьми власть, когда они женаты на римских гражданках, или даже латинянках и иностранках, с которыми существовало jus connubii (т.е. признанная за лицом способность к вступлению в римское супружество со всеми юридическими последствиями); а так как connubium дает право детям наследовать состояние своего отца, то они не только делаются римскими гражданами, но состоят также во власти отца.

57. Вследствие этого и некоторым ветеранам предоставляется императорскими указами право вступать в брак с теми латинянками или иностранками, на которых женились после отставки от военной службы, и дети, рожденные от этого брака, делаются римскими гражданами и состоят под отцовской властью.

58. Что касается лиц рабского состояния, то с ними нельзя заключать настоящего брака.

58a. С другой стороны, и не на всякой свободной женщине позволено нам жениться; ибо от брака с некоторыми женщинами надлежит воздержаться.

59. В самом деле, браки не могут быть заключаемы между теми лицами, которые состоят в родственной связи и не обладают jus connubii, как, например, между отцом и дочерью, между сыном и матерью или дедом и внучкою; и если такие лица соединятся, то брак, ими заключенный, считается преступным и кровосмесительным. И это так строго наблюдается, что хотя бы они стали друг к другу в отношении восходящих и нисходящих через усыновление – они не могут сочетаться браком, так что даже по прекращении усыновления существует то же запрещение. Таким образом мы не можем жениться на той, которая в силу усыновления стала нашей дочерью или внучкою, хотя бы мы освободили ее из-под отеческой власти.

60. Нечто подобное, хотя не в столь большой степени, наблюдается между теми лицами, кои соединены узами бокового родства.

61. В самом деле, брак между братом и сестрою безусловно запрещен, рождены ли они от одного и того же отца и от одной и той же матери, или от одного из них. Но, если какая-либо женщина через усыновление сделается моею сестрою, то, пока усыновление существует, конечно, не может быть брака между мною и ею; когда же через освобождение из-под отеческой власти усыновление прекратится, то я могу на ней жениться; но и в том случае, когда и я буду освобожден из-под отеческой власти, нет препятствия к браку.

62. Брат может жениться на дочери брата; это вошло в обычай с тех пор, как блаженной памяти Клавдий женился на Агриппине, дочери своего брата. Не позволяется, однако, жениться на дочери сестры: так постановляют указы императоров. Точно так же воспрещено жениться на тетке по отцу и на сестре матери.

63. Нельзя также жениться на той, которая была твоею тещею, невесткою, падчерицею, мачехою. Мы сказали "была", потому что когда существует то брачное отношение, вследствие которого возникло такое свойство, брак безусловно невозможен уже по той причине, что одна и та же женщина не может быть замужем за двоими, и мужчина не может иметь разом двух жен.

64. Итак, если кто совершил незаконный и кровосмесительный брак, то он, по-видимому, не имеет ни жены, ни детей; поэтому дети, которые рождаются от этой связи, имеют только мать, отец же их неизвестен, вследствие чего они не состоят под отеческой властью; они занимают то же положение, что дети, прижитые в незаконной связи, ибо сии последние признаются неимеющими отца, потому что отец их неизвестен. Поэтому их обыкновенно называют spurii, или от греческого слова spora>dhn, т.е. как бы дети без отца.

65. Иногда случается, что дети, которые с момента рождения не состоят под властью восходящих, впоследствии приводятся под отцовскую власть.

66. Если, например, латин, женившийся по закону Элия Сенция[144], приживет с женой, латинской гражданкой, сына – латинского гражданина, или с римскою гражданкою сына – римского гражданина; но если впоследствии этот латин доказал причину и получил квиритское право, то сын с этого момента переходит под власть отца.

67. Точно так же, если римский гражданин по неведению вступил в супружество с латинской гражданкой или с иностранкой, считая ее римской гражданкой, то он не имеет над родившимся от этого брака сыном прав отеческой власти, так как сын этот не считается даже римским гражданином, только латинянином или иностранцем, т.е. причисляется к состоянию матери: сын ведь лишь в том случае наследует состояние отца, когда между отцом и его матерью состояло conubium. Но по сенатскому постановлению разрешается судебным путем обнаружить ошибку: тогда мать и сын приобретают права римского гражданства, и с этого времени сын находится под властью отца. То же самое имеет место, когда римлянин по неведению женится на принадлежащей к числу покоренных, с той разве разницей, что жена не сделается тогда римскою гражданкою.

68. Равным образом, если римская гражданка по ошибке выйдет замуж за иностранца, считая его римлянином, то ей разрешается судебным порядком доказать и поправить ошибку: тогда сын и супруг приобретают римское гражданство и, конечно, сын вместе с тем переходит под власть отца. То же самое постановил закон на тот случай, когда римская гражданка вступила в брак, по правилам закона Элия Сенция, с тою разницей, что покоренный остается в том же состоянии, а вследствие этого сын, хотя и считается римским гражданином, не переходит под власть отца.

69. Точно так же, если латинянка выйдет по закону Элия Сенция замуж за иностранца, принимая его за латина, то может, в силу сенатского постановления, после рождения сына доказать и поправить ошибку, а тогда все приобретают права римского гражданства, и сын переходит под власть отца.

70. Таковы же предписания закона на тот случай, когда латин согласно закону Элия Сенция вступил в брак с иностранкой, считая ее по ошибке латинскою или римскою гражданкой.

71. Кроме того, если римский гражданин, который считал себя латином, женился на латинянке, то ему разрешается по рождении сына судебным путем доказать ошибку, как если бы он женился согласно закону Элия Сенция. Точно так же и те, которые, будучи римскими гражданами, считали себя иностранцами и вступили в брак с иностранками, в силу того же сенатского постановления, по рождении сына могут доказать и исправить ошибку; после этого жена получает права римского гражданства, сын же не только делается римским гражданином, но и переходит под власть отца.

72. Все сказанное о сыне имеет силу и по отношению к дочери.

73. Возраст дочери и сына не имеет (ровно) никакого значения при доказывании причины ошибки, так как об этом ничего не упоминается в сенатском постановлении, разве только, если идет речь о латине или латинянке, так как по самому закону Элия Сенция в этом случае действительно причина ошибки может быть доказана лишь тогда, когда ребенку их (сыну или дочери) минет год. Я, впрочем, хорошо знаю, что в каком-то рескрипте блаженной памяти Адриана помещается определение, будто ребенку необходимо иметь не менее года от роду для того, чтобы доказать и поправить ошибку; но не всегда то, что император постановляет в форме рескрипта, должно иметь всеобщее значение и обязательную силу.

 74. С другой стороны, позволяется тоже на основании императорского рескрипта иностранцу, который по ошибке женился, доказать причину такой ошибки, так как случилось однажды, что иностранец женился согласно закону Элия Сенция на римской гражданке, которая считала мужа латином, а по рождении сына приобрел римское гражданство иным способом. Когда затем возник вопрос, может ли он доказывать причину ошибки, то император Антонин ответил, что названный иностранец может доказывать ошибку совершенно так, как если бы он остался иностранцем; из этого мы заключаем, что даже иностранец может доказывать причину ошибки.

75. Из сказанного видно, что женится ли римлянин на иностранке или иностранец на римской гражданке, сын их родится иностранцем; но если такой брак совершен по ошибке, то на основании сенатского постановления можно ошибку эту исправить согласно тому, что мы прежде сказали. Если же не было никакой ошибки, и вступившие в брак хорошо знали свое состояние, то ни в коем случае недостаток этого брачного союза не может быть исправлен.

76. Не подлежит сомнению, что брак, заключенный между римским гражданином и такой иностранкой, с которой существовало jus connubii, как мы это и прежде сказали, считался законным, и тогда дитя от этого брака было римским гражданином и находилось во власти отца.

77. Точно так же, если римлянка выйдет замуж за иностранца, то сын от этого брака, если состояло jus connubii по праву иностранцев, остается иностранцем и законным сыном отца, как если бы отец прижил его от брака с иностранкою. В настоящее время в силу сенатского постановления, изданного по почину блаженной памяти Адриана, сын считается законным сыном отца, хотя между римской гражданкой и иностранцем не было jus connubii.

78. Мы сказали выше, что сын римской гражданки и иностранца рождается иностранцем, хотя бы между ними не было jus connubii. Это уже было прежде постановлено законом Миниция[145], который сверх того определяет, что сын от брака между римским гражданином и иностранкой рождается иностранцем, хотя бы не существовало connubium. В первом случае закон Миниция был необходим, ибо иначе всегда тот, который рождается от родителей, между которыми не было jus connubii, по общенародному праву наследовал положение матери, а не отца. С другой стороны, та часть закона, которая определяет, что от римского гражданина и иностранки рождается иностранец, не представляет ничего нового и совсем лишняя, ибо даже без этого закона будет то же самое по началам общечеловеческого права.

79. Это до того установилось, что даже сын от брака между римским гражданином и латинянкой следует состоянию матери, хотя к этому случаю закон Миниция не относится; упомянутый закон обнимает собою ведь не только иностранцев, но даже тех, которые хотя имели собственные области и собственное управление, но причислялись к иностранцам.

80. Наоборот, на том же основании от латина и римской гражданки, будет ли заключен брак по закону Элия Сенция или иначе, происходил римский гражданин. Однако некоторые думали, что от брака, заключенного по закону Элия Сенция, рождается латинянин, так как по-видимому, в этом случае предполагалось существование connubii по закону Элия Сенция и Юния, а connubium имеет всегда последствием то, что дитя наследует состояние отца, в браке же, заключенном иначе, рождающийся наследует по общенародному праву состояние матери и потому он римский гражданин. Но мы пользуемся тем правом в силу сенатского постановления, изданного по почину блаженной памяти Адриана, именно чтобы рождающийся от латинянина и римской гражданки родился во всяком случае римлянином.

81. Сообразно с этим, сенатское постановление, изданное по почину божественного Адриана, определяет, что дитя латина и иностранки, равным образом иностранца и латинянки, наследует состояние матери.

82. С этим согласно и то, что от рабыни и свободного по общенародному праву происходит раб и наоборот, от свободной и раба рождается свободное дитя.

83. Однако мы должны заметить, что ни закон, ни постановление, имеющее силу закона, не изменило в каком-нибудь случае правила общенародного права.

84. Итак, по сенатскому постановлению Клавдия, римская гражданка, которая вступила в половую связь с чужим рабом с ведома его господина, могла сама на основании договора остаться свободною и все-таки родить раба; ибо соглашение между нею и господином этого раба, на основании упомянутого сенатского постановления, считалось действительным. Но затем император Адриан, признавая несправедливость дела и неуместность такого постановления, восстановил (в целях гуманности) правило общенародного права, именно, чтобы от свободной женщины родилось свободное дитя.

85. Равным образом по латинскому закону дети рабыни и свободного признавались свободными; ибо этим законом определяется, чтобы, если кто имеет сношения с чужою рабою, которую считал свободною, рождались свободные, если они только мужского пола, а если родившиеся женского пола, чтобы они принадлежали тому, рабынею которого была мать. Но и в этом случае блаженной памяти Веспасиан по поводу неприличия такого закона восстановил положение общенародного права, именно, чтобы родившиеся, даже если они мужского пола, во всяком случае были рабами того, чьей рабынею была и мать.

86. Но осталась в своей силе та часть того же закона, по которой от свободной женщины и чужого раба, которого свободная считала рабом, рождались рабы. Таким образом у тех, у которых не применяется такой закон, дитя наследует, по общенародному праву, состояние матери и потому оно свободно.

87. Нет сомнения, что в тех же самых случаях, в которых дитя наследует состояние матери, а не отца, оно не подчиняется власти отца, хотя бы последний и был римским гражданином, и потому мы указали выше, что в некоторых случаях, в которых брак заключался по ошибке и незаконно, сенат приходит на помощь и исправляет порок брачного союза, и таким образом в большинстве случаев происходит то, что сын переходит под власть отца.

88. Но если рабыня забеременеет от римского гражданина, а затем в силу отпущения на волю делается римской гражданкой и родит, то родившийся, хоть он римский гражданин, как его отец, все-таки не переходит под власть своего отца, так как он незаконно зачатый, и нет сенатского постановления, которое бы считало такую связь законною.

89. По естественным требованиям и соображениям решено, что если рабыня забеременеет от римского гражданина, а затем, отпущенная на волю, родит, то дитя рождается свободным, так как зачатые незаконно приобретают состояние с того времени, когда рождаются. Поэтому они считаются свободными, если рождаются от свободной, и безразлично, от кого мать зачала их, когда еще была рабынею. Но законно зачатые приобретают состояние с момента зачатия.

90. Следовательно, если какая-нибудь беременная римская гражданка будет изгнана из пределов отечества и, сделавшись таким образом иностранкою, родит, то многие думают, что дитя признавалось римским гражданином, если она зачала в законном браке; если же она зачала в незаконной связи, то от нее рождается иностранец.

91. Равным образом весьма многие полагают, что если какая-либо римская гражданка, будучи беременною, сделается, согласно сенатскому постановлению Клавдия, рабынею вследствие того, что вступила в сношения с чужим рабом против воли и запрета его господина, то от нее рождается римский гражданин, если только он был зачал в законном браке; если же он зачат в незаконной связи, то рождается рабом того, чьей рабыней сделалась мать.

92. Точно так же, если иностранка забеременеет в незаконной связи и затем, сделавшись римскою гражданкою, родит, то она рождает римского гражданина; если же она вступила в сношения с иностранцем и от него зачала согласно законам и обычаям иностранцев, то по сенатскому постановлению, изданному по почину блаженной памяти Адриана, рождается римский гражданин, если и его отец приобрел права римского гражданина.

93. Если чужеземец получает для себя и для своих детей права римского гражданства, то сыновья будут под его властью только в том случае, если император подчинит их власти родителя, что он делает лишь тогда, когда после исследования дела такое подчинение окажется выгодным для сыновей. Добросовестнее и подробнее император рассматривает вопрос относительно лиц малолетних и отсутствующих. Все это постановляется на основании эдикта блаженной памяти Адриана.

94. Точно так же, если кто-либо вместе с беременною женою приобретет римское гражданство, то, хотя тот, кто рождается и будет, как выше сказано, римский гражданин, но он все-таки не переходит под власть отца. И это постановлено рескриптом блаженной памяти Адриана. Посему тот, кто знает, что у него жена беременна, должен в то время, когда испрашивает у императора для себя и для жены римское гражданство, вместе с тем у него же ходатайствовать, чтобы иметь под властью будущего ребенка.

95. Другое положение тех, которые по латинскому праву приобретают права римского гражданства вместе с детьми, ибо дети их будут под отцовскою властью.

96. Право это предоставлено было некоторым иноземным общинам, которые пользовались латинским правом большего объема, ибо есть различие между латинским правом больших размеров и меньших; первая форма juris Latini бывает тогда, когда приобретают права римского гражданства как те, которые отправляют высшие должности, так и их родители, дети и жены; вторая имеет место тогда, когда приобретают римское гражданство только те, которые исполняют общественную или почетную должность. И это постановлено на основании многих императорских рескриптов.

97. Однако же не только родные дети, согласно тому, что мы сказали, состоят во власти нашей, но и те, коих мы усыновляем.

98. Акт же усыновления совершается двумя способами: или властью народа, или по приказу высшего сановника, например претора.

99. Властью народа можно усыновлять тех, которые пользуются правовою независимостью; этот вид усыновления называется arrogatio, потому что и того, кто усыновляет, спрашивают, желает ли он того, кого намерен усыновить, считать законным сыном, – и того, кто усыновляется, спрашивают, желает ли он этому подвергнуться; спрашивается и народ, одобряет ли он это усыновление. Властью сановника усыновляем тех, которые состоят под отеческою властью, все равно, занимают ли они первую степень нисходящих, каковы сын и дочь, или дальнейшую, каковы внук и внучка, правнук и правнучка.

100. Первый вид усыновления, т.е. совершающийся при помощи народа, может происходить только в Риме, а второй обыкновенно совершается тоже в провинциях в присутствии их наместников.

101. Равным образом, властью народа не усыновляются женщины (это именно казалось более соответственным). В присутствии же претора (в Риме), а в провинциях перед проконсулом или легатом усыновляются также женщины.

102. Точно так же в одних случаях усыновление малолетнего – в присутствии народа воспрещено, а в других дозволено. В наше время рескриптом императора Антонина, изданным на имя понтификов, усыновление дозволяется при известных условиях, если только причина усыновления окажется законною. Но перед претором, а в провинциях перед проконсулом и легатом мы можем усыновлять всякого, какого бы он ни был возраста.

103. Оба вида усыновления имеют то общее, что даже те, которые не могут рождать, каковы, например, скопцы, могут усыновлять.

104. Женщины же ни в каком случае не могут усыновлять, ибо они и родных детей не имеют в своей власти.

105. Точно так же, если кто-либо усыновит властью народа, или перед претором, или перед наместником провинции, то он может того же отдать на усыновление другому.

106. Известный вопрос: может ли младший усыновить старшего – относится одинаково к обоим видам усыновления.

107. Свойство усыновления, которое совершается властью народа, таково, что если тот, кто имеет детей в своей власти, отдает себя на усыновление другому, то не только сам подчиняется власти усыновителя, но и дети его становятся во власти усыновителя в качестве внуков.

108. Теперь поговорим о тех лицах, которые находятся in manu[146]; это право свойственно тоже только римским гражданам.

109. In potestate обыкновенно бывают и мужчины и женщины[147], in manum – только женщины.

110. Итак, некогда этот переход in manum совершался тремя способами: давностью, конфарреацией и коэмпцией.

111. Посредством давностного сожительства вступала in manum (мужа) та женщина, которая в продолжении целого года оставалась беспрерывно супругою; сделавшись вследствие как бы годовалого владения собственностью мужа, она вступала в его семью и занимала место дочери. Поэтому законом XII таблиц постановлено, что если какая-нибудь женщина не захочет таким образом вступить in manum, то она должна ежегодно отлучаться из своего дома на три ночи кряду и таким образом прерывать ежегодное давностное владение. Но все это право частью уничтожено законодательным путем, частью исчезло вследствие неприменения.

112. Конфарреационным образом женщины вступают in manum через некоторого рода священнодействие, которое совершается невестой, и при котором употребляется пшеничный хлеб, – почему этот торжественный обряд брака называется также confarreatio. Сверх того, для укрепления этого правоотношения совершается и делается весьма многое при сопровождении известных торжественных слов и в присутствии 10 свидетелей. Это право даже в настоящее время еще применяется. Именно, в старшие фламины, т.е. фламины Дия, Марса и Квирина[148], точно так же в первосвященники назначаются только те, которые родились от брака, заключенного посредством торжественного акта конфарреации, потому что без конфарреации они не могут получить священнической должности.

113. Что касается "купли", то на основании ее женщины вступают in manum путем манципации, т.е. на основании воображаемой продажи; в присутствии не менее 5. свидетелей из совершеннолетних римских граждан, а также весовщика, покупает жену тот, под чью власть она переходит.

114. Женщина же может совершить коэмпцию не только со своим супругом, но также с посторонним лицом; именно, коэмпция совершается, как говорят, или ради брака или ради фидуции; если женщина заключает коэмпцию со своим супругом, чтобы у него занимать место дочери, то говорят, что она заключила coemptio ради брака; если же она вступила в coemptio со своим мужем, или с третьим лицом, для какой-нибудь другой цели или пользы, например для устранения опеки, то говорят, что она совершила коэмпцию ради фидуции (т.е. без намерения совершения брачного союза).

115. Дело это таково. Если какая-нибудь женщина хочет устранить своих прежних опекунов, для того чтобы избрать другого, она с их согласия заключает коэмпцию. Затем coemtionator продаст ее обратно тому, кому сама пожелает, и, отпущенная этим последним vindicta, т.е. посредством суда, она получает в опекуны того, кем была отпущена. Этот опекун называется fiduciarius, как это выяснится ниже.

115a. Некогда совершалась фидуциарная купля также с целью составления завещания; в то время женщины, за некоторыми исключениями, только в том случае имели право составлять завещание, если они, будучи реманципированы и отпущены на волю, вступали в коэмпцию. Но сенат, согласно воле блаженной памяти Адриана, отменил эту необходимость совершать коэмпцию, ибо теперь закон смотрит на женщин, как если бы они совершили коэмпцию.

115b. Впрочем, если женщина совершит со своим мужем только временную коэмпцию, то тем не менее она начинает считаться дочерью. Ибо, если вообще по какой либо причине жена будет in manu, то принято, что она приобретает права дочери.

116. Остается сказать о том, какие лица могут находиться in mancipio[149].

117. Итак, все свободные лица, мужского ли они или женского пола, находящиеся под властью родителя, могут быть манципированы отцом тем же самым способом, которым можно манципировать рабов.

118. То же самое применяется к тем лицам, которые находятся in manu. Именно, женщины могут быть манципированы своими коэмпционаторами (фиктивными мужьями) таким же образом, как дети своим отцом, впрочем, лишь настолько, что, хотя бы у коэмпционатора была в качестве дочери единственно та женщина, которая вышла за него замуж, тем не менее, однако, этим последним может быть манципирована даже та, которая не состоит за ним в замужестве и потому не занимает места дочери.

118. По большей части манципируют только восходящие и коэмпционаторы, когда восходящие и коэмпционаторы желают освободить этих лиц из-под своей власти, как это ниже увидим.

119. Манципация состоит, как мы и выше сказали, в мнимой (воображаемой) продаже. Эта форма приобретения собственности свойственна тоже римским гражданам и совершается следующим образом. Пригласив не менее пяти совершеннолетних римских граждан в качестве свидетелей и сверх того еще одно лицо того же состояния, которое держало бы в руках медные весы и называющееся весовщиком, покупатель еще держа медь, говорит так: "утверждаю, что этот раб по праву квиритов принадлежит мне, и что он должен считаться купленным мною за этот металл и посредством этих медных весов"; затем он ударяет этим металлом об весы и передает его как покупную сумму тому, от кого приобретает вещь.

120. Этим способом манципируются рабы и лица свободного состояния, а также животные, которые причисляются к res mancipi, как, например, быки, лошади, мулы, ослы; тем же самым способом обыкновенно манципируются земельные участки, как сельские, так и городские, принадлежащие сами по себе к res mancipi, каковы, например, италийские.

121. Манципация поземельных участков отличается от манципации прочих вещей только тем, что рабы и свободные, а равно животные, причисляющиеся к разряду res mancipi, могут быть манципированы, только непосредственно присутствуя, причем необходимо, чтобы тот, кто приобретает, касался собственноручно того самого предмета, который ему передается; потому-то и акт этот называется mancipatio, так как вещь берется рукой; недвижимые же имения манципируются обыкновенно при их отсутствии.

122. Медь и весы употребляются потому, что некогда пользовались только медными деньгами, так что существовали ассы: dupondii, semisses и quadrantes, а не было в употреблении ни одной золотой или серебряной монеты, как можно узнать из закона XII таблиц; значение и стоимость этих монет заключались не в количестве, а в известном весе металла; так, например, ассы были весом в два фунта, почему монета эта и названа была dupondius, т.е. как бы два фунта; это название удерживается и до сих пор. Конечно, semisses и quadrantes заключали в себе тоже известный вес металла, пропорциональный доли фунта (асса). Точно так же в прежнее время те, которые давали кому-либо деньги, не считали их, а взвешивали, вследствие чего рабы, которым предоставлен был надзор над деньгами, названы dispensatores (от dispensare – равномерно распределять) и до сих пор так называются.

123. Если мы спросим, почему женщина, заключившая коэмпцию, отличается от манципированных, то следует ответить, что та, по крайней мере, женщина, которая совершила коэмпцию, не считается рабынею, между тем как женщины и мужчины, манципированные родителями и фиктивными мужьями, признаются рабами и притом настолько, что они могут приобретать наследство и отказы от того, под чьею властью находятся, лишь в том только случае, если в том же завещании они делаются свободными, как это бывает с рабами. Но повод этого различия очевиден: именно в том, что родители и коэмпционаторы принимают их in mancipio при помощи тех же формул и слов, какими приобретаются в собственность рабы – чего не бывает при коэмпции.

124. Рассмотрим теперь, каким способом подвластные освобождаются от этой власти.

125. Коснемся прежде всего тех, которые находятся in potestate.

126. Каким образом рабы освобождаются из-под власти, можем узнать из того, что изложено выше относительно отпущения рабов на волю.

127. Те же, которые состоят под властью отца (восходящего), делаются самовластными по его смерти. Но это допускает различие: именно, со смертью отца сыновья или дочери во всяком случае делаются самовластными, а по смерти деда внуки или внучки не всегда делаются самовластными, но лишь в том случае, если они по смерти деда не подпадают под власть своего отца. Таким образом, если во время смерти деда отец их жив и состоит под властью своего отца, тогда после смерти деда они подпадают под власть своего отца; если же отец их в то время, когда дед умирает, или уже умер, или вышел из-под власти отца, тогда дети делаются самовластными, так как не могут подпасть под его власть.

128. Так как тот, кто за какое-либо преступление по Корнелиеву закону изгоняется из пределов отечества и теряет права римского гражданства[150], то из сего следует, что дети перестают быть в его власти, как если бы он умер, так как таким наказанием он исключается из числа римских граждан, ибо несогласно с разумным основанием права, чтобы человек-иностранец имел в своей власти римского гражданина. По той же причине, если находящийся под властью отца будет изгнан из отечества, то он перестает быть во власти родителя, так как несогласно со справедливостью и основанием права, чтобы человек-иностранец был во власти отца – римского гражданина.

129. Поэтому, если восходящий попал в плен к неприятелю, то, хотя он временно делается рабом, однако власть над детьми приостанавливается в силу jus postliminii, по которому возвратившиеся на родину из вражеского плена приобретают все прежние права (на основании юридической фикции, как будто бы они никогда не теряли свободы). Посему возвратившийся будет иметь детей во власти, а если он в плену умрет, то дети, правда, будут самовластными, но можно сомневаться – с того ли времени, когда умер восходящий у неприятелей, или с того, когда он был пленен. Если сам сын или внук будет взят в плен врагами, то мы также скажем, что власть отца по причине jus postliminii приостанавливается.

130. Сверх того, выходят из отеческой власти дети мужского пола, если они посвящаются во фламины Юпитера, и женского пола, если назначаются весталками[151].

131. В прежнее время, когда римский народ основывал колонии в латинских землях, (то и) тот, который по приказанию отца отправлялся в колонию, переставал быть во власти, так как потерявшие таким образом римское гражданство, становились гражданами другого государства.

132. Кроме того, дети перестают быть во власти восходящих вследствие эманципации (освобождения из-под отцовской власти). Но сын только после троекратной эманципации, прочие же дети, мужского ли они пола или женского, освобождаются совершенно из-под отеческой власти после однократной эманципации. Закон XII таблиц только по отношению к сыну упоминает о троекратной эманципации следующими словами: если отец продает сына в кабалу три раза, то да будет сын свободен. Самый акт освобождения совершается следующим образом: отец продает сына кому-либо как бы в кабалу, тот его освобождает из кабалы посредством виндикационной формы. После этого сын возвращается под власть отца. Отец его вторично манципирует или тому же лицу, или другому (но обыкновенно тому же), а этот мнимый покупатель опять его отпускает на свободу в виндикационной форме, вследствие чего сын снова возвращается под власть отца, и наконец отец в третий раз манципирует сына, или тому же лицу, или другому (но господствует такой обычай, что манципируют тому же), и после этой манципации сын перестает быть во власти отца, хотя бы он еще не был отпущен на волю, но оставался в кабальной зависимости.

133. Однако нам нужно заметить, что имеющий в своей власти сына и от него внука, вправе сына отпускать, а внука удержать в своей власти, или наоборот, удержать в своей власти сына, а внука отпустить, или всех сделать самовластными. То же разумеется и о правнуке.

134. Сверх того восходящие (агнаты) перестают также иметь в своей власти детей, отданных в усыновление. Относительно сына требуется три манципации и два отпущения на волю, точно так же как это совершается, когда отец освобождает из-под своей власти сына, чтобы он сделался самовластным. Тогда он или продается обратно отцу, и усыновитель виндицирует (требует назад) его от отца в присутствии претора, утверждая, что сын – его, и когда отец молчит (не требует обратно), то претор присуждает сына тому, кто предъявлял свое право виндикационным образом, или же сын не реманципируется родному отцу, но тот, кто усыновляет (приемный отец), виндицирует сына от того, у кого он находится в третьей манципации, но, конечно, удобнее быть обратно проданным отцу; относительно же прочих лиц, как мужского, так и женского пола, достаточно, конечно, одной мнимой продажи, и они или реманципируются родителю, или же не продаются обратно; то же обыкновенно совершается и в провинциях перед наместником провинции.

135. Тот, кто был зачат от сына, раз или два раза манципированного, остается под властью своего деда, хотя бы он и родился после третьей манципации своего отца, и таким образом может быть дедом и освобожден из-под отеческой власти, и отдаваем в усыновление; но тот, кто зачат от сына, находящегося в третьей манципации, рождается уже не во власти деда; но Лабеон думает[152], что этот находится в mancipium того же господина, во власти которого находится и отец его (во время зачатия). Пользуемся же мы этим правом таким образом, что пока отец считается in mancipio у другого, власть его приостанавливается; а затем, если отец будет отпущен на волю в силу манципации, то и сын переходит под его власть; если же отец умрет в то время, когда остается в mancipium, то сын делается самовластным.

135a. То, что мы сказали относительно сына, находящегося в третьей манципации, имеет применение и относительно внука, хотя бы он был только раз манципирован; ибо что делают по отношению к сыну три манципации, то же самое делает относительно внука одна манципация.

136. Женщина, перешедшая in manum (мужа), не всегда освобождается от отцовской власти, за исключением того случая, когда она вступает в брак путем коэмпции; что касается жены фламина Юпитера[153], то по закону Азиния Антистия[154], изданному по предложению Корнелия Максима и Туберона, постановлено, чтобы она считалась находящеюся in manum, по-видимому, только касательно сакральных дел, а что касается прочих отношений, чтобы рассматривать ее так, как если бы она совсем не переходила in manum. Те, однако, женщины, которые посредством коэмпции переходят in manum, освобождаются от родительской власти; и все равно, находятся ли они во власти своего мужа, или во власти постороннего лица, хотя место дочери занимают только те, которые находятся in manu.

137. Женщины, которые находятся в супружеской власти, подобно тому как и дочери, остающиеся под родительской властью, освобождаются от этой зависимости или вследствие смерти того, во власти которого они находятся, или по изгнании его из пределов отечества.

137a. Точно так же через мнимую продажу в кабалу женщины выходят из-под власти мужа и, если они из этой манципации будут отпущены на волю, то делаются самовластными; притом та, которая заключает брак фидуциарным образом (т.е. для известных целей без намерения совершения брачного союза) с посторонним лицом, может этого фиктивного мужа принудить к реманципации; но если бы пожелала быть реманципированной та женщина, которая заключила коэмпцию со своим мужем, то она настолько же не может принудить к этому акту мужа, насколько дочь не может принудить отца. Дочь никоим образом не может принудить отца (к реманципации), даже если бы она была усыновлена, но на основании разводного письма эта может принудить мужа совершенно так же, как если бы она никогда не выходила замуж.

138. Так как те, которые находятся в кабале, считаются как бы рабами, то они делаются самовластными после отпущения на волю посредством суда, ценза, завещания.

139. Однако в этом случае не применяется закон Элия Сенция; поэтому не спрашивают, какого возраста тот, который отпускает, и какого возраста вольноотпущенник, а также не предлагают вопроса о том, имеет ли отпускатель патрона или верителя; даже определенный процент рабов, установленный по закону Фуфия Каниния, не принимается в соображение по отношению к этим лицам.

140. Даже и против желания того, в чьей власти находятся, они могут посредством записи в ценз приобретать свободу за исключением того, кого отец отдал в кабалу под тем условием, чтобы он был ему обратно продан; ибо тогда отец сохраняет до некоторой степени свою власть тем самым, что получает его обратно в манципированной форме. Мало того, и тот, которого отец отдал в кабалу за ущерб, причиненный проступком, как, например, по поводу того, что он был осужден за кражу и отдал его в кабалу истцу (чтобы отклонить от себя ответственность), не получает посредством записки в ценз свободы против воли того, в чьей власти он находится, ибо истец имеет кабального вместо денег.

141. Вообще мы должны заметить, что мы не имеем права не уважать личного достоинства тех, которые находятся у нас в кабале. В противном случае мы подвергаемся иску за обиду и оскорбление чести. И даже не долго остаются люди в этой зависимости, а по большей части это совершается для виду только в течение одного момента, конечно, если они не манципируются вследствие иска за причиненный вред.

142. Перейдем теперь к третьему (ср. § 48) разделению лиц. Именно, из тех лиц, которые не находятся ни in potestate, ни in manu, ни in mancipium, некоторые состоят или под опекой, или под попечительством; иные опять не подлежат ни той, ни другой власти. Посмотрим, следовательно, какие лица состоят под опекой, или под попечительством, ибо таким образом мы узнаем прочих лиц, которые не находятся ни в той, ни в другой власти.

143. Рассмотрим прежде тех, которые находятся под опекою.

144. Итак, родителям (восходящим) позволено назначать по завещанию опекунов детям, которых они имеют в своей власти: мужского пола совершеннолетним, а женского как несовершеннолетним, так и совершеннолетним. Ибо древние римляне желали, чтобы женщины, вследствие их легкомыслия, находились под надзором, хотя бы они и достигли полного возраста.

145. Поэтому, если кто назначает по завещанию сыну и дочери опекуна и оба они достигнут полного возраста, то сын освобождается из-под опеки, а дочь тем не менее останется под надзором опекуна, так как по закону Юлия и Папия Поппея женщины освобождаются из-под опеки только на основании привилегии детей (как награда)[155]; сказанное здесь не касается весталок, которые даже по мнению древних римлян были свободны от опеки ради чести их священнослужительства: это постановлено также законом XII таблиц.

146. Но внукам и внучкам мы можем назначать завещанием опекунов только в том случае, если они после нашей смерти не должны подпасть под власть своего отца. Поэтому, если сын мой во время моей смерти состоит под моей властью, то внуки от него не получат опекуна по моему завещанию, хотя бы они были в моей власти, именно потому, что они по смерти моей подпадут под власть своего отца.

147. Как в большинстве других случаев, рожденные после смерти отца рассматриваются как бы уже родившимися, так и здесь принято, что завещанием могут быть назначаемы опекуны детям, как рожденным после смерти отца, так и уже родившимся, лишь бы только они были в таком положении, что, в случае рождения при нашей жизни, находились бы в нашей власти; ведь таких мы можем назначать даже наследниками, между тем как чужих постумов (т.е. родившихся после смерти отца) не позволено назначать наследниками.

148. Жене, которая состоит в супружеской власти, точно так же и дочери, и невестке, которая находится во власти сына, а равно и внучке, можно назначать опекуна.

149. Вполне же правильно и законно может быть назначен опекун следующим образом: Луция Тиция назначаю в опекуны детям моим; а также если будет так написано: детям моим или жене моей пусть будет опекуном Тиций, – то опекун считается назначенным законно и по форме.

150. Однако по отношению к жене, которая находится под супружескою властью, принять даже (по обычаю) выбор опекуна, т.е. чтобы ей было предоставлено по своему усмотрению выбирать себе опекуна таким образом: Тиции, моей жене, предоставляю свободный выбор опекуна. В таком случае жена имеет право выбирать опекуна для управления всем имуществом или для известных дел.

151. Впрочем, выбор предоставляется или полный или ограниченный.

152. Полный выбор дается обыкновенно так, как мы только что выше сказали; ограниченный предоставляется обыкновенно в такой форме: Тиции, жене моей, предоставляю только однократный, – или только двукратный выбор опекуна.

153. Эти роды выбора существенно отличаются один от другого. Именно той женщине, которая имеет полный выбор, можно один и два, и три раза, и даже чаще избирать себе опекуна; а той, которая имеет выбор ограниченный, более одного раза нельзя избирать, если ей предоставлен только однократный выбор; если выбор предоставлен только на два раза, то более двух раз она не имеет права избирать.

154. Называются же те, которые в завещании поименно назначаются опекунами – dativi, а те, которые берутся по выбору, – optivi.

155. Кому по завещанию опекун не назначен, для тех по закону XII таблиц опекунами служат агнаты, которые и называются законными.

156. Агнаты суть родственники, соединенные родством через лиц мужского пола, т.е. как бы когнаты со стороны отца, каковы, например, брат, рожденный от того же отца, сын брата или внук от него, точно так же дядя и сын дяди и внук от него. Но те, которые соединены кровным родством через лиц женского пола, не суть агнаты, а находятся между собою в другой родственной связи, основывающейся на естественном праве. Таким образом между братом матери и сыном сестры существует не агнатское родство, а когнатство. Равным образом сын твоей матери по отцу и тетки со стороны матери не есть мой агнат, но когнат и, разумеется, наоборот, я соединен с ним тою же связью, ибо те, которые рождаются, наследуют состояние отца, а не матери.

157. Некогда, насколько это касается закона XII таблиц, был издан закон Клавдиев[156], который по отношению к женщинам уничтожил эти роды опеки, вследствие чего малолетний сын имеет опекуном совершеннолетнего брата или дядю, но женщины такого опекуна иметь не могут.

158. Право агнатства уничтожается переменою или умалением правоспособности; право же когнатства таким образом не изменяется, ибо гражданский закон может уничтожить гражданские права, естественных же уничтожать не может.

159. Умаление правоспособности есть перемена прежнего состояния: оно случается тремя способами, именно capitis deminutio бывает наибольшая, или меньшая, которую некоторые называют среднею, или же наименьшая.

160. Наибольшая бывает тогда, когда кто-либо теряет одновременно и гражданские права и свободу. Это случается, например, с теми, которых продают в чужую страну за то, что они или не внесли своего имущества в цензорские списки, или уклонились от военной службы, равным образом и с теми, которые, позволив продать себя на родине в рабство, делаются на основании сенатского постановления рабами тех, во вред которым они намеревались действовать. Этому же виду лишения свободы подвергаются и свободнорожденные женщины, которые, согласно сенатскому постановлению Клавдия, делаются рабынями тех господ, против воли и запрета которых они вступили в сношения с рабами.

161. Меньшая или средняя перемена правоспособности бывает тогда, когда теряется право гражданства, а сохраняется свобода. Это случается с теми, кого изгоняют из пределов отечества.

162. Наименьшее умаление правоспособности имеет место тогда, когда сохраняется и гражданство и свобода, но изменяется состояние человека. Это случается с теми, которые усыновляются, а также с теми женщинами, которые вступают во власть мужа посредством коэмпции, и с теми, которые отдаются кому в кабалу и которые отпускаются на волю из манципации; притом, сколько раз кто манципируется или отпускается на волю, столько же раз он подвергается упомянутому виду умаления правоспособности.

163. Да и не только вследствие двух первых видов умаления правоспособности уничтожается право агнатства, но также вследствие наименьшего умаления, и потому, если одно из двух эманципируется отцом, то после смерти последнего ни одно из них не может быть другому опекуном по праву агнатства.

164. Когда опека принадлежит агнатам, то она принадлежит не всем, а только ближайшим по степени родства.

165. По тому же самому закону XII таблиц опека над вольноотпущенниками и вольноотпущенницами принадлежит патронам и их детям. Эта опека называется также законною не потому, чтобы в названном законе заключалось социальное постановление, касающееся этой опеки, но потому, что вследствие толкования смысла закона она понимается совершенно так, как если бы была введена буквою закона. Ибо вследствие того самого, что к наследствам вольноотпущенников и вольноотпущенниц, умерших без завещания, закон призывает патронов и их детей, древние юристы думали, что закон хотел, чтобы и опека принадлежала им, так как тем же агнатам, которых закон призывает к наследству, он приказывает тоже быть опекунами.

166. По примеру опеки патронов принята опять и другая опека, именно фидуциарная опека эманципированным; эта то опека называется собственно фидуциарною; она предоставляется нам на том основании, что мы отпустили на волю свободного человека, манципированного нам или отцом, или фиктивным мужем, т.е. коэмпционатором.

167. Однако опека над несовершеннолетними латинами и латинянками не всегда предоставляется вместе с имуществом отпускающим их на волю, но тем, кому они принадлежали до отпущения на волю по квиритскому праву. Вот почему, если рабыня принадлежит тебе по праву квиритов, а мне in bonis, то она, будучи отпущена на волю одним только мною, даже без тебя, может сделаться латинкою, и ее имущество принадлежит мне, но опека над ней предоставляется тебе; ибо так постановляет закон Юния (прим. 22). Стало быть, если она сделана латинкою тем, чьей она была и по преторскому, и по квиритскому праву, то как имущество, так и опека принадлежит ему же.

168. Агнатам, которые признаются законными опекунами, и отпускающим на волю позволено уступить в суде опеку над женщинами постороннему лицу, а опеку над малолетними не позволено передавать, потому что она не кажется обременительною, коль скоро с наступлением совершеннолетия она прекращается.

169. Тот же, кому уступается опека, получает название tutor cessicius.

170. После его смерти или с умалением его правоспособности опека возвращается к тому опекуну, который уступал. Точно так же, если тот, кто переуступал, умрет или подвергается уменьшению правоспособности, то tutor cessicius теряет опеку, которая переходит к тому, кто после уступившего будет иметь ближайшее право принять на себя опеку.

171. Но поскольку это касается агнатов, то в настоящее время совсем не затрагивается вопрос о переданной опеке, так как закон Клавдия отменил опеку агнатов над женщинами.

172. По мнению некоторых, доверенные опекуны не имеют права передавать опеку[157], так как они сами приняли на себя эту обязанность; хотя это мнение и принято, однако относительно родителя (агнатского восходящего), который отдал дочь или внучку, или правнучку в кабалу с тем условием, чтобы ему реманципировали ее, и реманципированную отпустить на волю, того же сказать нельзя, так как он считается и законным опекуном, и ему не менее, чем патрону должен быть оказан почет.

173. Кроме того, на основании сенатского постановления женщина могла просить о назначении опекуна взамен отсутствующего. Когда таковой назначен, то прежний перестает быть опекуном; и притом безразлично, как долго опекун предполагает отсутствовать.

174. Но если место опекуна было занято патроном, то вольноотпущеннице не позволяется хлопотать о назначении взамен отсутствующего опекуна другого лица.

175. Патроном считаем мы также родителя, который достиг законной опеки тем, что сам отпустил на волю реманципированную ему дочь, или внучку, или правнучку. Дети его считаются доверенными опекунами; дети же патрона получают ту же самую опеку, какую имел их отец.

176. В известных случаях сенат позволяет ходатайствовать о назначении опекуна на место отсутствующего патрона, например, для принятия наследства.

177. То же самое постановил сенат относительно несовершеннолетнего сына патрона.

178. Именно законом Юлия de maritandis ordinibus разрешается той, которая остается в законной опеке малолетнего[158], просить у городского претора опекуна для назначения приданого.

179. Конечно, сын патрона, хотя и малолетний, делается опекуном вольноотпущенницы, однако же он не может дать своего соизволения и утверждения в случае заключения обязательных отношений, так как и он сам не может совершать юридических актов (обязательства) без согласия своего опекуна.

180. Равным образом, если женщина находится в (какой-либо) законной опеке у сумасшедшего или немого, то ей позволяется сенатским постановлением хлопотать о назначении опекуна для установления приданого.

181. Ясно, что в этих случаях опека патрона и его сына отнюдь не нарушается [159].

182. Кроме того сенат постановил, что если опекун малолетнего, какого бы то ни было пола, будет устранен от опеки вследствие неблагонадежности, или если он по основательной причине откажется от принятия опеки, то на его место можно назначить другого опекуна, причем прежний опекун теряет опеку.

183. Все это соблюдается одинаково как в Риме, так и в провинциях; в провинциях, конечно, опекун должен быть испрашиваем у наместника.

184. Прежде, когда применялись в судопроизводстве законные (формальные) иски, опекун давался также в том случае, если между опекуном и женщиной или питомцем (опекаемым) возникала тяжба и судебное разбирательство. Именно, так как опекун не мог быть судьею в собственных делах и там предъявлять interpostio auctoritatis, то назначался особый опекун, при участии которого совершалось торжественное судебное действие; он назывался преторским опекуном, так как назначался городским претором. Но некоторые полагают, что после уничтожения системы законных (формальных) исков этот вид назначения опекунов оказался излишним, но он и в новейшем праве применяется в том случае, когда дело производится в Риме между римскими гражданами.

185. Если у кого по каким-либо причинам вовсе не было опекуна, то ему давался опекун в городе Риме городским претором и большинством народных трибунов в силу закона Атилия[160], каковой опекун называется (по имени закона) Атилианским; в провинциях же опекуны назначаются наместниками провинции в силу закона Юлия и Тиция[161].

186. Вследствие этого, если кому-либо опекун по завещанию был назначен под известным условием или с известного срока, то ему мог быть назначаем (временный) опекун до тех пор, пока срок не истек или условие не исполнилось. Точно так же, если опекун будет назначен без всяких условий, то он по тем же законам должен быть испрашиваем до тех пор, пока кто-нибудь не вступит в наследство. Он же перестает быть опекуном, коль скоро кто-нибудь явился опекуном на основании завещания.

187. Равным образом когда опекун был взят неприятелем в плен, то по выше приведенным законам испрашивался опекун, который переставал быть опекуном, если пленный возвращался на родину, ибо возвратившийся получал опеку на основании juris postliminii.

188. Из этого явствует, сколько есть видов опеки. А если спросим, к скольким родам сводятся эти виды, то об этом пришлось бы долго рассуждать. Ибо между древними юристами по этому поводу не было согласия…

189. По праву почти всех государств малолетние находятся под опекою, так как сообразно с естественным правом, чтобы не достигший совершеннолетнего возраста был под покровительством другого лица. И нет почти ни одного государства, в котором не позволялось бы родителям (агнатам по восходящей линии) назначать завещанием опекуна своим несовершеннолетним детям, хотя, как мы выше сказали, казалось бы, что только одни римские граждане имеют детей в своей отцовской власти.

190. Но кажется, что назначение опеки над женщинами, достигшими совершеннолетия, не имеет справедливого основания, ибо, по общему мнению, женщины состоят под опекою лишь потому, что по своему легкомыслию подвергаются большею частью обману, а потому было бы справедливым, чтобы они оставались под надзором опекунов. Последний довод, однако, кажется, скорее мнимый, нежели действительный; ибо женщины ведь, достигшие совершеннолетия, сами занимаются своими делами, а в некоторых случаях опекун только для формы изъявляет свое согласие; часто опекун даже против своей воли принуждается претором давать соизволение.

191. Вот почему женщине и не предоставляется против опекуна никакой судебной защиты по делам опеки. Но когда опекуны занимаются делами несовершеннолетних обоего пола, то этим, после их совершеннолетия, они дают на суде отчет в своей опеке.

192. Конечно, законная опека патронов и родителей считается имеющею некоторое значение вследствие того, что опекунов нельзя принуждать к тому, чтобы они давали соизволение на составление завещания, на отчуждение res mancipi, на принятие обязательств, за исключением разве того случая, когда представляется важное обстоятельство для отчуждения res mancipi, или принятия на себя обязательств. И все это установлено было в пользу самих опекунов, именно чтобы они не исключались от наследства в силу завещания, так как они делаются наследниками женщин, умерших без завещания, и чтобы вследствие отчуждения наиболее ценных вещей или принятия на себя чужого долга не досталось им слишком уменьшенное наследство.

193. У иностранцев женщины находятся под опекой не так, как у нас, но все-таки в большинстве случаев они состоят как бы под опекою; так, например, закон вифинцев постановляет, чтобы женщина, если она совершает юридическое действие, получала соизволение от мужа, или совершеннолетнего сына.

194. Свободнорожденные женщины освобождаются от опеки тогда, когда у них трое детей, а вольноотпущенные, находящиеся под законною опекой патрона или его детей, освобождаются тогда, если у них четверо детей; прочие женщины, имеющие опекунов другого рода, как, например, Атилианских или доверенных, освобождаются из-под опеки, если у них трое детей.

195. Отпущенная на волю может равным образом иметь опекуна другого рода, например, если она отпущена на волю женщиною; ибо тогда она должна предъявить просьбу о назначении опекуна на основании Атилиева закона, а в провинциях по закону Юлия и Тиция, так как патронки, находясь сами под опекою, не могут быть опекунами.

195a. Точно так же, если она отпущена на волю мужчиною, и с его согласия совершила коэмпцию, а затем была обратно продана и отпущена на волю, то она перестает иметь опекуном патрона и начинает уже состоять под опекою того, кем она отпущена на волю, который и называется фидуциарным.

195b. Равным образом, если патрон или его сын отдал себя в усыновление, то вольноотпущенная должна хлопотать о назначении себе опекуна по закону Атилия, или Юлия и Тиция.

195c. На основании тех же законов вольноотпущенница должна также предъявить просьбу о назначении опекуна, если патрон умрет, не оставив в семействе ни одного сына.

196. Дети мужского пола освобождаются от опеки, когда достигают возмужалости; притом Сабин[162], Кассий и другие приверженцы нашей школы считают возмужалым того, который выказывает половую зрелость, т.е. который может производить потомство; относительно же тех, которые не способны к деторождению, каковы, например, евнухи, spadones (лишенные мужской половой силы), следует ожидать того возраста, в котором они достигают совершеннолетия; но приверженцы других школ полагают, что возмужалость следует определять по годам, т.е. они считают того возмужалым, кому кончилось 14 лет от роду.

197. (Право, на основании которого малолетний остается под опекою совершеннолетнего, пока не) достигнет того возраста, когда может заниматься своими делами, соблюдается также у иностранных племен, о чем мы выше сказали.

198. Но и в провинциях, по тем же самым причинам, наместники назначают обыкновенно попечителей.

199. Однако чтобы имение малолетних и тех, кто состоит под попечительством не было истрачено и не потерпело ущерба от попечителей или опекунов, претор должен позаботиться, чтобы те и другие представили поручительство, дали особое обещание в том, что отнесутся к исполнению своей обязанности с надлежащею рачительностью.

200. Впрочем, это бывает не всегда, ибо, с одной стороны, опекуны, назначенные по завещанию, не принуждаются представлять поручительства, потому что добросовестность их и усердие признаны самим завещателем; с другой стороны, попечители, которым попечительство принадлежит не по закону, но которые назначаются или консулом, или претором, или наместником провинции, по большей части не представляют поручителей, так как, разумеется, они были выбраны как благонадежные и честные.

 

 

Книга вторая

 

 

1. В предыдущей главе мы говорили о личных правах; теперь рассмотрим вещи, которые состоят или в нашей собственности, или вне нашего частного обладания.

2. Итак, главное деление вещей обнимает собою две части, именно: одни вещи суть божественного права, другие – человеческого.

3. К категории вещей божественного права принадлежат вещи, посвященные божеству, и вещи с священным значением.

4. Res sacrae суть вещи, которые посвящены высшим Богам; religiosae – посвящены Богам подземным.

5. Священною делается вещь только вследствие утверждения и признания со стороны римского народа, например, на основании закона, на этот случай изданного, или сенатским постановлением.

6. Религиозною делаем мы вещь по нашему собственному желанию, хороня умершего в месте, нам принадлежащем, если только погребение покойника зависит от нас.

7. Однако большинство юристов полагает, что землю в провинции нельзя сделать религиозною, так как dominium на эту землю принадлежит или римскому народу, или императору; мы же, как кажется, имеем только владение или узуфрукт. Тем не менее место это считается религиозным, хотя бы оно на самом деле не было таким. Равным образом вещи в провинции, не освященные властью римского народа, собственно не делаются res sacrae, но все-таки считаются sacrae.

8. Вещи со священным значением, как, например, городские стены и ворота, тоже принадлежат в известной степени к категории вещей божественного права.

9. Предметы божественного права не состоят ни в чьем владении; то же, что образует группу вещей божественного права, в большинстве случаев составляет чью-либо собственность; может, впрочем, и никому не принадлежать: так, например, наследственная масса, пока не явится какой-либо наследник, не принадлежит никому.

10. Те же вещи, которые принадлежат к категории вещей человеческого права, составляют собственность или государства или частных лиц.

11. То, что принадлежит государству или общинам, не составляет, по-видимому, ничьей собственности, так как государственные имущества принадлежат всему обществу граждан. Частные же имущества – это те, которые принадлежат отдельным лицам.

12. Кроме того, некоторые вещи суть телесные, физические, другие бестелесные, идеальные.

13. Физические вещи – это те, которые могут быть осязаемы, как то: земля, раб, платье, золото, серебро и наконец бесчисленные другие вещи.

14. Бестелесные – это те вещи, которые не могут быть осязаемы; к таковым принадлежат те, которые заключаются в праве, например, наследство, узуфрукт, обязательства, каким бы то ни было образом заключенные. И нисколько не важно то, что в наследстве заключаются физические вещи, ибо и плоды, которые собираются с земли, суть физического характера, а также и то, что нам следует по какому-либо обязательству, большею частью есть физический предмет, как, например, земля, раб, деньги; но самое право наследования, право узуфрукта, обязательственное право считаются res incorporales, т.е. бестелесными вещами. В том же числе находятся права городских и сельских имений, называемые также служебностями.

14a. Кроме того существует деление вещей на два разряда: на res mancipi и res nec mancipi.

14b. К res mancipi относятся рабы, быки, лошади, ослы, мулы и земли, далее строения на италийской земле; ---------- к res nec mancipi причисляют также сервитуты городских имений; равным образом имения, называемые stipendiaria и tributaria.

15. К движимым вещам и тем, которые приходят в движение собственною силою, принадлежат в качестве res mancipi: рабы, рабыни, четвероногие и укрощенные человеком ручные животные, как, например, быки, лошади, мулы и ослы…

16. С другой стороны, дикие звери, например, медведи и львы, причисляются к категории res nec mancipi: точно так же и те животные, которые считаются почти зверями, например, слоны, верблюды, и потому безразлично то обстоятельство, что эти животные тоже обыкновенно делаются тоже ручными под ярмом или в узде; то же самое (= nec mancipi) относится ко всякого рода меньшим животным, так что даже между ручными животными, отдельных представителей которых мы упомянули выше в числе mancipi, есть такие, которые считаются nec mancipi.

17. Точно так же почти все то, что относится к разряду бестелесных вещей, причисляется к res nec mancipi, за исключением сельских служебностей, которые, как известно, считаются res mancipi, хотя принадлежат к числу вещей бестелесных.

18. Велика однако ж разница между вещами mancipi и nec mancipi.

19. А именно, res nec mancipi переходят в собственность другого лица вследствие простой передачи, если только вещи эти физические и вследствие этого допускают передачу.

20. Следовательно, если я передам тебе платье, или золото, или серебро на основании ли продажи, дарения или каким-нибудь другим образом, то вещь эта делается тотчас же твоею без соблюдения каких-либо торжественных формальностей.

21. В таких же точно условиях находятся провинциальные поместья, из которых одни мы называем stipendiaria, другие – tributaria. Stipendiaria – это поземельные участки, находящиеся в таких провинциях, которые принадлежат римскому народу. Tributaria – это имения, находящиеся в провинциях, которые считаются собственностью императора.

22. Res mancipi это те, которые переходят к другому лицу посредством манципации; вот почему эти вещи и названы mancipi. Какое значение и какую силу имеет манципация, такую же точно силу имеет форма приобретения прав, называемая in jure cessio.

23. Каким образом совершается манципация, это мы изложили в предшествующей книге.

24. Сделка in jure cessio совершается следующим образом: перед (судящим) магистратом римского народа, например, перед претором или наместником провинции, тот, кому вещь переуступается, держа ее, произносит: "я утверждаю, что этот человек мой по праву квиритов". Затем, после того как он заявил такую виндикацию, претор спрашивает отчуждающего, не имеет ли он какой-нибудь претензии (по отношению к спорному предмету). Когда этот последний скажет, что нет, или молчит, тогда претор присуждает предмет виндицирующему (приобретающему); эта форма, которую можно совершать также в провинциях перед наместником, называется – legis actio.

25. В большинстве случаев, однако, и почти всегда мы прибегаем к манципационной форме, для которой всегда легко найти между друзьями свидетелей; поэтому не нужно с целью совершать in jure цессии обращаться к претору или наместнику провинции, что соединено с известными трудностями.

26. Поэтому, если вещь, принадлежащая к разряду res mancipi, не была ни манципирована, ни передана перед судящим ---------

26a. Поземельные участки, находящиеся в провинциях, не только не считаются собственностью владельцев, но там даже нет никакой свободной общины.

27. Кроме того, мы должны здесь заметить, что и jus nexi или nexum свойственно италийским землям[163]; провинциальный поземельный участок не может быть предметом этого права; nexum применяется к земле только в том случае, если она mancipi, а провинциальная причисляется к res nec mancipi. Провинциальный же участок, к которому относится квиритское право, считается италийским и как таковой может быть манципирован.

28. Очевидно, что передача не применяется к бестелесным вещам.

29. Городские сервитуты можно переуступать только перед судящим претором; сельские же сервитуты могут быть также предметом манципации.

30. Узуфрукт допускает только форму передачи перед магистратом; господин над proprietas обремененного предмета может in iure уступить другому узуфрукт[164], а сам он удерживает за собою только nuda proprietas. В случае если узуфруктуарий уступает перед магистратом право узуфрукта господину над proprietas, то узуфрукт уничтожается и возвращается в proprietas; но если узуфруктуарий совершает такую передачу постороннему лицу, то тем не менее он сохраняет за собою это право, так как этот акт считается недействительным.

31. Но все это касается только италийских земель, так как эти земли могут быть предметом манципации и in jure цессии. А если кто захочет в провинциальных землях установить узуфрукт, право прохода, прогона, водопровода, сервитут, представляющий право запрещать соседу делать всякие постройки или только от известной высоты, которые препятствовали бы доступу солнца, или какой-нибудь другой сервитут, то он может это осуществить только путем соответственных договоров и стипуляций, так как эти земли не могут быть предметом даже манципации или in jure цессии.

32. Но так как предметом узуфрукта могут быть рабы и животные, то мы должны заключить, что полное пользование ими можно также установить в провинциях посредством сделки перед судящим магистратом.

33. А если мы утверждали, что узуфрукт может быть только предметом цессии in jure, то это сказано нами не зря, хотя узуфрукт можно также установить посредством манципационной формы, именно таким образом, что он отделяется при манципировании proprietas; но так как в этом случае сам узуфрукт не манципируется, то, следовательно, у одного будет узуфрукт, а у другого – proprietas.

34. Наследство можно также переуступить посредством мнимой виндикации.

35. Если тот, к кому переходит наследство по закону (в силу закона XII таблиц), уступит его in jure другому до принятия наследства, т.е. прежде чем сделался наследником, то тот, кому уступлено перед судящим магистратом наследство, становится наследником совершенно так, как если бы он был призван к наследованию в силу закона; если же первый уступит наследство после его принятия, то тем не менее он наследует и потому будет ответственным перед верителями, а долги погашаются: таким образом должники наследника извлекают выгоду, а наследственная масса переходит к тому, кому уступлена, совершенно так, как если бы отдельные предметы были ему переданы через судящих претором.

36. Если назначенный в завещании наследник уступает in jure свое наследство другому до принятия такового, то это действие не влечет за собою законных последствий. Но когда он это делает уже после принятия наследства, то тогда имеет место то, что мы сказали выше относительно того, к кому переходит наследство в силу закона (XII таблиц), если он только уступит in jure после принятия на себя обязательства умершего…

38. К обязательствам, каким бы то ни было образом заключенным, не применяется ни один из выше упомянутых способов приобретения собственности; именно, если я захочу, чтобы следуемое мне принадлежало тебе, то я никаким из тех способов, которыми переносятся на другого физические вещи, достигнуть этого не могу, но необходимо, чтобы по моему желанию ты стипулировал этот долг от моего должника, вследствие чего он освобождается от долга, следуемого мне, и становится твоим должником, что называется обновлением (преобразованием) обязательства.

39. Без этого обновления ты не будешь вправе предъявлять исков от твоего имени, только от моего имени или в качестве моего представителя или заместителя.

40. Следует нам заметить, что у иностранцев есть только один вид dominium; а именно, каждый будет или собственником, или он таковым не считается; таким же правом пользовался когда-то и римский народ, или каждый был господином по квиритскому праву или таковым не считался. Но впоследствии принято такое деление dominium, что один мог быть господином по квиритскому праву, а другой простым обладателем (in bonis).

41. Если вещи, принадлежащей к res mancipi, я не манципирую, не уступаю тебе перед судящим претором, и только передаю ее тебе, то ты будешь вещью просто обладать, а я буду ее квиритским собственником до тех пор, пока ты не приобретешь собственности на основании давностного владения, ибо раз истек срок давности, вещь становится твоею полною собственностью, не только in bonis, но и по праву квиритов, как если бы она была передана другому лицу манципацией или цессией.

42. По законам XII таблиц срок давности для вещей движимых – годовой, для недвижимых – двухгодичный.

43. Впрочем мы можем приобрести давностью вещи, переданные нам не их собственником, все равно будут ли это вещи, принадлежащие к числу res mancipi или nec mancipi, если только мы получили таковые в доброй вере, полагая, что тот, кто передавал, был господином (вещи).

44. Это, по-видимому, введено для того, чтобы доминий на вещи не оставался слишком долгое время неопределенным, так как для собственника достаточен годичный или двухгодичный срок для того, чтобы он успел своевременно защитить свое право, срок, который предоставлялся владельцу для приобретения давности.

45. Но иногда тот, кто владеет чужою вещью в доброй вере, не может сослаться на право давности, как, например, если кто владеет ворованною или насильственно захваченною вещью; именно, по закону XII таблиц не подлежат давности украденные вещи, а по закону Юлия и Плавция – насильно отнятые[165].

46. Равным образом недвижимые имущества в провинциях изъяты были из-под действия давностного владения.

47. Точно так же когда-то вещи mancipi, принадлежавшие женщине, которая находилась под опекою агнатов, не подлежали давности, исключая того случая, когда женщина передала таковые при участии и с согласия опекуна, так определено было законом XII таблиц.

48. Равным образом, очевидно, исключались из-под действия давности свободные люди, вещи священные и религиозные.

49. Если выше сказано, что вещи ворованные и захваченные насильственно по законному запрещению не подлежат давности, это означает, что и сам вор или тот, кто при помощи насилия владеет, не мог приобретать собственности на основании давности (ибо таким лицам не предоставляется право давности по другой причине, именно потому, что они недобросовестно владеют), но и никто другой, хотя бы он и приобрел вещь у вышеупомянутых лиц в доброй вере, не имеет выгод давностного владения.

50. Посему в движимом имуществе нелегко иметь добросовестному владельцу право давности, ибо кто чужую вещь продает или передает, тот совершает кражу. То же самое имеет место, если отчуждается вещь на каком-либо другом основании. Иногда, однако, бывает иначе; например, если наследник вещь, данную наследователю в ссуду, или в наем, или отданную ему на сохранение, считая ее наследственною, продаст или подарит, то он воровства не совершает; точно так же, если тот, кому принадлежит узуфрукт рабыни, продаст или подарит плод ее чрева, считая и его своим, то он кражи не совершает; воровства нет, как скоро нет умысла украсть. Еще другим образом может случиться, что кто-либо, не совершая воровства, передает другому чужую вещь, так что владеющий приобретает ее путем давности.

51. Также владение чужим поземельным участком может кто-либо приобрести без насилия, когда имение или вследствие нерадения хозяина остается без владельца, или потому, что хозяин отсутствовал в течение долгого времени. Добросовестный владелец, получив во владение чужое имение, может приобрести и собственность путем давности, и хотя лицо, которое приобрело бесхозяйное владение, узнает, что имение чужое, то все-таки это нисколько не мешает добросовестному владельцу пользоваться давностью, так как отвергнуто мнение юристов, допускавших возможность воровства недвижимости.

52. С другой стороны, может случиться, что лицо, знающее, что владеет чужою вещью, приобретает собственность по давности, например, когда кто-либо завладеет предметом наследственной массы, владения которой наследник еще не получил. Такое лицо может приобретать путем давности, если только вещь эта такова, что не исключалась из-под действия давности; подобный вид владения и давности называется usucapio pro herede.

53. И эта давность настолько широко применялась, что даже недвижимости приобретались в собственность годичным владением.

54. Причина, почему в этом случае и для недвижимостей установлена была годовая давность, лежит в том, что некогда думали, что владение наследственною массою влечет за собою и приобретение самого права наследства путем давности, конечно, годовой; закон же XII таблиц установил для недвижимости двухгодичную, по крайней мере, давность, для прочих предметов годовую; следовательно, наследство причислялось, как кажется, к прочим вещам, так как оно не физический предмет и не res soli. И хотя впоследствии принято, что наследства не подлежат давности, тем не менее осталась годовая давность для всех наследственных предметов, даже для земель.

55. Причина применения такого несправедливого владения и такой давности состоит в том, что древние римляне желали, чтобы вступление в наследство совершалось как можно скорее, дабы, во-первых, был налицо кто-либо приносящий жертвы по усопшим, о чем в те времена весьма заботились, и во-вторых, для того, чтобы верители (наследственной массы) имели с кого взыскивать по долгам.

56. Этот же вид владения и давности называется также прибыльным, потому что каждый, несмотря на то что знает, что вещь чужая, извлекает из нее выгоды.

57. Но в настоящее время этот вид владения и давности уже невыгоден: по указу блаженной памяти Адриана вышло сенатское постановление, чтобы такой вид давности (посредством захвата) был отменен; поэтому наследник может получить наследство исковым порядком от того, кто приобрел таковое путем давности, точно так же как если бы это имущество не было приобретено давностью.

58. Если есть ближайший или необходимый наследник, то, само собою разумеется, не может быть речи о приобретении наследственных вещей посредством давности pro herede.

59. Кроме того можно, владея заведомо чужою вещью, приобретать таковую путем давности и по другим основаниям, именно, если кто давал другому в mancipium вещь фидуциарным образом или уступал вещь перед судящим магистратом, то он может, если сам владел тою же вещью, приобретать эту вещь обратно путем давностного владения, разумеется, годовым, хотя бы это была недвижимость. Этот вид давности называется usureceptio, так как мы то, что некогда имели, приобретаем обратно посредством давности.

60. Fiducia заключается или с залогопринимателем или с другом, чтобы наша заложенная вещь была тем более обеспечена; если мы совершаем фидуциарную сделку с другом, то во всяком случае usureceptio имеет место; если же с верителем, то usureceptio допускается только после уплаты долга; до уплаты долга usureceptio возможна только в том случае, если веритель не передал этой вещи должнику ни в наем, ни в прекарное обладание; в последнем случае получается выгодная давность.

61. Точно так же, если государственная казна продает вещь, ей заложенную, и если собственнику удалось овладеть ею, то usureceptio возможна. Но в этом случае недвижимая собственность вновь приобретается посредством двухгодичного, давностного срока, что обыкновенно называется обратным приобретением владения давностью на основании предиатуры; лицо, покупающее от римского народа (или казны), называется praediator.

62. Иногда случается, что собственник вещи не может отчуждать ее и наоборот, несобственник имеет власть отчуждать вещь.

63. В самом деле, по Юлиеву закону запрещается мужу отчуждать приданое, недвижимое имущество против воли жены[166], хотя это имущество составляет его собственность, или на основании того, что манципировано ему как приданое, или уступлено перед судящим. магистратом, или же приобретено посредством давности; некоторые, однако, сомневаются в том, относится ли этот закон только к италийским недвижимым имуществам, или также к провинциальным передвижным участкам.

64. С другой стороны, агнат как попечитель сумасшедшего может по закону XII таблиц отчуждать имущество безумного. Точно так же может отчуждать по цивильному праву поверенный, который управлял всеми делами отсутствующего; далее веритель может отчуждать по договору залог, хотя заложенная вещь не его собственность. Но это последнее имеет место, как кажется, потому, что отчуждение заложенной вещи совершается как бы по желанию залогодателя, который при заключении договора условился, что веритель может продать заложенный предмет, если он своевременно не будет удовлетворен.

65. Итак, из того, что нами сказано, явствует, что одни предметы отчуждаются нам по естественному праву, например, предметы, отчуждаемые посредством простой передачи, другие – по цивильному праву, ведь манципация, переуступка перед магистратом, приобретательная давность – все это (способы), свойственные праву римских граждан.

66. Не только то, что делается нашим посредством передачи, принадлежит нам по естественному праву, но также и то, что мы приобретаем путем завладения, так как вещи эти были бесхозяйными, как, например, те, которые захватываются на земле (дикие звери), в море (рыбы), или в воздушном пространстве (птицы).

67. Итак, если мы поймаем дикого зверя или птицу или рыбу, то пойманное нами животное до тех пор признается нашим, пока мы держим его в нашей власти. Когда же оно уйдет из-под нашего надзора и получит опять естественную свободу, то снова делается (собственностью) первого завладевшего, так как оно перестало нам принадлежать. Естественной свободы животное, по-видимому, достигает тогда, когда оно или исчезнет у нас из виду, или хотя и остается перед нашими глазами, но преследование его является трудным.

68. Относительно же тех животных, которые имеют привычку улетать и опять прилетать, например, относительно голубей и пчел, равным образом относительно оленей, которые обыкновенно уходят в леса и возвращаются, принято следующее правило: если животные эти теряют склонность к возвращению, то вместе с тем перестают быть нашими и делаются (собственностью) завладевшего ими; склонность же к возвращению исчезает у них, по-видимому, тогда, когда они оставят привычку возвращаться.

69. По естественному разуму нам принадлежит также и то, что мы захватываем у неприятеля.

70. Однако и то, что прибавляется нам "посредством наноса", становится нашею (собственностью) в силу того же самого права; при этом посредством наноса прибавляется, очевидно, то, что река прибавляет к нашему полю мало-помалу, так что мы не в состоянии определить, сколько прибавляется в каждую минуту: вот об этом-то и выражаются обыкновенно, что, по-видимому, оно прибавляется "посредством наноса", так как прибавляется до того понемногу, что незаметно для наших глаз.

71. Таким образом, если река оторвет какую-либо часть земли от твоего участка и принесет ее к моему, то эта оторванная часть остается твоей.

72. Но если посредине реки образуется новый остров, то он является общим для всех тех, которые по обеим сторонам реки имеют прибрежные владения; если же остров возникает не посреди реки, то он признается принадлежащим тем, которые на ближайшей стороне владеют прибрежными участками земли.

73. Кроме того, постройка, воздвигнутая кем-либо на нашей земле, хотя бы кто-либо построил ее для себя, становится по естественному праву нашею, так как построенное на поверхности принадлежит (собственнику) земли.

74. В гораздо большей степени применяется то же самое к растению, которое кто-либо посадил на моей земле, если только растение пустило в нее корни.

75. То же самое случается и с хлебом, который кто-либо посеет на моей земле.

76. Но если мы виндицируем от него землю или постройку и не хотим его вознаградить за истраченное на постройку, рассадник и посев, то ему предоставляется против нас возражение злого умысла, если только он был добросовестным владельцем.

77. По той же причине принято правило, что если кто-либо напишет на моей бумаге или на моем пергаменте, хотя бы даже золотыми буквами, то все-таки написанное мое, на том основании, что буквы уступают бумаге или пергаменту. Стало быть, если я потребую книг и пергаментов и не заплачу издержек написания, то моя претензия может быть устранена посредством возражения об обмане.

78. Но если кто-либо нарисует на моей доске, например, картину, то применяется другое правило; именно, в этом случае принято большинством, что доска в отношении к картине есть побочная вещь; однако это противоположное мнение с трудом может быть оправдано. Конечно, если ты в то время, когда доска в моих руках, будешь требовать передачи картины в (собственность), не заплатив стоимости доски, то согласно этому правилу я могу отстранить твое требование возражением об обмане; но если ты владеешь картиною, то из этого следует, что мне предоставляется против тебя аналогичный иск; если я в этом случае не уплачу издержек живописи, то ты будешь вправе отстранить меня возражением злого умысла, лишь бы только ты владел добросовестно; очевидно и то, что если ты или кто-либо другой похитил доску, то я могу пользоваться иском о краже.

79. Правила естественного права можно также применить к другим отношениям. Так, если ты из моих виноградных ягод, маслин или колосьев приготовишь вино, или масло, или вымолотишь хлеб, то спрашивается, будет ли это вино, или масло, или хлеб – моим или твоим? Точно так же, если ты сделаешь сосуды из моего золота или серебра, или из моих досок построишь корабль, шкаф или скамейку, равным образом если из моего вина или меда приготовишь напиток или из моих лекарственных материалов составишь (целительный) пластырь или мазь, то возникает вопрос, твое ли будет то, что ты из моего материала изготовил, или оно будет моим…

 

О том могут ли малолетние что-либо отчуждать

 

80. Теперь нам надлежит знать, что ни женщина, ни малолетний без согласия опекуна отчуждать вещь mancipi не может, что вещь, принадлежащую к разряду nec mancipi, женщина может отчуждать, а малолетний не может.

81. Следовательно, если женщина дает кому-либо деньги взаймы без согласия опекуна, то она заключает обязательство, так как она делает деньги, принадлежащие к разряду вещей nec mancipi, собственностью получающего.

82. Но если малолетний дает кому-либо деньги взаймы, то он не заключает никакого обязательства, ибо он не передает денег в собственность получающему; вот почему питомец может виндицировать свои деньги, где бы они ни находились, т.е. он может заявить и утверждать, что эти деньги принадлежат ему по квиритскому праву; женщина же может требовать назад денег у ответчика посредством долгового иска, но она не может отыскивать их как денег, ей принадлежащих. Вследствие того и спрашивается, может ли малолетний каким-нибудь образом виндицировать деньги, отданные взаймы, от того, кто таковые получил и снова израсходовал, так как они могут быть требуемы только от владеющего ими.

83. Но, с другой стороны, все вещи как mancipi, так и nec mancipi могут женщины и малолетние получать без соизволения опекуна, так как им предоставляется возможность без соизволения опекуна улучшить свое состояние.

84. И поэтому должник, который платит малолетнему долг, делает его собственником денег, но сам он не освобождается от долга, так как малолетний без уполномочия опекуна не может погасить никакого обязательства, поскольку ему не дозволяется отчуждать никакой вещи без соизволения опекуна. Однако если бы он этими деньгами улучшил свое состояние и предъявил бы еще претензию, то он может быть устранен возражением злого умысла.

85. Женщине же мы можем платить законно, без участия опекуна; должник в этом случае освобождается от обязательства, так как вещи nec mancipi, как мы только что сказали, женщина может отчуждать без соизволения опекуна; это имеет место только тогда, если она действительно получит деньги, однако если она их не получит, но, сказав, что она получила, пожелает освободить должника без участия опекуна, посредством акцептиляции (т.е. заявления, что она считает обязательство исполненным), то она этого сделать не может.

86. Мы приобретаем не только сами, но также и через тех, которых мы имеем in potestate, manu, mancipioue; мы приобретаем равным образом посредством тех рабов, которыми мы владеем на основании узуфрукта, и через свободных людей и чужих рабов, которыми добросовестно обладаем. Рассмотрим внимательно каждый из этих (способов приобретения).

87. Итак, все то, что приобретают наши подвластные дети, равным образом и то, что получают наши рабы посредством манципации, передачи или на основании стипуляции или каким-либо другим способом, все это достается нам, так как находящийся в нашей власти ничего своего иметь не может; и потому, если бы он был назначен наследником, то не иначе как по нашему приказанию может принять наследство; и если он по нашему приказанию примет, то наследство приобретается нам, совершенно так, как если бы мы сами были наследниками; сообразно этому, мы через них приобретаем также и отказы.

88. Мы должны, однако, знать, что если раб находится в обладании одного in bonis, а другого – по праву квиритов, то по всем законным основаниям через этого раба приобретается только для того, кому он принадлежит in bonis.

89. Через тех, кого мы имеем in potestate, приобретаем мы не только proprietas, но и владение; ибо какая бы ни была вещь, владение которой они приобрели, владельцами вещи признаемся мы, следовательно, через них течет и срок давности.

90. Через тех лиц, которых мы имеем у себя in manu mancipioue, мы приобретаем proprietas по всем законным основаниям, равно как и через тех, которые подчиняются нашей отеческой власти; но спрашивается, приобретаем ли мы также владение, так как мы этими лицами собственно не владеем.

91. Относительно же тех рабов, которыми мы пользуемся на праве узуфрукта, постановлено так: все то, что они приобретут с помощью наших вещей или своими собственными работами и трудами, – все это идет в нашу пользу, а то, что они получат всякими другими способами приобретения, принадлежит господину proprietas. Следовательно, если такой раб будет назначен наследником, или что-либо будет ему отказано, то он приобретает не для меня, а для хозяина вещи.

92. То же постановляется и о том, кем мы добросовестно владеем, будет ли он свободный человек или чужой раб, ибо что постановлено об узуфруктуарии, то же самое касается и добросовестного владельца. Таким образом, все, что приобретается помимо вышеупомянутых двух случаев, то принадлежит или самому приобретателю, если он лицо свободное, или господину, ежели он (приобретающий) раб.

93. Но когда добросовестный владелец давностью приобретает этого раба (в собственность), то он может всяким законным способом через него приобретать, так как он таким путем делается собственником; имеющий же узуфрукт не может приобрести давностью, во-первых потому, что он не владеет им, а только имеет право и пользования и извлечения плодов, во-вторых потому, что он знает, что раб – чужой.

94. Спрашивается, можем ли мы через раба, состоящего в нашем полном пользовании, владеть какою-нибудь вещью или приобрести таковую путем давности, так как мы не владеем самим рабом; через того же раба, которым добросовестно владеем, мы без сомнения можем и владеть и приобрести посредством давности. Впрочем, мы говорим – по отношению к тем и другим – в смысле приобретения, которое мы только что изложили, т.е. если рабы приобретут что-либо посредством нашей вещи или благодаря своим собственным трудам, то это приобретается для нас.

95. Из этого видно, что мы не можем приобретать никаким образом посредством свободных людей, которых мы не имеем в нашей власти и которыми не владеем добросовестно, равным образом посредством чужих рабов, в которых мы не имеем ни узуфрукта, ни законного владения, ни в каком случае мы ничего не приобретаем. В этом-то смысле и говорится обыкновенно, что через постороннее (третье) лицо мы ничего не приобретаем; только относительно владения возникает вопрос, можем ли мы приобрести владение через свободное лицо.

96. Вообще следует знать, что тем, которые состоят in potestate, manu mancipioue, ничего перед (судящим) магистратом уступать нельзя, а так как у этих лиц собственного имущества быть не может, то, конечно, они не могут виндицировать что-нибудь для себя.

97. Пока довольно, что доселе высказано о том, каким образом приобретаются для нас отдельные вещи; ибо право легатов, по которому тоже приобретаются для нас отдельные вещи, удобнее будет изложить в другом месте. Теперь же рассмотрим, какими способами приобретаются вещи в совокупности.

98. Если мы сделались чьими-либо наследниками или будем домогаться владения наследственным имуществом (на основании преторского эдикта), или ежели мы приобрели путем покупки чужое имение, или когда мы кого-либо усыновили, или подчинили какую-либо женщину нашей супружеской власти, то имущество этих лиц переходит к нам.

99. Прежде рассмотрим наследства. Свойство их двоякое: наследства переходят к нам или по завещанию, или по закону.

100. Сначала поговорим о тех, которые переходят к нам по завещанию.

101. Вначале были в употреблении два рода завещаний: завещание составляли или перед лицом всего народа в куриатных собраниях[167], созывавшихся для этой цели дважды в год, или перед выступлением в поход, т.е. тогда, когда для войны брались за оружие и намеревались идти в сражение. Словом procinctus обозначалось вооруженное войско, готовое к бою. Итак, одни завещания составлялись во время мира и покоя, а другие – перед выступлением на поле сражения.

102. Позднее вошел в обычай третий род завещаний – посредством весов и меди. Если кто не составил завещания ни в куриатных собраниях, ни на поле сражения, то в случае, если ему неожиданно стала угрожать смерть, он передавал в манципиационной форме другу (постороннему лицу) свое семейство, т.е. свое имущество, и просил его распределить имение согласно его последней воле. Этот вид завещания называется завещанием посредством весов и меди, конечно, потому, что совершается посредством торжественной продажи.

103. Но первые два рода завещания с давних времен вышли из употребления; последний же вид завещания, который совершается посредством весов и меди, оставался. Разумеется, что теперь он совершается иначе, чем прежде, когда тот, который посредством мнимой продажи приобретал от завещателя имущество, занимал место наследника, и поэтому завещатель объявлял ему, что хотел бы дать каждому после своей смерти, теперь же назначается в завещании один наследник, который обременяется отказами, а другой принимается в качестве мнимого покупщика наследственного имения по аналогии с древним правом.

104. Вся процедура свершается таким образом: в присутствии приглашенных по этому поводу пяти свидетелей, совершеннолетних граждан, и весовщика, как и в других манципационных сделках, составляющий завещание уступает посредством мнимой продажи свое имущество постороннему лицу, причем последний, т.е. покупатель имущества, произносит следующие слова: "я утверждаю, что твоя семья и имущество твое по квиритскому праву находятся под моей опекой и моим надзором, а по этому праву, по которому ты можешь составить завещание, все это покупается мною за цену наличной меди", как некоторые прибавляют "медных весов"; потом он прикасается медью к весам и отдает ее завещателю, как бы означая покупную цену. Тогда завещатель, держа в руке акт завещания, произносит следующее: "все так, как это написано в этом завещании на восковых дощечках, я даю, завещаю, свидетельствую, да и вы, квириты, будьте свидетелями". Этот акт называется nuncupatio, что значит "публично заявлять в торжественных словах", и, конечно, все отдельные предсмертные распоряжения, которые помещаются в завещании, наследователь, как видно, публично заявляет и подтверждает торжественно их силу в общей формуле.

105. В числе свидетелей, однако, не должен быть тот, кто состоит под властью приобретателя наследственного имущества или самого завещателя, так как по аналогии древнего права принято, что весь этот акт совершается ради составления завещания между покупщиком наследственного имения и завещателем (т.е. между живыми), так как некогда, как выше сказано, тот, кто приобретал имущество завещателя посредством мнимой продажи, формально занимал место наследника. Поэтому не имеет значения свидетельство лиц, принадлежащих к одной и той же фамилии.

106. Поэтому отец лица, состоящего под отеческою властью и купившего наследственное имущество, не может быть свидетелем и даже другое лицо, которое в этой же власти находится, например, брат. Если бы даже сын семьи, вышедший в отставку, сделал предсмертные распоряжения относительно имущества, приобретенного в военной службе, то и тогда он не может пригласить ни отца в качестве свидетеля, ни лицо, пребывающее под властью этого отца.

107. Все, что мы выше сказали о свидетелях, относится также к весовщику, так как и он причисляется к числу свидетелей.

108. Тот, кто состоит во власти наследника или отказопринимателя, также и тот, во власти которого остается и самый наследник и легатарий, равно и каждый, кто находится под этой властью, может занимать место свидетеля и весовщика. Это право свидетельствовать служит даже самому наследнику и отказопринимателю. Однако ни наследник, ни тот, кто находится в его власти, ни лицо, в чьей власти остается сам наследник, не должны пользоваться этим правом.

 

О завещаниях солдат

 

109. От обязанности соблюдать при составлении завещаний вышеназванные формы освобождены императорскими указами воины, по причине чрезвычайной их неопытности; поэтому их завещание считается действительным в любом случае, хотя бы они и не призвали законного числа свидетелей и не продали наследственного имущества мнимым образом и не заявили бы торжественно о своей последней воле.

110. Кроме того, воинам позволено назначать себе наследниками и иностранцев и латинских граждан или оставлять им отказы, между тем как прежде иностранцы по цивильному праву не могли приобретать ни наследства, ни отказов, латиняне же лишены были этого права по закону Юния[168].

111. Также холостые, которым закон Юлия запрещает принимать наследство и отказы[169], равным образом бездетные, которые по Паппиевому закону не могут приобретать более половины наследства или отказов[170], получают по завещанию солдат все имущество.

112. Но по сенатскому постановлению, изданному на основании распоряжения Адриана, позволено было женщинам без совершения коэмпции составлять завещание, но при участии опекуна, если только они были не моложе 12. лет, это значит, что женщины, не освобожденные из под опеки, должны были составлять завещание при содействии опекуна.

113. По-видимому, женщины находились в лучших условиях, чем мужчины; именно мужчина моложе 14. лет составлять завещания не может, даже при участии опекуна; женщина же может, ибо она, достигнув двенадцатилетнего возраста, приобретает право составлять завещание.

114. При составлении правильного завещания прежде всего должно обратить внимание на то, мог ли тот, кто составлял завещание, совершать предсмертные распоряжения, и затем следует обратить внимание, составил ли он завещание по цивильному праву. Исключения могут быть только в пользу воинов, которым по поводу их неопытности и незнаний права, как мы выше сказали, позволено было составлять завещание каким бы то ни было образом.

115. Однако для полной действительности завещания не довольно соблюдать то, что мы выше сказали относительно продажи наследственного имущества, о свидетелях и торжественных заявлениях последней воли.

116. Но прежде всего следует узнать, совершалось ли назначение наследника торжественным образом, ибо в противном случае, если оно сделано иначе, бесполезным будет факт продажи имущества завещателя манципационным образом, факт приглашения свидетелей и факт торжественного заявления последней воли в вышеуказанной форме.

117. Торжественное назначение наследника совершается так: "пусть будет Тиций наследником"; принята и следующая формула назначения: "я приказываю Тицию быть наследником"; не применялось такое назначение: "я хочу, чтобы Тиций был наследником"; многими не одобрена такая форма: "назначаю наследником"; равным образом следующая: "делаю наследником".

118. Кроме того, мы должны знать, что женщина, которая оставалась в зависимости от опекуна, не может составлять завещания без его согласия; в противном случае завещание ее, по цивильному праву, будет недействительно.

119. Претор, однако, может предоставить назначенным наследникам владение наследством согласно завещательному документу, если он будет подписан семью свидетелями и если нет наследника, к тому бы могло по закону перейти наследство, например, брата, рожденного от того же отца, или дяди по отцу, или сына от брата – то назначенные наследники могут удержать за собою наследство. То же самое имеет место по закону, если по какой-либо иной причине завещание оказывается недействительным, когда, например, имущество манципированным образом не было продано, или, когда завещатель последней воли своей торжественной не заявлял.

120. Но посмотрим, не имеет ли брат, или дед по отцу преимущества перед назначенными наследниками, так как рескриптом императора Антонина Пия постановлено, чтобы те, которые потребуют владения наследством по завещанию, неправильно составленному, могли защищать свои права против лиц, виндицирующих наследство на основании закона, посредством возражения об обмане.

121. Не подлежит сомнению, что это касается как завещаний мужчин, так и завещаний женщин, которые составили недействительное завещание потому, например, что не продали мнимым образом своего имущества, или не заявили торжественно своей последней воли. Но мы увидим, относится ли это постановление к тем завещаниям женщин, которые они составили без соучастия опекуна.

122. Мы говорим о тех, конечно, женщинах, которые не остаются под законною опекой агнатов или патронов, только имеют опекунов другого рода, которых можно принуждать даже против воли давать свое согласие (для заключения юридических актов); впрочем ясно, что нельзя было восходящего (агната) и патрона устранить завещанием, составленным помимо их согласия.

123. Равным образом тот, кто имеет в своей власти сына, должен озаботиться назначить его наследником, или, назвав его по имени, лишить наследства. Иначе, если отец пройдет его молчанием, то завещание не будет иметь силы – так даже, что по мнению наших учителей (Сабинианцев), никто не может быть наследником по этому завещанию, даже если бы (неупомянутый) сын умирал раньше самого завещателя, потому что с самого начала этот акт не был завещанием. Но приверженцы другой школы (Прокулианцы) согласны в том, что если сын жив во время смерти отца, то он, конечно, мешает назначенным наследникам и делается ближайшим наследником по закону; но если сын умирает раньше смерти отца, то, как некоторые думают, можно в силу завещания принять наследство, так как сын уже не препятствует, потому что, по их мнению, вследствие выхода сына завещание не становится недействительным с самого начала.

124. Если же завещатель обойдет молчанием прочих детей, то завещание не теряет силы; лица, обойденные в завещании, допускаются к наследованию совместно с назначенными наследниками, каждый в одной доле, если они прямые наследники (свои); если же посторонние, то получают половину, т.е. если кто, например, назначит трех сыновей наследниками, а обойдет молчанием дочь, то она получает по праву приращения четвертую часть наследства, и на этом основании она приобретает то, что получила бы в случае смерти отца без завещания, как наследница по закону. Но если завещатель призывает к наследованию посторонних и обойдет дочь, то она правом приращения приобретает половину наследства. То, что мы сказали о дочери, считаем сказанным и о внуке, и о всех детях, все равно, будут ли они мужского или женского пола.

125. Итак, что это означает? Хотя вышеупомянутые лица, согласно сказанному, отнимают от назначенных наследников только половину, то претор обещает им, однако, вопреки завещательным распоряжениям, владение наследством, вследствие чего посторонние наследники устраняются от всего наследства и делаются наследниками без наследства.

126. И этим правом мы пользуемся, как если бы не было в этом отношении никакой разницы между мужчиной и женщиной. Недавно, однако, император Антонин приказал своим рескриптом, чтобы женщины получали не больше посредством владения наследством вопреки завещанию, чем получали бы по праву приращения. Это право следует также применять по отношению к эманципированным женщинам, дабы и эти, разумеется, получали в силу преторского владения наследством то же самое, что получали бы по праву приращения, если бы состояли под чьею-либо властью.

127. Но если отец лишает сына наследства, то должен это сделать поименно; в противном случае сын не лишается наследства. Поименное лишение наследства имеет место тогда, если кто лишает сына такими словами: "сын мой Тиций, да не будет моим наследником", или таким образом: "сын мой да будет лишен наследства", не прибавляя собственного имени (разумеется, если нет другого сына).

128. Прочих же детей обоего пола можно лишать наследства посредством общей формулы следующими словами: "все прочие да будут лишены наследства", каковые слова обыкновенно прибавляются тотчас после назначения наследников. Так предписывает цивильное право.

129. Претор же приказывает всех детей мужского пола, т.е. внуков и правнуков, лишать наследства поименно, детей же женского пола, т.е. дочерей, внучек, правнучек, можно лишать наследства или поименно, или посредством общей формулы.

130. Родившиеся после смерти отца должны быть или назначены наследниками, или лишены наследства.

131. И положение всех одинаково в том, что, обойден ли сын, рожденный после смерти отца, или кто-либо из прочих детей женского пола или мужского, завещание признается действительным, но разрушается впоследствии рождением дитяти после смерти завещателя, и на этом основании все завещание теряет силу. Итак, если женщина, от которой ожидается рождающийся, или рождающая после смерти отца, преждевременно родит, то ничто не препятствует назначенным наследникам вступить в права наследства.

132. Но лица женского пола обыкновенно лишаются наследства или поименно, или посредством общей формулы, причем, однако, если они лишаются наследства собирательно, необходимо, чтобы им было что-нибудь отказано, дабы они не казались пропущенными по забвению. Относительно же лиц мужского пола, поставлено законным порядком лишать наследства не иначе как поименно, т.е. следующим образом: "какой бы у меня сын ни родился, да будет лишен наследства".

133. В числе "постумов" находятся и те, которые, наследуя вместо своего наследника, делаются через quasi-агнатство ближайшими (своими) наследниками восходящих: если я, например, буду иметь в своей власти сына и от него внука или внучку, то один сын имеет права ближайшего (своего) наследника, так как он предшествует степенью, хотя бы внук или внучка от него также находились под тою же властью. Но если сын мой умрет при моей жизни, или по какой-либо другой причине выйдет из-под моей власти, то внук или внучка начинает наследовать вместо него, и таким образом они получают как бы через агнатство права своих наследников.

134. Следовательно, дабы таким образом завещание мое не теряло силы, я должен самого сына или назначить наследником или поименно лишить наследства; равным образом для законности завещания мне необходимо и внука или внучку от сына или назначить в наследники, или лишить наследства, дабы, в случае смерти сына при моей жизни, внук или внучка, наследуя вместо сына, не уничтожили акт завещания через quasi-рождение. Это предусмотрено законом Юния Веллея[171], в котором вместе с тем определяется способ лишения наследства, а именно дети (постумы) мужского пола лишаются наследства поименно, а лица женского пола лишаются наследства или поименно, или посредством общей формулы, лишь бы только отказано было что-нибудь тем, которые лишаются наследства сообща.

135. Детей, освобожденных из-под отеческой власти, цивильное право не обязывает ни назначать наследниками, ни лишать их наследства, так как они уже не свои наследники. Тем не менее претор повелевает всех их лишать наследства, будут ли эти лица мужского или женского пола, если они не назначаются наследниками, – именно лиц мужского пола – поименно, женского же или поименно, или посредством общей оговорки. Поэтому, если они не будут назначены наследниками и не лишены наследства таким порядком, как мы выше сказали, то претор обещает им, вопреки завещанию, владение наследством.

135a. Не находятся во власти отца те, которые вместе с ним удостоены прав римского гражданства, причем, однако, отец, получая римское гражданство, или не просил о том, чтобы иметь их в своей власти, или, хотя и просил, но безуспешно; ибо те, которые подчиняются отцовской власти с помощью императора, ничем не отличаются от тех, которые родились уже в подчиненности.

136. Равным образом дети по усыновлению, пока они состоят во власти отца-усыновителя, пользуются теми же правами, как и дети, происшедшие от законного брака. Освобожденные же из-под отеческой власти отцом-усыновителем не считаются в числе детей ни по праву цивильному, ни по праву, которое основывается на преторском эдикте.

137. Вследствие этого случается наоборот, что по отношению к естественному отцу дети эти, пока находятся в семье усыновителя, считаются в числе чужих. Если же они будут освобождены из-под отеческой власти отцом-усыновителем, то тогда начинают быть в таком положении, в каком они были бы, если бы их сам родной отец эманципировал.

138. Когда кто-либо после составления завещания усыновит себе при посредстве народа человека самовластного, или посредством претора лицо, находящееся под отеческою властью, то во всех этих случаях завещание его расторгается через quasi-агнатство своего наследника.

139. То же самое имеет место, если после составления завещания женщина переходит под власть супруга, или когда она выйдет замуж, находясь в супружеской власти; в этом случае она занимает место дочери и становится как бы ближайшей наследницей.

140. И безразлично, будут ли назначены в том завещании наследниками эта женщина, или усыновленный, ибо вопрос о лишении их наследства кажется совершенно излишним, коль скоро во время составления завещания лица эти не были своими наследниками.

141. Также и сын, который освобождается после первой или второй манципации, уничтожает завещание, раньше совершенное, так как он возвращается под отцовскую власть; при этом все равно, будет ли он назначен в упомянутом завещании наследником или будет лишен наследства.

142. Подобный закон служил некогда тому лицу, которому сенатское постановление разрешало доказывать ошибку, так как это лицо родилось от брака с иностранкой или латинянкой, которую по неведению сочли римскою гражданкою; именно, будет ли такое лицо назначено отцом в наследники, или лишено наследства, при жизни ли отца обнаружена и доказана ошибка, или после его смерти, во всяком случае уничтожается завещание через quasi-агнатство.

143. В наше время на основании нового сенатского постановления, изданного по указу божественного Адриана, лицо это уничтожает завещание, как и прежде, если, конечно, причина обнаруживается и доказывается при жизни отца; если же причина ошибки будет доказана после его смерти, то только неупомянутый наследник разрушает завещание, а если он в завещании назначен наследником или лишен прав, то само завещание сохраняет свою силу, дабы, конечно, завещания, старательно составленные, не уничтожались тогда, когда нового нельзя составить.

144. Равным образом позднейшее завещание, законно и правильно составленное, уничтожает прежнее, все равно, явился ли какой-нибудь наследник в силу оного или нет, ибо обращается внимание только на то, мог ли бы он явиться в каком-нибудь случае. Следовательно, если кто не захочет быть наследником по второму завещанию, правильно совершенному, или если наследник умрет при жизни завещателя или после его смерти, но до принятия наследства, или если будет устранен от наследства по истечении определенного срока для вступления в наследство, или условие, под которым он был назначен наследником, не исполнится, или если его по закону Юлия исключают от наследства по поводу безбрачной жизни, во всех этих случаях отец фамилии умирает без завещания. Ибо и первое завещание недействительно, будучи уничтожено вторым, и второе равным образом не имеет никакого значения, коль скоро по этому завещанию никто не признается наследником.

145. Еще другим образом завещания, законно составленные, теряют силу, например, когда тот, кто составил завещание, подвергся умалению правоспособности. В первой книге указано, когда это случается.

146. В этом случае говорят, что завещания сделались недействительными; правда, что и те завещания, которые уничтожаются, считаются также недействительными, да и те, которые с самого начала составляются незаконно, делаются недействительными; однако те завещания, которые составлены правильно, а впоследствии сделались недействительными по причине умаления право-способности, могут тем не менее считаться расторгнутыми. Но как гораздо удобнее различать отдельные предметы особыми названиями, посему о некоторых завещаниях говорят, что они незаконно составлены, о других же, законно составленных, – что они расторгаются или делаются недействительными.

147. Однако не вовсе бесполезны те завещания, которые или в самом начале неправильно составлены, или, будучи сделаны законно, впоследствии сделались недействительными или же были уничтожены; ибо если они запечатаны печатями семи свидетелей, то назначенный наследник может приобрести владение наследством согласно завещанию, лишь бы только умерший в момент смерти был римским гражданином и самовластным лицом. Ибо, если завещание недействительно потому, что, например, завещатель потеряет право гражданства или даже свободу, или потому, что он дал себя усыновить и в момент смерти был во власти отца-усыновителя, то назначенный наследник не может требовать владения наследством согласно завещательному акту.

148. Лица, получающие владение наследством по завещаниям, которые или с самого начала незаконно составлены, или, будучи правильно составлены, впоследствии или уничтожены, или сделались недействительными, будут действительными обладателями всего наследственного имущества, если только лица эти могут приобретать наследство; но если (истинный наследник) потребует (посредством иска) от них наследство обратно, то они будут владельцами только по имени.

149. Если кто-либо будет назначен наследником по цивильному праву в силу первого, или позднейшего завещания, или если кто без завещания становится наследником по закону, то он может потребовать обратно наследство от лиц, которых претор ввел во владение наследством; если же не окажется никого, кто бы по гражданскому праву был наследником, то лица, владеющие наследством могут его держать, и никаких решительно прав против последних не имеют когнаты, которые устраняются самим законом.

149a. Однако случается, согласно тому, что мы выше сказали, что наследники, которых претор ввел во владение наследством, имеют даже преимущество перед законными наследниками, например, если завещание потому не составлено правильно, что имущество не продано мнимым образом, или завещатель не заявит торжественно своей последней воли; в этом случае, если агнаты требуют наследства ----------

150. По названному закону (lex Julia) наследство делается выморочным и собственностью народа, если никто не становится истинным наследником покойного, или если никто не будет преторским владельцем наследства.

151. Может случиться, что завещательный акт, составленный законным образом, вследствие противоположной воли теряет силу. Однако ясно, что нельзя завещание обессилить только тем, что впоследствии завещатель не пожелал, чтобы завещание это было действительно, до того нельзя, что если перерезать скрепу, то все-таки завещание по цивильному праву имеет силу. Если даже завещатель уничтожит или сожжет акт завещания, то тем не менее не перестает иметь значение все то, что в завещании написано, хотя бы было трудно доказать его содержание.

151a. Итак, что это значит? Если потребует владения наследством наследник без завещания и если предъявит претензию по поводу наследства тот, кто по этому завещанию становится наследником, то первый может отстранить последнего возражением злого умысла, если только будет доказано, что завещатель желал, чтобы наследство досталось наследникам без завещания. Так и постановлено рескриптом императора Антонина.

152. Наследники называются или необходимыми, или своими и необходимыми, или посторонними.

153. Необходимым наследником бывает раб, которого назначили наследником и отпустили на волю; его называют так потому, что, хочет ли он этого, или нет, во всяком случае, после смерти завещателя он тотчас делается свободным и наследником.

154. Вот почему тот, которого состоятельность подозрительна, обыкновенно делает раба свободным в первой или второй или даже дальнейшей степени, назначая его наследником, чтобы в случае неудовлетворения верителей скорее продавалось имущество наследника, нежели его, завещателя, т.е. чтобы бесчестие, которое влекла за собою продажа наследства, постигло скорее наследника, чем завещателя…

155. Однако в замене этого неудобства предоставляется такому наследнику та выгода, что то, что он приобрел после смерти патрона, раньше ли продажи наследства или после, остается в его распоряжении, и хотя имущество продано соразмерно с долгами, все-таки его имущество, вследствие приобретения наследства только тогда подлежит продаже, если он что-нибудь приобрел благодаря наследству, например, если обогатился вследствие получения наследства после латинского гражданина; между тем, если другие люди после продажи соответственной доли их имущества снова что-нибудь приобретут, то часто продается и все их имущество.

156. Свои и необходимые наследники – суть, например, сын, дочь, внук и внучка от сына, а затем и прочие дети, если только оставались под властью умирающего. Но чтобы внук или внучка были своими наследниками, недостаточно того, чтобы они были под властью деда во время его смерти, но необходимо, чтобы отец их при жизни своего отца перестал быть своим наследником, или застигнутый смертью, или освободившийся из-под власти по какой-либо другой причине; ибо тогда внук или внучка наследуют вместо своего отца.

157. Эти наследники называются своими потому, что они домашние наследники и еще при жизни отца считаются до некоторой степени собственниками; отсюда следует, что если отец умрет, не оставив завещания, то прежде всего призываются к наследованию дети. Необходимыми называются потому, что делаются они наследниками во всех случаях, желают ли, или не желают, как без завещания, так и по завещанию.

158. Но претор им позволяет отказаться от (уже принятого) наследства, дабы скорее имущество отца, а не их самих было продано.

159. Это имеет место также относительно жены, которая состоит под супружескою властью, так как она занимает место дочери, и относительно невестки, которая во власти сына, так как она занимает место внучки.

160. Право отказаться от наследства претор равным образом предоставляет даже манципированному, т.е. тому, кто находится в положении кабального, т.е. если он был назначен наследником вместе с получением свободы, так как он, подобно рабу, есть необходимый наследник, а не свой.

161. Прочие наследники, которые не состоят под властью завещателя, называются наследниками посторонними. Таким образом наши собственные дети, не состоящие в нашей власти, будучи назначены наследниками, считаются как бы посторонними наследниками. По этой причине и те, которые назначаются матерью в наследники, находятся в том же числе, потому что женщины не имеют отеческой власти над своими детьми. В том же числе полагаются также рабы, назначенные наследниками с получением свободы и затем отпущенные господами на волю.

162. Посторонние наследники могут испрашивать срок для осмотра наследства и решения вопроса, вступить ли во владение наследством, или не вступать.

163. Но если тот, кто может отказаться от наследства, совершает такие действия, из которых несомненно следует воля его быть наследником, или если посторонний, которому позволяется обдумать принятие наследства, примет таковое, то впоследствии ни тот ни другой не властен оставить наследство, если только ему не менее 25. лет. Ибо лицам этого возраста, как во всех прочих случаях, когда они обмануты, так и в этом случае, когда они необдуманно примут убыточное наследство, приходит на помощь претор. Я, по крайней мере, знаю, что император Адриан предоставил право реституции (in integrum) тому, кому было больше 25. лет, когда по принятии наследства оказались значительные долги, которые неизвестны были во время принятия наследства.

164. Посторонним наследникам обыкновенно предоставляется срок, называемый cretio, т.е. время для обсуждения (размышления), чтобы они в течение известного времени или торжественно вступили во владение наследством, или были бы устранены в случае непринятия такового; срок этот назван cretio потому, что cernere обозначает буквально как бы decernere и constituere.

165. Когда, следовательно, написано так: "Тиций, будь наследником", то мы должны прибавить: "и решись принять наследство в течение ста ближайших дней, в которые все узнаешь и сумеешь вступить в права наследования, а если не вступишь во владение наследством, то будешь лишен этого права".

166. А если тот, кто таким образом назначен, пожелает быть наследником, то он должен будет в течение определенного срока торжественно принять наследство, т.е. заявить следующее: "так как Публий Мевий назначил меня в своем завещании наследником, то я принимаю наследство торжественным образом". Поэтому, если он не вступит во владение наследством, то по истечении определенного срока исключается из числа наследников; нисколько не поможет то обстоятельство, что он будет действовать в качестве фактического наследника, т.е. если он будет пользоваться наследственными вещами как наследник.

167. Но тот, кто назначен наследником без прибавления срока принятия наследства, или тот, кто по закону призывается к наследованию, может сделаться наследником, приняв – торжественно наследство, или действуя в качестве наследника, или по одному простому выражению своей воли принять наследственное имущество, и от него самого зависит вступить во владение наследством, когда только пожелает. Но обыкновенно претор, по требованию наследственных верителей, назначает срок, в течение которого наследник может, если пожелает, принять наследство, в противном случае верители могут требовать открытия конкурса над наследством и продать имущество покойника.

168. А так как тот, кто назначен в наследники, получив срок для принятия наследства, не делается наследником, если не принимает такового торжественным образом, то он только в том случае исключается из числа наследников, когда не вступит во владение наследством в течение определенного срока. Таким образом, хотя бы он до конца срока решился не принимать наследства, однако, переменив свое намерение, он в последний момент срока может сделаться наследником вследствие торжественного принятия наследства.

169. Но тот, кто назначен наследником без срока для принятия наследства, или тот, кто по закону призывается к наследованию, – приобретает, с одной стороны, наследственные права простым изъявлением воли, а с другой – тотчас же отстраняется от наследства, как только объявит противоположное решение.

170. Всякий акт формального принятия наследства связан с определенным сроком, для чего, как полагали, достаточен промежуток 100. дней; однако по цивильному праву этот срок может быть или продлен или сокращен; впрочем, срок, превышающий 100. дней, иногда сокращается претором.

171. И хотя всякое принятие наследства ограничивается определенным числом дней, то, однако, один срок называется обыкновенным, другой с определенным числом дней. Обыкновенным называется тот срок, который мы рассматривали выше, т.е. тот, в котором прибавляются следующие слова: "в течение которых он узнает и будет в состоянии принять (наследство)"; сроком известного числа дней называется тот, в котором пишутся все слова, за исключением только что приведенных.

172. Есть большая разница между этими способами принятия наследства; именно, когда дан срок обыкновенный (centum dies utiles), то в его состав входят только те дни, в течение которых наследник узнает, что он назначен преемником и может принять наследство; при креции с определенным временем считаются все дни беспрерывно даже не знающему, что его назначили наследником; точно так же и тому, кто по какой-либо причине не мог предпринять креции, а тем более тому, кто под известным условием назначен в наследники. Вот почему лучше и удобнее пользоваться обыкновенным сроком.

173. Этот срок с определенным временем называется беспрерывным, потому что дни считаются беспрерывно, но так как этот срок представляет известные неудобства, то к первому мы чаще прибегаем, отчего он и назван обыкновенным.

 

О субституции

 

174. Иногда мы можем учредить две и более степеней наследников – следующим образом: "Луций Тиций, будь наследником и прими наследство в ближайшие 100. дней, в течение которых узнаешь и сумеешь принять. Поэтому, если ты не примешь наследства, то не быть тебе наследником, а наследником пусть будет Мевий и примет в течение 100. дней и проч., а затем мы можем подназначить столько, сколько нам угодно.

175. Можно подназначить многих одному или одного многим и, наоборот, многим одного или больше лиц.

176. Таким образом, наследник, назначенный первым, делается наследником после торжественного заявления о принятии наследства, а подназначенный исключается из числа наследников. Не заявив своего намерения принять наследство, наследник устраняется от наследства, хотя бы и действовал в качестве наследника, и его место занимает подназначенное лицо. А затем, если есть несколько степеней (наследников), то с каждым происходит то же на подобном же основании.

177. Но если определяется срок принятия наследства без лишения наследства, т.е. в следующих словах: "Если ты не примешь наследства, то наследником да будет Мевий", то дело решается другим образом; именно, так как первый наследник, не приняв наследства, действует в качестве преемника, то подназначенный наследник призывается только к известной части, и оба становятся наследниками с равными правами; если первый не примет наследства и не действует как наследник, то он тогда совсем устраняется, и подназначенное лицо приобретает все наследство.

178. Однако Сабин полагал, что до тех пор, пока первый может заявить свое намерение принять наследство и таким образом сделаться наследником, не призывается к наследованию подназначенный наследник, хотя бы первый действовал в качестве преемника. Когда же срок, определенный для торжественного принятия наследства, миновал, тогда тот, кто действовал в качестве наследника, может призвать к наследованию подназначенного наследника. Другие же полагали, что тот, кто действует в качестве наследника, может отчасти допустить подназначенное лицо к наследованию, хотя бы срок для вступления во владение наследством еще не истек, и что акт торжественного принятия наследства уже не может иметь места.

179. Нашим малолетним детям, которые находятся под нашею властью, мы можем подназначить наследников не только так, как выше сказано (д 174), т.е. чтобы тогда, когда они (дети) не сделаются наследниками, другой был нашим наследником, но более того: если бы они даже стали нашими наследниками и умерли, не достигши совершеннолетия, то все-таки кто-нибудь другой является их наследником, например, такими словами: "Тиций, сын мой, да будет моим наследником, или, хотя и будет, но умрет ранее того времени, когда достигнет совершеннолетия, то пусть тогда Сей будет наследником".

180. В этом случае, если сын не сделается наследником, тогда наследником отца будет подназначенный; но если наследником будет сын, да умрет до достижения совершеннолетия, то наследником самого сына будет подназначенный; таким образом (в субституции) заключаются до некоторой степени два завещания: одно – отца, другое – сына, как будто бы сам сын назначил себе наследника, или по крайней мере одно завещание о двух наследствах.

181. Впрочем, чтобы малолетний после смерти отца не подвергся опасности коварства, существует обычай делать подназначение открыто обыкновенным путем, т.е. в том месте завещания, где мы назначили малолетнего наследником; ибо обыкновенное подназначение в том случае призывает к наследованию подназначенного, когда малолетний вообще не сделался наследником, что бывает тогда, кода он умирает при жизни отца, причем мы не можем подозревать никакого преступления со стороны подназначенного, так как, разумеется, все условия завещания при жизни завещателя остаются в тайне. Что касается того подназначения, через которое призывается подназначенный, в случае если малолетний сделается наследником и умрет до совершеннолетия, то его мы составляем отдельно внизу завещания, и листы сшиваем особенною нитью, запечатываем собственным воском, причем запрещаем в первой части завещания открывать последующие таблицы, пока сын жив и еще несовершеннолетен. Очевидно, гораздо безопаснее было бы, если бы оба рода подназначения отмечались отдельно в последней части завещания, потому что если подназначения будут так запечатаны и отделены, как мы сказали, то из первого можно заключить, что и в другом тот же самый наследник может быть подназначен.

182. Не только несовершеннолетним детям, назначенным наследниками, мы можем подназначать наследником, кого пожелаем – на тот случай, когда дети, сделавшись наследниками, умрут до совершеннолетия, но и детям, лишенным наследства, и таким образом все то, что малолетний приобрел от родственников путем наследства, отказов и дарений, переходит к подназначенному наследнику.

183. Все, что мы сказали о подназначении невзрослым детям, назначенным наследниками, или лишенным наследства, будем относить тоже и к родившимся после смерти отца.

184. Что же касается постороннего лица, назначенного в наследники, то мы не можем подназначить ему таким образом, чтобы, если тот сделается наследником и спустя некоторое время умрет, был его наследником другой; но нам позволено единственно то, что мы можем обязать его посредством фидеикоммисса возвратить нам наследство или в полном его составе, или соответственную его часть. Мы изложим в своем месте, в чем состоит это право.

185. Назначать наследниками позволено как свободных людей, так и рабов, притом как собственных, так и чужих.

186. Однако нашего раба следует сделать одновременно и свободным и наследником в следующих выражениях: "Раб мой, Стих, да будет свободен и да будет наследником", или: "Да будет наследником и да будет свободен".

187. Если он будет назначен наследником без свободы, то он не может быть наследником, даже если после будет отпущен на волю своим господином, так как самое назначение его наследником было недействительно, а поэтому раб, даже если бы он был отчужден, не может по приказанию нового господина принять наследство торжественным образом.

188. Раб, назначенный со свободою в наследники, если останется в этом же положении, делается по завещанию способным и необходимым наследником; а если он будет отпущен на волю самим господином, то может по своему усмотрению принять наследство. Поэтому, если бы раб был отчужден, то он должен принять наследство по приказанию нового господина; и таким образом господин через него делается наследником, ибо сам раб, будучи отчужден, не может быть ни свободным, ни наследником.

189. Чужой раб, назначенный наследником, если он останется в том же положении, должен также принять наследство по приказанию своего господина; если же раб будет им отчужден при жизни ли завещателя или после его смерти, но прежде чем принял наследство, то он должен принять наследство по приказанию нового господина. Но если он будет отпущен на волю, то он может принять наследство по своему усмотрению.

190. Если же назначен наследником чужой раб с обыкновенным сроком для принятия наследства, то начало его считается с того времени, когда сам раб узнал, что он назначен наследником, и если не было никакого препятствия известить о том господина, по приказанию которого он мог бы принять наследство.

191. Теперь мы рассмотрим отказы. Эта часть права, казалось бы, не входит в состав предложенной материи; ибо мы говорим о тех формах права, которыми приобретаем вещи в совокупности. Но, когда мы уже сказали о завещателях и о наследниках, назначаемых по завещанию, то не без основания вслед за сим может быть обсуждаем и этот предмет.

192. Есть четыре формы отказов, именно: отказ посредством виндикации, отказ посредством присуждения к выдаче вещи, способом дозволения (легатарию взять вещь) и посредством получения вещи наперед.

193. Посредством виндикации мы отказываем следующим образом: "Л. Тицию даю, отказываю, например, раба Стиха"; но если мы даже только одно из этих слов употребляли, например: "даю раба Стиха", то и тогда отказ совершен посредством виндикации. Точно так же отказано посредством формы виндикации, если написано другими словами, как, например, "пусть возьмет" или "пусть себе имеет", или так: "пусть захватит".

194. Отказ этот называется виндикационным потому, что отказанная вещь тотчас после принятия наследства считается вещью отказопринимателя по квиритскому праву, и если эту вещь легатарий потребует или от наследника, или от кого-либо другого, кто вещью владеет, то он должен отыскивать ее посредством виндикации, т.е. доказать, что вещь по квиритскому праву – его.

195. Мнения юристов несогласны только в следующем: Сабин и Кассий и прочие наши учителя утверждают, что то, что таким образом отказано, делается собственностью отказопринимателя тотчас после вступления в наследство, хотя бы он и не знал, что ему отказано; но после того, как легатарий узнает об отказе и такового не принимает, то будет так, как если бы не было отказа. Нерва же и Прокул и прочие основатели той школы думают, что вещь делается собственностью отказопринимателя лишь в том случае, когда он сам проявил свое согласие на принятие отказа. Но в наше время, по указу императора Пия Антонина, мы по большей части придерживаемся того мнения, которое принято было Прокулом; именно, когда однажды был отказан колонии Латин (Latinus Junianus) посредством виндикации, то Антонин сказал: пусть обдумают декурионы, желают ли они его принять, как если бы предмет был отказан одному.

196. Посредством виндикации можно отказывать законно только те вещи, которые состоят в квиритской собственности самого завещателя, относительно вещей, которые определяются мерою, числом или весом, например, вино, масло, хлеб в зерне, деньги, принято, что вполне достаточно, если они считаются квиритскою собственностью завещателя в момент его смерти. Что касается прочих вещей, то постановлено, чтобы они во всякое время состояли в квиритской собственности завещателя, т.е. и тогда, когда он составлял завещание, и когда умирал; в противном случае отказ недействителен.

197. Так было главным образом по цивильному праву; впоследствии же по почину императора Нерона было издано сенатское постановление, которым решена, что если кто откажет ту вещь, которая никогда не была его (собственностью), то отказ столь же действителен, как если бы он был назначен при соблюдении всех законных формальностей. Лучшее право заключается в отказе посредством присуждения. С помощью этой формы можно отказать даже чужую вещь, как это станет ясным ниже.

198. Но если кто отказывает свою вещь словами "даю, отказываю", затем, после составления завещания, отчуждает ее, то, по мнению большинства, отказ недействителен – не только по цивильному праву, но даже не утверждается сенатским постановлением. Это принято так потому, что по мнению большинства, если кто отказал свою вещь посредством формы присуждения и затем ее отчуждил, то отказоприниматель, требующий вещь, хотя она ему ipso jure принадлежит, устраняется возражением злого умысла, как если бы он требовал вопреки воле покойника.

199. Не подлежит сомнению, что когда одна и та же вещь отказана посредством виндикации двум или более лицам совокупно или отдельно, и если все принимают отказ, то каждому принадлежит часть, и доля отпавшего прибавляется колегатарию. Совокупно отказывается, когда, например, кто скажет: "Луцию Тицию и Сею даю и отказываю раба Стиха"; раздельно так: "Луцию Тицию и Сею даю и отказываю раба Стиха; Сею даю и отказываю того же самого раба".

200. Спорным представляется вопрос, кому принадлежит отказанное под условием посредством виндикации в промежуток времени между вступлением наследника в наследство и осуществлением условия. Наши учителя (сабинианцы) думают, что вплоть до осуществления условия отказанное продолжает принадлежать наследнику, по аналогии с т.н. statuliber, т.е. условно-отпущенным рабом, который в завещании под каким-либо условием получал свободу, а про которого известно, что до исполнения условия он принадлежал наследнику; но основатели противной школы (Прокулианцы) полагают, что вещь в сказанное время никому не принадлежит. Тем более они это утверждают о безусловном отказе, т.е. тогда, когда легатарий еще не принял отказа.

201. Посредством формы присуждения мы отказываем следующим образом: "мой наследник приговаривается дать моего раба Стиха Луцию Тицию". Но если отмечено будет: "пусть даст", то в этом случае отказано посредством присуждения.

202. Посредством этой формы можно отказать даже чужую вещь, так что наследник принужден приобрести эту вещь для легатария, или выдать ее стоимость.

203. Можно отказывать посредством присуждения вещь, которая еще не существует, но будет существовать, например, плоды, которые родятся на такой-то земле, или дитя, которое родится от такой-то рабыни.

204. То, что таким образом отказано, хотя бы и безусловно, после принятия наследства не приобретается отказопринимателем непосредственно, как при отказе посредством виндикации, а остается собственностью наследника. Поэтому легатарий должен предъявить личный иск, т.е. формулировать требование, что наследник обязан отдать ему вещь, и тогда наследник должен будет отдать вещь манципированным способом, если она принадлежит к разряду res mancipi, или переуступить ее перед магистратом и передать владение. Если вещь принадлежит к res mancipi, то достаточно передать, потому что если наследник вещь mancipi только передает, а не манципирует, то вещь делается полною законною собственностью отказопринимателя только посредством давности; срок же давности, как мы уже в другом месте сказали, для вещей движимых – годовой, для недвижимых – двухгодичный.

205. И в другом отношении есть разница между отказом посредством присуждения и отказом через виндикацию, именно в том, что если одна и та же вещь будет отказана посредством присуждения двум или более лицам совокупно, то очевидно, что каждому колегатарию следует часть, как это имеет место при отказе посредством виндикации; если вещь присуждена отдельно, то каждый имеет право на весь предмет, так что наследник должен одному отдать вещь, другому выдать цену ее. При отказе, сделанном совокупно, доля отпавшего не принадлежит колегатарию, а остается в наследственной массе.

206. Мы сказали, что отпавшая доля при отказе посредством присуждения остается в наследственной массе, а в отказе через виндикацию принадлежит другому легатарию; при этом следует заметить, что так оно было по древнему праву до издания закона Папия, со времени же издания этого закона отпавшая доля считается выморочной и переходит к тем наследникам по завещанию, у которых есть дети.

207. И хотя преимущество при взыскании выморочной доли отдается наследникам, имеющим детей, а затем, если наследники бездетные, отказопринимателям, у которых есть дети, однако сам закон Папия постановляет, чтобы легатарий, совместно назначенный, если только он не бездетен, имел преимущество перед наследниками, хотя у них также будут дети.

208. Что касается того преимущества, которое определено законом Папия для легатариев, назначенных совокупно, то по мнению большинства совершенно безразлично, был ли отказ оставлен посредством виндикации, или посредством присуждения.

209. Посредством дозволения мы совершаем отказ следующим образом: "да будет обязан наследник мой дозволить Луцию Тицию взять раба Стиха и иметь его у себя".

210. Эта форма отказов содержит в себе больше, чем отказ посредством виндикации, и меньше, чем отказ через присуждение, ибо таким способом завещатель может правильно отказать не только свою вещь, но также и вещь своего наследника, между тем как через отказ посредством виндикации наследователь может вообще отказать только свою собственную вещь, а через отказ посредством присуждения может отказать вещь какого угодно постороннего лица.

211. Если только в минуту смерти наследователя вещь была или его собственностью, или наследника, то отказ вполне действителен, хотя бы в момент составления завещания вещь не принадлежала ни тому, ни другому.

212. Возникает, однако, вопрос: действителен ли отказ, если после смерти завещателя вещь эта перейдет в собственность наследника. По мнению большинства отказ недействителен. Итак, что же это значит? Хотя кто отказал эту вещь, которая ему никогда не принадлежала и никогда не будет принадлежать его наследнику, однако по сенатскому постановлению, изданному по почину Нерона, вещь эта считается как бы оставленною через отказ посредством присуждения.

213. Подобно тому как вещь, отказанная посредством присуждения, не делается собственностью отказопринимателя тотчас после принятия наследства, а остается в собственности наследника до тех пор, пока он не передаст ее в собственность легатарию или посредством традиции, или манципации, или посредством переуступки перед магистратом – точно такое же самое право имеет место по отношению к отказу, составленному дозволительным образом, и потому здесь установлен также личный иск словами: "все, что наследник должен согласно завещанию дать и сделать".

214. Однако некоторые полагают, что на основании этого отказа наследник не обязан ни к манципации, ни к цессии перед магистратом, ни к передаче, но достаточно, чтобы он позволил отказопринимателю взять вещь, так как наследователь ничего другого не приказал наследнику, как только позволить, т.е. терпеть, что легатарий имеет вещь для себя.

215. Еще большее оказывается разногласие относительно того отказа, когда одна и та же вещь отказана раздельно двум или более лицам; одни юристы полагают, что тому и другому принадлежит вся вещь, как и по отказу посредством виндикации; другие же думают, что тот, кто владеет вещью, имеет преимущество, так как при этой форме отказа наследник должен терпеть, что отказоприниматель владеет вещью, и этот возьмет ее, то он будет обеспечен по отношению к тому, кто впоследствии потребует отказа, потому что, с одной стороны, он не имеет вещи, чтобы позволить взять от себя, с другой стороны, он не действовал злонамеренно, чтобы ее не иметь.

216. Через получение наперед мы назначаем отказ следующим образом: "Луций Тиций да возьмет себе наперед раба Стиха".

217. По мнению наших учителей, таким образом отказывать можно только в пользу того лица, которое назначено наследником некоторой доли имущества, ибо получать что-нибудь наперед значит – взять нечто особенное; это бывает только с тем, кто назначен наследником определенной части, потому что он сверх наследственной доли будет иметь преимущественное право на данную вещь.

218. Поэтому отказ, назначенный в пользу постороннего лица (не сонаследника), недействителен, так что, по мнению Сабина, он не может приобрести силы даже по сенатскому постановлению Нерона, ибо последним утверждаются, по словам юриста, только те отказы, которые по цивильному праву недействительны вследствие недостатка связанных с этой формой условий, а не те, которые по причине самой личности легатария считаются необязательными. Но Юлиан и Секст решили, что сенатское постановление в этом случае утверждает отказ[172], ибо и здесь несоблюдение словесных формул влечет за собою недействительность отказа по цивильному праву. Следовательно, тому же самому лицу можно бы оставить правильно отказ другими словами, например, через отказ посредством виндикации, присуждения или дозволительным образом. По причине ошибки в самой личности легатария отказ недействителен в том случае, когда отказ завещан тому, в пользу кого ни в каком случае нельзя оставлять отказ, например, если отказ оставлен иностранцу, который не имеет права получать имущество по завещанию. Разумеется, что в этом случае сенатское постановление не применяется.

219. Точно так же наши учителя думают, что отказ, оставленный в такой форме, легатарий может получить только в том случае, когда предъявит иск о разделе наследства, который обыкновенно применяется между наследниками по поводу дележа наследственной массы, ибо на суде лежит обязанность присудить лицу отказ, оставленный через получение наперед.

220. Отсюда явствует, что, по мнению наших учителей, можно отказать посредством прецепции только то, что составляет собственность завещателя, ибо предметом судебного раздела наследства могут быть только те вещи, которые образуют наследственную массу. Стало быть, если завещатель таким образом отказывает чужую вещь, то по (древнему) цивильному праву отказ недействителен, но будет утвержден сенатским постановлением. Однако полагают, что в некоторых случаях посредством прецепции можно также отказать и чужую вещь, если, например, кто отказывает ту вещь, которую он дал верителю фидуциарным образом в mancipium. Ибо, по мнению наших учителей, судья может принудить сонаследников удовлетворить кредитора и выкупить вещь, чтобы ее мог получить наперед тот, кому она была этим способом отказана.

221. Но основатели противоположной школы думают, что посредством прецепции можно отказать также в пользу постороннего лица, как если бы написано было таким образом: "пусть Тиций возьмет раба Стиха" без прибавления лишнего слога prae; поэтому, думают они, эта вещь кажется отказанною посредством виндикации; и это мнение, как говорят, утверждено указом императора Адриана.

222. Согласно этому мнению, отказоприниматель может требовать эту вещь исковым порядком, если только она состояла в квиритской собственности завещателя, все равно, будет ли он одним из сонаследников, или посторонним лицом. Но если вещь эта была только in bonis завещателя, то отказ для постороннего лица будет действителен в силу сенатского постановления, а наследнику предоставляется отказанная вещь вследствие иска о разделе наследства. Если вещь не была собственностью завещателя ни по квиритскому, ни по преторскому праву, то отказ будет одинаково действителен как для наследника, так и для постороннего лица на основании сенатского постановления.

223. Однако будет ли одна и та же вещь отказана или наследникам, согласно мнению наших учителей, или посторонним лицам, согласно мнению противной школы, притом двум или более лицам, совокупно или отдельно, то все-таки каждый должен получить свою часть.

 

О Фальцидиевом законе[173]

 

224. Прежде дозволялось истощать все отцовское имущество в виде отказов и отпущений рабов на волю, оставляя наследнику только пустое имя "наследник". То же самое, по-видимому, дозволялось законом XII таблиц, постановляющим, чтобы всякое распоряжение, которое кто сделает относительно своего имения, считалось законным, именно следующими словами: "распоряжение всякого о своем имуществе да будет законом". Вот почему назначенные наследники отказывались от принятия наследства, и вследствие этого большинство умирало без завещания.

225. Вследствие этого был издан Фуриев закон[174], который запретил отказы и дарения на случай смерти на сумму свыше 1000. ассов одному лицу, сделав исключение в пользу ближайших родственников завещателя. Но и этот закон не достиг того, чего хотел (не оградил интересов наследников). Ибо тот, у кого было, например, 5000. ассов, мог распределить все свое имущество на многие отказы, завещая каждому из 5. человек по 1000. ассов.

226. Поэтому впоследствии был предложен закон Вокония[175], которым предписывалось, что никто не может получать под видом отказов или дарений на случай смерти более того, что оставляется самому наследнику. Казалось, что по этому закону наследники наверно что-нибудь получат, однако этим создавалось почти то же самое неудобство. Именно, распределяя наследство между большим числом легатариев, завещатель мог до того мало оставить наследнику, что последнему не стоило принимать на себя всей тяжести наследства "ради столь незначительной выгоды".

227. Таким образом в позднейшее время был издан закон Фальцидия, по которому позволяется отказывать не более как три четверти целого имущества, т.е. чтобы у наследника осталась четвертая часть наследства; этим правом мы теперь пользуемся.

228. Излишнюю свободу при отпущении рабов на волю ограничил также закон Фуфия[176], как мы о том сказали в первой книге…

 

Об отказах, оставленных под предлогом наказания

 

235. Отказы под предлогом наказания были также недействительны, отказанным в качестве наказания признается то, что оставляется для принуждения наследника сделать что-либо или не сделать, например, когда кто напишет так: "если наследник мой выдаст замуж свою дочь за Тиция, то пусть даст десять тысяч Сею"; или в такой форме: "если ты не отдашь за Тиция дочь, то ты должен дать ему десять тысяч". Если завещатель прикажет, например, в течение двух лет не поставить ему памятника, то и тогда отказ составлен ради наказания. Наконец, из самого определения мы можем составить себе много подобных случаев.

236. Даже свобода не может быть дана под предлогом наказания, хотя этот вопрос был предметом спора.

237. Относительно же опекуна подобный вопрос не может возникать, потому что нельзя назначением опекуна принудить наследника сделать что-либо или не сделать – потому только, что дается опекун; следовательно, если назначается опекун ради наказания, то, по-видимому, он дан будет скорее под условием, чем ради самого наказания.

238. Недействительным будет отказ, составленный в пользу неизвестного лица; неизвестным же считается то лицо, которое завещатель представлял себе в уме каким-то неопределенным образом, например, ежели кто так скажет: "пусть наследник мой даст десять тысяч тому, кто первым придет на мои похороны"; недействителен отказ и в такой общей форме: "кто бы ни пришел на мои похороны"; в таком же положении будет дело, если отказ назначается следующим образом: "тем, которые после написания завещания первые будут наречены консулами", потому что отказ почитается завещанным неизвестному лицу; наконец, есть много других подобных примеров. Но действителен был отказ, сделанный посредством определенного назначения неизвестному лицу, например: "тому из моих теперешних когнатов, кто первый придет на мою могилу, наследник мой должен дать десять тысяч".

239. Кажется, что и свобода также не может быть дана неизвестному лицу, потому что рабы на основании Фуфиева закона освобождаются поименно.

240. В опекуны должно также назначать определенное лицо.

241. Недействительным был отказ в пользу постороннего постума; посторонним же постумом считается тот, кто, родившись, не будет в положении "своих" наследников завещателя; поэтому внук, зачатый от освобожденного из-под отеческой власти сына, будет для деда посторонним, рожденным по отцовской смерти. Точно так же тот, кто находится в чреве той женщины, которая по цивильному праву не считается женою, будет для отца посторонним постумом.

242. Рожденный по смерти отца посторонний не может быть назначен даже наследником, ибо он лицо неопределенное.

243. Все прочее, что мы выше сказали, относится собственно к отказам, хотя некоторые не без основания утверждают, что нельзя назначить наследника под предлогом наказания; в самом деле, все равно, принуждают ли наследника оставить отказ, если сделает что-либо или не сделает, или ему придается сонаследник, так как и прибавлением сонаследника, и назначением отказа мы заставляем наследника сделать что-либо или не сделать вопреки собственному намерению.

244. Возникает вопрос, можем ли мы законно назначить отказ в пользу того, кто находится во власти лица, назначенного наследником. По мнению Сервия, отказ действителен, но он теряет силу, если отказоприниматель будет оставаться во власти наследника до того времени, когда получается право на отказ; и поэтому отказ подлежит востребованию, хотя будет совершен без каких-либо условий, и легатарий при жизни наследователя перестанет быть во власти наследника, или хотя бы отказ составлен был под условием, а выше упомянутое обстоятельство (выход из под власти) случилось до наступления условия. Сабин и Кассий думают, что отказ под условием действителен, без условия же неправильно назначен. Хотя при жизни завещателя легатарий может выйти из-под власти наследника, однако отказ не должен делаться действительным, так как было бы нелепо, если бы отказ, который недействителен в случае смерти завещателя тотчас после составления завещания, приобрел значение потому только, что завещатель дольше прожил. Представители противной школы не признают действительными даже отказы под условием, так как тем лицам, которые остаются под нашей властью, мы не можем быть должны ни по отказу с условием, ни по отказу без условия.

245. Наоборот, не подлежит сомнению, что тот, кто находится в твоей власти, может правильно отказывать в твою пользу, если только назначен наследником. Но если это лицо назначает тебя наследником, то отказ теряет силу, так как ты самому себе не можешь быть должен; с другой стороны, отказ имеет силу, если сын будет эманципирован, а раб отпущен на волю или передан во власть другого, и если он притом сам сделается наследником или другого назначит таковым.

246. Теперь перейдем к фидеикоммиссам.

247. Сперва поговорим о наследствах.

248. Итак, прежде всего следует знать, что необходимо назначить в завещании прямого наследника по надлежащему праву, и предоставить его добросовестности передачу этого наследства другому: иначе недействительно завещание, в котором никто не назначен наследником по правилам надлежащего права.

249. В большинстве случаев употребляются по гражданскому праву следующие формулы фидеикоммиссов: "требую, прошу, хочу, доверяю"; каждое из этих слов в отдельности имеет такую же силу, как если бы все были употреблены сообща.

250. Итак, когда мы напишем: "Луций Тиций да будет наследником", то можем прибавить: "прошу тебя, Луций Тиций., и требую от тебя, чтобы ты, как только будешь в состоянии принять наследство, восстановил и возвратил бы его Гаю Сею". Мы можем также просить наследника о передаче части, и от нас зависит оставить фидеикоммиссы под условием или безусловно, или с прибавлением известного срока.

251. По передаче наследства, передавший тем не менее остается наследником, а принявший наследство считается то наследником, то отказопринимателем.

252. Некогда он не считался ни наследником, ни легатарием, а скорее покупателем. Ибо тогда было в обычае за одну монету продавать это наследство мнимым образом тому, кому оно возвращалось. Те договорные соглашения, которые обыкновенно совершались между продавцом наследства и его покупателем, происходили и между наследником и тем, кому возвращалось наследство, а именно таким образом, что наследник (мнимый продавец наследства), с одной стороны, стипуляционным образом выговаривал себе от того, кому возвращалось наследство (покупателя), чтобы он, наследник, не потерпел убытка во всем том, к уплате чего он был приговорен в качестве наследника, и что он дал по чистой совести в каком-либо другом случае, и чтобы вообще был защищаем на основании закона, если кто-нибудь предъявит против него иск по поводу наследства; получающий наследство, в свою очередь, стипулировал, чтобы ему возвращено было все то, что приобрел наследник путем наследства и чтобы мог также пользоваться исками по наследству в качестве поверенного или представителя в процессе.

253. Но в позднейшее время, при консулах Требеллии Максиме и Аннее Сенеке, издано постановление сената[177], которым определено, чтобы, если наследство будет передано по доверенному поручению, иски, которые по гражданскому праву принадлежат наследнику и против него, переходили бы к тому и против того, кому наследство передано на основании фидеикоммисса. После этого сенатского постановления вышли из употребления вышеупомянутые стипуляции (кауции); ибо претор стал давать аналогичные иски тому и против того, кто получил наследство, как будто наследнику, и против него; эти иски помещаются в эдикте.

254. Но так как впоследствии лица, назначенные наследниками, когда их просили передать или все наследство, или только часть его, отказывались принять наследство, которое не представляло никакой выгоды, и так как по этой причине прекращались доверенные поручения, то при консулах Пегасе и Пузионе сенат определил[178], чтобы лицо, которое обязано передать наследство как фидеикоммисс, имело право удерживать четвертую часть, подобно тому как позволяется Фальцидиевым законом удерживать часть отказов; такое же удержание дозволено также по отношению к отдельным вещам, оставляемым посредством фидеикоммисса. По этому сенатскому постановлению сам наследник несет все наследственные тягости, а тот, кто по фидеикоммиссу получал остальную часть наследства, рассматривался как частный легатарий, т.е. такой (легатарий), коему отказывалась определенная доля наследственного имущества. Этот вид отказа называется "делением", потому что легатарий делит наследство с наследником. Отсюда произошло то, что те же стипуляции, которые обыкновенно заключаются между наследником и частичным легатарием, имели место между тем, кто получал наследство в силу фидеикоммисса, и наследником, т.е. чтобы выгода и убыток от наследства были общие – соответственно доле каждого.

255. Следовательно, если назначенного наследника прочили передать не более как три четверти наследства, то, по Требеллианову сенатскому постановлению, наследство возвращается, и обеим сторонам предоставляются наследственные иски, сообразно с приходящеюся на каждого частью, именно против наследника по цивильному праву, а против того, кто получает наследство, – по Требеллианову сенатскому постановлению; впрочем, наследник остается наследником и той части, которую возвратил, и хотя ему и против него служат иски, направленные на все имущество, однако слишком большой ответственности он не подвергается, и право на иск предоставляется ему в таких размерах, которые не превышают выгоды, получаемой им от наследства.

256. Но если кого просили передать более трех четвертей, или даже все наследство, то тогда имело место Пегазианово сенатское постановление.

257. Наследник, раз принявший наследство, если он только принял его по своей воле, подвергается всем наследственным тягостям, все равно, удержит ли он четвертую часть, или не пожелает ее удержать. Но когда удержана четвертая часть, тогда следует заключить т.н. стипуляцию partis et pro parte, как это бывает между частичным отказопринимателем и наследником; при выдаче всего наследства применяются стипуляции по образцу тех, которые употреблялись при мнимой покупке и продаже наследства.

258. Но если назначенный наследник отказывается принять наследство, ссылаясь на то, что оно для него убыточно и вредно, то Пегазиановым сенатским постановлением предписывается, чтобы наследник по желанию фидеикоммиссария и по приказанию претора принял и передал наследство, и чтобы вследствие сего тому и против того, кто принял наследство, предоставлены были иски согласно Требеллианову сенатскому постановлению. В этом случае нет надобности прибегать к каким-нибудь стипуляциям, так как одновременно дается обеспечение и тому, кто возвращает наследство, и переносятся наследственные иски на того и против того, кто получил наследство.

259. Нет никакой разницы между тем, кого назначают наследником для всего имущества, возлагая на него обязанность передать все наследство или часть его, и долевым наследником, которого приглашают возвратить всю часть, или часть доли, потому что и в этом случае следует наблюдатьпредписание Пегазианова сенатского постановления относительно четвертой части.

260. Через доверенное поручение можно также оставлять отдельные вещи, например, землю, раба, одежду, серебро, деньги, и просить или самого наследника, чтобы он возвратил вещь тому или другому, или легатария, хотя последнего нельзя обременять отказом.

261. Равным образом, через фидеикоммисс может быть оставлена не только собственная вещь завещателя, но также вещь наследника или легатария, или кого-нибудь другого. Итак, можно просить легатария не только передать кому-либо ту вещь, которая ему отказана, но и иную, составляет ли она его собственность, или чужую. Следует только иметь в виду, чтобы никого не приглашали передать кому-либо более, чем сам он получил по завещанию. Ибо требование, превышающее размеры завещанного, не принимается в расчет.

262. Когда чужая вещь оставляется через доверенное поручение, то фидуциарный наследник обязан или ее самое купить и выдать, или заплатить цену ее, как это имеет место в том случае, когда чужая вещь была отказана посредством присуждения. Некоторые юристы, однако, полагают, что фидеикоммисс недействителен, если собственник не продаст вещи, оставленной по доверенному поручению; но другое имеет место при отказе, оставленном посредством присуждения.

263. Посредством доверенного поручения можно также даровать свободу рабу, прося наследника или легатария отпустить его на волю.

264. При этом все равно, просит ли завещатель о своем собственном рабе, или о принадлежащем самому наследнику, или легатарию, или даже постороннему лицу.

265. Таким образом и чужого раба следует выкупить и отпустить на волю, а если господин не продаст его, то ясно, что свобода, дарованная посредством фидеикоммисса, уничтожается, так как в этом случае цена как раз не может быть определена.

266. Кто отпускается на волю на основании фидеикоммисса, тот делается вольноотпущенником не завещателя, хотя бы раб был его собственностью, но того, кто отпускает его на волю.

267. Напротив того, кто получает свободу прямо по завещанию, например, следующим образом: "мой раб Стих пусть будет свободен", или так: "приказываю моему рабу Стиху быть свободным", тот делается вольноотпущенником самого завещателя; получить свободу прямо по завещанию не может никто другой кроме того, кто принадлежит завещателю по квиритскому праву и во время составления завещания, и в момент смерти наследодателя.

268. Во многих отношениях отличается отказ в силу фидеикоммисса от отказа, прямо оставленного.

269. Посредством фидеикоммисса, например, можно оставлять даже до назначения наследника, между тем отказ, оставленный в начале завещания, недействителен.

270. Точно так же, имеющий умереть без завещания может оставить в пользу кого-либо фидеикоммисс тому, кому будет принадлежать имущество умирающего, между тем как отказывать он не может.

270a. Точно так же отказ, оставленный в кодициллах, только в том случае имеет значение, когда эти дополнительные акты будут утверждены завещателем, т.е. если он в завещании сделает оговорку, что должно иметь законную силу все то, что он постановляет в кодициллах; между тем фидеикоммисс может быть назначен в дополнительных актах, не утвержденных даже завещанием.

271. Равным образом легатария нельзя обременять отказом, но можно на него возложить обязанность исполнить фидеикоммисс. Мало того, исполнение фидеикоммисса в отношении другого мы можем поручить даже тому, кому мы оставляем посредством доверенного поручения.

272. Точно так же нельзя чужому рабу даровать свободу непосредственно (на основании отказа), но можно ее дать через фидеикоммисс.

273. Равным образом нельзя в дополнительных актах завещания никого ни назначить наследником, ни лишить наследства, хотя бы эти кодициллы были утверждены завещанием. Но наследника, назначенного в завещании, можно в кодициллах просить, чтобы он передал наследство другому – все или часть его, хотя бы эти кодициллы не были подтверждены завещателем.

274. Точно так же женщина не может по закону Вокония наследовать после того, которого имущество оценено в 100 000 ассов, но может приобретать наследство в силу фидеикоммисса.

275. Также и латины, которым закон Юния запрещает прямо приобретать наследство и отказ[179], могут таковые приобретать посредством фидеикоммисса.

276. Так как сенатское постановление запрещает даровать свободу рабу, не достигшему 30. лет, и назначать его наследником, то многие юристы полагают, что мы можем сделать раба свободным, когда достигает 30-летнего возраста, и просить, чтобы ему передали наследство.

277. Хотя мы не можем нашему наследнику, в случае его смерти, подназначить другого преемника, однако мы вправе просить наследника, чтобы он передал наследство другому – все или часть его, когда будет умирать; а так как и после смерти наследника можно назначить доверенное поручение, то мы можем достигнуть того же, если напишем: "когда наследник мой Тиций умрет, то я хочу, чтобы наследство мое принадлежало Публию Мевию". В обоих случаях, т.е. как в первом, так и во втором, на наследника Тиция возлагается обязанность выполнить фидеикоммисс.

278. Кроме того, для осуществления отказа требуется определенная исковая формула; фидеикоммиссов же мы можем потребовать в Риме перед консулом, или у того претора, который занимается доверенными поручениями; в провинциях же – у наместника.

279. Равным образом завещательные распоряжения в виде фидеикоммисса обсуждаются в Риме во всякое время; отказы же – в дни судебных заседаний.

280. Лица, которые в определенное время не возвращали фидеикоммиссарного наследства, обязаны были платить проценты за время просрочки и выдать плоды; от отказов не требуется процентов; так определяет рескрипт императора Адриана. Однако мне известно, что по мнению Юлиана, при отказах, оставленных позволительным образом, соблюдался такой же законный порядок, какой и при фидеикоммиссах; мнение это разделяет теперь большинство юристов.

281. Равным образом отказы, написанные по-гречески, не имеют значения, фидеикоммиссы же действительны.

282. Кроме того, если наследник отрицает отказ, назначенный посредством присуждения, то взыскивается с него двойной штраф. Взыскание же по фидеикоммиссу всегда бывает простое.

283. Равным образом каждый может требовать возврата того, что на основании фидеикоммисса уплачено им по ошибке в размерах, превышаемых следуемое. Но не может быть требуемо обратно то, что по ошибке уплачено в размерах, превышающих следуемое по отказу посредством присуждения. То же самое касается и отказанной суммы, которая была уплачена ошибочно на том или другом основании, хотя ее и не следовало платить.

284. Были также другие различия, – которых теперь нет…

 

 

Книга третья

 

 

1. Наследства умерших без завещания принадлежат, по закону XII таблиц, во-первых, "своим" (ближайшим) наследникам.

2. "Своими" же наследниками считаются те дети, которые состояли под властью наследодателя (до самой его смерти), как, например, сын или дочь, внук и внучка от сына, правнук и правнучка, рожденный или рожденная от ближайшего, нисходящего агната по мужскому колену (сына, внука), и безразлично, естественные ли они дети или усыновленные (приемные). Но внук или внучка, правнук или правнучка тогда только включались в число "своих" наследников, ежели предшествующее лицо перестанет быть во власти (агнатского) восходящего, все равно, случится ли это вследствие смерти или по другой причине, как, например, вследствие освобождения из-под родительской власти. Поэтому, если сын будет во власти отца во время смерти последнего, то внук от него не может быть "своим" наследником. То же самое относится и ко всем дальнейшим нисходящим.

3. Точно так же жена, которая находится под супружеской властью того, кто умирает, является ближайшею наследницею, потому что она занимает место дочери; равным образом и невестка, которая остается во власти сына, (считается ближайшею наследницею), так как она занимает место внучки; это будет иметь место в том только случае, если сын, во власти которого она остается, не будет уже находиться во власти отца в то время, когда последний умирает. То же самое можно сказать и о той женщине, которая в силу брака остается во власти внука, так как она занимает место правнучки.

4. "Своими" наследниками считаются также явившиеся по смерти отца, которые были бы под властью отца, если бы родились при его жизни.

5. Такое же самое правило применяется к тем лицам, которые, в силу закона Элия Сенция или сенатского постановления[180], докажут после смерти отца судебным путем свои права, так как эти лица, обнаружив свои права, оставались бы при жизни отца в его власти.

6. То же самое следует понимать относительно того сына, который, после смерти отца, отпускается на волю на основании первой или второй манципации.

7. Итак, если есть сын или дочь, и от другого сына внук или внучка, то они вместе призываются к наследству, и ближайший по степени не исключает дальнейшего, так как казалось справедливым, чтобы внуки и внучки наследовали место и долю своего отца. По той же причине внук или внучка от сына и правнук или правнучка со стороны внука – все они призываются одновременно к наследованию.

8. А так как было принято, что внуки и внучки, равно правнуки и правнучки наследуют вместо своего (агнатского) восходящего, то считали сообразным и последовательным делить наследство не поголовно, но поколенно, так чтобы сын имел одну половину наследства, а два или более внуков от другого сына получали другую половину; равным образом, если имеются налицо внуки от двух сыновей, с одной стороны один или два, с другой три или четыре, то одна половина наследства принадлежит одному или двоим, а другая троим или четверым.

9. Если (после умершего) не было "своих" наследников, то наследство, по тому же самому закону XII таблиц, принадлежит агнатам.

10. Агнатами называются те лица, которые соединены законным родством; законным считается то родство, которое возникает через лиц мужского пола. Таким образом, братья, рожденные от одного и того же отца, суть агнаты по отношению друг к другу; их называют также единокровными, и безразлично, имеют ли они также одну мать. Точно так же дядя по отцу будет агнатом по отношению к сыну брата и, в свою очередь, последний будет агнатом по отношению к первому. В том же числе находятся и братья по отцу, т.е. дети двух братьев, которых большинство называет двоюродными. Таким образом мы могли бы насчитать много степеней агнатства.

11. Однако закон XII таблиц дает наследство не всем агнатам одновременно, а только тем, которые находятся в ближайшей степени родства в то время, как сделается известным, что кто-либо умер без завещания.

12. В этом классе (наследовании агнатов) нет преемства и потому, если ближайший агнат отречется от наследства или умрет до принятия его, то дальнейшие агнаты не допускаются к наследованию в силу положительного права.

13. Поэтому близость определяется не по времени смерти, а по времени, когда стало известным, что умерший не сделал никакого завещания, потому что после смерти того, кто составил завещание, по-видимому, лучше отыскать из находящихся налицо агнатов ближайшего наследника, как только станет известным, что по названному завещанию никто не сделается наследником.

14. Что же касается женщин, то этот закон постановляет одно относительно приобретения наследств ими самими, и другое относительно приобретения всеми прочими после них. Именно, наследства после женщин переходят к нам по праву агнатства, точно так же как и от мужчин; между тем как наши наследства переходят к женщинам только в пределах единокровного родства. Таким образом сестра – в силу этого закона есть законная наследника брата или сестры, но тетка и дочь брата уже не могут быть на основании закона наследницами; место же сестры занимает также мать или мачеха, которая вступлением под власть мужа приобрела у нашего отца права дочери.

15. Если у умершего будет брат и другого брата сын, то брат имеет преимущество, как ясно из вышесказанного, потому что он предшествует степенью родства. Относительно "своих" наследников смысл закона объясняли другим образом.

16. Итак, если покойник не оставит после себя брата, а только детей братьев, то наследственная масса принадлежит всем. Возник, однако, вопрос: если дети родились у братьев в неравном числе, у одного, например, родился один или двое, а у другого – трое или четверо, то следует ли делить наследство поколенно, как это делается по закону между своими наследниками, или правильнее делить его поголовно? Но уже издавна принято в этом случае делить наследство поголовно. Поэтому наследство разделяется на столько частей, сколько окажется от обеих сторон лиц, так что каждый получает соответствующую долю.

17. Если (после покойника) не оставалось (ни своих) ни агнатов, то тот же закон XII таблиц призывает к наследованию родичей. А кто такие родичи, об этом мы сказали в первой книге. Но так как мы уже упомянули, что все родовое право совершенно вышло из употребления[181], то мы считаем излишним в этом же месте толковать о том же предмете слишком подробно.

18. В этих-то пределах заключаются, по закону XII таблиц, права наследства после лиц, умерших без завещания. Всякий может понять, какова была строгость и сжатость этого закона.

19. Так, например, эманципированные дети по этому закону не имеют никакого права на наследство агнатских восходящих, так как они перестают быть "своими" наследниками.

20. То же самое применяется тогда, если дети не находятся под властью отца, потому что они получили права римского гражданства вместе с отцом и не были подчинены императором родительской власти.

21. Равным образом агнаты, подвергшиеся умалению правоспособности, не призываются по этому закону к наследованию, так как понятие агнатства уничтожается вследствие изменения правоспособности.

22. Далее, если ближайший агнат не принял наследства, то в силу закона последующий не призывается к наследованию.

23. Точно так же всякая женщина-агнатка, переступающая пределы единокровного родства, не имеет по закону никакого права на наследство.

24. Не призываются к наследованию и когнаты, состоящие в родстве между собою по женской линии, так что даже между матерью и сыном или дочерью допускается право взаимного наследования в том только случае, если через переход под супружескую власть возникнут между ними права единокровного родства.

25. Но эта чрезмерная строгость права была впоследствии исправлена эдиктом претора.

26. Претор призывает всех детей, не имеющих по закону XII таблиц прав наследования, совершенно как если бы они были во власти (агнатского) восходящего еще во время смерти его, не делая разницы, будут ли они одни, или в совместничестве со "своими" наследниками, т.е. теми, которые оставались во власти отца.

27. Агнатов, подвергшихся умалению правоспособности, претор призывает к законному наследованию не во втором классе после ближайших наследников, т.е. не в том порядке, в каком они призывались бы по закону, если бы не потерпели лишения правоспособности, но в третьем классе; ибо, хотя агнаты вследствие изменения правоспособности и потеряли право агнатства, то все же они сохраняют права кровного родства. Таким образом, если является кто-либо, не утративший прав агнатства, то будет иметь преимущество, хотя бы он был агнатом дальнейшей степени.

28. То же самое право, по мнению некоторых юристов, касается и того агната, который, если ближайший агнат отречется от наследства, по закону не допускается уже к наследованию. Но другие полагают, что он призывается претором к наследованию в таком же порядке, в каком закон XII таблиц предоставляет агнатам наследство.

29. Женщины-агнатки, находящиеся вне пределов единокровного родства, призываются к наследованию в третьем классе, т.е. в том случае, если не будет ни своего наследника, ни агната.

30. В том же классе призываются к наследованию и те лица, которые находятся в родстве по женской линии.

31. Дети, находящиеся в усыновившем семействе, призываются к наследованию после естественных родителей в том же самом классе.

32. Лица, призываемые к наследованию претором, не делаются наследниками в силу самого закона, ибо претор не может сделать кого-нибудь наследником; права наследства приобретаются только на основании закона или подобного законодательного акта, как, например, сенатское постановление или распоряжение императора. Но если претор предоставляет им (не право, а) владение наследственным имуществом, то они считаются как бы наследниками.

33. Претор устанавливает еще и многие другие степени при предоставлении владения наследством, стараясь, чтобы никто не умирал без наследника. Об этом способе наследования мы здесь не будем говорить, так как этот вопрос рассмотрен нами в другом сочинении.

33a. Здесь достаточно будет сказать только то, что когда в случаях наследования по цивильному праву (по закону XII таблиц) одно кровное родство оказывалось, как мы заметили, бесполезным для приобретения наследства, и мать считалась вообще законною наследницею своих детей только в том случае, если вследствие перехода под власть мужа она приобрела права единокровного родства -------------------------------------------------------

34. Иногда, однако, ни ради исправления, ни ради оспаривания древнего права, а скорее для его упорядочения претор обещает владение наследством, ибо он даже тем, которые назначены в наследники правильно составленным завещанием, предоставляет владение наследством согласно с завещанием; но в том случае, если завещания нет, претор призывает к владению наследством своих наследников и агнатов. В этих случаях помощь претора, по-видимому, приносит некоторую пользу в том только отношении, что тот, кто таким образом потребует владения наследством, может пользоваться интердиктом, который начинается словами quorum bonorum; пользу этого средства защиты мы объясним в другом месте. Впрочем, независимо от преторского порядка наследования, последним (своим и агнатам) принадлежит наследство по гражданскому праву.

35. Часто владение наследством предоставляется претором некоторым лицам так, что тот, кому оно дано, не может приобретать наследства; это владение наследством называется владением без действительного обладания (наследственными вещами).

36. Если, например, наследник, назначенный завещанием, правильно составленным, вступит торжественным образом в права наследства, но не потребует владения наследством согласно завещанию, довольствуясь только тем, что он наследник по цивильному праву, то те лица, которые призывались бы по закону к наследованию после умершего без завещания, могут потребовать владения наследством; притом, однако, они не будут истинными владельцами наследственного имущества, так как наследник по завещанию может осуществить свои права посредством иска.

37. То же право применяется, если ближайший наследник человека, умершего без завещания, не потребует владения наследством, довольствуясь своим правом по закону. Поэтому и агнату принадлежит владение наследством, но только по имени, так как ближайший наследник может посредством принадлежащего ему иска истребовать наследство обратно. Сообразно с этим можно сказать: если наследство по цивильному праву принадлежит агнату, и если он таковое принял, но не пожелает потребовать владения наследственным имуществом, то на том же самом основании он не будет действительным обладателем наследственного имущества, хотя бы наследство потребовал кто-нибудь из ближайших когнатов.

38. Бывают и другие подобные случаи, из которых некоторые мы рассмотрели в предшествующей книге.

39. Теперь займемся наследственными имуществами вольноотпущенных.

40. Прежде дозволялось вольноотпущенному беззаконно обходить своего патрона в завещании, ибо закон XII таблиц тогда только призывал патрона к наследству после вольноотпущенного, когда последний умирал без завещания, не оставив никакого своего наследника. Следовательно, когда вольноотпущенный умирал без завещания и оставлял своего наследника, тогда патрон не имел никакого права на его имущество. Когда вольноотпущенный оставил своим наследником кого-либо из родных детей, тогда, по-видимому, нечего было жаловаться; но если "своим" наследником было лицо усыновленное, сын или дочь, или жена в супружеской власти, было бы явною несправедливостью не оставить никакого права патрону.

41. Вот почему впоследствии эдиктом претора эта несправедливость права была исправлена. Именно, составлял ли вольноотпущенный завещание – он обязан был, завещая, оставить патрону половину своего имущества, а если ничего не оставлял, или оставлял менее половины, то патрону предоставляется владение половиною наследственного имущества вопреки завещанию; если же вольноотпущенный умирает без завещания, оставив своим наследником усыновленного сына или жену, которая находилась в его супружеской власти, или невестку, которая была во власти его сына, то равным образом предоставляется патрону против этих ближайших (своих) наследников владение половиною наследства. К исключению патрона служат природные дети вольноотпущенного, не только те, которые он имел под свою властью во время смерти, но тоже эманципированные и отданные на усыновление, если только они были назначены наследниками в какой-либо части, или будучи обойдены молчанием, требовали на основании эдикта владения наследственным имуществом вопреки завещанию; ибо лишенные наследства не устраняют патрона ни в каком случае.

42. Впоследствии Папиевым законом увеличены права патронов, имевших богатых вольноотпущенников[182]. Этим законом постановлено, что из имуществ вольноотпущенника, который оставлял наследство ценностью в 100 000 сестерциев (centonarius) и более, и имел менее троих детей, умер ли он с завещанием или без завещания, – патрону следовала соответственная часть. Таким образом, когда вольноотпущенник оставлял наследником одного сына или дочь, тогда патрону следует половина имущества, как если бы вольноотпущенный умер с завещанием, не оставив ни сына, ни дочери; когда же он оставлял двух наследников, все равно какого пола, то патрону следовала третья часть; ежели он оставлял троих детей, то патрон устраняется.

43. В наследственном имуществе вольноотпущенниц патроны, по древнему праву, не подвергались никаким ограничениям; так как они оставались под законною опекою патронов, то, разумеется, составлять завещание они могли только с соизволения патрона. Поэтому, если он подтверждал завещательное распоряжение, то он должен был или на самого себя жаловаться, если не был назначен вольноотпущенницей наследником, или наследство доставалось ему по завещанию, если он был назначен преемником. Если же завещание составлено было без соизволения и участия патрона, то наследство доставалось патрону, так как женщина не может иметь своих наследников; и, таким образом, не было наследника, который по цивильному праву мог бы устранить патрона от наследственного имущества вольноотпущенницы, умершей без завещания.

44. Но так как впоследствии закон Папия, освобождая от опеки патронов вольноотпущенниц, когда у них было четверо детей, дозволял им таким образом составлять завещания даже без соизволения опекуна, то он также постановил, что патрону следует доля, пропорциональная количеству тех детей, которых вольноотпущенница имела в момент своей смерти, стало быть, патрону следовала пятая часть из наследственного имущества той вольноотпущенницы, которая оставила после себя 4-х детей, всех живых, и не более; если некоторые из этих детей раньше умерли, то и доля патрона соответственно этому увеличивается; в случае смерти всех детей, целое наследство принадлежит патрону.

45. Все сказанное нами о патроне считаем сказанным и о сыне патрона, равно как и о внуке и правнуке по мужскому колену (сына-внука).

46. Что касается дочери патрона, внучки от сына и правнучки от внука, то они пользовались прежде тем правом, которое законом XII таблиц было предоставлено патрону, ибо претор призывает к наследованию детей патрона только мужского пола; но если теперь дочь патрона может сослаться на право троих детей, то она в силу закона Папия вправе требовать владения в половине наследственного имущества вопреки завещанию вольноотпущенника, или если завещания нет, то она может того же требовать несмотря на усыновленного сына, жену или невестку, которая находилась под властью мужа; в противном случае она не имеет этого права.

47. Однако из права детей никоим образом не проистекает, как некоторые полагают, будто из имущества вольноотпущенницы, умершей с завещанием, но имевшей четырех детей, дочери патрона следовала соответственная часть. Но если вольноотпущенница умерла без завещания, то, по смыслу закона Папия, дочери предоставляется точно такое же право, какое дано вопреки завещанию вольноотпущенника, т.е. такое, какое имеют дети патронов мужского пола, вопреки завещанию вольноотпущенника; впрочем, эта часть закона не совсем ясно и точно изложена.

48. Из этого видно, что посторонним наследникам патроном вовсе не предоставляется то право, которое имеет патрон по отношению к имуществу умерших без завещания или вопреки завещанию.

49. Прежде, до закона Папия, патронкам предоставлялось на имущество вольноотпущенников только то право, которым пользовались и патроны, в силу закона XII таблиц. Претор же не позволил им, как это делалось по отношению к патрону и его детям, требовать половину наследственного имущества вопреки завещанию неблагодарного вольноотпущенника, или в случае, если не было завещания, предъявлять эту претензию против усыновленного сына, жены или невестки.

50. Но закон Папия предоставил свободнорожденной патронке, пользующейся привилегией двоих детей, а вольноотпущеннице ради троих детей, почти те же права, которыми по эдикту претора пользовались патроны; свободнорожденной патронке, пользующейся привилегией троих детей, закон Папия дал те права, которые по тому же самому закону даны были патрону, между тем как патронке из вольноотпущенниц этот закон не предоставил того же права.

51. Что касается имуществ вольноотпущенниц, то в случае, если они умрут без завещания, закон Папия не дает свободнорожденной патронке, имеющей детей, ничего нового; таким образом, если ни сама патронка, ни вольноотпущенница не подвергались умалению правоспособности, то в силу закона XII таблиц, наследство принадлежит патронке, а дети вольноотпущенницы устраняются от наследования; этот закон применялся и в том случае, когда патронка не может сослаться на привилегию детей, так как, согласно вышесказанному, женщины никогда не могут иметь своих наследников. Если та или другая подвергнется умалению правоспособности, то опять-таки дети вольноотпущенницы устраняют патронку, потому что с разрушением прав агнатства, вследствие изменения правоспособности, дети вольноотпущенницы приобретают преимущество в силу прав кровного родства.

52. Если умирает вольноотпущенница с завещанием, то та патронка, которая не может сослаться на привилегию детей, не имеет ровно никакого права против завещания вольноотпущенницы; но патронке, которая имеет определенное число детей, предоставляется в силу закона Папия то право, которым по эдикту пользуется патрон вопреки завещанию вольноотпущенника.

53. Тот же самый закон предоставил сыну патронки, имеющему детей, права патрона, но в отношении этого лица достаточно, если у него есть один сын или дочь.

54. Здесь достаточно было коснуться только в общих чертах всех этих прав, тем более что обстоятельное изложение составляет предмет особого сочинения.

55. Теперь нам следует поговорить об имуществе вольноотпущенников-латинов.

56. Чтобы эта часть права стала понятнее, следует вспомнить то, что мы сказали в другом месте, именно, что те лица, которые теперь называются Latini Juniani, некогда по квиритскому праву были рабами, но под покровительством претора жили обыкновенно как свободные, вследствие чего имущество их принадлежало обыкновенно патронам по праву пекулия. Впоследствии же, по Юниеву закону[183], все те, свободу которых защищает претор, приобрели ее и были названы латинами-юнианами: латинами потому, что по закону они должны были пользоваться такою же свободою, как и лица, которые, переселившись как римские свободнорожденные граждане из города Рима в латинские колонии, становились латинскими колонистами; юнианами они названы потому, что приобрели свободу на основании закона Юния, хотя и не были римскими гражданами. Таким образом, издатель Юниева закона, видя, что по этой фикции имущество умерших латинов не будет уже принадлежать патронам, потому что латины не умирали в качестве рабов, чтобы имущество их могло перейти к патронам как пекулиарное, и кроме того потому, что наследственная масса вольноотпущенника-латина не могла принадлежать патронам в силу отпущения на волю, то он считал необходимым, чтобы благодеяние, оказанное латинам, не обратилось по отношению к патронам в несправедливость, определить и постановить, чтобы имущество этих принадлежало отпускающим на волю точно так же, как если бы не было этого закона. С тех пор по аналогии права пекулия имущество латинян принадлежит по этому закону отпускателям.

57. Отсюда возникало то, что сильно отличаются те права, которые установлены по Юниеву закону относительно имущества латинов, от тех, которые применяются относительно наследства вольноотпущенников, получивших римское гражданство.

58. Наследственная масса вольноотпущенника, римского гражданина, ни под каким предлогом не переходит к посторонним наследникам патрона, но она принадлежит во всяком случае сыну патрона и внукам от сына и правнукам от внука, хотя бы даже эти последние были родителем лишены наследства; имущество же латинов по аналогии пекулия рабов также принадлежит посторонним наследникам, но оно не переходит к детям отпускателя, лишенным наследства.

59. Точно так же наследство вольноотпущенника, римского гражданина, принадлежит поровну двум или более патронам, хотя бы они не были одинаковыми собственниками этого раба; имущество же латинян принадлежит им соразмерно с той частью, в какой каждый из них был собственником.

60. Равным образом при наследстве вольноотпущенника-римского гражданина патрон устраняет сына другого патрона, и сын патрона исключает внука другого патрона; имущество же латинов принадлежит в то же время и самому патрону и наследнику другого патрона соразмерно с той частью, в какой оно принадлежало бы самому отпускателю.

61. Точно так же, если у одного патрона трое сыновей, а у другого один, то наследство вольноотпущенника, получившего римское гражданство, разделяется поголовно, т.е. трое братьев получают три части, а один четвертую; имущество же латинян принадлежит наследникам соразмерно той части, в какой принадлежало бы самому отпускателю (на волю).

62. Равным образом, если один из этих патронов откажется от своей части в наследстве вольноотпущенника-римского гражданина, или если он умрет раньше, чем вступил торжественно во владение наследством, то все наследство получает другой патрон; имущество же латина делается выморочным в части, принадлежащей отпавшему патрону, и считается собственностью народа.

63. Впоследствии, при консулах Лупе и Ларге, сенат постановил, чтобы имущество латинов сперва принадлежало тому, кто их освободил, затем – их детям, не поименно лишенным наследства, по мере близости родства; наконец, чтобы имущество это, по древнему праву, принадлежало наследникам тех лиц, которые освободили.

64. Некоторые полагают, что в силу этого сенатского постановления мы пользуемся относительно имущества латинов тем же самым правом, каким мы пользуемся в наследстве вольноотпущенников, получивших римское гражданство; так главным образом утверждал Пегас[184], но, очевидно, не основательно. Наследство вольноотпущенника, римского гражданина, никогда не переходит к посторонним наследникам патрона; имущество же латинов именно на основании этого же сенатского постановления принадлежит также посторонним наследникам, если только дети отпускателя этому не препятствуют; точно так же при наследстве вольноотпущенника, получившего римское гражданство, детям отпустившего на волю нисколько не мешает лишение их наследства, но в имуществе латинов, как определяется в самом сенатском постановлении, мешает поименное лишение наследства. Таким образом, по более правильному толкованию, сенатское постановление определило только, что дети отпускающего на волю, не лишенные наследства поименно, предпочитаются посторонним наследникам.

65. Итак, освобожденный из-под отеческой власти сын, обойденный в завещании, имеет преимущество перед посторонними наследниками в имуществе латинов, хотя бы он вопреки завещанию своего родителя не потребовал владения наследством.

66. Точно так же дочь и прочие прямые наследники, хотя и устраняются по цивильному праву от всякого наследования после их отца, если лишены наследства посредством общей формулы, но все-таки в наследстве после латинов они будут иметь преимущество перед посторонними наследниками, если только они не поименно лишены родителем наследства.

67. Равным образом, если дети откажутся от наследственной массы родителя, имущество латинов им тем не менее принадлежит, ибо эти наследники никоим образом не могут считаться ни лишенными наследства, ни обойденными в завещании молчанием.

68. Из всего этого достаточно видно, что если тот, кто сделал кого-либо Латином -------------

69. По-видимому, ясно и то, что если патрон оставленное наследство разделил между одними только детьми на неравные части, то думают, что имущество после латина разделяется между ними не поголовно, но в размере, указанном завещанием, так как нет места сенатскому постановлению, если не является никакого постороннего наследства.

70. Но если патрон оставит вместе со своими детьми еще и постороннего наследника, то по мнению Целия Сабина[185], дети покойника получают приходящуюся на каждого из них долю всего наследственного имущества, потому что в том случае, когда является посторонний наследник, применяется не закон Юния, но сенатское постановление. Яволен же утверждает[186], что по сенатскому постановлению дети патрона получат соразмерно числу их ту часть наследства, какую приобрели бы посторонние наследники по закону Юния, до издания сенатского постановления, и что остальные части наследства принадлежат им в размере, определенном завещанием.

71. Точно так же возник вопрос, касается ли это сенатское постановление детей патрона, рожденных от дочери или внучки, т.е. имеет ли мой внук от дочери в наследственном имуществе моего латина преимущество перед посторонним наследником; далее спрашивается, касается ли это сенатское постановление материнских латинян, т.е. получил ли в имуществе материнского латина предпочтение сын патронки, или посторонний наследник матери. Кассий полагает, что в обоих случаях применяется сенатское постановление, но большинство не разделяет этого мнения, так как сенат ничего не определил на счет тех детей родителей, которые примкнули к другой семье; это видно из того, что сенат исключает поименно лишенных наследства. По-видимому, сенат имел в виду тех, которые обыкновенно лишаются наследства родителем, если не назначаются наследниками. Да и нет надобности ни матери лишать сына или дочь наследства, ни материному деду – внука или внучку, если не хотят назначить их наследниками, будем ли мы рассматривать этот вопрос с точки зрения гражданского права, или с точки зрения преторского эдикта, которым вопреки завещанию обещается владение наследством детям, обойденным в завещании молчанием.

72. Иногда, однако, вольноотпущенник, получивший римское гражданство, умирает как бы латином, если, например, латин получил по милости императора квиритское право, без нарушения прав патрона; равным образом, если латин получил от императора права римского гражданства против воли и без ведома патрона. В этих случаях, согласно эдикту императора Траяна, названный вольноотпущенник, пока он жив, уподобляется прочим вольно-отпущенникам, получившим римское гражданство, и оставляет законное потомство, но умирает как латин, и дети его не могут ему наследовать; правоспособность же его состоит только в том, что он может назначить наследником патрона и подназначить ему другого, если тот не пожелает быть наследником.

73. А так как упомянутое постановление было, по-видимому, причиною того, что эти люди никогда не умирали как римские граждане, хотя бы впоследствии и воспользовались тем правом, в силу которого по закону Элия или по сенатскому постановлению они были бы римскими гражданами, то император Адриан, чувствуя несправедливость подобного положения, предложил сенату издать такое постановление, чтобы те, которые без ведома или против воли патрона получат от императора квиритское право, считались наряду с людьми, приобретшими права римского гражданства, по закону Элия Сенция, или по сенатскому постановлению, если только они впоследствии воспользовались тем правом, в силу которого, по закону Элия Сенция или сенатскому постановлению, они приобрели бы римское гражданство, в случае если бы остались латинами.

74. Имущество тех лиц, которые по закону Элия Сенция причислялись к классу людей, покоренных оружием, принадлежит патронам либо по аналогии с наследством после вольноотпущенников-римских граждан, либо по аналогии с наследством после латинов (юнианских).

75. Именно, наследственная масса тех лиц, которые, получив свободу, приобрели бы права римского гражданства, если бы не было против этого законных препятствий, предоставляется патронам в силу того же закона по аналогии с наследством после вольноотпущенников-римских граждан; но эти лица, как полагает не без основания большинство юристов, не имеют правоспособности составлять завещания. Казалось невероятным, чтобы законодатель хотел предоставить людям низшего положения право составлять завещания.

76. Наследственное имущество после тех лиц, которые вследствие отпущения на волю приобрели бы права латинов (Latinitatem Junianam), если бы не было против этого законных препятствий, предоставляется патронам, как если бы эти лица умерли латинами. Но по этому вопросу законодатель, как я полагаю, недостаточно ясно выразил свою волю.

77. Обратим внимание и на преемство, которое открывается при покупке имущества (с публичного торга – в случае конкурса).

78. Продается конкурсная масса лиц, или находящихся в живых, или умерших; имущество первых продается, например, в том случае, когда должник скрывается с целью уклониться от ответа по иску; продается имущество и тех лиц, которые по закону Юлия уступают таковое своим кредиторам для конкурсного распределения. Точно так же продается имущество на основании судебного решения по истечении срока, предоставленного им (т.е. лицам, находящимся в живых) для удовлетворения кредиторов, отчасти по законам XII таблиц, отчасти по преторскому эдикту. Имущество умерших должников продается тогда, когда известно, что у них нет ни ближайших наследников, ни преторских, ни какого-нибудь другого законного преемника.

79. Если совершается продажа имущества того, кто находится в живых, то претор приказывает владеть и располагать имуществом должника беспрерывно в течение 30 дней и сделать публичное объявление о продаже; если продается имение умершего, то это совершается по истечении 15 дней; затем претор приказывает верителям собраться и выбрать из своей среды магистра (представителя), т.е. такое лицо, при помощи которого имущество могло бы быть продано. Если продается имущество того, кто находится в живых, то претор приказывает совершить продажу в течение 10 дней, если умершего – то в течение 5 дней; наконец претор приказывает присудить имущество покупателю или по истечении 20 дней, если оно принадлежало лицу живому, или по истечении 10 дней, если имущество было собственностью умершего. Причина, почему продажа имущества людей живущих должна совершаться медленнее, заключается в том, что относительно живых нужно было позаботиться, чтобы они не смотрели равнодушно на продажу имения.

80. Однако имущество не переходит к преторским наследникам (владельцам) и покупателям имения в полную власть, но им предоставляется только in bonis; имущество делается их квиритскою собственностью только по истечении давности; иногда покупатели не пользуются даже правом давности, например, тогда, когда покупатель – иностранец.

81. Все претензии прежнего собственника имущества, равно и его долги не переходят по самому праву на преторского владельца, ни на покупателя имущества, т.е. самое право не оставляет за владельцем или покупателем тех же должников и долгов, какие были у прежнего собственника. Поэтому по поводу всех вещей они, с одной стороны, сами могут выступать против других с аналогичными исками, а с другой – можно против них предъявлять такого же рода иски, о чем именно поговорим в следующей книге.

82. Есть еще другой род преемства, который не введен ни законом XII таблиц, ни преторским эдиктом, но тем правом, которое принято по общему согласию, т.е. обычаем.

83. В самом деле, когда отец семейства дает себя на усыновление, или когда женщина переходит под власть мужа, то все их вещи, бестелесные и телесные, равно и все вещи, которые им причитались с других, приобретаются усыновителем или фиктивным мужем, за исключением тех, которые уничтожаются вследствие умаления правоспособности, как например, полное пользование, обязательство личных работ вольноотпущенников, клятвенно заключенное, и иск, доведенный до момента засвидетельствования спора в законном суде.

84. С другой стороны, долги, следуемые с того, кто отдал себя на усыновление, или той, которая вступила под власть мужа, переходят на усыновителя только в том случае, если будут наследственными, и за эти долги ответствует в силу самого закона усыновитель или фиктивный муж, так как он делается наследником, а тот, кто отдал себя на усыновление, или та женщина, которая перешла под власть мужа, перестают быть наследниками. Хотя усыновитель и фиктивный муж не ответствуют по тем долговым обязательствам, которые заключили эти лица от своего имени, и хотя лицо, давшее себя усыновить и женщина, перешедшая под власть мужа, не берут на себя обязательств, так как они через умаление правоспособности освобождаются от ответственности, однако, с погашением измененной правоспособности против них делается аналогичный иск, то претор позволяет верителям продать все то имущество, которое бы им принадлежало, если бы не подчинились чужой власти.

85. Если наследник уступит другому in jure свое законное наследство, прежде чем примет его торжественным образом или прежде чем будет действовать в качестве наследника, то по гражданскому и общенародному праву преемником становится тот, кому уступлено наследство в форме цессии in jure совершенно так, как если бы этот последний был призван к наследованию в силу закона. Но когда он уже после принятия наследства уступает таковое, то тем не менее он наследует, и потому будет ответственным перед верителями. Физические вещи наследственной массы переходят к тому, кому она уступлена, совершенно так, как если бы отдельные предметы были ему переданы перед судящим претором, а долги погашаются, и таким образом должники по наследству извлекают выгоду.

86. То же самое применяется, если назначенный в завещании наследник уступает in jure свое наследство другому уже после принятия такового; но когда он это делает до принятия наследства, то эта цессия in jure не влечет за собою законных последствий.

87. Но спрашивают, достигает ли чего-нибудь ближайший и необходимый наследник, уступая наследство перед судящим претором? Приверженцы нашей школы полагают, что эти наследники совершают недействительный акт; представители другой школы (прокулианцы) утверждают, что они этим актом достигают того же, что и другие после добровольного принятия наследства, так как, по-видимому, безразлично, делается ли кто наследником вследствие торжественного принятия и действия в качестве наследника, или вследствие того, что закон его принуждает к принятию наследства.

88. Теперь перейдем к обязательствам, главное деление которых распадается на два вида; каждое обязательство возникает или из контракта, или из деликта.

89. Рассмотрим прежде те, которые происходят из контракта; их четыре вида: именно они возникают вследствие или передачи вещи, или торжественными словами, или письменным образом, или простым соглашением.

90. Обязательство заключается передачей вещи, например, когда дают в заем. Заем в тесном смысле возникает при тех вещах, которые определяются весом, счетом и мерою, как, например, наличные деньги, вино, масло, хлеб в зерне, медь, серебро, золото; эти вещи мы даем или счетом, или мерою, или весом для того, чтобы они сделались собственностью получающих и чтобы со временем были возвращены нам не те же самые вещи, но другие того же свойства и качества. Отсюда произошло и название займа (mutuum), так как то, что мною тебе дано, из моего делается твоим (meum + tuum = mutuum).

91. Вещью обязуется и тот, кто получил недолжное от того, кто по ошибке заплатил; против него может быть вчинаем иск по формуле: "если явствует, что такой-то обязан дать", как будто бы он получил заем. Вот почему некоторые полагают, что малолетний или женщина, которым дано без соизволения опекуна по ошибке то, что им не следует, столь же мало обязаны возвратить это по судебному требованию, как и на основании займа. Впрочем, сей вид обязательства, по-видимому, не происходит из договора, так как тот, кто дает в намерении заплатить, скорее хочет прекратить обязательственное отношение, чем заключить.

92. Вербальное обязательство заключается посредством вопроса и ответа, например: "Обязуешься торжественно дать? Обязуюсь торжественно дать? Дам. Обещаешь? Обещаю. Даешь ли честное слово исполнить свое обещание? Даю честное слово. Ручаешься? Ручаюсь. Сделаешь? Сделаю."[187]

93. Но что касается следующего вида словесного обязательства: "Обязуешься ли торжественно дать? Обязуюсь", – то он свойствен римским гражданам. Прочие же виды принадлежат общенародному праву и употребляются между всеми людьми, – как между римскими гражданами, так и между иностранцами. Хотя бы эти стипуляции выражены были по-гречески, например, следующим образом: дашь? дам; обещаешь? обещаю; ручаешься? ручаюсь; сделаешь? сделаю; тем не менее они имеют значение и у римских граждан, если только они знают греческий язык. С другой стороны, эти словесные обязательства, хотя бы они были выражены по-латыни, применяются и у иностранцев, если они только понимают латинскую речь. Торжественное выражение: "Обещаешь дать? Обещаю" до такой степени свойственно только римским гражданам, что даже нельзя найти соответственного термина в греческом языке, хотя, как говорят, эта формула образована по образцу греческого слова.

94. Вот почему некоторые утверждают, что этой формулой может обязаться также в одном случае и иностранец, например, если наш император предложит вопрос о заключении мира представителю какого-либо иностранного народа в такой форме: "Обещаешь ли торжественно, что будет мир?" Или если самого императора таким же образом спрашивают; впрочем, эти слова отличаются уж слишком большою тонкостью, потому что, случись что-либо вопреки соглашению, дело разбирается не на основании договора, а взыскивается на основании права войны.

95. Можно сомневаться в том, что если кто -----------

95a. ...если должник жены по ее приказанию, лишь бы только по совету опекуна обещал дать ей в приданое столько же, сколько должен. Другой же таким образом обязаться не может. Поэтому, если кто-либо другой обещает мужу за его женой приданое, то он должен будет обязаться по общим правилам, то есть, чтобы супруг прежде совершил стипуляцию.

96. Точно так же, если один говорит и обещает без вопроса со стороны другого, то обязательство заключено, например, если вольноотпущенник клятвенно обязался дать патрону или подарок, или оказать почтение, или исполнить известные услуги; и если только в этом случае возникает обязательство вследствие клятвы; конечно, ни в каком другом случае люди не берут на себя обязательства вследствие клятвы, преимущественно когда дело заходит о праве римлян. Ибо в том, что касается прав иностранцев, то, рассматривая право каждого государства в отдельности, мы можем прийти к другому заключению.

97. Если то, что мы стипулируем, таково, что не может быть дано, то стипуляция будет бесполезна, если кто, например, при помощи стипуляции будет требовать для себя свободного человека, которого считает рабом, или покойника, которого считал живым, или священное или религиозное место, которое считал предметом человеческого права.

97a. Точно так же если кто будет стипулировать, чтобы ему дали вещь, которая в действительности не существует, например, гиппоцентавра, то стипуляция будет недействительна.

98. Если кто стипулирует с прибавлением невозможного условия, например, "если он коснется пальцем неба", то стипуляция недействительна. Но отказ, оставленный под невозможным условием, по мнению наших учителей, действителен, совершенно как если бы отказ был назначен через условия. Приверженцы противоположной школы держатся того мнения, что отказ столь же недействителен, как недействительна стипуляция. И в самом деле, трудно найти удовлетворительное основание для этого различия.

99. Сверх того, стипуляция, недействительна, если кто, не зная, что вещь его, стипулирует, чтобы она ему была дана, так как лицо не может приобретать собственную вещь.

100. Наконец, стипуляция недействительна, если кто-либо стипулирует таким образом: "обещаешь ли дать после моей смерти?" или: "после твоей смерти обещаешь ли дать?", но стипуляция действительна, если кто стипулировал таким образом: "когда я буду умирать, обещаешь ли дать?", т.е. чтобы обязательство стипулятора или обещателя отлагалось на последний день жизни, так как считалось неправильным, чтобы обязательство получало свое начало от наследника. Далее, мы не можем стипулировать так: "накануне моей смерти или накануне твоей смерти обещаешь ли дать?". Нельзя ведь определить конец чьей-либо жизни, прежде чем последует сама смерть. Затем, по наступлении смерти начало стипуляции отодвигается в прошлое и сводится до некоторой степени к следующей формуле: "обещаешь ли дать моему наследнику", очевидно такая стипуляция недействительна.

101. Все, что мы сказали о смерти, считаем сказанным и об умалении правоспособности.

102. Кроме того, стипуляция недействительна, если кто-либо не отвечает на предложенный вопрос, например, когда кто-то будет стипулировать, чтобы ты дал десять сестерций, а ты обещаешь пять сестерций, или если я стипулирую безусловно, а ты обещаешь с условием.

103. Кроме того, стипуляция ничтожна, если мы стипулируем на имя другого лица, власти которого мы не подчинены. Вот почему возник вопрос, насколько действительна стипуляция, если кто-нибудь стипулирует за один раз на свое имя и имя другого, в чьей власти он не находится. Приверженцы нашей школы думают, что стипуляция вполне действительна, и что стипулирующий должен приобрести все в свою пользу, как если бы не прибавил имени третьего лица; но представители противоположной школы утверждают, что его приобретение ограничивалось половиной и что стипуляция в остальной части недействительна.

103a. Другое дело, если я, например, стипулирую: "обещаешь ли дать моему рабу?" или "моему сыну семейства и мне?" Тогда несомненно предмет стипуляции в целости мне принадлежит, и я могу требовать от обещающего все; то же самое имеет место, если я стипулирую только сыну семейства.

104. Кроме того, бесполезна стипуляция, когда я стипулирую от подвластного мне, или когда он стипулирует от меня. Однако раб и тот, кто in mancipio, и дочь семейства и жена, находящаяся in manu, не могут обязываться не только по отношению к своему господину, но и по отношению к кому-либо другому.

105. Немой не может ни стипулировать, ни обещать, это очевидно. То же правило принято и по отношению к глухому, так как и тот, кто стипулирует, должен выслушать слова обещающего, и тот, кто обещает, слова стипулятора.

106. Сумасшедший не может совершать никакого юридического акта, так как он не понимает, что делает.

107. Малолетний совершает законно всякую юридическую сделку, лишь бы только опекун принимал участие там, где утверждение опекуна необходимо, например, когда малолетний сам обязывается; ибо обязать в свою пользу другого он может и без участия и согласия опекуна.

108. То же самое правило применяется относительно женщин, состоящих под опекою.

109. Во всяком случае сказанное нами о малолетних прилагается только к тем, которые имеют известное понятие (о значении юридических сделок); ибо дитя и тот, кто близок к детству, немного разнятся от сумасшедшего, потому что малолетние этого возраста не имеют никакого рассудка. Но по отношению к малолетним, близким к детскому возрасту, в интересах пользы принято менее строгое толкование права.

110. Хотя, как мы сказали, другое лицо, нам неподвластное, бесполезно стипулирует в нашу пользу, однако мы можем к стипуляции привлечь и другое лицо, которое стипулирует то же, что и сам стипулятор, и это лицо мы обыкновенно называем адстипулятором (заместителем кредитора).

111. Это лицо имеет иск по стипуляции и можно было ему правильно платить, как и нам; но все, что адстипулятор получил (от должника), он обязан передать нам и отвечает по иску из поручения.

112. Впрочем, адстипулятор может совершать стипуляцию и другими выражениями, а не теми, которыми мы воспользовались; если я, например, стипулирую: "обещаешь ли дать?", то он может адстипулировать: "ручаешься ли и ты честным словом за свое обещание?" или наоборот.

113. Равным образом адстипулировать на меньшую сумму можно, на большую нельзя. Итак, если я стипулирую десять сестерций, то он может стипулировать пять сестерций; наоборот, больше он стипулировать не может. Равным образом, если я стипулировал безусловно, то он (адстипулятор) может совершать стипуляцию под условием, но не наоборот. При том же, не только в количестве, но и во времени разумеется большее и меньшее, ибо дать что-либо немедленно значит дать больше, дать по истечении известного времени значит дать меньше.

114. Но это право имеет некоторые особенности. Так, например, наследнику адстипулятора не предоставляется иск. Равным образом адстипуляция раба считалась недействительною, хотя во всех юридических сделках он приобретает для господина стипуляционным образом. То же самое принято относительно того, кто находится in mancipio, так как он равняется рабу. Тот, который состоит под властью отца, заключает правильно юридическое действие, но не приобретает в пользу родителя, хотя во всех других юридических основаниях посредством стипуляции он приобретает для отца. Он пользуется иском только в том случае, когда он делается самовластным, без умаления своей правоспособности, например, в случае смерти отца, или в случае, если он посвящается во фламины Юпитера. То же считаем сказанным и о дочери семейства, и о женщине, находящейся под властью мужа.

115. За обещающего (должника) обыкновенно обязываются другие (поручители), из которых одни называются sponsores, другие fideipromissores, третьи fidejussore.

116. Спонсора спрашивали так: "обещаешь ли то же самое дать?". Фидеипромиссора так: "Даешь ли честное слово, что обещаешь то же самое?". Поручителя так: "Даешь ли свое честное слово, что приказываешь то же самое?". Но рассмотрим, какое собственно название мы можем придать тем, которые так вопрошаются: "Дашь ли то же самое? Обещаешь ли то же самое? Сделаешь ли то же?".

117. Мы часто принимаем поручителей, которых мы называем спонсорами, фидеипромиссорами и фидеюссорами, имея в виду лучшее обеспечение наших прав; адстипуляторы мы обыкновенно привлекаем тогда, когда мы совершаем стипуляцию с тем, чтобы дано было что-нибудь после нашей смерти. Так как стипуляция не имеет силу, то привлекается адстипулятор, который бы предъявлял иск после нашей смерти; если он что-нибудь получил, то он обязан возвратить полученное моему наследнику и отвечает по иску из поручения.

118. Юридическое положение спонсора сходно с положением фидеипромиссора; но положение поручителя во многом отличается от положения двух предыдущих.

119. Именно первые могут принимать участие только при словесных обязательствах, хотя иногда обещающий не считался обязанным, если, например, обещает женщина или малолетний без соизволения опекуна, или если кто обещает, что вещь будет дана после его смерти; возникает, однако, вопрос: если обещает раб или иностранец, то обязуется ли за него спонсор или фидеипромиссор? Но поручитель допускался в подкрепление каждого обязательства, все равно, будет ли оно заключено посредством передачи вещи, или словами, или письменным образом, или простым согласием. При этом безразлично, будет ли цивильное или естественное то обязательства, к которому приступает поручитель, так что он может даже обязаться за раба, все равно, будет ли тот, кто принял от раба поручителя, лицо постороннее, или сам господин, в том, что ему следует.

120. Кроме того, наследник спонсора и фидеипромиссора не подвергается ответственности за исключением того случая, когда идет речь о фидеипромиссоре-иностранце, которого страна пользовалась другим правом; на наследника поручителя возлагалась ответственность.

121. Далее ответственность спонсора и фидеипромиссора ограничивалась по закону Фурия двумя годами[188], и обязательство разделяется на столько частей, сколько их окажется в то время, когда можно потребовать деньги, и каждый обязан дать соответственную часть; ответственность же поручителей есть постоянная и сколько бы их ни оказалось, все они отвечают по всему долгу. Поэтому верителю предоставляется свобода потребовать уплаты всего долга, от кого он только ни пожелает. В настоящее время, однако, по рескрипту императора Адриана веритель обязан требовать от каждого состоятельного поручителя соответствующую часть. Этот рескрипт отличается от закона Фурия тем, что, если кто из спонсоров или фидеипромиссоров будет несостоятелен, то обязанность не падает на прочих; если не несостоятельным окажется кто-либо из поручителей, то отвечают все прочие. А так как закон Фурия применяется только в Италии, то из этого следует, что в провинциях возлагается постоянно ответственность на спонсоров и фидеипромиссоров наравне с поручителями и каждый из них ответствует за весь долг, если им не приходит в помощь рескрипт императора Адриана, предоставляющий уплату соответствующей части.

122. Кроме того, закон Апулея ввел в отношения спонсоров и фидеипромиссоров начала как бы товарищества[189]; если кто из них уплатил больше, чем следовало, то он получал право требовать соответствующего удовлетворения от остальных поручителей. Этот закон был издан до закона Фурия, в какое время они обязывались на весь долг. Вот почему возникает вопрос, остается ли после закона Фурия льгота, установленная законом Апулея? Во всяком случае, закон Апулея действует за пределами Италии, ибо закон Фурия имеет значение только в Италии, закон же Апулея применяется и в прочих провинциях. Но особенно возникает вопрос, действует ли льгота закона Апулея и в Италии? Однако поручителей (fidejussores) закон Апулея не касается, следовательно, если веритель получил от одного все, то это будет в ущерб только последнему, конечно, если тот, за кого он поручился, несостоятелен. Однако, как явствует из предшествующего, тот, от кого веритель требует полного удовлетворения, может в силу рескрипта императора Адриана заявить претензию, чтобы против него дан был иск на соответственную часть долга.

123. Кроме того, законом Цицерея определено[190], что тот, кто принимает поручительство спонсоров и фидеипромиссоров, должен публично заявить как о том, за какую сумму он отвечает, так и о том, сколько спонсоров и фидеипромиссоров примет он для обеспечения этого обязательства, а если он об этом наперед не заявит, то спонсорам и фидеипромиссорам разрешается в течение 30-ти дней требовать предварительного судебного разбирательства, в котором допрашивается, было ли по тому закону сделано предварительное объявление; и если будет решено, что такого объявления наперед не было, то они (спонсоры и фидеипромиссоры) освобождаются от ответственности. В этом законе не упоминается о поручителях. Но на практике совершается предварительное заявление, даже в том случае, если мы принимаем поручительство фидеюссоров.

124. Льгота Корнелиева закона касается всех[191]. Этим законом запрещается одному и тому же лицу за одного и того же в один и тот же год обязаться на долговую сумму больше 20 000 и хотя бы спонсоры, фидеипромиссоры и поручители обязались на большую сумму, например, на 100 000 сестерций, то все-таки они отвечают только за двадцать тысяч. Под credita pecunia мы понимаем не только ту денежную сумму, которую мы даем, чтобы установить долговое отношение, но и всякую, о которой известно, что она при заключении обязательства будет следовать, т.е. сумму, которая делается предметом обязательства без всякого условия. Поэтому и та денежная сумма, которая дается стипуляционным образом в определенный срок, относится сюда же, так как известно, что она будет должною, хотя бы ее потребовали после срока. Термином pecunia обозначаются в этом законе все предметы. И если мы стипулируем вино, хлеб или землю, или раба, то следует обратить внимание на этот закон.

125. В некоторых, однако, случаях этот закон позволяет принимать ответственность за неопределенную сумму, если, например, представляют обеспечение по поводу приданого или относительно того, что кому следует по завещанию или по приказу судьи. Кроме того, еще постановляется законом Юлия о пошлинах с наследств[192], чтобы закон Корнелия не касался тех поручительств и обеспечений, которые предлагаются по названному закону (lex Julia).

126. Права спонсоров, фидеипромиссоров и поручителей одинаковы и в том отношении, что они не могут обязываться так, чтобы быть должными более, нежели должен тот, за кого они обязываются; наоборот, они могут обязываться на меньшую сумму, как мы это сказали относительно адстипулятора. Как обязательство адстипулятора, так обязательство сих последних есть только прибавление к главному обязательству, а в прибавлении не может содержаться более, чем в главной вещи.

127. Одинаково положение всех и в том случае, что, если поручитель заплатит что-либо за должника, то для возвращения уплаченного ему представляется против него искать доверенности; кроме того спонсоры имеют по закону Публилия отдельный иск на двойную сумму[193], который называется actio depensi

128. Обязательство является письменным, если, например, оно заносится в приходно-расходную книгу; внесение долга в домашнюю книгу бывает двоякого рода: или от вещи к лицу, или от лица к вещи.

129. Запись от вещи к лицу имеет место тогда, когда то, что ты мне должен по купле, найму или товариществу, я запишу за тобою как сумму следуемую мне.

130. Занесение долга в счетную книгу от лица к лицу имеет место в том, например, случае, когда то, что мне следует с Тиция, я занесу как сумму тебе уплаченную, т.е. если долг Тиция переводился на тебя.

131. Другое значение имеют т.н. nomina arcaria, или памятные записи займа; эти записи рождают вещное обязательство, а не письменное, так как обязательство возникает только в силу факта выдачи кому-либо денег; уплата же денег дает основание вещному обязательству, а поэтому мы правильно скажем, что эти памятные записи не рождали обязательства, а только свидетельствовали о том, что обязательство заключено.

132. Вследствие этого неправильно говорить, что этими памятными записями обязуются также и иностранцы, так как последние обязуются не вследствие личного требования, а в силу уплаты денег; этот вид обязательства принадлежит общенародному праву.

133. Вполне справедливо спрашивать, обязуются ли заемными письменными договорами также иностранцы, так как подобное обязательство до некоторой степени принадлежит гражданскому праву. Таково мнение Нервы. Сабин, однако, и Кассий полагали, что если внесение долга в счетную книгу совершается от вещи к лицу, обязуются и иностранцы; если же долг одного лица переводился на другое лицо, то иностранцы не обязуются.

134. Кроме того, письменное обязательство возникает, по-видимому, вследствие долговых расписок, т.е. если кто напишет, что он должен, или что он дает – конечно так, чтобы ради этого не возникала стипуляция. Этот вид обязательств свойственен иностранцам.

135. Консенсуальные обязательства совершаются между сторонами при купле-продаже, при найме, товариществе, поручении.

136. Говорят, что в этих случаях возникает обязательство в силу соглашения сторон, потому что нет никакой нужды ни в словах, ни в письме, но достаточно, чтобы те, которые заключают юридический акт, пришли к соглашению. Вот почему такие сделки заключаются и между отсутствующими, например, посредством письма, посредника, между тем как словесное обязательство не может вообще совершаться между отсутствующими…

137. Равным образом в этих договорах каждая сторона обязуется относительно другой к тому, что, по естественной справедливости, они должны доставлять друг другу, между тем как при обязательствах словами один совершает стипуляцию, другой обещает, и при письменных договорах один (кредитор) отмечал должную сумму, как бы выданную взаймы, а другой (должник) отмечал ее как бы полученную взаймы.

 

О купле и продаже

 

139. Купля и продажа заключается, как только сошлись в цене, хотя бы цена не была еще уплачена и не был даже дан задаток, ибо то, что дается в виде задатка, есть только доказательство заключения купли и продажи.

140. Цена должна быть определенная; в противном случае если стороны определение покупной цены оставили на усмотрение третьего лица, например, Тиция, то, по мнению Лабеона, эта сделка не имеет никакого значения; это менее одобрил Кассий, но Офилий нашел[194], что здесь будет купля-продажа. Этого мнения придерживается Прокул.

141. Далее, цена должна состоять в денежной сумме; возник, однако же, вопрос, может ли она состоять в других вещах, например, могут ли быть ценою другой вещи: раб, платье, земля? Наши учителя думают, что цена может состоять и в другой какой-нибудь вещи. Отсюда происходит то, что, как обыкновенно говорят, мена вещей образует куплю и продажу и есть древнейший вид купли-продажи; в доказательство приводят греческого поэта Гомера, который в одном месте говорит:

Прочие мужи Ахейские меной вино покупали:
Те за звенящую медь, за седое железо меняли,
Те за воловьи кожи, или за волов круторогих,
Те за своих полоненных… и прочее.

 

Основатели другой школы были противного мнения: они думали, что мена вещей одно, купля-продажа другое; иначе нельзя было бы различить при мене вещей, которая вещь продана и которая дана в виде цены: ибо рассматривать каждую из них как составляющую разом и проданную вещь и цену кажется нелепым. Но Целий Сабин полагает, что если я приступаю к тебе, имеющему продажную вещь, например, имение, и дам тебе в виде цены раба, то, по-видимому, продано имение, раб же дан в качестве цены, чтобы получить землю.

142. Договор найма и (купля-продажа) подчинены тем же законным правилам; договор найма признается заключенным тогда, когда определена точная наемная плата.

143. Поэтому возникает вопрос, заключается ли договор найма, если определение платы предоставляется произволу постороннего лица, если, например, будет сказано, во сколько оценит Тиций. На этом основании спрашивают, заключен ли договор найма, если я отдам платье для отделки или для исправления сукновалу, или портному для починки, не определив тотчас же точной наемной платы?

144. Далее. Если я дам тебе какую-либо вещь для употребления и взаимно получу от тебя для пользования другую, то возникает вопрос, заключен ли договор найма?

145. Купля-продажа и наем находятся, по-видимому, между собою в столь тесной связи, что в некоторых случаях обыкновенно представляется вопрос, заключена ли купля и продажа, или наем? Если, например, какая-либо вещь отдана внаем в постоянное пользование, что бывает с муниципальными имениями, которые отдаются внаймы, или под тем условием, чтобы имение не было отнимаемо ни у самого нанимателя, ни у его наследника до тех пор, пока с этого имения уплачивается ежегодная рента. По мнению большинства, в этом случае имеет место договор найма.

146. Далее. Если я передам тебе гладиаторов под тем условием, чтобы мне было выдано по двадцать денариев за каждого, вышедшего из сражения невредимым, а за каждого убитого или обессилевшего – по тысяче, то спрашивается, заключена ли купля-продажа, или договор найма. Большинство решило этот вопрос так: относительно вышедших из боя невредимыми заключен, по-видимому, договор найма, относительно убитых и обессиленных – купля-продажа. Из случайных обстоятельств явствует, что договор купли или найма был заключен относительно каждого как бы под условием, так как в настоящее время не сомневаются, что вещь можно продать, или отдать внаем под условием.

147. Равным образом спрашивают, если я условился с золотых дел мастером, чтобы он из своего золота сделал для меня кольца определенного веса и формы и получил бы примерно двести денариев, то заключается ли договор купли-продажи, или найма. Но большинство решило, что тут только купля и продажа. Если я, однако, дам ему свое золото, определив плату за работу, то не подлежит сомнению, что это наем.

148. Товарищество мы обыкновенно заключаем или с тем, чтобы вступить в общение всем своим имуществом, или ради совершения какой-либо сделки, например, для покупки и продажи рабов.

149. Возник, однако, важный вопрос, можно ли заключить договор товарищества таким образом, что один получит большую выгоду, или понесет меньшие убытки. Квинт Муций полагает, что такое соглашение противно сущности товарищества, но Сервий Сульпиций[195], которого мнение одержало верх, думает, что такое товарищество может состояться, и по его мнению даже таким образом, что один вовсе не потерпит убытков, а получит часть прибыли, если только его труд и деятельность настолько ценна, что принятие его в товарищество на таких условиях может показаться справедливым и уместным; ведь известно, что можно заключить договор товарищества и так, что один вносит деньги, другой их не вносит, а прибыль у товарищей общая, потому что часто труд одного равносилен деньгам.

150. Известно и то, что если между товарищами не состоялось никакого точного соглашения на счет частей прибыли и убытка, то прибыль и убыток распределяются между ними поровну; но если части одного, например, относительно прибыли, определены, а другого нет, то в этом последнем случае должны быть сохранены те же самые определенные части.

151. Товарищество продолжается до тех пор, пока существует взаимное соглашение членов; но если кто из товарищей выйдет из его состава, то товарищество прекращается. Очевидно, если кто из членов заявит о своем выходе из товарищества с целью, чтобы одному получить какую-либо представляющуюся прибыль – если, например, товарищ всего имущества для того, чтобы одному воспользоваться наследством, то он принуждается сделать эту прибыль общею. Если же он получит какую-либо другую выгоду, которая досталась ему без всякой с его стороны хитрости, то она принадлежит ему одному. А все то, что приобретается после заявления отказа, предоставляется одному мне.

152. Товарищество прекращается также вследствие смерти одного из членов, потому что тот, кто заключает товарищество, выбирает себе определенное лицо.

153. Говорят, что товарищество прекращается еще вследствие умаления правоспособности товарища, так как по началам цивильного права изменение правоспособности уподобляется смерти. Но если, в этом случае прочие члены условились оставаться в товариществе, то, по-видимому, возникает новое товарищество.

154. Товарищество прекращается также, если продается публично или частным образом имущество одного из членов.

154a. Товарищество, о котором мы говорим, т.е. то, которое заключается путем простого соглашения, принадлежит к общенародному праву. Стало быть, оно по началам естественного разума применяется между всеми людьми.

155. Поручение имеет место, если мы доверяем совершение известных действий для нас самих или в интересах другого. Стало быть, поручу ли я тебе ведение моих дел или чужих, договор поручения заключается и мы ответствуем друг перед другом относительно того, что в доброй вере или я должен предоставить тебе, или ты – мне.

156. Если я поручу тебе нечто исключительно в твоем интересе, то это не будет поручение; все, что ты намерен делать для собственной пользы, ты должен совершить по своему усмотрению, а не вследствие моего совета. Следовательно, если бы я, зная, что ты имеешь дома свободные деньги, склонил и убедил тебя отдать их в рост, то ты против меня не можешь пользоваться иском о поручении, хотя бы ты дал их взаймы тому, с кого взыскать ты не будешь в состоянии. Равным образом, если я склоню тебя купить какую-нибудь вещь, хотя бы купить для тебя эту вещь было невыгодным, то все-таки я не буду ответственным по иску о поручении. Это до того так, что спрашивают, отвечает ли по иску поручения тот, кто поручил тебе дать Тицию деньги в рост. Сервий не принял этого положения; он думал, что в этом случае возникает также отношение, какое имеет место в том случае, когда мы вообще только советуем дать деньги кому-нибудь в рост. Но мы приняли противоположное мнение Сабина, ибо ты не дал бы взаймы Тицию, если бы тебе не было поручено.

157. Известно, что нет обязательства, если кто дает поручение на такую вещь, которая противна добрым нравам, например, когда я поручу тебе обворовать Тиция, или нанести обиду.

158. Далее, поручение недействительно, если мне дадут поручение на действие, которое должно быть совершено после моей смерти, так как вообще принято, что обязательство не может получать свое начало от наследника.

159. Поручение, правильно заключенное, также теряет силу, если оно будет отменено до начала исполнения.

160. Равным образом поручение прекращается, когда до начала исполнения поручения умрет одна из сторон, т.е. или доверитель, или поверенный. Но в виде практической пользы принято, что если я после смерти доверителя исполню его поручение, не зная, что он скончался, то я вправе пользоваться иском о поручении; иначе извинительное по закону неведение принесло бы мне вред. Согласно с этим решили, что если мой должник заплатит по неведению моему управителю, отпущенному на волю, то он освобождается, хотя, впрочем, по точному смыслу закона его не следовало бы освободить (от нового платежа), ибо он не заплатил тому, кому бы следовало.

161. Когда, однако, принявший поручение, выйдет за пределы полномочий, то я имею против него иск о поручении в таких размерах, в каких для меня важно, чтобы он исполнил поручение, если только он в состоянии будет выполнить; но принявший поручение предъявлять иска против меня не может. Так, например, если я поручу тебе купить для меня землю за 100 000 сестерций, а ты купишь за 150 000 сестерций, то ты не будешь иметь против меня иска, хотя бы ты и хотел дать мне земли на такую сумму, на какую я поручил тебе купить. Так преимущественно решили Сабин и Кассий. Но если ты купишь дешевле, то, разумеется, будешь иметь против меня иск, так как тот, кто поручает купить землю за 100 тысяч, рассматривается как такое лицо, которое поручило купить по возможности дешевле.

162. Вообще следует знать, что иск о поручении имеет место всякий раз, когда поручение есть безвозмездное; но как скоро определяется вознаграждение, то образуется наем, например, если я отдал платье для отделки или для чистки сукновалу или портному для починки.

163. Изложив виды обстоятельств, проистекающих из договора, мы должны припомнить, что мы приобретаем их не только сами, но также через лиц, состоящих у нас in potestate, manu mancipioue; приобретаем и через кабальных.

164. Равным образом мы приобретаем через свободных людей и чужих рабов, которыми владеем добросовестно, но только в двух случаях, т.е. если они приобретают что-либо своими трудами или благодаря нашей вещи.

165. Через раба, на которого мы имеем узуфрукт, равным образом приобретаем в тех же двух случаях.

166. Но тот, кто имеет на раба одно только "голое" квиритское право, хотя он господин, считается, однако, имеющим менее права на вещь, приобретенную рабом, чем узуфруктуарий и добросовестный владелец. Было принято, что он никоим образом не может приобрести вещь; некоторые полагают, что даже и в том случае господин ничего не приобретает, если раб стипулирует, чтобы именно этому господину была дана вещь, или если раб от его имени получил вещь в собственность.

167. Известно, что общий раб приобретает господам соразмерно их части в собственности, за исключением того, что он приобретает посредством стипуляции или манципационным образом именно для одного из них, когда, например, стипулируется таким образом: "Тицию, моему господину, обещаешь дать?" или когда получает по манципации в такой форме: "я утверждаю, что эта вещь принадлежит по квиритскому праву моему господину Луцию Тицию и да будет она ему куплена за цену наличной меди".

167a. Возникает вопрос, достигает ли приказание одного из господ того же самого, чего достигает прибавление имени другого господина? Наши учителя полагают, что приобретается только тому господину, от имени которого раб совершил стипуляцию или манципацию. Основатели другой школы полагают, что одинаково приобретается обоими, как если бы ни от одного не последовало никакого приказания.

168. Обязательство погашается преимущественно платежом должного; вот почему спрашивают, если кто с согласия верителя заплатит ему долг не тем, чем следовало бы по первоначальному уговору, то уничтожается ли обязательство просто само собою, как это полагают наши учителя, или должник по праву остается обязанным, но может защищаться против кредитора возражением злого умысла, как это принято учителями противоположной школы?

169. Равным образом прекращается обязательство через акцептиляцию; акцептиляция же есть воображаемая уплата. И в самом деле, если ты пожелаешь простить мне то, что я тебе должен по вербальному обязательству, то можешь этого достигнуть, если позволишь мне произнести следующие определенные слова: "получил ли ты то, что я тебе обещал?", а ты ответишь: "получил".

170. Этим способом, как мы сказали, погашаются только обязательства, заключенные словесно, но не другие. В самом деле показалось последовательным, чтобы обязательство, заключенное в словесной форме, могло также прекращаться в этой форме; но всякое обязательство, имеющее другое основание, может быть обращено в словесное и погашено путем акцептиляции.

171. Хотя мы сказали, что акцептиляция есть воображаемая уплата, однако женщина без соизволения и участия опекуна не может совершить этого акта, хотя, впрочем, уплатить ему без согласия опекуна можно.

172. Частичный долг погашается уплатою по частям, но возник вопрос, можно ли совершить акцептиляцию для известной части долга.

173. Есть еще другая форма символической уплаты посредством меди и весов, которая была принята в определенных случаях, если, например, следует что-либо на основании юридического акта, заключенного посредством весов и меди, или, если долг возник по судебному решению.

174. Присутствуют в этом обряде не менее 5 свидетелей и весовщик. Затем тот, кто освобождается от долга, должен произнести следующие слова: "так как меня присудили дать тебе столько-то тысяч, то я ради сего объявляю себя свободным от тебя посредством этого металла и медных весов, так как я тебе уплатил эти деньги, первые и последние, согласно обязательному закону (XII таблиц)". Затем он прикасается ассом к весам и передает его в руки того, кем освобождается, как бы в уплату.

175. Подобным образом отказоприниматель освобождает наследника от легата, оставленного посредством формы присуждения, с тем, чтобы наследник заявил, что он дать присужден завещанием, подобно тому, как приговоренный говорит, что он судом осужден. Освободиться можно только от того, что определяется весом, счетом, притом, если оно точно определено. Некоторые держатся того же мнения и относительно того, что определяется мерою.

176. Кроме того, обязательство погашается обновлением, если я, например, стипулирую, чтобы то, что ты мне должен, было дано Тицием. Ибо со вступлением нового лица возникает новое обязательство, а первое, перенесенное в последующее, прекращается, так что, хотя последующая стипуляция была недействительна, однако первая действием обновления теряет силу; если я, например, буду стипулировать то, что ты мне должен от Тиция, после его смерти, или от женщины, или несовершеннолетнего, без согласия опекуна, то в этом случае я проигрываю и все потеряно, так как и прежний должник освобождается, и последующее обязательство не имеет силы. Иное происходит, когда я совершаю стипуляцию с рабом; ибо тогда первый должник остается столько же обязанным, как если бы не было сделано никакой следующей стипуляции.

177. Но если это будет то же самое лицо, с которым ты совершишь вторую стипуляцию, то обновление имеет место в том только случае, если в последующей стипуляции будет нечто новое, например, если будет прибавлено или убавлено условие, срок или внесен поручитель (спонсор).

178. Сказанное о поручителе (спонсоре) оспаривается. Основатели противной школы решили, что привлечение или отклонение поручителя (спонсора) в последующей стипуляции не имеет значения обновления.

179. Когда мы говорим, что внесение условия производит обновление, это надо понимать в том смысле, что наступает обновление только тогда, когда осуществится условие; иначе, если оно не осуществится, то прежнее обязательство остается в своей силе. Посмотрим, однако, может ли тот, кто предъявит иск на основании прежнего обязательства, быть устранен посредством возражения об обмане или отводом о состоявшемся, но впоследствии отмененном соглашении, так как происшедшая условная стипуляция показывает, что стороны именно желали допустить иск при осуществлении условия. Однако Сервий Сульпиций Руф полагает, что обновление происходит немедленно, даже в том случае, когда наступление условия неизвестно, и что если условие не исполняется, то нет основания ни в том, ни в другом случае предъявлять иск, и все потеряно. Он, оставаясь последовательным, дал и такой ответ, что если кто совершает стипуляцию с рабом относительно того, что ему должен Луций Тиций, то происходит обновление и дело проиграно, потому что против раба нельзя предъявлять иска. Но в обоих случаях мы пользуемся другим правом. В этих случаях происходит обновления столь же мало, как и тогда, когда я совершаю стипуляцию посредством формулы "обещаешь" относительно того, что ты мне должен, с иностранцем, с которым нельзя было стипулировать посредством формы sponsionis.

180. Сверх того погашается обязательство засвидетельствованием спора, если только дело будет разбираться законным судом; в этом случае главное обязательство уничтожается, но с этого момента должник отвечает в силу контестации иска, а если он присужден, то с прекращением утверждения спора он подлежит ответственности на основании судебного приговора. Это согласно с тем, что мы находим у древних юристов, именно, что должник обязан исполнить обязательство до контестации иска; после состоявшейся контестации иска он должен быть присужден, после осуждения ответчик обязан удовлетворить истца в тех размерах, которые установило судебное решение.

181. Отсюда следует, что если я потребую уплаты долга с помощью законного суда, я уже не вправе предъявлять во второй раз иск по поводу того же самого, так как притязание, что мне должны дать, будет бесполезным, потому что в силу утверждения иска прекращается обязанность дать. Положение дела изменяется, если я разбираю дело в суде, основанном на преторской власти. В этом случае обязательство нисколько не теряет силы, и потому я могу впоследствии вновь возбуждать тот же самый спор, но я должен быть устранен посредством возражения состоявшегося судебного решения или эксцепции по контестации иска. О том, какие суды законные и какие основанные на преторской власти, мы поговорим в следующей книге.

182. Перейдем теперь к обязательствам, возникающим из деликта, если, например, кто совершил кражу, разграбил имущество, причинил убыток, нанес обиду. Обязательства, возникающие во всех этих случаях, относятся к одному роду, между тем как обязательства, проистекающие из договора, сводятся к четырем родам, как мы об этом сказали выше.

183. По мнению Сервия Сульпиция и Масурия Сабина, воровство имеет четыре вида: manifestum, nec manifestum, conceptum и oblatum. Леон принимает два вида: manifestum и nec manifestum, но не соглашается признавать воровством два последних вида, усматривая в них лишь виды иска о воровстве. Последнее, по-видимому, справедливее, как это станет яснее из последующего.

184. По мнению некоторых manifestum будет тогда, когда вор застигнут при совершении преступления; другие же идут далее и полагают, что такое воровство будет тогда, когда вор уличен на месте преступления, если, например, кража оливы, совершенная в оливковом саду, виноградных ягод – в винограднике, открыта в то время, когда вор еще находится в оливковой роще или в винограднике; если украдена в доме, например, подушка, то кража будет manifestum, если она открылась, пока вор в доме. Третьи называют manifestum – воровство всякой вещи до тех пор, пока она не перенесена в то место, куда вор решил ее перенести; наконец, есть такие, которые считают воровство manifestum до тех пор, пока вора завидят с вещью в руках. Последнее мнение было отвергнуто, но и мнение тех юристов, которые полагали, что явное воровство будет то, которое открыто до того времени, пока вор не положил вещи на то место, куда хотел, не одобрено, по-видимому, потому, что допускает большое сомнение, должно ли это время быть определено периодом одного или нескольких дней. Это именно относится к тому, что часто воры намереваются отнести вещи, похищенные в одной общине, в другие общины или провинции. Таким образом, из двух вышеприведенных мнений и то, и другое признано справедливым; большинство однако держится последнего.

185. Из сказанного нами видно, что такое воровство является nec manifestum (не явным), ибо то, которое не является manifestum, конечно будет nec manifestum.

186. Воровство называется conceptum, если похищенная вещь отыскивается у кого-либо в присутствии свидетелей и была найдена; против него, хотя бы он и не был вором, установлен особый иск, который называется actio concepti.

187. Воровство называется oblatum, когда похищенная вещь будет принесена к тебе кем-либо и найдена у тебя, если, например, вещь была дана тебе с тем намерением, чтобы ее нашли лучше у тебя, чем у того, кто тебе ее дал Ибо ты, у которого вещь найдена, имеешь против того, кто ее принес, хотя бы он и не был вором, особый иск, который называется actio oblati.

188. Есть еще иск prohibiti furti против того, кто воспрепятствует отысканию воровства.

189. Наказание за кражу manifestum по законам XII таблиц было уголовным. Свободный гражданин после телесного наказания присуждался в рабство пострадавшему; спорным же представлялся древним вопрос, делался ли вор рабом вследствие присуждения, или он считался таковым по аналогии с осужденным; равным образом раб после телесного наказания присуждался к смертной казни. Но впоследствии такая жестокость наказания была отвергнута, и преторским эдиктом установлен был особый иск как против свободного лица, так и против раба со штрафом quadrupli (вчетверо больше против цены украденной вещи).

190. За воровство nec manifestum взыскивался по закону XII таблиц – штраф втрое больше против цены вещи; этот штраф также одобряется претором.

191. Наказание за кражу conceptum и oblatum, по закону XII таблиц – штраф втрое больше против цены вещи; этот штраф также одобряется претором.

192. За furtum prohibitum был введен эдиктом претора иск со штрафом quadrupli. Закон же (XII таблиц) на этот случай никакого наказания не установил; он предписывает только, чтобы делающий обыск (у подозреваемого) был наг, но опоясан холстяною прядью и имел в руках чашу. Если он что-либо найдет, то, по определению закона, воровство будет manifestum.

193. Возник вопрос, что это за перевязь? Вероятнее всего, это род сшитого пояса, прикрывающего нижние части тела, почему весь закон оказывается смешным; кто препятствует одетому искать, тот, вероятно, хочет препятствовать и голому, тем более, что подвергается большему наказанию, если вещь, которую таким образом искали, будет найдена. Затем, если обыскивающий должен иметь чашу для того, чтобы, имея занятые руки, не был в состоянии чего-либо подбросить при обыске, или для того, чтобы он положил на нее то, что найдет, то одно и другое будет бесполезно, если отыскиваемая вещь такой величины или такого свойства, что ее нельзя ни подбросить, ни положить в чашу, а ведь не подлежит никакому сомнению, что требования закона удовлетворены, из какого бы материала ни была сделана чаша.

194. Но вследствие того, что закон в этом случае приказывает считать воровство manifestum, некоторые (юристы) утверждают, что воровство бывает manifestum или по закону, или по существу поступка. По закону воровством manifestum будет то, о котором мы теперь говорим; по существу то, о котором мы говорили выше. Но было бы справедливее признавать furtum manifestum только по существу, ибо закон не может сделать явным вором того, кто не таков, точно так же как он вообще не может сделать вором того, кто не вор, прелюбодеем или убийцей того, кто не прелюбодей и не убийца. Но закон может постановить, что кто-либо наказывается как вор, прелюбодей или убийца, хотя бы и не был таковым на самом деле.

195. Воровство бывает не только тогда, когда кто-либо уносит чужую вещь, но вообще, когда кто присваивает себе чужую вещь вопреки воле ее хозяина.

196. Таким образом, если кто пользуется вещью, отданною ему на хранение, то он совершает furtum. Если кто получит вещь для определенного пользования и обратит ее на другое употребление, то он отвечает как вор, если кто, например, пригласив гостей на ужин, получит для употребления серебро и увезет его с собой в дорогу, или когда кто лошадь, ссуженную ему для езды, уведет куда-либо дальше, как древние юристы писали относительно того, кто угнал лошадь далее Ариции.

197. Впрочем те, которые обращают данные в ссуду вещи не на то пользование, на которое они их получили, совершают воровство только тогда, когда они знают, что делают это вопреки воле собственника, который не позволил бы это, если бы узнал; если даже они уверены в позволении, то, по-видимому, нет преступления кражи; различение поистине весьма справедливое, потому что нет воровства, коль скоро нет умысла украсть.

198. Но даже если кто убежден, что он захватил вещь вопреки воле хозяина, но делает это в действительности по его желанию, то говорят, что нет воровства. Отсюда возник и решен был такой вопрос: так как Тиций подстрекал моего раба похитить у меня некоторые вещи и принести к нему, Тицию, то раб об этом донес мне. Между тем, я, желая застигнуть Тиция на самом преступлении, позволил рабу отнести к нему некоторые вещи. Спрашивается, подлежит ли Тиций ответственности за воровство или развращение раба, или ни за то, ни за другое? Дан был ответ, что ни по одному, ни по другому Тиций не отвечает. По иску furti Тиций не отвечает, потому что он присвоил себе вещь с моего согласия, по иску о развращении раба тоже нет, потому что раб не сделался хуже.

199. Иногда воровство совершается даже над свободными людьми, если, например, будет похищен кто-либо из наших детей, находящихся в нашей отцовской власти, или даже если похитят жену, которая находится в нашей супружеской власти, или присужденного, или того, кто нанялся ко мне в гладиаторы.

200. В известных случаях совершают даже furtum своей вещи, если, например, должник похитит вещь, данную верителю в залог, или если я тайком отнимаю мою вещь от добросовестного ее владельца. Поэтому решено: тот, кто скрывает, что к нему возвратился раб, которым добросовестно владел другой, совершает furtum.

201. С другой стороны, иногда дозволяется завладеть чужими вещами и приобрести на них права собственности, а все-таки и не принимают в этом случае furtum, как, например, это имеет место с наследственными вещами, в которых наследник еще не приобрел владения, если нет необходимого наследника. Когда является необходимый наследник, то не может быть речи о приобретении наследственных вещей посредством давности его herede. Равным образом может должник, не совершая воровства, владеть и приобретать в собственность ту вещь, которую он дал в mancipium верителю фидуциарным образом, или уступать перед судящим магистратом, согласно сказанному в предшествующей книге.

202. Иногда подвергается ответственности за воровство тот, кто сам кражи не совершил, как, например, тот, при помощи или по совету которого совершено furtum. Сюда же относится тот, кто вытряхнул у тебя деньги, дабы их похитил другой, или стал тебе поперек дороги, чтобы другой их захватил, или разогнал твоих овец или быков, чтобы другой их перехватил; то же самое древние юристы писали и о том, кто обратил в бегство стадо быков красным платком. Но если одно из этих обстоятельств случится вследствие шалости и не с целью совершения воровства, то посмотрим, должно ли дать аналогичный иск, так как по закону Аквилия о причинении убытков наказывается даже вина[196].

203. Иск о воровстве предоставляется тому, кто имеет интерес в том, чтобы вещь была цела, хотя бы он не был хозяином ее; следовательно, этот иск дается собственнику только в том случае, если для него важно, чтобы вещь не пропала.

204. Отсюда ясно, что веритель может прибегнуть к иску о воровстве в случае похищения заложенной вещи и хотя бы сам хозяин ее, т.е. должник, похитил ту вещь, то верителю тем не менее предоставляется иск о воровстве.

205. Равным образом, если сукновал примет платья для чистки или портной для починки за определенную плату, и потеряет их вследствие furtum, то иск о воровстве имеет он сам, а не собственник, ибо последнему нет интереса в том, чтобы вещь не погибла, потому что он может преследовать свою вещь от сукновала и портного посредством иска о найме, если они только в состоянии уплатить ее стоимость. Ибо если они несостоятельны, то самому хозяину принадлежит иск о воровстве, так как он не может получить от них своего и так как для него важно, чтобы вещь сохранилась.

206. Сказанное нами о сукновале и портном мы перенесем и на того, кому мы дали вещь в ссуду. Ибо подобно тому как те взятием платы берут на себя охранение вещи, так и принявший вещь в ссуду для пользования, тоже обязан беречь вещь.

207. Но тот, который принял вещь в поклажу, не отвечает за вред и убытки, а подлежит ответственности только за то, что он сделал злоумышленно. Поэтому, если вещь будет похищена у него, то он не может подвергаться иску о воровстве, так как он не ответствует по иску поклажи, по которой должно возвратить вещь и вследствие этого целость вещи для него не представляет интереса, но этот иск предоставляется собственнику.

208. Наконец, следует знать, что возник вопрос, совершает ли малолетний furtum, унося чужую вещь. Большинство решило, что так как кража образуется из желания украсть, то несовершеннолетний только тогда ответствует за это преступление, когда он в возрасте, близком к совершеннолетию, и вследствие этого сознает свое преступление.

209. Тот, кто насильно похищает чужие вещи, ответствует по иску о furtum; в самом деле, кто более захватывает чужую вещь против воли собственника, если не тот, кто насильно отнимает ее? И поэтому правильно сказано, что такой человек – бесчестный вор. Но претор ввел особый иск на случай такого преступления, который называется иском имуществ, отнятых насилием, и влечет за собою в течение года штраф в четырехкратном размере, по прошествии года – простой. Этим иском можно пользоваться, хотя бы кто отнял одну вещь даже самой незначительной ценности.

210. Иск вреда, незаконно причиненного, установлен Аквилиевым законом, в первой главе которого постановлено, если кто незаконно убьет чужого раба или чужое четвероногое домашнее животное, тот обязывается уплатить хозяину высшую рыночную стоимость убитого за этот год.

211. Незаконно убивающим считается тот, по умыслу или по вине которого совершено убийство, и нет никакого другого закона, по которому должно бы взыскать штраф за убыток, причиненный не противозаконным образом; вследствие этого не подвергается наказанию тот, кто причинил вред как-нибудь случайно, без всякой вины и умысла.

212. Да и притом не только тело убитого оценивается в иске этого закона, но если, например, кто убьет раба и собственник понесет убыток, превышающий стоимость самого раба, назначенного кем-либо наследником, прежде чем он по моему приказанию вступил торжественно во владение наследством. В этом случае берется во внимание не только стоимость его самого, но и потерянного наследства. Равным образом, если будет убит один из пары лошаков, или из труппы актеров, или музыкантов, то делается оценка не только убитого, но принимается еще в расчет и то, что потеряли в цене и прочие, оставшиеся в живых. То же правило применяется и в том случае, когда убьют одного мула из пары или одну лошадь из четверки.

213. Тот, чей раб убит, волен обвинять убийцу в уголовном преступлении, или отыскивать ущерб по этому закону.

214. Прибавленные в этом законе слова: какая в том году будет наивысшая цена на данный предмет, выражают то, что если убьют, например, хромого или одноглазого раба, который в том году не имел еще этих телесных недостатков, то оценка делается не по тому, сколько он стоит, будучи хромым или одноглазым, а сколько стоил бы, будучи без недостатков. Благодаря этому иногда получают больше, чем получили убытков.

215. Во второй главе Аквилиева закона устанавливается соответственный количеству вреда иск против адстипулятора, который в ущерб действительного верителя совершил (с должником) акцептиляцию (без получения от него надлежащей платы).

216. Очевидно, что этот иск введен именно в этой главе закона для вознаграждения вреда, но не было надобности это определять, так как иск по поручению был для сего достаточен, если только не предъявляется иск со штрафом вдвое больше против отрицающего на суде свою вину.

217. В третьей главе заключаются постановления, касающиеся всякого другого вреда. Итак, если кто ранит раба или четвероногое домашнее животное, или ранит или убьет такое животное, которое не считается домашним, например, собаку или дикого зверя, то есть, медведя или льва, то иск устанавливается этою главою закона. Она наказывает также за вред, противозаконно причиненный по отношению к другим животным, равным образом во всех вещах неодушевленных. Если что-либо будет сожжено, или разрушено, или разломано, то иск устанавливается на основании этой главы, хотя для всех этих случаев одного слова "reptum" могло быть достаточно. Названием "reptum" обозначается все то, что каким бы то ни было образом испорчено. Отсюда под этим словом разумеется не только сожженное, разрушенное, сломанное, но также разорванное, разбитое, разлитое и каким бы то ни было образом погибшее и испорченное.

218. Однако по той же главе закона причинивший вред должен возместить убытки в размере высшей цены, какую вещь будет иметь не в течение того года, но в течение ближайших 30 дней; впрочем, слово "plurimi" было в законе пропущено. Поэтому, по мнению некоторых юристов, судья волен назначить цену того времени из тридцати дней, когда стоимость предмета была наивысшая, или низшая, но по мнению Сабина следует считать прибавленным слово "plurimi" и в этой части закона, так как законодатель считал достаточным, что это слово употреблено в первой части.

219. Впрочем, решили еще, что иск по этому закону имеет место только тогда, когда кто нанес вред непосредственно своим телесным воздействием, и потому в случае нанесения вреда другим каким-либо образом даются аналогичные иски, если кто, например, запер чужого раба или скот, чтобы он погиб от голода, или будет гнать вьючный скот так сильно, что он издохнет; равным образом, если кто уговорит чужого раба влезть на дерево или спуститься в колодец, и раб, влезая или спускаясь, убьется до смерти или повредит какую-либо часть тела. А уж, конечно, если кто с моста или с берега сбросит чужого раба в реку и тот погибнет, то без труда можно понять, что он причинил вред путем телесного прикосновения, т.е. тем, что сбросил раба.

220. Iniuria совершается не только тогда, когда кто-нибудь, например, кулаком или палками будет бит или даже высечен, но и тогда, когда кого-либо бесчестят, например тем, что один объявляет о продаже имущества другого лица как будто должника, зная, что тот ему ничего не должен, или тем, что напишут и обнародуют книжку или стихотворение с целью обесславить лицо, или тем, что ухаживают постоянно за матерью семейства или отроком, наконец – многими другими способами.

221. По-видимому, мы терпим Iniuria, не только нам самим нанесенную, но и нашим подвластным детям, нашим женам, хотя бы они и не находились в нашей супружеской власти; следовательно, если ты нанесешь iniuria моей дочери, выданной замуж за Тиция, то иск об iniuria может быть возбужден против тебя не только от имени этой дочери, но также от моего имени, как и от имени Тиция.

222. Собственно говоря, лично рабу не наносится никакой iniuria, но, через него почитается оскорбленным господин его; впрочем – не таким образом, как через оскорбление детей и жены, но только в том случае, когда действия столь важны и жестоки, что явно относятся к оскорблению чести господина, если кто, например, высечет чужого раба, то и на этот случай предлагается исковая формула; но если кто обругает раба или ударит кулаком, то не составляется исковая формула и не дается тому, кто без основания требует оную.

223. По закону XII таблиц наказания за нанесение iniuria были следующие: за сломанный член – определялось возмездие по jus talionis, т.е. по началу: око за око, зуб за зуб; за сломанную или придавленную кость наказание было 300 ассов – если кость сломана у свободного человека, а если у раба – то 150; за другие iniuria взыскивалось по 25 ассов. Эти денежные наказания казались в те времена достаточными ввиду большой бедности жителей.

224. Но теперь мы пользуемся другим правом; претор позволяет нам самим оценивать iniuria, и судья присуждает нам такую сумму, на какую мы оценили обиду, или меньше, согласно своему усмотрению. Но так как жестокую iniuria обыкновенно оценивает претор, и если он вместе с тем определяет, на какую сумму следует в этом случае установить поручительство, то мы и на такую сумму предлагаем исковую формулу, и хотя судья может присудить меньшую сумму, однако в большинстве случаев он не решается уменьшить ее вследствие авторитета самого претора.

225. Iniuria почитается тяжкою или по действию, если кто, например, кем-либо ранен, высечен или прибит палками; или по месту, если, например, iniuria нанесена в театре или на площади, или по личности, если, например, потерпит iniuria магистрат, или когда iniuria будет нанесена сенатору простым человеком (низкого происхождения).

 

 

Книга четвертая

 

 

1. Нам остается поговорить об исках. Если зададимся вопросом, скольких родов бывают иски, то правильнее всего принять два рода исков: вещные и личные. Те, которые полагали, что исков, согласно родам спонсий, есть четыре рода, не обратили внимания на то обстоятельство, что некоторые виды исков вошли в состав родов.

2. Личным будет тот иск, который мы возбуждаем против того, кто ответствует или по договору, или из преступления, т.е. личный иск бывает тогда, когда мы формулируем исковое прошение таким образом, что противник (ответчик) должен или передать, или сделать, или предоставить что-нибудь.

3. Вещный иск имеет место тогда, когда мы заявляем и утверждаем, что физическая вещь – наша, или поднимаем спор о том, что мы имеем какое-либо право, например, право пользования, право узуфрукта, прохода, прогона скота, водопровода или право производить постройки выше известной меры, право просвета, т.е. право требовать от соседа, чтобы он никоим образом не заслонял вида; вещным будет иск и тогда, когда он вследствие перемены действующих сторон (истца и ответчика) является отрицательным.

4. При таком делении исков мы, очевидно, не можем требовать нашу вещь от другого таким образом: "если окажется, что он должен дать", так как нам не может быть дано то, что наше: конечно, нам дается то, что дается с той целью, чтобы оно сделалось нашим; между тем вещь, которая уже наша, не может во второй раз сделаться нашей. Очевидно, что из ненависти к ворам, дабы они подверглись большей ответственности, принято, что воры, сверх двойного и четверного штрафа с целью возврата вещи ответствуют еще по иску, "если окажется, что они должны дать", хотя против них может быть предъявляем иск, в котором мы утверждаем, что вещь наша.

5. Вещные иски называют еще виндикациями, а личные иски, в которых мы выражаем требование дать что-либо в собственность или сделать что-нибудь, называют кондикциями.

6. Иногда мы предъявляем иск с целью получить вещь, иногда только для преследования наказания, в других случаях с тою или другою целью.

7. Для преследования вещи мы возбуждаем, например, иски из договора.

8. Одно наказание преследуется иском воровства и иском об iniuria, а по мнению некоторых также посредством иска об имуществах, насилием отнятых, так как виндикация вещи, равно и кондикция ее предоставляется нам.

9. Мы предъявляем иск для преследования как вещи, так и наказания в тех, например, случаях, когда предъявляем иск двойного вознаграждения против отрицающего свою вину. Это имеет место по иску об исполнении судебного решения, о взыскании с неисправного должника уплаченных за поручителя денег, об умышленном вреде по Аквилиеву закону[197], или на основании определенных вещей, отказанных посредством формы присуждения.

10. Кроме того, одни иски таковы, что предъявляются по точной исковой формуле, а другие имеют силу и значение сами по себе. Для того, чтобы это стало ясно, необходимо прежде поговорить о законных исковых формулах.

11. Иски, которые были в употреблении у древних, назывались legis actiones, потому ли, что были установлены законами, так как в то время не были еще в употреблении преторские эдикты, которые ввели новые иски, или потому что в исковых формулах воспроизводились слова и выражения закона и поэтому считались неизменными, подобно тому как и самые законы. Вот почему, если кто-либо отыскивал вознаграждение за поврежденные виноградные лозы, называя их лозами, то отвечали, что он проиграл иск, так как должен был назвать лозы деревьями на том основании, что закон XII таблиц, согласно которому давался иск по поводу срезанных лоз, говорит вообще о подрезанных деревьях[198].

12. По закону иск предъявлялся пятью формами: в сакраментальной форме, посредством требования назначить особого судью для разбора дела, посредством кондикции, наложения руки, и посредством захвата (задержания) какой-либо вещи должника.

13. Сакраментальная форма была общею формою (для разрешения разнообразнейших споров)[199]; те дела, относительно которых закон не определял специальной исковой формулы, производились в сакраментальной форме. Прежде этот иск вследствие клятвенного обещания представлял опасность высказывающему неправду; теперь же опасным представляется иск по требованиям определенной суммы денег по поводу спонсии, которой подвергается ответчик, отрицающий без основания свою вину и вследствие рестипуляции, которой подвергается истец, если он требует недолжное. Проигравший процесс уплачивал сакраментальную сумму как наказание. Эта сумма передавалась в государственную кассу и в обеспечение исправной уплаты представлялись претору поручители; не так, как теперь, когда штраф спонсии и рестипуляции поступает в пользу стороны, выигравшей процесс.

14. Сакраментальный штраф состоял или из пятисот ассов, или из пятидесяти. По искам в тысячу и более ассов взыскивалось 500 ассов, по искам до тысячи ассов – 50 ассов; такой размер сакраментальной суммы был определен в законах XII таблиц. Но если возникал спор по делам свободы раба, то тот же закон определял в пользу, конечно, свободы и в интересах тех, которые защищали права данного лица (adsertores), чтобы закладная сумма не превышала пятидесяти ассов, хотя бы цена раба была самая большая.

15. Впрочем, хотя все эти иски --------------------- "Так как ты отрицаешь, что я тебя вызываю в суд для представления сакраментальной суммы в пятьдесят ассов". Ответчик также произносил: "Так как ты предъявляешь свое требование и я этим лишен выгоды, то и я равным образом вызываю тебя в суд для представления залога в пятьдесят ассов" -------------- приходят для назначения судьи, но затем, когда стороны опять явились, им назначается судья. Законом Пинария установлено[200], чтобы судья назначался сейчас. Из предыдущего можно заключить, что если предъявлялся иск меньше, чем в тысячу ассов, то обыкновенно вели спор с помощью сакраментальной суммы в пятьдесят, а не пятьсот ассов. Однако после назначения судьи тяжущиеся назначали для явки к судье третий день. Затем, когда стороны являлись к судье, то прежде чем защищать свое дело, они обыкновенно вкратце в главных чертах излагали ему дело. Это называлось обозрением спорного предмета, как краткое его изложение.

16. При вещных исках виндицировались движимости и одушевленные предметы, которые только можно было доставить в суд, перед претором следующим образом. Тот, кто виндицировал, держал прут; затем схватывал вещь, например, раба, и произносил следующее: "я утверждаю, что этот раб, согласно приведенному основанию, мой по квиритскому праву, и вот я налагаю на тебя мой прут", причем он клал на раба прут. Ответчик произносил также слова и делал то же самое. После того как оба виндицировали, претор провозглашал: "отпустите этого раба". Стороны повиновались. Виндицировавший истец спрашивал противника, а этот в свою, очередь спрашивал первого следующим образом: "прошу тебя сказать, на каком основании ты виндицировал?", тот отвечал: "я доказал мое право, как наложил прут", тогда тот, кто первый виндицировал, произносил: "на случай, если ты незаконно виндицировал, я вызываю тебя на представление сакраментальной суммы в пятьсот ассов". Противник также говорил: "равным образом и я тебя". Конечно, если спор был о вещи, стоимость которой была меньше тысячи ассов, то назначали залог в пятьдесят ассов. Затем следовало то же самое, что происходило при личном иске. После этого претор разрешал в пользу одного или другого вопрос виндиций, т.е. он присуждал владение вещью на время спора из-за собственности кому-либо из тяжущихся, которому и приказывал гарантировать противнику владение вещью, т.е. целость вещи и доходы с нее. Обеспечение исправной уплаты сакраментальной суммы получал от обеих сторон (истца и ответчика) сам претор, так как она поступала в государственную кассу. Палочку или прут употребляли вместо копья, как символ законного доминия, так как полагали, что самая бесспорная собственность та, которую захватили у врага. Вот почему (при разбирательстве дел) в центумвиральной коллегии выставлялось копье.

17. Если вещь была такова, что без неудобств нельзя было доставить ее в суд, например, если это была колонна здания, стадо какого-либо скота, то брали часть спорного предмета и затем над принесенным предметом происходила мнимая борьба, как если бы налицо был весь предмет. Таким образом, из стада в суд приводили или одну овцу, или козу, или даже брали шерсть животного, которую и приносили в суд. От корабля и колонны отламывали какую-либо часть. Равным образом, если спор шел относительно земли, здания или наследства, то брали часть сего и приносили в суд и над этой частью происходила виндикация, как если бы налицо был весь спорный предмет; из земли, например, брали глыбу ее, из дома – черепицу, а если спор шел о наследстве, то равным образом брали из него вещь или какую-либо часть его – (не хватает двух листов).

17a. – наблюдали одинаковый способ принятия судьи и назначения срока, когда им должно было являться для выбора судьи. В самом деле condicere значит на древнем языке "торжественно объявлять" (=denuntiare).

18. Таким образом, собственно этот иск назывался кондикцией, так как истец при этом обращался к противнику с торжественным объявлением, чтобы он через 30 дней снова явился (перед судом), с целью установления judicium; ныне же не в собственном смысле мы называем кондикцией личный иск, в котором утверждаем, что ответчик должен нам дать что-либо в собственность, ибо в настоящее время по этому поводу не делается никакого торжественного извещения.

19. Эта форма иска установлена законом Силия и Кальпурния: именно, законом Силия для взыскания по требованиям определенной суммы денег[201], законом Кальпурния – относительно всякого определенного предмета.

20. Возникает, однако, важный вопрос: что вызывало введение этого законного иска, если мы можем требовать передачи собственности чего-либо посредством сакраментальной формы, или посредством требования особого судьи.

21. Главным образом посредством наложения руки вели спор о тех вещах, при которых такое производство постановил какой-нибудь закон, как, например, по закону XII таблиц это имело место относительно осужденного судебным решением. Производство было следующее: Истец говорил: "так как тебя присудили, или обязали дать мне десять тысяч сестерций, и так как ты их, как следовало, не уплатил, то я вследствие этого по поводу десяти тысяч сестерций налагаю на тебя, осужденного, руку" и при этом он брал его за какую-либо часть тела. Осужденный, по закону, не вправе был сбросить с себя руку и возражать с помощью исковой формулы, но мог представить заступника, который замещал должника и открывал процесс. Тот, кто не представлял заступника, отводился домой истцом, который связывал и сковывал должника.

22. Впоследствии некоторые законы в известных случаях предоставляли для взыскания долгов по судебным решениям наложение руки на некоторых лиц. По закону Публилия наложение руки принадлежало спонсору-поручителю против должника[202], за которого он заплатил долг, если сделанная уплата не была возмещена в продолжение шести месяцев. Равным образом закон Фурия de sponsu допускал наложение руки на кредитора[203], который взыскивал с поручителя более, чем следовало с него по закону, и наконец, множество других законов во многих случаях ввели судопроизводство посредством самовольной расправы.

23. Другие законы для многих случаев установили исковые формулы через наложение руки, но безусловно (без посредства vindex'а), причем ответчик не приравнивался лицу, осужденному судебным решением; закон Фурия, например, о наследстве давал manus injectionem против тех лиц, которые получили в качестве отказа или по случаю смерти свыше 1 000 ассов, хотя этим законом они и не лишены права получить больше; равным образом, по закону Марция manus injectio дана была должнику против ростовщиков для взыскания полученных процентов[204].

24. На основании этих и им подобных законов ответчик мог сбрасывать с себя руку и лично защищаться всякий раз, когда наступало судебное разбирательство; истец в торжественной формуле иска не прибавлял слов: pro judicato, но, назвав основание, по которому предъявлял иск, говорил: "по поводу этого предмета я на тебя налагаю руку". От меня не ускользнуло, что в торжественной формуле закона Фурия о наследстве стояли слова "pro judicato", хотя в самом законе их нет. Это, по-видимому, сделано без всякого основания.

25. Но впоследствии законом Валлия предоставлено, за исключением присужденного судебным решением и неисправного должника[205], за которого поручитель уплатил деньги, всем прочим лицам, против которых предъявляют иск посредством формы наложения руки, сбрасывать ее с себя и защищаться лично. Таким образом, и после издания этого закона присужденный судебным решением и должник, за которого поручитель уплатил деньги, должны были представлять заступника и, если не давали такого обеспечения, отводились в дом истца. Это соблюдалось именно так в течение всего времени, пока были в употреблении торжественные исковые формулы. Вот почему в настоящее время тот, против кого предъявляют иск для взыскания того, что было присуждено или для взыскания уплаченных за поручителя денег, должен представить обеспечение в размере всей суммы возможного удовлетворения.

26. Посредством задержания имущества должника предъявляется иск о некоторых делах по обычному праву, о других по закону.

27. Обычаями введена была формула иска для претензий солдат. В обеспечение жалованья солдатам позволялось взыскивать залог с того лица, которое обязано уплатить в случае, если трибун, заведовавший кассой, не выдавал такового (все деньги, которые давались солдатам в качестве жалованья назывались технически aes militare). Дозволялось также брать залог в обеспечение тех денег, на которые должно купить лошадь. Эти деньги назывались aes equestre (=деньги на покупку и снаряжение). Точно так же позволялось задерживать вещи в обеспечение тех денег, на которые должно было купить ячмень лошадям. Эти деньги назывались aes hirdiarium (=деньги на содержание коня или лошадиный корм).

28. Закон XII таблиц назначил тот же порядок для взыскания покупной суммы в залог против того, кто не представит наемной платы за то вьючное животное, которое кто-либо отдал внаймы, с целью полученные затем деньги обратить на жертвенный пир; затем цензорским законом предоставлена эта форма иска откупщикам государственных податей римского народа против лиц, обязанных по какому-нибудь закону платить подати.

29. Во всех этих случаях предъявлялся упомянутый законный иск при соблюдении известных формальностей и потому большинством принято, что и этот иск есть торжественная форма судопроизводства. Однако по мнению некоторых юристов, это не legis actio – во-первых потому, что захват вещи совершался не в присутствии претора и в большинстве случаев даже в отсутствие противника, между тем как при прочих исках можно было совершать задержание только в присутствии претора и при наличности противника; во-вторых потому, что захват мог быть совершен и в неприсутственные дни, т.е. тогда, когда по религиозным причинам нельзя было производить судебных разбирательств.

30. Но все эти судопроизводственные формы мало по малу вышли из употребления, так как вследствие излишней мелочности тогдашних юристов, которые считались творцами права, дело было доведено до того, что малейшее уклонение от предписанных форм и обрядов влекло за собою проигрыш тяжбы; поэтому законом Эбуция и двумя законами Юлия отменены эти торжественные иски и введено судопроизводство посредством формул[206].

31. Только в двух случаях дозволено было применять законные иски, именно в случае вреда, который грозит соседнему строению, т.е. угрожающей опасности и в том случае, когда центумвиральная коллегия решает дело[207]. В самом деле, когда стороны обращаются к суду центумвиров, то предварительно совершается сакраментальная формула перед городским или иностранным претором. Но по поводу угрожающей опасности никто не желает предъявлять иска посредством торжественной формулы, а скорее обязывает своего противника в силу стипуляции, предъявленной в эдикте. Это право гораздо удобнее и совершеннее. Посредством задержания вещи ------------------ явствует.

32. Кроме того, в формуле, установленной для откупщика, содержится такого рода фикция, чтобы присудить ответчика к уплате такой же суммы денег, какую должен был бы прежде в случае взятия залога уплатить тот, от кого взят залог.

33. Никакая, однако, формула не составляется по воображаемой кондикции; будем ли мы требовать сумму денег или какую-либо определенную следуемую нам вещь, мы утверждаем, что эта самая вещь должна быть нам дана, и не основываем нашей личной претензии на фикции. Ясно, что те формулы, в которых мы утверждаем, что нам должны дать деньги или какую-либо вещь, имеют сами по себе значение. Таким же свойством отличаются иски о безвозмездно ссуженной вещи, иск фидуциарный, иск по поводу ведения чужих дел без полномочия и другие бесчисленные иски….

39. Главные части исковых формул суть следующие: краткое изложение фактов, вызвавших процесс (demonstration изложение требований истца (intentio); уполномочение судьи на присуждение сторонам какой-либо вещи в собственность (adjudicatio); уполномочение судьи на осуждение или оправдание ответчика (condemnatio).

40. Demonstratio есть та часть исковой формулы, которая вставляется с тем, чтобы указать вещь, о которой идет спор, например, следующая часть формулы: "так как Авл Агерий продал Нумерию Негидию раба", или "по поводу того, что Авл Агерий оставил на сохранение у Нумерия Негидия раба".

41. Интенция есть та часть формулы, которая выражает притязание истца, например, следующая часть формулы: "Если окажется, что Нумерий Негидий должен дать Авлу Агерию десять тысяч сестерций"; равным образом следующая: "Все, что Нумерий Негидий, как окажется, должен дать, сделать Авлу Агерию"; затем следующая: "Если окажется, что раб Стих принадлежит Авлу Агерию по праву квиритов".

42. Adjudicatio есть та часть судебной формулы, в которой судье представляется присудить вещь какой-либо из сторон, если, например, между сонаследниками идет спор о дележе наследства, или между соучастниками о дележе общего имущества, или между соседями об установлении границ. Эта часть гласит: "сколько следует присудить, столько ты, судья, присуди тому, кому должно".

43. Condemnatio есть та часть формулы, на основании которой судья уполномочивается осудить или оправдать ответчика, например, следующая часть формулы: "Судья, присуди Нумерия Негидия уплатить Авлу Агерию десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай". Затем следующая: "Судья, присуди Нумерия Негидия уплатить Авлу Агерию" и проч., так что слова: "только десять тысяч" не прибавляются.

44. Однако не все эти части находились одновременно во всех формулах; попадается только одна какая-нибудь часть, а других нет; по крайней мере, иногда находится только одна интенция, как в преюдициальных исках, в которых, например, разбирается вопрос, свободен ли данный раб, как велико приданое и многие другие; демонстрация, адъюдикация и кондемнация одни никогда не встречаются, так как демонстрация без интенции или без кондемнации не имеет никакого значения. Равным образом кондемнация или адъюдикация не имеет никакой силы без интенции и потому они одни никогда не употребляются.

45. Но те формулы, в которых идет спор о праве, мы называем формулами in jus conceptas, каковы те, в которых мы утверждаем, что такая-то вещь принадлежит нам по квиритскому праву, или что нам следует что-либо дать, или что должны решить спорный вопрос об убытке, нанесенном нам вором; вот те формулы, в которых интенция есть juris Civilis.

46. Прочие формулы мы называем основанными на фактических отношениях; это такие, в которых нет такого составления интенции, но в начале, после того как был назван известный факт, прибавляются слова, которыми судье дается власть осудить или оправдать ответчика. Такова формула, которою пользуется патрон против вольноотпущенника, который патрона призвал в суде вопреки преторскому эдикту. В этой формуле сказано так: "Такие-то назначаются посредниками. Если окажется, что такой-то патрон вызвал в суде вопреки эдикту такого-то претора таким-то вольноотпущенником такого-то патрона, то, рекуператоры, присудите того вольноотпущенника уплатить тому патрону десять тысяч сестерций. Если не окажется, то оправдайте". Также и прочие формулы, подходящие под рубрику "о вызове в суд", составлены in factum, т.е. основаны на фактических отношениях, например, формула против того, кто, будучи призван в суд, ни сам не явился, ни не представил поручителя; равным образом формула против того, кто насильно устранил лицо, призванное в суд; одним словом, у претора выставлялось во всеобщее сведение множество других судебных формул такого же точно рода.

47. Но в некоторых случаях претор предлагает истцу формулу, составленную и in jus, и in factum, например, при иске о поклаже и ссуде. Формула in jus concepta составлена была примерно в следующих выражениях: "такой-то назначается судьею. Так как Авл Агерий оставил на сохранение у Нумерия Негидия серебряный стол, о чем именно теперь между ними идет спор (demonstratio), то ты, судья, присуди с Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия, если тот не возвратит вещи, столько, сколько Нумерий Негидия должен дать и сделать Авлу Агерию по доброй совести; если же сказанного не окажется, то оправдай" (condemnatio). Формула, составленная in factum, такова: "такой-то назначается судьею. Если окажется, что Авл Агерий отдал на сохранение Нумерию Негидию серебряный стол, который злоумышленно Нумерий Негидий не возвратил Авлу Агерию, то ты, судья, присуди Нумерия Негидия к уплате в пользу Авла Агерия столько денег, сколько эта вещь стоит. Если сказанного не окажется, то оправдай". Подобным образом составлены формулы для договора ссуды.

48. Во всех формулах, которые имеют кондемнацию, она предписывает денежную оценку. Итак, если мы отыскиваем в суде какую-либо вещь, например, землю, раба, одежду, золото, серебро, судья присуждает ответчика не к выдаче самой вещи, как это было прежде, но, сделав оценку спорной вещи, присуждает его к денежной уплате.

49. В кондемнации указывается (судье) или определенная сумма денег или неопределенная.

50. Кондемнация на определенную сумму бывает, например, в той формуле, в которой требуем определенной денежной суммы. В конце формулы сказано так: "судья, присуди с Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия десять тысяч сестерций. Если не окажется, то оправдай".

51. Кондемнации на неопределенную сумму бывают двух видов: одни сопровождаются некоторым обозначением maximum'а взыскания, что называлось praefinitio, а на обыкновенном языке taxatio, если, например, требуем чего-либо неопределенного, то в такой формуле в конце говорится так: "судья, присуди Нумерия Негидия уплатить Авлу Агерию только десять тысяч сестерций. Если не окажется, то оправдай", или кондемнация бывает неопределенная и неограниченная (никаким максимумом), например, если мы отыскиваем вещь как нашу от временного владельца, т.е. если представляем вещный иск или требуем представления известной вещи. В этой части так сказано: "Сколько вещь будет стоить, столько, судья, присуди Нумерия Негидия уплатить тому же. Если не окажется, то оправдай"…

72. Кроме того, против отца и господина установлен еще иск tributaria, когда сын или раб пользуется с ведома отца или господина своим пекулиарным имуществом для ведения какого-нибудь промышленного предприятия, какой бы оно ни было цены; ибо если с этим сыном или рабом будет заключен какой-либо договор касательно этого торгового предприятия, то претор судит таким образом, что все товары и прибыль от них должны быть разделены по соразмерности требований между отцом или господином, если ему что-либо следует, и прочими верителями; и так как раздел наличности предоставлен самому отцу или господину, то в случае, если кто из верителей будет жаловаться, что ему уделено меньше, чем следовало, претор предоставляет ему иск, который называется tributoria.

73. Кроме того, введен был иск о пекулии и о том, что издержано в пользу отца или господина, хотя бы сделка заключена была без согласия отца или господина, однако, если что-нибудь пойдет в его пользу, то он должен возвратить все приобретенное, а если ничто не поступило в его пользу, то он должен возвратить все приобретенное, а если ничто не поступало в его пользу, то он (отец или господин) отвечает в том размере, какой допускает пекулий. (Обращенными в пользу господина признаются все необходимые издержки, сделанные в его интересе рабом, например, когда он, взяв взаймы, удовлетворил его кредиторов, или поправил постройку, готовую обрушиться, или купил для его семейства хлеба или землю, или какую-либо иную необходимую вещь). Поэтому, если, например, из десяти, положим, сестерций, которые твой раб получил взаймы от Тиция, пять уплатит твоему верителю, а остальные пять истратит каким-либо образом, то тебя следует присудить к уплате пяти сестерций в полной сумме, а за остальные пять ты будешь отвечать в размерах пекулия. [Из сказанного, конечно, очевидно, что если все десять сестерций будут обращены в твою пользу, то Тиций может требовать все десять сестерций]. В самом деле, хотя существует один иск о пекулии и о том, что обратилось в пользу отца или господина, однако ж иск этот имеет два осуждения. И поэтому судья, перед которым вчиняется этот иск, обыкновенно прежде исследует, обратилось ли предприятие в пользу отца или господина, и не переходит к оценке пекулия, пока не узнает, что или ничего не обратилось в пользу отца или господина, или обращено не все. А когда возникает вопрос о количестве и ценности пекулия, то сперва вычитается все то, что следует с сына или раба отцу или господину и тому, кто находится в его власти, а затем только остаток считается пекулием. Иногда, однако, из пекулия не вычитается долг сына или раба лицу, состоящему во власти отца или господина, если, например, тот, кому раб или сын должен, находится в его пекулии

82. Теперь же мы должны сказать, что вчинять иски мы можем или от своего собственного имени или от чужого, в качестве, например, представителя в процессе, уполномоченного, опекуна, попечителя, между тем как во времена господства старого судопроизводства предъявлять исков от имени третьего лица не дозволялось, за исключением некоторых случаев.

83. Представитель в процессе назначается определенными словами в присутствии ответчика; именно истец назначает когнитора следующими словами: "Так как, примерно, требую я от тебя землю, то по этому делу назначаю тебе когнитором Луция Тиция". Противник же следующими словами: "Так как ты требуешь от меня землю, то по этому делу я назначаю когнитором Публия Мевия. Истец может и так сказать: "Так как я желаю предъявить против тебя иск, то назначаю для этого дела когнитора". Противник же так: "Так как ты желаешь предъявить против меня иск, то назначаю для этого дела когнитора". Безразлично, назначается ли когнитор, находящийся в отсутствии или имеющийся налицо; но если когнитором назначен отсутствующий, то он будет считаться когнитором со времени, когда узнает о своем назначении и примет на себя обязанности когнитора.

84. Прокуратор же для ведения тяжбы не назначается торжественными словами, а вследствие одного только поручения, причем противная сторона могла не только отсутствовать, но даже вовсе не знать о назначении. Некоторые юристы даже полагают, что прокуратором признается и тот, кому не дано поручения, если он только добросовестно ведет дело и представляет обозначение, что сторона, от имени которой он ведет дело, признает совершенные им юридические действия, хотя и получивший поручение в большинстве случаев обязан представить обеспечение; ибо в начале процесса часто ничего не знают о данном поручении и обнаруживается это после перед судьею…

104. Законные суды суть те, которые происходят в самом городе Риме или на пространстве тысячи шагов от Рима между римскими гражданами и при содействии одного судьи. Эти суды, по закону Юлия[208], определяющему общие положения юрисдикции, погашаются, если не были окончены в течение года и шести месяцев. Это и есть то, что обыкновенно говорят: "по Юлиеву закону спор прекращается по истечении года и шести месяцев".

105. На преторской власти основываются суды, состоящие из рекуператоров, и те, которые совершаются при содействии одного судьи, когда судья или одна из тяжущихся сторон принадлежат к перегринам. В таком же положении находятся все те суды, которые происходят в городской черте Рима как между римскими гражданами, так и между перегринами. Эти суды основываются на преторской власти, потому что они имеют силу до тех пор, пока сохранил свою власть тот, кто назначил эти суды.

106. Если в суде, основанном на преторской власти, совершается разбирательство дела по вещным или личным искам с помощью формулы преторского права или посредством формулы с обозначением интенции по цивильному праву, то впоследствии, тем не менее, истец может возобновить тот же спор согласно с цивильным правом, и потому необходимы возражения для воспроизведения силы судебного решения или воспроизведения силы такого факта, что дело уже раз разбиралось в суде.

107. Если в законный суд предъявлен личный иск по формуле, интенция которой составлена по цивильному праву, то вторично по самому смыслу закона нельзя вчинять иска по тому же делу; поэтому эксцепция излишня. Если же вчиняет иск вещный или иск по фактическим обстоятельствам, то впоследствии, тем не менее, ipso jure можно вчинять тот же иск, и поэтому необходима эксцепция уже состоявшегося судебного решения или дела, доведенного уже до момента litis контестации.

108. Другое применялось при старой форме судопроизводства; именно раз о каком-либо предмете предъявлен был иск, то нельзя было вновь вчинять того же самого спора; и вообще употребление возражений в те времена было не такое, как теперь.

109. Впрочем, judicium (судебное разбирательство) может быть на основании закона – ex lege, но оно может не быть законным – legitimum; и наоборот, оно может быть не по закону – non ex lege, а будет законным – legitimum. Если, например, в провинциях предъявляется иск по закону Аквилия, Овиния или Фурия[209], то суд будет основываться на преторской власти; то же самое бывает, если мы предъявляем иск в Риме у рекуператоров или у одного судьи[210], когда кто-нибудь из тяжущихся принадлежит к перегринам. С другой стороны, если суд по эдикту претора происходил в Риме, состоял из одного судьи и все участвующие в нем принадлежали к числу римских граждан, то такой суд будет законным.

110. Здесь следует сказать, что претор все иски, проистекающие из закона или сенатского постановления, обыкновенно составляет навсегда, а иски, зависящие от его собственной юрисдикции даются обыкновенно на годичный срок.

111. Иногда же претор издает иски навсегда, как бы в подражание цивильному праву; сюда относятся те иски, которые претор дает владельцам наследственного имущества и прочим лицам, заступающим место наследника. Иск furtum manifestum, хотя и находится в преторской юрисдикции, однако дается бессрочно; и это вполне правильно, так как вместо уголовного наказания назначен только денежный штраф…

 

Вопросы по теме для письменных ответов

 

1. Было ли у римлян эпохи империи понятие полной частной собственности на движимое или недвижимое имущество? Какими правами обладал римский гражданин в отношении вещей, на которые распространялся его доминий?

 

2. Какие типы собственности и группы собственников существовали в Римской империи, согласно данным второй книги «Институций» Гая (ст.2–74 и сл.)? Можно ли сказать, что императорское законодательство в равной мере защищало права собственников-граждан и собственников-неграждан?[211]

3. С какими социально-экономическими явлениями связана эволюция императорского законодательства в области защиты прав наследников, согласно данным статей 224–228 второй книги «Институций» Гая? Являются ли эти меры ограничением принципа частной собственности?

4. Какую цель, с вашей точки зрения, преследовали Нерон, Клавдий и Траян, предоставляя дополнительные льготы латинам в том, что касалось получения ими прав римского гражданства (ст. 32–35 первой книги «Институций»)?

5. Охарактеризуйте изменения в правовом статусе рабов в III вв. н. э. ( См. ст. 18–27, 42–47, 52–53 первой книги «Институций»).

6. Имели ли римские гражданки и римские граждане, согласно данным «Институций» Гая, равные права? Можно ли назвать римскую семью имперской эпохи целиком патриархальной? [212]

7. Обладали ли граждане и неграждане равными правами на защиту своих интересов в суде?[213]

 

Избранная историография по теме[214]

 

Коптев А. В. От прав гражданства к праву колоната: формирование крепостного права в поздней Римской империи. Вологда, 1995. См. электронный вариант по: http://www.ancientrome.ru/publik/

Смирин В. М. Римская «Familia» и представления римлян о собственности // Быт и история в античности. М., 1988. С. 18–24. См. также электронный вариант по: http://www.ancientrome.ru/publik/

 


 

[1] Латосий (Lato>sion) – предместье города Гортины. См. об этом постановлении: Андреев Ю. В. Мужские союзы в дорийских городах-государствах (Спарта и Крит). СПб., 2004. С. 159–161.

[2] Косм-ксений (xe>niov ko>smov) – член коллегии космов, ведавший делами апетайров и вольноотпущеников.

[3] Титы (ti>tai) –  общественные обвинители.

[4] Бида (Bi>da) – святилище в горной области Ида, близ Гортины.

[5] Речь идет о властях Гортины. Старт (sta>rtov) – союз нескольких родов, из числа вождей стартов народ Гортины избирал коллегию космов.

[6] Ритимна ( JRitte>na), он же Ритий, – критский город, сначала зависимый от Гортины, а впоследствии и полностью ею порабощенный. См. ниже сообщение Страбона (с. 11 ). Быть «космом по Ритимне» – значит курировать городское самоуправление Ритимны. Символический штраф в одну драхму составлял всего лишь половину статера (stath>rav), который на Крите чеканился по эгинскому образцу и содержал 12, 2 г серебра.

[7] Апелляция к судебному посредничеству городов-соседей была обычным делом.

[8] См.: Казанский Н. Н. Древнегреческие диалекты. Л., 1983. С. 55–56.

[9] По-видимому, штраф был весьма велик.

[10] За исключением, понятно, решения о наложении штрафа на самого себя.

[11] См.: Андреев Ю. В. Ук. соч. С. 146.

[12] Начальная часть постановления до нас не дошла.

[13] Карподасты (karpodai~stai) – собственно, «делители плодов», были должностными лицами,  следившие за тем, чтобы в хозяйстве каждого гражданина одна часть доходов шла для личного потребления, а другая – для взносов в гетерию на устройство совместного пиршества. 

[14] Как Пелопоннес, так и древние города-государства Крита были завоеваны дорийцами в XVXII вв. до н. э.

[15] «Триопийская местность» - местность в Малой Азии.

[16] Ср. в Гортинских законах статьи, где говорится о войкеях (ст. 19, 20, 33, 46, 52, 55, 69 и др.). См.: Мякин Т. Г. История Древней Греции и Древнего Рима. Новосибирск, 2005. С. 25 и сл.

[17] Ср. упоминания о космах в Гортинских законах (Ст. 15, 65, 117, а также в дополнительном своде Гортинских законов ст. 11).

[18] Ср. ст. 65 Гортинских законов.

[19] См. ниже рассказ Страбона, с. 15 и сл.

[20] Ср. ст. 65 Гортинских законов.

[21] См.: Од., XIX, 78.

[22] См.: Платон. Законы 631 В, 693 Е и др.

[23] Так называлась четвертая книга «Истории» Эфора, греческого историка из Кимы (ум. в 340 г. до н. э.)

[24] Средиземное море.

[25] Птолемей IV Филопатор (222–205 гг. до н. э.) – царь Египта.

[26] Буквально, «стада» (ajge>lai).

[27] Ср. в Гортинских законах ст. 137 и др.

[28] В третьей главе X книги своей «Географии» Страбон подробно рассказывает о критских куретах и их «пляске воинов», изобретателем которой якобы был некий Пиррих. По словам Страбона, куреты – это «были какие-то юноши, которые исполняли упражнения в доспехах в сопровождении пляски, представляя при этом мифологическую историю о рождении Зевса» (Страбон. География, X, III, 11).

[29] Легендарный критский музыкант и поэт, вместе с Терпандром он считается одним из создателей хоровой лирики (VII в. до н. э.).

[30] Критский город Ликт (или Литт) был колонией Спарты.

[31] Имеется в виду город Ликт.

[32] «Всадники» (iJppei~v) – очевидно, представители аристократии, сражавшиеся верхом. Отсутствие коней у спартанских «всадников», надо думать, являлось одним из следствий тех коренных реформ, что заложили основы спартанской «общины равных». «Старейшины» (ge>rontev) – члены герусии, совета старейшин.

[33] Алкман – поэт, выходец из лидийских Сард, долгое время жил в Спарте (630-е – 620-е гг. до н. э.)

[34] Ср. ст. 61–62 Гортинских законов.

[35] Имеются в виду общие трапезы, объединяющие членов одной гетерии. См. ст. 137 Гортинских законов.

[36] «Педоном» (paido>nomov) – буквально «руководитель мальчиков».

[37] Возможно, ошибка, вместо «деревянным».

[38] Ср. о наказаниях за изнасилование ст. 16–21 Гортинских законов.

[39] Parastaqe>ntev – буквально, «выбранные стоять рядом» (для помощи в бою).

[40] Klei~nov –  «славный».

[41] Filh>twr – «любовник».

[42] Имеются в виду космы.

[43] Досиад – критский историк III в. до н. э.

[44] «Литтии» – жители города Литт (Ликт) на Крите, см. выше примеч. 33.

[45] Ср. ст. 137 Гортинских законов.

[46] Пиргион – критский писатель, предположительно IIIII вв. до н. э.

[47] В противоположность античному обычаю возлежать во время пира.

[48] См. основной список: Мякин Т. Г. История Древней Греции и Древнего Рима. Новосибирск, 2005. С. 10–11.

[49] Ошибочная аттрибуция закона Тория «неизвестному трибуну» 111 г. до н. э. проистекает из чрезмерного пиетета перед крайне приблизительным рассказом Аппиана, а также из неправильного понимания ссылок на этот закон у Цицерона. См. ниже примеч. 60, 75, 76.

[50] Написание с прописной буквы правомерно, поскольку в данном случае речь фактически идет о наименовании государства («Сенат и Римский народ» – Senatus populusque Romanus). 

[51] На момент вступления в силу аграрного закона Тиберия Семпрония Гракха и создания коллегии триумвиров по раздаче и закреплению во владение земельных участков (IIIviri agris dandis iudicandis assignandis)

[52] Гай Семпроний Гракх, плебейский трибун 123 и 122 гг. до н. э.

[53] Речь идет как о поле, исключенном из раздела в соответствии с законом Гая Семпрония Гракха (см. пп 1–2), так и, возможно, о других землях. Большая лакуна, следующая после п. 3 первой статьи позволяет это предположить.

[54]Буквально: privatus esto («пусть будет частным (участком)»). Речь идет о фактическом праве владеть и распоряжаться им как своей (=частной) собственностью, – праве, которое делегируется новым собственникам именем плебса, выступающего здесь в качестве гаранта имущественных прав частных владельцев общественной земли. См. далее ст. IV, VII. Только во II в. н. э. юрист Гай сформулирует (Gai., Inst. II, 11): privatae sunt, quae singulorum sunt (частные вещи – это те, что принадлежат отдельным людям).

[55] Член коллегии триумвиров по раздаче и закреплению во владение земельных участков (IIIviri agris dandis iudicandis assignandis).

[56] Согласно аграрному закону Тиберия Гракха, вновь восстановленному в полной силе Гаем Семпронием Гракхом в 123 г. до н. э., определенная часть общественного поля изымалась из раздела. По-видимому, это были участки, предназначавшиеся для бесплатного выпаса определенного числа мелкого скота (ср. выше ст. 14 настоящего закона). См. также: Е. М. Штаерман. История крестьянства в древнем Риме. М., 1996. с. 73.

[57] Передал его колонистам какой-либо из основывавшихся Гаем Гракхом колоний. См. ниже пп. 16–19, 26, 27. Из этого ясно, что земледелец, получавший землю из общественного поля по закону Тиберия Гракха, утрачивал частновладельческие права на получившийся у него после прирезки из общественного поля земельный участок, который отходил к названному владельцу лишь на правах пожизненной аренды.

[58] Речь идет о том, что в период демократической диктатуры Гая Гракха (123–122 гг. до н. э.), коллегия триумвиров по  раздаче и закреплению во владение земельных участков, занималась еще и строительством дорог, причем эти дороги сдавались в аренду окрестным жителям, которые получали от триумвиров земельные участки у этой дороги. Ср. у Плутарха (Plut., Gracchi., XXVI, 1 etc. ). Позднее, в 50 г. до н. э. за «дорожный закон» (lex viaria), который по словам Цицерона был «ничем не отличен от аграрного закона» (non dissimilem agrariae), агитировал Гай Скрибоний Курион (Cic., Fam., VIII, 6, 5).

[59] В том числе, быть может, имеются в виду и те излишки земельных владений, которые выходили за рамки установленного Тиберием Гракхом максимума (1000 югеров на семью). 

[60] Таким образом, порядок  сдачи в аренду строящихся дорог (и земельных участков возле них), установленный Гаем Гракхом, сохранялся в неприкосновенности.

[61] Это положение закона было призвано гарантировать земельную собственность от новых переделов. Итак, новообразованное «частное поле» (ager privatus) рассматривалось именно в качестве поля, переданного в частное владение волей плебса. С этим связаны особые судебные гарантии имущественных прав новых частных владельцев, как своего рода законных владельцев общественной земли. См. ниже ст. VI.

[62] Иными словами заставил продать. Закон Тория, таким образом, защищал частных владельцев общественной земли от произвола крупных собственников.

[63] «Возвратил» – речь идет о возвращении аграрными тримвирами беднякам земель несправедливо присвоенных богатыми. Закон Тория таким образом не допускал нового (обратного) передела земель и реванша богатых.

[64] Л. Цецилий  – Луций Цецилий Метелл Далматийский (L. Caecilius Metellus Dalmaticus), консул 119 г.  до н. э., и цензор 115 г. до н. э. Отличался строгим и суровым нравом (Cic., Cluent. XLII, 119). Гн. Домиций – Гней Домиций Агенобарб (Cn. Domitius Ahenobarbus), консул 122 г. до н. э. , цензор 115 г. до н. э. Удалил из сената многих не достойных его членов (Cic., Cluent. XLII, 119).

[65] «Список носящих тогу» (formula togatorum) – список подлежащих призыву на воинскую службу.

[66] Речь идет о шести (по другой версии, двух или четырех) колониях, основанных в Южной Италии в период демократической диктатуры Гая Гракха 123–122 гг. до н. э. (См.: Юдин А. В. Колонизация Римом Южной Италии в IIIII вв. до н. э. Автореф. канд. ист. наук. М., 2001. С. 12.)

[67] Таким образом, взамен земельных участков, отводимых под колонии, аграрные триумвиры предоставляли как римским гражданам, так и союзникам (включая и нелатинов) земельные участки, которые по закону Тория становились частным владением занимавших их.

[68] Речь, таким образом, идет об общественном поле Римского народа (ager publicus) в собственном смысле слова – предоставляемом по этому закону в распоряжение всех граждан. Исключаются общественные земельные участки, сданные в аренду. 

[69] См. выше п. 11. De facto, впрочем, богатые землевладельцы уличенные в нарушении этих положений закона Тория (как выпасавшие скот в большем количестве), используя свои связи, с легкостью уходили от ответственности (См: Cic., Brutus, 284).

[70] Именно к этой статье закона Тория относятся известные слова Цицерона (Cic., Brut. 136): «Спурий Торий был достаточно силен в популистском красноречии (populari genere dicendi), он, который (своим) порочным и бесполезным законом освободил общественное поле от налога (vectigali liberavit)». Цицерон имел в виду пастбища. Ср. выше примеч. 75.

[71] Статья, специально защищающая частновладельческие права бедных и средних владельцев, получивших прирезку к своим владениям лишь в силу решения «народа», а точнее – аграрного закона Тиберия и Гая Гракхов  («народ обменял» - populus commutavit).

[72] Речь идет о том, что власти должны были позаботиться о том, чтобы истребовать у откупщиков (publicani), если он каким-либо образом оказался у них в аренде, чей-либо наследственный земельный участок, изъятый аграрными триумвирами в ходе вывода колоний Гаем Гракхом (с предоставлением взамен другого земельного участка из состава «общественного поля»). Особое внимание к наследственному (собственно, «унаследованному от отца» - patritus) земельному участку обусловлено, по-видимому, религиозными соображениями (родительский культ).

[73] См. выше п. 16.

[74] Речь идет о дуумвирах по судопроизводству (duumviri iuri dicundo) – высших выборных должностных лицах в римских колониях и муниципиях. В круг обязанностей дуумвиров помимо судопроизводства и заботы о состоянии общественных дорог, проходящих через земли данной колонии или муниципия, входил также контроль за сделками по купли-продаже недвижимого имущества (см. ниже: пп. 49–51, 55).

[75] Закон, таким образом, касался латинов и иностранцев (peregrini), которые, по-видимому, должны были оставить занятые ими земли в случае, если они входили в 133 г. до н. э. в состав «общественного поля» (ager publicus), за исключением земель, переданных им триумвирами, а также земель оставленных за латинами и иностанцами в 112 г. до н. э.

[76] Земли «третьей доли» (trientabuli) – земли, которые сенат  в 200 г. до н. э. предоставил римским гражданам в качестве компенсации за третью часть государственного займа, проведенного в 204 г. до н. э. во время войны с Ганнибалом. См.: Liv., XXXI, 13.

[77] Иными словами то должностное лицо из числа указанных выше, которое будет ведать судом в данный момент (претор или консул). Так, в Lex Acilia (Sempronia) 122 г. до н. э. судьей назван претор.

[78] Таким образом в ответ на действия претора или консула по предоставлению судей истец или ответчик могли апеллировать к их коллегам, имеющим право интерцессии.

 

[80] Показательно, что в суде рекуператоров в данном случае заседали зажиточные плебеи.

[81] Таким образом заранее исключалась возможность принятия в будущим каких-либо иных аграрных законов, перераспределяющих ager publicus.

[82] Имеется в виду, скорее всего, закон об африканской колонии Юнонии, быть может, принятый в связи с  аннулированием закона Рубрия в 121 г. до н. э. Здесь и далее указывается, что покупателям (mancipes), приобретающим на аукционе у римских должностных лиц общественные земли в Африке, запрещено приобретать или брать на откуп землю из состава земельного участка, ранее предоставленного колонисту (размером от 30 до 200 югеров). В соответствии с этим, здесь и ниже имеются в виду, скорее всего, операции с землей, выходящей за рамки гарантированного колонисту земельного минимума. См. далее ст. XXIIXXV, XXVIIXXX о землях, купленных в частное пользование и облагаемых налогами на льготных условиях. См. ниже примеч. 92,95.

[83] См. ниже примеч. 98.

[84] «Колон» (colonus), в данном случае, – римский колонист, постоянно живущий в колонии и владеющий в ней землей. Многозначность понятия «колон» не раз отмечалась исследователями. Ср.: А. Коптев. От прав гражденства к праву колоната. (Формирование крепостного права в Поздней Римской империи) Вологда, 1995. Гл. 1. (Мы пользовались электронным вариантом: http://www.ancientrome.ru/publik/koptev/koptkn.htm).

[85] Откупщик (manceps) здесь – уполномоченный откупной компании. Подразумевается выплата денег за взятые на откуп или купленные имения (praedia).

[86] Распродажей земельных участков (превышающих установленную норму в 200 югеров или изъятых у местных жителей) ведали римские должностные лица (квесторы). Купленные таким образом земли облагались налогом на льготных условиях. Купля считалось совершенной только тогда, когда были выплачены все деньги.

[87] Откупщик, взявший на откуп земельный участок, отвечал  перед казной своим имуществом (или имуществом поручителей).

[88] Имеются в виду опять же не земельные участки римских колонистов, полученные в римской колонии Юнония, выведением которой руководил в 122 г. до н. э. Гай Гракх, а земли, выходящие за предел гарантированного колонистам минимума. Именно они могли публично распродаваться в Риме.

[89] Privatus vectigalisque. См. также примеч. 92. Речь идет о крупных земельных участках, «продававшихся» состоятельным римским гражданам в частное пользование на условиях выплаты льготного налога. М. И. Ростовцев считал, что «именно таким путем… была заложена основа позднейших латифундий в Африке». Цит. по:  Ростовцев М. И. Общество и хозяйство в Римской империи. Т. II. М., 2000. С. 49. 

[90] Оговаривается право римских и союзных им войск вступать на территорию «купленной земли», если на то будет необходимость.

[91] Как показывают последующие статьи, речь, по-видимому, идет о том, что купивший земельный участок в Африке владеет им на тех же правах владельца частной, «купленной земли», на каких он владел бы этим участком, публично приобретя его в Риме.

[92] Дуумвир (IIvir) – член выборной коллегии из 2-х человек, которая обладала всей полнотой исполнительной и судебной власти на территории римской колонии (муниципия).

[93] Как вытекает из следующих ниже статей, этим эдиктом должен был быть установлен порядок осуществления сделок купли-продажи земельных участков частными лицами.

[94] «Поручители» (cognitores) здесь удостоверяли тождество личности приобретателя.

[95] Речь идет о годе принятия закона Тория. Л. Кальпурний Бестия был консулом 111 г. до н. э.

[96] По-видимому, имеются в виду гарантии колонистам, ср. выше пп. 51–53. В соответствии с ними, как ясно из данной статьи и последующих, запрещалось приобретение земли у колонистов в случае если эта земля входила в состав их основного участка, максимальный размер которого был установлен в 200 югеров (п. 66).

[97] «Куратор» (curator) – лицо, осуществляющее надзор за имуществом детей-сирот, женщин, умалишенных. Таким образом, даже для покупки земли у колониста, неспособного обрабатывать землю (женщина, несовершеннолетний, безумец), необходимо было заявление куратора, выражающее его согласие на совершение такой сделки.

[98] Иными словами, если земельный участок приобретен не в соответствии с правилами, установленными в эдикте дуумвира, например, – у римского колониста из состава его основного участка.

[99] Сделка купли-продажи таким образом аннулировалась.

[100] Речь идет о колонисте, чей земельный участок был отчужден в пользу другого римского гражданина (воина-ветерана).

[101] Закон Рубрия о выведении колонии (lex Rubria coloniae deducendae) – закон, принятый в 122 г. до н. э. по инициативе Гая Гракха, и предусматривавший вывод колонии на месте бывшего Карфагена.

[102] Эта статья запрещала, таким образом, посредством судебного решения вносить кого-либо в список колонистов, утвержденный в 122 г. до н. э., в соответствии с законом Рубрия.

[103] Имеются в виду, по-видимому, некие дополнительные прирезки земли, о которых накануне выведения колонии были сделаны распоряжения в Риме (скорее всего, Гаем Гракхом).

[104] Возможно, текущего, 111 г. до н. э.

[105] Покупка земли у колонистов из состава их основного земельного участка была запрещена, ср. выше, пп. 49–51.

[106] По-видимому, речь идет о землях местных жителей (пунийцев и ливийцев).

[107] См. выше примеч. 95. 

[108] «Пары» (supsicivum), собственно, «остаток» - часть земли, входящая в состав земель колонии, не еще не разделенная между колонистами.

[109] Меньше установленного минимума, возможно – 30 югеров (см. п. 65) .

[110] Чем следовало из договора о купле-продаже.

[111] Под теми, кто «желает пользоваться у народа» (ab populo mercassitur), подразумеваются, скорее всего, местные жители, de facto обрабатывавшие общественную землю, до того как ее продавали тому или иному римлянину. По мнению Д. Стоктона,  это было обычной практикой в Италии II в. до н. э. Mercassitur здесь в оптативном значении. Ср.: Oxford Latin Dictionary. Oxford, 1968. P.1102; D. Stockton. The Gracchi. Oxford, 1979. P. 11. В соответствии с этим, «покупку» земли у Римского народа должны были оплачивать местные жители, чьи земли уже ранее были конфискованы в пользу римского народа, но которым милостиво разрешалось пока занимать их и тем самым «пользоваться у народа».

[112] Земля не могла приобретаться у римского колониста. См. выше пп.    70–71.

[113] «Последняя пуническая война»  - Третья пуническая война (149–146 гг. до н. э.). «Полководец» (imperator) – Публий Корнелий Сципион Эмилиан, руководивший осадой Карфагена в 148–146 гг. до н. э..

[114] Как публично проданный в Риме. См. выше.

[115] См. п. 71.

[116] Седецемвиры (XVIrei) – должностные лица, избранные по закону Ливия (II в. до н. э.), который ближе нам неизвестен.

[117] В данном случае, стипендия (stipendium) –  налог с имущества (в денежной форме), который платили покоренные Римом народы (ср.: Liv., II, 18 etc.). Под стипендиариями в данном случае, надо думать, подразумевались местные жители, состоящие под патронатом Рима.

[118] Ср. п. 39. Собственно, «исходя из общего дела и верности» (e re publica fideque). Речь идет о том, что обязательства римского народа по отношению к этим людям здесь полностью идентичны обязательствам патрона по отношению к клиенту.

[119] См. п. 72.

[120] Финикийские города, входившие некогда в Карфагенскую державу.

[121] Возможно, имеется в виду аграрный закон Тиберия Семпрония Гракха 133 г. до н. э. (lex Sempronia agraria).

[122] Ср. выше п. 78.

[123] Цензоры 115 г. до н. э. См. примеч. 70.

[124] Речь идет о сдаче налогов в откуп откупным компаниям «для извлечения доходов» (fruendis). При этом, часть налогов сдавалась в откуп без продажи с аукциона (locandis), а часть – путем продажи их с аукциона (vendundis). «Объявленный закон» (lex dicta) здесь – имеющее силу закона распоряжение должностных лиц, определяющее условия сдачи тех или иных налогов в откуп, объемы откупной суммы, порядок ее выплаты и пр.

[125] Гней Папирий Карбон (Gn. Papirius Carbo), консул 113 г. до н. э.

[126] До 146 г. до н. э.

[127] Лимиты (limes) – межевые дороги, делившие поле, отводившееся римским колонистам в той или иной колонии на центурии (centuriae), площадью от 50 до 240 югеров. См.: Гвоздева И. А. Технические аспекты землеустройства в Древнем Риме по трактатам землемеров // Вестник МГУ. Сер. 8. М., 1979. №4. С. 74–88.

[128] Речь идет о том случае, когда дуумвир по ошибке объявит о передаче во владение тому или иному лицу поле иной площади, чем то поле, на которое данному лицу можно претендовать по закону.

[129] Таким образом, в случае если имело место судебное решение, какая-либо ошибка должностного лица уже не могла быть исправлена.

[130] Имеются в виду консулы 111 г. до н. э.: Публий Корнелий  Сципион Насика Серапион и  Луций Кальпурний Бестия.

[131] Заключительная часть закона до нас дошла настолько в разрозненном виде, что ее содержание вряд ли может быть восстановлено сколько-нибудь достоверно. Здесь шла речь о  римской колонии в Коринфе (ср. «земельный участок, принадлежавший ранее коринфянам» - agrum locum, qui Corinthiorum fuit). Также говорилось, по-видимому, об условиях наследования частных земельных участков. 

[132] См. основной список: Мякин Т. Г. История Древней Греции и Древнего Рима. Новосибирск, 2005. С. 21–22.

[133] Закон диктатора Квинта Гортензия датируется 287 г. до н.э.

[134] Впервые городской претор был избран в 367 г. до н.э. для ведения судебных разбирательств в городе среди римских граждан. Претор перегринов предназначался для судебных разбирательств римлян с иностранцами, начал избираться с 248 г. до н.э. (Здесь и далее – примечания Л. Л. Кофанова).

[135] Первоначально (с 494 г. до н.э.) существовали только плебейские эдилы, которые осуществляли контроль за храмами (этимология слова aediles от aedis – здание, храм) вместе с плебейскими архивами и казной, заведовали городской полицией, плебейскими играми и рынком. С 367 г. до н.э. из числа патрициев также стали избираться эдилы, называвшиеся курульными. Они также обустраивали общегосударственные игры, следили за храмами, ведали строительством общественных зданий, осуществляли полицейский надзор и ведали тяжбами, связанными с рыночной торговлей. Их распоряжения (edicta) по такого рода тяжбам и вообще по правилам торговли имели силу закона.

[136] Закон датируется 4 г.  н.э.

[137] О значении этого термина см.: Савельев В.А. История римского частного права. М., 1986.

[138] Закон Юния Норбана принят в 19 г. н.э.

[139] Senatusconsultum Pegasianum обычно приблизительно датируется         74 г. н.э.

[140] Квиритское право или право квиритов – собственно римское гражданское право, т.к. римляне сами себя издревле называли квиритами. В отличие от преторского права, основывавшегося на эдиктах претора, квиритское право исходило непосредственно из законов.

[141] Закон Фуфия Каниния датируемый 2 г. до н. э., предписывает, чтобы никто не имел права отпускать на волю более ста человек, а если кто имеет всего только одного или двух рабов, то закон по отношению к нему ничего не определяет, и вследствие этого ему предоставляется возможность отпускать по усмотрению на волю.

[142] Dominium duplex – двойной доминий – есть совпадение цивильного (квиритского) права господства над вещью, которое могло быть чисто формальным, и преторского права, обозначаемого Гаем термином in bonis. Соединение этих прав в одном лице давало наиболее полное право собственности (dominium plenum). Ф. Дыдынский переводит этот термин как "двоякая собственность", однако слово dominium не вполне адекватно русскому "собственность", поэтому здесь и далее он оставлен без перевода.

[143] Галатами или галлогреками называлось кельтское (в латинском варианте – галльское) племя, обитавшее с III в. до н.э. в Малой Азии, на границе с Фригией, Понтом, Вифинией и Каппадокией.

[144] 4 г н.э.

[145] Закон Миниция датируется 90 г. до н.э.

[146] Ф. Дыдынский переводит термин in manu как "под властью мужа". Гай в большинстве случаев имеет в виду именно это значение, однако сам термин данным значением отнюдь не исчерпывается, так как manus обозначает вообще всякую власть, поэтому в нашей редакции in manu оставляется без перевода.

[147] Ф. Дыдынский переводит in potestate как "под властью отца". Поскольку содержание термина potestas, как и приведенного выше manus, гораздо шире предложенного Ф. Дыдынским, то он оставлен без перевода

[148] Старшие фламины (этимология от латинского flagrare – "гореть", т.е. flamen дословно означает "зажигатель огня") – жрецы богов Юпитера, Марса и Квирина. Особым почетом обладал жрец Юпитера, он имел знаки магистратской власти: ликтора, курульное кресло и тогу-претексту (Gell. 10, 15), а следовательно и место в сенате. Коллегия фламинов была учреждена в конце VIII в. до н.э. царем Нумой Помпилием в количестве 15 жрецов (Liv., I, 20).

[149] Ф. Дыдынский переводит термин in mancipio как "в кабале", что несколько ограничивает и даже искажает его юридическое значение. Вообще соотношение терминов in manu, in potestate, in mancipio, так или иначе обозначавших положение одних лиц, находившихся под властью или в зависимости от других, довольно сложное и противоречивое. Этот вопрос давно дебатируется в науке (см., например: Смирин В.М. Патриархальные представления и их роль в общественном сознании римлян // Культура Древнего Рима. Т. 2. М., 1985. С. 5–78), поэтому в русском тексте они оставлены без перевода

[150] Закон диктатора Луция Корнелия Суллы Счастливого 81 г. до н.э.

[151] Весталки – 6 жриц римской богини Весты, хранительницы вечного огня в ее храме, Пенатов римского государства (Liv., I, 20; Ovid. Fast. 6, 291). Жрицы пользовались величайшим почетом, однако давали клятву сохранения целомудрия. Нарушение этой клятвы во все времена каралось смертью.

[152] Марк Антистий Лабеон (45 г. до н.э. – 10/21 г. н.э.) – выдающийся римский юрист, ученик Требация. Написал около 400 книг, в том числе комментарии к законам XII таблиц и к преторскому эдикту. От его произведений сохранились лишь немногочисленные фрагменты.

[153] Жена фламина Юпитера – фламиника – официально участвовала в жертвоприношениях своего супруга, являясь одновременно как бы супругой или рабой самого бога (Fest. Flammeo, P. 82 L). После ее смерти жрец Юпитера терял свои полномочия фламина.

[154] Закон консулов Азиния и Антистия предположительно датируется 23-24 гг. н.э.

[155] Под законом Юлия и Папия Поппея обычно понимают два закона – закон Августа 18 г. до н.э. и закон консулов Марка Папия и Квинта Поппея  9 г. н.э.

[156] Закон императора Клавдия 47 г. н.э.

[157] Согласно Ф. Дыдынскому, термин "доверенный опекун" (tutor fiduciarius) объясняется тем, что при всех эманципациях к самому акту манципации также прибавлялся фидуциарный договор о манумиссии (pactum fiduciae de manumittendo) или реманципации (de remancipando) – см. Ulp. XI, 5

[158] Закон императора Августа de maritandis ordinibus датируется 18 г. до н.э.

[159] Т.е. назначение временного опекуна не отнимало права опеки ни у патрона, ни у его сына, к которому опека переходила после смерти отца. Из этого явствует, что к опеке патрона относились снисходительно (прим. Ф. Дыдынского).

[160] Закон Атилия предположительно датируется около 200 г. до н.э.

[161] Закон Юлия и Тиция предположительно датируется 100 г. до н.э. Однако некоторые отождествляют его с законом Августа об опеке 32 г. до н.э.

[162] Массурий Сабин из Вероны – известнейший юрист, жил при Тиберии и Нероне, ученик Капитона, написал массу книг юридического и антикварного содержания, от которых сохранились лишь незначительные. Среди них известное произведение Ius civile в 3 книгах, построенное по системе Муция. Его имя дало название известной школе Сабина.

[163] Здесь употреблен термин nexum в весьма специфическом значении. Под nexum обычно понимают обязательство, заключавшееся в форме ритуала манципации. Сущность этой архаической формы обязательства дебатируется историками права на протяжении уже двух столетий. Данный отрывок позволяет предположить, что данная форма обязательств распространялась и на землю, а точнее – на земельные отношения. В архаическую эпоху обязательство nexum использовалось прежде всего в договорах по аренде земли (ср. Agen. Urbic, Controv. agr., p. 63). Более подробно см.: Л. Л. Кофанов, Nexum и mancipium законов XII таблиц (VI. 1). Вестн. древ. истории. № 3. М., 1992. С. 74–79.

[164] Ф. Дыдынский переводит сочетание dominus proprietatis как "собственник", что не отражает ни значения термина dominus, ни значения термина proprietas. Если первому термину примерно соответствует русское "господин", то второе предпочтительнее оставить без перевода. Здесь категория proprietas встречается у Гая впервые и вообще в Институциях используется крайне редко (всего шесть раз). Ее содержание в значительной мере раскрывает данный фрагмент.

[165] Закон Юлия и Плавция: обычно указывают, что здесь идет речь о двух разных законах: один датируется 78–63 гг. до н.э. и называется также законом Плоция, второй приписывается императору Августу и датируется  17 г. до н.э.

[166] Этот закон обычно приписывается Августу и датируется 18 г. до н. э

[167] Под comitia calata Гай подразумевает куриатные комиции (см.: Gell. 15, 25), т.е. собрание римского народа по куриям – древнейшим родовым объединениям римлян по типу греческих фратрий. Калатными эти комиций назывались оттого, что они торжественно созывались (calare) жрецами.

[168] Закон Марка Юния Пенна о перегринах 126 г. до н.э. (Cic. off., 3, 11).

[169] Закон Августа 18 г. до н.э.

[170] Закон Папия Поппея 9 г. н.э.

[171] Закон Юния Веллея 26 г. н. э.

[172] Луций Октавий Корнелий Юлиан Эмилиан – один из крупнейших римских юристов, родился около 100 г. н.э. в северной Африке. Консул 148 г. н.э., ученик Яволена Приска. Последний глава школы сабинианцев, пользовался особым доверием императора Адриана. Автор различных юридических сочинений, в том числе знаменитого Digesta в 90 книгах. Секст Помпоний – современник Юлиана, автор ряда юридических сочинений, в том числе комментариев Ad edictum в 150 книгах. Очень важно сохранившееся благодаря дигестам Юстиниана небольшое сочинение Enchiridium, представляющее собой краткий исторический обзор римского права с древнейших времен до императора Юлиана.

[173] Закон Фальцидия 40 г. до н.э.

[174] Закон Фурия около 190 г. до н. э. ?

[175] Закон Вокония 169 г. до н. э.

[176] Закон Фуфия Каниния 2 г. до н. э.

[177] Это сенатское постановление (senatusconsultum Trebellianum) датируется 56 г. до н.э. (ср. D. 36. 1. С. 6. 49).

[178] Около 74 г. н. э.

[179] 126 г. до н. э.

[180] Видимо, речь идет о законе Элия Сенция 4 г. н. э.

[181] Термин "родовое право" (ius gentilicium) встречается довольно редко в источниках. Очевидно, что это наиболее древний пласт римского права, регулировавший отношения в обществе, где ведущим в социальной структуре было именно родовое деление, т.е. речь идет о предгосударственном или раннегосударственном социальном институте. К таким наиболее древним пластам еще родового права, безусловно, относятся институты агнатства, fides между патроном и клиентом, некоторые стороны брачного (например, confarreatio), семейного и, конечно, сакрального права.

[182] Закон 9 г. н. э.

[183] Закон 126 г. до н. э.

[184] Малоизвестный юрист времен императоров Веспасиана и Домициана (2 пол. I в. н.э.). После Прокула возглавил юридическую школу прокулианцев. Несмотря на довольно частые ссылки на него, от его сочинений не сохранилось даже названий.

[185] Гней Арулен Целий Сабин – известный юрист времен Веспасиана (2 пол. I в. н.э.), консул 69 г. н.э., после Кассия возглавил школу сабинианцев. Автор сочинения Ad edictum aedilium curulium.

[186] Октавий Тидий Тоссиян Яволен Приск – римский юрист, консул          86 г. н.э., советник императоров Траяна и Адриана, учитель Юлиана, после Целия Сабина – глава сабинианцев. Из его произведений, дошедших до нас в немногочисленных фрагментах, особенно известен труд Epistulae.

[187] В примечаниях к своему изданию Институций Гая Ф. Дыдынский признает, что перевод этих старинных юридических формул, особенно слова spondes, представляет известную трудность. Действительно, глагол spondere этимологически связан с греческим словом spondeum, обозначавшим в латинском языке чашу для жертвенного возлияния. Соответственно, первоначальное значение глагола spondere связано с жертвенным возлиянием, которое скрепляло клятву договора.

[188] Закон Фурия de sponsu датируется по-разному. Так, например, М. Бартошек (Римское право. Понятия, термины, определения. М., 1989) датирует закон приблизительно 196 г. до н.э. Однако более достоверной представляется датировка Ф. Дыдынского, который связывает закон с диктатором 344 г. до н.э. Луцием Фурием Камиллом.

[189] Точная дата издания закона неизвестна. Ф. Дыдынский датирует закон началом IV в. до н.э.

[190] Закон Цицерея предположительно датируется 173 г. до н.э.

[191] Закон диктатора Корнелия Суллы 81 г. до н.э.

[192] Закон Октавиана Августа 5 г. до н. э.

[193] Согласно Ф. Дыдынскому этот закон издан в 370 г. до н.э. по предложению плебейского трибуна Публилия Филона (ср. Gai. Inst. IV, 22).

[194] Офилий – римский юрист I в. до н.э., ученик Сервия Сульпиция Руфа, друг Цезаря, автор сочинения Ius civile, De legibus, комментариев к преторскому эдикту и др.

[195] Сервий Сульпиций Руф (106–43 гг. до н.э.) – римский юрист.

[196] Закон плебейского трибуна Аквилия принят плебисцитом приблизительно около 286 г. до н.э.

[197] Закон трибуна Аквилия был издан где-то около 286 г. до н.э.

[198] Известный формализм легисакционных исков, когда малейшее изменение текста исковой формулы делало недействительным весь процесс, был обусловлен не только неразвитостью процессуального права, как, впрочем, и вообще государственных институтов архаического общества, но и особым отношением римлян той эпохи к магии слова. Процессуальная формула воспринималась ими как своего рода заклятие, малейшее изменение текста которого делала магическую силу ничтожной. Здесь следует учитывать, что все право архаической эпохи было облечено в сакральную форму.

[199] Этимология слова sacramentum связана со словом sacrum – "жертвоприношение" и, возможно, с глаголом metior – "измерять", "определять", т.е. дословно sacramentum означает "определение жертвоприношения. Это лишний раз свидетельствует о древности данного иска и его изначальной связи с сакральным правом

[200] Время издания закона Пинария неизвестно, предположительно датируется V в. до н. э.

[201] Закон Силия о кондикции датируется последней четвертью III в. до н.э., но не позднее 204 г. до н. э. Закон Кальпурния, наоборот, относят ко времени после 204 г. до н. э. Ф. Дыдынский датирует закон Силия 269, а Кальпурния – 247 г. до н. э.

[202] Закон иногда приписывают плебейскому трибуну Публилию Филону, предположительно относя его к 370 г. до н.э.

[203] Возможно, закон Луция Фурия Камилла 344 г. до н.э.

[204] Закон 351 г. до н.э.

[205] Закон Валлия предположительно датируется около 190 г. до н. э. либо позднее.

[206] Закон Эбуция, по-видимому, издан где-то в первой половине II в.         до н. э. «Законы Юлия» - Законы Юлия Октавиана Августа 17 г. до н. э.

[207] Коллегия центумвиров, т.е. "ста мужей" – древнейшая коллегия судей, избиравшаяся по куриям, видимо, уже в эпоху Ромула. Эту коллегию иногда связывают с древнейшим сенатом Ромула, насчитывавшем как раз 100 человек (см. Fest. Centumvir. p. 47 L; Dionys. II, 12).

[208] Закон Августа 17 г. до н. э.

[209] Закон плебейского трибуна Овиния об избрании сенаторов цензорами из всех сословий по куриям датируется 312 г. до н.э. (См. Fest. Praeteriti senatores, p. 290 L).

[210] Рекуператорами назывались члены коллегии присяжных судей, составлявшей не менее трех человек. Использовалась эта коллегия в спорах, требующих ускоренного судебного разбирательства, и имела характер третейского суда.

[211] См. также  в третьей книге «Институций»  ст. 182 и сл.

[212] См.: Ст. 13–152, 190–195 первой книги, и ст. 112–113 второй книги «Институций» Гая.

[213] См.  Ст. 104–111 четвертой книги «Институций» Гая.

[214] См. основной список: Мякин Т. Г. История Древней Греции и Древнего Рима. Новосибирск, 2005. С. 24.

 

Домашняя

Дата последнего изменения этого узла 15.09.2005