Лесбос

 

Домашняя
Статьи
Лесбос
Древнее право

 

 

 

Мякин Т. Г.

 

Лесбосская демократия.

Политический строй античной Митилены с древнейших времен до V в. н. э.

 

Учебное пособие

Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2004. 86 с.

 

Данное учебное пособие представляет собой тематическое собрание материалов к спецкурсу «Античный Лесбос: с древнейших времен  до V в. н. э.», а также к курсу семинарских занятий по истории Древней Греции и Древнего Рима, и предназначено для студентов-историков гуманитарного факультета НГУ. Оно включает в себя все важнейшие литературные и эпиграфические источники по политическому строю и политической истории Митилены – крупнейшего из греческих городов-государств античного Лесбоса.  

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Предисловие

 

I. Политический строй античной Митилены (краткий исторический очерк)

 

II. Документы и материалы

 

Раздел 1. Патриархальная царская власть. Особая роль женского жречества (III тыс. до н. э. – VII в. до н.э.)

 

Раздел 2. Правление тиранов (620-е – 597 гг. до н. э.)

 

Раздел 3. Эсимнетия Питтака (597/596–586 гг. до н. э.)

 

Раздел 4. Митиленская демократия в VIIII вв. до н. э.

 

Раздел 5. Митиленская демократия в IIIII вв. до н. э.

 

Раздел 6. Под властью Рима: разложение полисных институтов (I в. до н. э. – III в. н. э.)

 

Предисловие

 

О-в Лесбос (Le>sbov), с эпохи турецкого завоевания до 1912 г. носивший имя Митилини (Mutilh>nh), – второй по величине после Крита остров Эгейского моря (1698 км ). Крупнейший экономический, политический и культурный центр античной эпохи Лесбос дал миру великих поэтов Сапфо, Алкея, Терпандра, Ариона, реформатора Питтака, автора знаменитой пастушеской идиллии «Дафнис и Хлоя» Лонга, «отца ботаники» философа Феофраста.

Тем не менее в отечественной исторической науке Лесбосу не повезло. В самом деле, если по античной истории Афин, Спарты, Беотии или Македонии написано уже немало, то о Лесбосе этого не скажешь. И хотя творчество великих лесбосских поэтов Сапфо и Алкея всегда вызывало интерес среди филологов-классиков, культурологов, да и просто широкой публики, собственно политическая история городов-государств античного Лесбоса в отечественной историографии особым вниманием не пользовалась. Зарубежное антиковедение, напротив, античный Лесбос своим вниманием не обходило.

 Здесь и многочисленные статьи, посвященные отдельным эпиграфическим памятникам, детальные обзоры в Реальной энциклопедии Паули-Виссова и, наконец, классические труды        Р. Кольдевея, Г. Писториуса и К. Цихория. Из наиболее значимых работ, вышедших в XX столетии, укажем книгу Э. Л. Шилдса «Лесбосские культы» (1917), небольшое сочинение И. П. Пападзоглу «История Эреса» (1981), «Прогулки по Лесбосу» М. Аксиотиса (1992). Последней наиболее значительной работой явился основательный труд Г. Лабарье («Города Лесбоса в эллинистическую и имперскую эпохи» Лион,1996), известный нам пока лишь по его обзору, данному в электронном журнале Bryn Mawre.

Однако, по многим причинам все эти работы, вышедшие в Англии, Франции и Греции, практически недоступны студенту.             А между тем сопоставление особенностей политического строя лесбосских городов-государств и, скажем, Афин имеет действительно большое значение как для понимания специфики античной полисной государственности вообще, так и для понимания перипетий собственно афинской или лесбосской политической истории.

 

Предлагаемое вниманию студентов и преподавателей пособие преследует, главным образом, учебно-методические цели. Оно представляет собой достаточно полный свод литературных и эпиграфических источников по истории политического строя наиболее значительного из лесбосских городов-государств – Митилены (гр. эол.– Mutilh>na).

Приводимые источники включают в себя как широко известные – в том числе и в русском переводе, – тексты классиков античной литературы (например, сообщение Аристотеля об эсимнетии Питтака, письмо Исократа «правителям митиленян»), так и тексты, никогда не переводившиеся ранее на русский язык (надписи и др.).

 Публикуемые источники по истории политического строя Митилены  распределены по следующим тематическим разделам:

Раздел 1.Патриархальная царская власть. Особая роль женского жречества (III тыс. до н. э. – VII в. до н. э.);

Раздел 2. Правление тиранов (620-е –597 г. до н. э.);

Раздел 3. Эсимнетия Питтака (597/596–586 гг. до н. э.);

Раздел 4. Митиленская демократия в VIIII вв. до н. э.;

Раздел 5. Митиленская демократия в IIIII вв. до н. э.;

Раздел 6. Под властью Рима: разложение полисных институтов  (I в. до н. э. – III в. н. э.).

   В рамках указанных разделов источники систематизированы в хронологическом порядке и сопровождаются кратким комментарием. Кроме того, указанные выше разделы предваряет краткий очерк истории политического строя Митилены – митиленской политии.

 В том случае, если среди исследователей имеются разногласия относительно временной атрибуции того или иного публикуемого текста, в комментариях по возможности даются соответствующие ссылки. При каждом приводимом тексте указывается автор перевода, а также издание, откуда взят текст. Все вновь публикуемые переводы эпиграфических и литературных текстов делались автором данного пособия по следующим изданиям:

Campbell D. A. (ed.). Greek Lyric. L.: Harvard university press, 1982. Vol. I: Alcaeus, Sappho.  Далее: Campbell, 1982.

Inscriptiones Graecae. Ed. Guilelmus Paton. Berolini: apud               G. Reimerum, MDCCCXCIX. Vol. XII. Fascic. II. Inscriptiones Lesbi, Nesi, Tenedi.  P. 2–150. Далее: IG XII, 2.

Inscriptiones Graecae. Ed. Fr. Hiller De Gaertringen. Berolini: apud Gvalterum et socios. MCMXXXIX. Vol. XII. Supplementum. P. 2–120. Далее: Supl.

M. N. Tod (ed). A selection of Greek historical inscriptions. Vol. II. Oxford: Clarendon press, 1948. Далее: Tod, 1948.

Thesaurus Linguae Graecae–Musaios (версия 2001). By D. Dumont, R.M.Smith. Los-Angeles. California: http://www.musaios.com. Далее: TLG 2001.

 

Библиографический список цитируемой литературы:

 

Андреев Ю. В. В ожидании «греческого чуда» (духовный мир микенского общества) // Вестн. древ. истории. М., 1993. № 4.            С. 21–29. Далее: Андреев, 1993.

Античные писатели: Словарь/ Ред. М. В. Белкин. СПб., 1999. Далее: Античные писатели, 1999.

Борухович В. Г. Из истории социально-политической борьбы на Лесбосе (конец VII – начало VI в. до н. э.) // Проблемы отечественной и всеобщей истории. Л., 1979. Вып. 5. С. 27 и сл. Далее: Борухович, 1979.

Бузескул В. История афинской демократии. СПб., 1909. Далее: Бузескул, 1909.

Виппер. Р. Ю. Лекции по истории Греции. Очерки по истории Римской империи (начало). Ростов н/Д., 1995. Т. I.     Далее: Вип-пер, 1995.

Грант М. Греческий мир в доклассическую эпоху. М., 1998. Далее: Грант, 1998.

Гущин В. Р. Клеон против Диодота. Митиленское восстание и имперская политика Афин. // Антич. вестн. Омск, 1999. Вып. 4/5. С. 176–187. Далее: Гущин, 1999.

Жреческие коллегии в раннем Риме. К вопросу о становлении римского сакрального и публичного права/ Отв. ред. Л.Л. Кофанов М., 2001. Далее: Жреческие коллегии 2001.

Ленская В. С. Архонт-басилевс в Афинах // Вестн. древ. истории. М., 2001. № 4 С. 126–140. Далее: Ленская, 2001.

Она же. Концепция «эвгении» в греческой традиции // Власть, право, норма: Светское и сакральное в античном и средневековом мире: Сб. статей / Под. ред. Н. А. Селунской. М., 2003. С. 29–43. Далее: Ленская, 2003.

Лурье С. Я. Новые папирусные свидетельства из истории Митилены в начале VI века до н. э. // Вестн. древ. истории. М., 1946. № 1. С. 187 и сл. Далее: Лурье, 1946.

Моммзен Т. История Рима. М., Ростов н/Д, 1997. Т.1–4. Далее: Моммзен, 1997.

Мякин Т. Г. Сапфо: новые переводы. // Гуманитарные науки в Сибири. Новосибирск, 2000. № 4.  С. 35–39. Далее: Мякин, 2000.

Он же. Становление полисного строя на Лесбосе (VIIVI вв. до н. э.) // История и социология государства. Сб. статей / Под ред.     А. П. Деревянко. Новосибирск, 2003. С. 5–18. Далее: Мякин, 2003.

Он же. Сапфо. Язык, мировоззрение, жизнь. СПб., 2004. Далее: Мякин, 2004.

Сидорова Н. А. Искусство Эгейского мира. М., 1972. Далее:     Сидорова, 1972.

Смышляев А. Л. Народ, власть, закон в позднереспубликанском Риме (По поводу концепции Ф. Миллара) // Вестн. древ. истории. М., 2003. № 3.  С. 46–60. Далее: Смышляев, 2003.

Торшилов Д. О. Античная мифография: мифы и единство действия. СПб., 1999. Далее: Торшилов, 1999.

Фролов Э. Д. Рождение греческого полиса. Л., 1988. Далее: Фролов, 1988.

Фюстель-де-Куланж. Древняя гражданская община. Исследование о культе, праве, учреждениях Греции и Рима. М., 1903. Далее: Фюстель-де-Куланж, 1903.

Хабихт Х. Афины. История города в эллинистическую эпоху. М., 1999. Далее: Хабихт, 1999.

Хаммонд Н. История Древней Греции. М., 2003.  Далее: Хаммонд, 2003.

Ярхо В. Н. Новые литературные тексты из собрания оксиринхских папирусов. // Вестн. древ. истории. М., 1989. № 3. С. 209 и сл. Далее: Ярхо, 1989.

Aly W. Sappho // Pauly-Wissowa, Realenzyclopaedie der klassischen Altertumswissenschaft (RE). Stuttgart, 1920. Bd. 1, 2.  S. 2357–2384. Далее: Aly, 1920.

Berve H. Die Tyrannis bei den Griechen. Muenchen, 1967. Bd. 1–2.  Далее: Berve, 1967.

Braddock J. Sappho's Island. L., 1970. Далее: Braddock, 1970.

Buerchner. Lesbos // Pauly-Wissowa, Realenzyclopaedie der klassischen Altertumswissenschaft (RE). Stuttgart–Weimar, 1935. 42 Hlb Bd.  S. 2107–2133. Далее: Buerchner, 1935.

Burnett A. P. Three Archaic Poets: Archilochus, Alcaeus, Sappho. Cambridge; Massachussets, 1983. Далее: Burnett, 1983.

Cichorius С. Rom und Mytilene. Leipzig, 1888.    Далее: Chicho- rius, 1888.

Conze A. Reise auf der Insel Lesbos. Hannover, 1865. Далее:     Conze, 1865.

Gallavotti C. Storia e poesia di Lesbo nel VII–VI secolo A. Chr. 1. Alceo di Mitilene. 2. Saffo. Bari–Napoli, 1949. Далее: Gallavotti, 1949.

Herbst R. Mytilene // Pauly-Wissowa (RE). Stuttgart, 1935. 23 Hlb Bd. S. 1411–1428. Далее: Herbst, 1935.

Hiller von Gaertringen F. Neue Forschungen zur Geschichte und Epigraphik von Lesbos // Nachrichten von der Gesellschaft der Wissenschaft zur Goettingen Phil.–Hist. Klasse. NF. Goettingen, 1936. Bd. 6.  S. 108–122. Далее: Hiller, 1936.

Hiller von Gaertringen. De Lesbi et Tenedi rebus // Berolini, 1939.  IG, XII. Supplementum. S. 52–78. Далее: Hiller, 1939.

Labarre G. Les cites de Lesbos aux epoques hellenistique et imperiale. Lyon, 1996 . Далее: Labarre, 1996.

Koldewey R. Die antiken Baureste der Insel Lesbos. Berlin, 1892. Далее: Koldewey, 1892.

Ostwald M. Nomos and the beginnings of the Athenian democracy. Oxford, 1969. Далее: Ostwald, 1969.

Plehn S. L. Lesbiacorum liber. Berolini, MDCCCXXVI. Далее: Plehn, 1826..

Schachermeyr Fr. Pittakos // Pauly-Wissowa (RE). Weimar, 1950. 40 Hlb Bd.   S. 1862–1873. Далее: Schachermeyr, 1950.

Treu M. Sappho // Pauly-Wissowa (RE). Weimar, 1968. Suppl. XIII.  S. 1222–1240. Далее: Treu, 1968 (S).

Treu M. Alkaios // Pauly-Wissowa (RE). Weimar, 1968. Suppl. XIII.  S. 8–19. Далеее: Treu 1968 (A).

 

 

I. ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ АНТИЧНОЙ МИТИЛЕНЫ

(краткий исторический очерк)

 

 

Политический строй Митилены имеет древнюю историю. Согласно данным раскопок, поселения в пределах будущей городской черты существовали уже в III тыс. до н. э. К тому же времени относится расцвет Терми – города бронзового века, располагавшегося в 4 км к северу от Митилены и ставшего на несколько веков главным политическим центром на юго-востоке Лесбоса. И хотя, ввиду отсутствия письменных источников, мы не можем с какой-либо достоверностью установить особенности политической организации этого древнейшего лесбосского государства, тем не менее, сопоставление с «троянским» материалом, минойским Критом, а также ряд митиленских преданий, позволяют все-таки указать на  некоторые ее черты[1].

Во-первых, как это явствует из легенды о Макаре (см. далее    разд. 1), мы вправе полагать здесь патриархальную монархию царя-жреца, отчасти, по-видимому, ограниченную Советом, включавшим в себя представителей родовой и жреческой аристократии. Во-вторых, как показывает предание о дочерях Макара (см. также    разд. 1), мы сталкиваемся здесь с особой ролью женского жречества и культа Великой богини плодородия (позднее – Артемиды), выступавшей в качестве своего рода верховного законоблюстителя (ср. далее разд. 1, 6).

Гибель Терми в огне пожара (XII в. до н. э.)[2], вторжения ахейцев и «народов моря» (XIIIXII вв. до н. э.), а затем переселение эолийцев и фракийцев (после XII в. до н. э.) коренным образом изменили этническую и политическую ситуацию на острове, положив начало собственно митиленской государственности.

К VII в. до н. э. Митилена уже является крупным политическим центром греков-эолийцев и одним из главных центров греческой колонизации на северо-востоке Эгеиды[3]. Заметим, что эта колонизация менее всего была похожа на однократное организованное переселение с материка из какого-то одного места на остров одной большой племенной группы во главе со своим вождем. Напротив, греки-эолийцы проникали на Лесбос постепенно, с разных мест      (в основном из Беотии и Пелопоннеса) небольшими партиями в течение очень длительного времени, понемногу ассимилируя местное фрако-минойское население[4].

Ввиду этого  в Митилене, по-видимому, с самого начала, территориально-политический принцип организации общества в целом преобладал над кровно-родственным: кровно малосвязанные друг с другом эолийские роды образовывали территориальные общины, составлявшие единую Эолийскую филу (fu>la – «племя»)[5].

Во главе этого эолийского «племени» как военно-политической организации всех эолийцев в конце VII в. до н. э. формально стояло Народное собрание, собиравшееся на митиленской агоре (см. у Алкея: fr. 130 L.-P.). Однако реальная власть была в руках у Совета (bo>lla), объединявшего наиболее авторитетных представителей «благородной» аристократии. Членство в Совете было наследственным: «Мой отец и отец отца, – писал Алкей, – состарились, деля власть с этими, злоумышляющими друг против друга гражданами» (Alc., Fr. 130b, 5–7). Царь (basileu>v), передававшаяся по наследству власть которого, по-видимому, вполне походила на власть гомеровских царей, был председателем Совета – пританом (pro>taniv).

До конца VII в. до н. э. царская власть являлась наследственным достоянием наиболее влиятельного в военно-политическом  отношении рода Пенфилидов, который возводил свое родословие к Пенфилу, внуку Агамемнона (Alc., Fr. 70, scol. ad v. 6; Strab., XIII, 582). Она включала в себя как высшую военную власть, так и право «решающего слова» в суде и в Народном собрании (ср.: Hom., Ilias, I, 175; II, 195 и др.). Кроме того, царь выполнял функции верховного жреца (cм. далее разд.1).

Успехи эолийской колонизации на острове и в Малой Азии привели к тому, что это исключительное право на царскую власть стало оспариваться у Пенфилидов другими знатными родами, чье военно-политическое могущество несказанно возросло. В борьбе со своими политическими противниками в 620-е гг. до н. э. Пенфилиды прибегли к террору, опираясь на отряды крестьян-дубинщиков (cм. далее разд. 2). В ответ на это противники Пенфелидов, апеллируя, по-видимому, к верховной власти Народного собрания, подняли восстание: последний Пенфил был убит, и власть перешла к представителю рода Клеанактидов Меланхру, который сделался тираном (tu>rannov, cм. разд. 2).

Согласно Аристотелю, власть тирана, когда он борется со знатными, многое заимствует «от демократии» (Arist., Pol. 1311а). И без сомнения, митиленские тираны в своем стремлении опереться не только на аристократов, но и на народ, волей-неволей способствовали стремительному росту политического веса Народного собрания, игравшего роль своего рода верховного арбитра в распрях знати[6]. Последующие события свидетельствуют именно об этом.

Около 612/608 гг. до н. э. аристократическая группировка Антименида в союзе с частью народа (а именно – с эллинизированными фракийцами[7]), во главе которого стоял мельник Питтак, сын Гирра, свергла тирана Меланхра (Suda, P 1659; Alc., Fr. 414; см. далее   разд. 2, 3)[8]. Тираном был сделан другой Клеанактид – Мирсил, сын Клеанора, возвращенный из изгнания (см.: Alc., Fr. 306, 1–2; см. далее: разд. 2)[9].

Время правления Мирсила (612/608–597/596 гг. до н. э.)– это время активного вмешательства митиленского народа во внутреннюю и внешнюю политику. В 607/606 гг. до н. э. митиленское войско во главе с Питтаком ведет упорную борьбу с афинянами за земли в Троаде (Малая Азия). Питтак вызывает на единоборство и убивает предводителя афинян, олимпийского чемпиона 636 г. до н. э. Фринона (Diog. Laer., I, 74; см. разд. 2). Около 604 г. до н. э. раскрыт заговор аристократической группы поэта Алкея и его брата Антименида против Мирсила: опасаясь суда, заговорщики бегут в Пирру (местечко в 35 км к северо-западу от Митилены), где находят убежище в святилище Артемиды (или Геры). Их имущество было конфисковано, по-видимому, в пользу народа (Alc., Schol ad Fr. 114, fr. 129, 130b; см. разд. 2).

Не вполне удачная война с афинянами за митиленские владения в Троаде, «дружба» с лидийским царем Алиаттом и в связи с этим, возможно, личные амбиции, подорвали авторитет Мирсила в глазах народа[10]. Около 597 г. до н. э. он был отправлен в изгнание и вскоре умер (Sappho, Fr. 98b, 7; Alc., Fr. 331)[11]. Вслед за этим была изгнана и поэтесса Сапфо, занимавшая при Мирсиле видное общественное положение и олицетворявшая собой древние привилегии женского жречества (см. далее разд.2)[12].

Вернувшиеся из Пирры изгнанники во главе с Алкеем и Антименидом попытались при финансовой поддержке лидийцев вернуть себе власть, но народ более не желал терпеть над собой аристократию. Для борьбы с изгнанниками Народное собрание вручило герою войны с афинянами Питтаку чрезвычайные полномочия, избрав его эсимнетом (aijsumnh>thv, см: Alc., Fr. 328; см. далее       разд. 3). В решающей «битве у моста» изгнанники были разгромлены, их вожди Алкей и Антименид бежали за пределы Лесбоса (по: P. Oxy., fr. 98)[13].

Это было поворотным моментом в древней истории Митилены. Отныне именно народ олицетворял собой высшую политическую власть. Выступив в роли верховного арбитра, Народное собрание вновь воскресило к жизни крайне архаичный институт древнейшего общинного народоправства – эсимнетию (см. далее разд. 3)[14]. Избранный эсимнетом сроком на 10 лет Питтак получил, вместе с тем, полномочия и, возможно, титул «царя» (basileu>v), как на то указывает фрагмент лесбосской песни (см. разд.3). Это также было важным новшеством: отныне должность «царя» становилась выборной, его власть – подотчетной Народному собранию, обретая зримые черты власти исполнительной (см. далее разд.3). Таким образом, закладывались основы того демократически организованного государства, которое мы знаем по многочисленным эпиграфическим памятникам IVII вв. до н. э. (Ср. например: IG, XII (2), 6 в разд.5).

За десятилетний срок своей эсимнетии Питтак, выполняя волю народа, действительно, многое сделал для укрепления демократии. Был осуществлен уравнительный передел земельной собственности в митиленских колониях, что способствовало упрочению экономической основы демократического строя (Diod., IX, 12, 1; см. далее разд. 3). Устанавливался, даже, как полагали некоторые исследователи, контроль со стороны должностных лиц за заключением сделок купли-продажи[15]. Наконец, был составлен и опубликован свод законов, часть из которых  была направлена на ограничение роскоши знати (закон против пьянства и закон против похоронных процессий: см. разд. 3). Кроме того, существенным образом ограничивалась и власть отца над своими детьми и домочадцами (Dion. Hal., Antiq. II, 26, 2)[16]. Вырезанные на деревянных досках (Diog. Laert., I, 77) эти законы получили, по-видимому, до определенной степени сакральное звучание, что соответствует изначально общему для архаических Греции и Рима воззрению на закон как на священный текст, своего рода договор общины с богом[17].

По истечении десяти лет, около 587/586 гг. до н. э., Питтак сложил с себя полномочия эсимнета и царя, посвятив свой «царский» земельный надел, выделенный ему по решению народа, богам    (См.: Diog. Laert., I, 75; см. разд. 3). Таким образом, вся деятельность Питтака в Митилене, равно как и Солона в Афинах, была направлена на последовательное закрепление принципа верховенства народа, как в экономической, так и в политической сфере.

Однако, в отличие от Солона, Питтак не создал новое государство, он лишь радикальным образом перераспределил полномочия между   традиционными властными институтами (ср. известную оценку Аристотеля: Arist., Pol., 1274b). «Конституция» Питтака была, таким образом, всего лишь демократическим переосмыслением старых норм. И надо сказать, эта опирающаяся на традиционные нормы «конституция» оказалась куда прочнее афинской «солоновской».

Действительно, вплоть до середины IV в. (до н. э.), когда в Греции начинается уже повсеместный процесс внутреннего разложения демократической системы как таковой, мы не знаем в Митилене ни тирании, ни иной политической смуты, которая была бы вызвана внутренними причинами. Все происходившие перевороты легко объясняются давлением внешней силы.

Так, после Питтака демократия оставалась в Митилене незыблемой вплоть до окончания похода персидского царя Дария против скифов (513 г. до н. э.), хотя город вскоре после падения Лидии   (546 г. до н. э.) и признал свою зависимость от персов (Her., I, 160; см. далее разд. 4). В 513–500 гг. до н. э. при непосредственной военной поддержке персов в Митилене единолично правит ставленник Дария аристократ Кой, сын Эрксандра (Her., V, 11, 37). Однако в 500 г. до н. э., граждане Митилены восстали и, примкнув к Ионийскому восстанию, побили Коя камнями (Her., V, 37; VI, 5; см. разд.4)[18].И хотя, после взятия Милета, поверженная Митилена вскоре вновь была вынуждена признать военно-политическую зависимость от Персии, тем не менее демократия в городе была восстановлена и о тиранах мы больше не слышим (Her., VI, 31). В 479 г. до н. э., вскоре после разгрома персов греками при Платеях и при Микале, вместе с другими лесбосскими городами и Хиосом Митилена примкнула к Делосскому морскому союзу уже как р а в- н о п р а в н ы й  п а р т н е р  афинян (Thuc., III, 9; см. разд.4).

Однако, по верному замечанию Аристотеля, афиняне «обманули лесбоссцев» (Arist., Pol., 1284a; см. далее: разд.4). Союз с Афинами  в 430-е гг. до н. э. обернулся бесцеремонными попытками афинян «оттягать» в свою пользу наиболее лакомые куски земельной собственности (Arist., Pol., 1304a), что и стало основной причиной восстания Митилены в 428 г. до н. э, на четвертом году Пелопонесской войны (см. разд.4). Таким образом, перед нами, как это явствует из изложения Фукидида, вовсе не мятеж «олигархии» против демократических Афин[19], а скорее борьба против тирании афинян и произвола их проксенов (см. выше у Аристотеля; Ср.: Thuc., III, 2 и сл.). Об этом свидетельствуют и решения афинского Народного собрания после подавления восстания на Лесбосе, которые были направлены именно против свободы Митилены и ее народа (IG, I (2), 60)[20]. Действительно, свыше 1000 граждан города были казнены, все земля – собственность митиленского народа – была поделена между афинскими клерухами, а лесбоссцы превратились в ее арендаторов (Thuc., III, 50).

После разгрома афинян в Сицилии Митилена вновь восстает (412 г. до н. э.) и на несколько последующих лет оказывается в самом эпицентре театра военных действий второго этапа Пелопонесской войны (Thuc., VIII, 5 и сл.). Наконец, после окончательного разгрома афинян спартанцами в битве при Эгоспотамах (405 г. до н. э.), наварх Лисандр занимает город. В Митилене расквартировывается спартанский гарнизон во главе с гармостом (Xen., Hell. II, 2, 5). Однако спартанская тирания, по-видимому, оказалась для митиленцев еще обременительнее  афинской. Во всяком случае, сразу после поражения Спарты в битве с персами у Книда (394 г.  до н. э.) Митилена деятельно поддерживает усилия афинских полководцев Конона, а затем Фрасибула по созданию нового морского союза (Diod., XIV, 84, 3; 94, 3; Xen., Hell., IV, 8, 28; см. далее      разд. 4). И в 378/377 гг. Митилена одной из первых присоединилась к договору об образовании Второго Афинского морского союза (Syll., 147). Этот договор, с одной стороны, гарантировал Митилену от экономического проникновения Афин, с другой – был выгоден для митиленской торговли с Боспором (Ср.: IG, XII (2), 3).

Период дружбы с Афинами закончился около 350 г. до н. э., когда вследствие обострения социальных противоречий, и прежде всего долгового вопроса, к власти в Митилене приходит тиран Каммис, разорвавший всякие отношения с Афинами (Demosth., XIII, 8; XV, 19; см. далее разд. 5). Но вскоре Каммиса свергли (347 г.         до н. э.), его сторонников изгнали, и союз с афинянами был восстановлен (IG, II (2), 213). Дружбе с Афинами Митилена была верна, по-видимому, вплоть до поражения афинян при Херонее в 338 г. до н. э[21].

С 338 г. до н. э. Митилена – верный союзник Македонии. Во время похода Александра в Персию митиленцы Эригий и Лаомедонт получают важные посты при дворе царя (Arr., III, 6, 6). А в  333 г. до н. э. Митилена мужественно выдерживает многодневную блокаду со стороны персидского флота и капитулирует только ввиду полной безвыходности положения (Arr., II, 1, 1). Впрочем, в скором времени подоспел македонский флот, персидские ставленники были изгнаны, а городу вновь возвращена свобода (Arr., III, 2, 6; Curt., IV, 5, 22; см. далее разд. 5).

Итак, в течение всего этого времени изменения, которые претерпевал политический строй Митилены, были обусловлены либо военным давлением извне, либо имели характер кратковременной смуты (тирания Каммиса в 350–347 гг. до н. э.). При этом основные правовые положения «питтаковской конституции» сохранялись, хотя итерпретация и практическая реализация их в разное время была различной[22]. Верховная власть, безусловно, принадлежала Народному собранию (в надписях – Народ), которое олицетворяло собой «город» (po>liv)[23]. В руках Народа (da~~mov) находились финансы, оплата деятельности должностных лиц и пошлины, право устанавливать содержание драгоценного металла в монете (IG,     XII (2), 1, 7, 11; см. далее разд. 4 и 5), а также право высшей юрисдикции в отношении каждого из граждан (IG, XII (2), 4, 5, 6; см. разд. 4 и 5). Народное собрание (Народ) принимало решения по широчайшему кругу вопросов: оно регулировало отношения собственности (IG, XII (2), 6); ратифицировало международные договоры и соглашения, отправляло посольства (IG, XII (2), 6, 16, suppl. 3, 135, 137, 138). Кроме того, оно контролировало разрешение судебных споров    (IG, XII (2), 6, 142, suppl. 137), давало поручения Совету и высшим должностным лицам (IG, XII (2), 6, 18, suppl. 2), ведало вопросами сакрального права и чествовало отличившихся граждан (IG, XII (2), 6, 220–222 и др.; см. далее разд. 5). Можно с уверенностью утверждать, что по своим властным полномочиям митиленское Народное собрание (Народ) VIII вв. до н. э. стояло близко к афинскому и в любом случае было несравненно более полновластным органом, чем, скажем, римские комиции[24].

Другое дело, что, в отличие от Афин, исполнительную власть в Митилене осуществлял достаточно независимый и авторитетный Совет, в чьи обязанности входило предварительное рассмотрение выносимых на Народное собрание проектов постановлений (IG,   XII (2), 5 (1–2), suppl. 3, 135, 138, 142; см. здесь и далее разд. 5). Этот бывший «Совет благородных» VII в. до н. э., ставший со времени Питтака выборным органом, возглавлялся председателем – пританом, избиравшимся ежегодно (IG, XII (2), 74 и др.). Однако, в отличие от Афин, где Совет и в IVIII в. до н. э. формировался территориальными филами на основе пропорционального представительства[25], митиленский Совет представлял собой собрание выборных должностных лиц, входивших в учреждаемые Народным собранием коллегии (Ср.: IG, XII (2), 5(1, 2), 6).

Из этих коллегий вплоть до I в. до н. э. наибольшее значение имела коллегия «царей», или, лучше сказать, басилевсов (basi>lhev). Басилевсы возглавляли систему органов исполнительной власти, одновременно выполняя функции верховных судей. Басилевсам были подчинены стратеги (strota>goi) – высшая административная власть, а также судьи в округах (peri>dromoi) и судебные смотрители (dikasko>poi; См.: IG, XII (2), 6, v. 5 и сл.). Кроме того, в качестве глав исполнительной власти басилевсы объявляли народу о решениях Народного собрания (Народа) (IG,   XII (2), 18, suppl. 3). Таким образом, по объему своих полномочий митиленские басилевсы напоминали уже скорее не афинского архонта-басилевса с его сугубо жреческими функциями[26], но римских консулов с их, по словам Т. Моммзена, почти «царской» властью[27].

Стратеги, также избиравшиеся на год, выполняли административные функции, командовали на войне, под началом притана и басилевсов контролировали исполнение постановлений Народного собрания (IG, XII (2), 5(1, 2), 6, 67; см. далее разд. 5). Кроме того, от имени Совета стратеги делали доклады Народу и вносили на его рассмотрение одобренные Советом предложения (IG, XII (2), 18, suppl.135, 137, 138, etc.). Подобно басилевсам, стратеги могли оповещать граждан о решениях Народа  (IG, XII (2), suppl. 137).

Под общим руководством стратегов и басилевсов действовала избираемая Народом коллегия агораномов (ajgorano>moi), следившая за порядком на рынке (IG, XII (2), 58а; ср.: IG, XII (2), 258, 484). Финансовым обеспечением решений Народа ведали казначеи (tami>ai), курировавшие годовой бюджет Совета – «годовые деньги» (ta< kat jej>tov ejgcerjrJizo>mena: IG, XII (2), 5 (1)). Кроме того, казначеи вместе с коллегией эксетастов (ejxetastai>) были ответственны за увековечивание постановлений Совета и Народного собрания (Народа) на каменных стелах (IG, XII (2), 5, 15).

Притан как председатель Совета  координировал деятельность коллегий и, помимо того, по поручению  Совета и Народа мог выполнять обязанности жреца (ср. постановление Совета и Народа об отправке притана во главе священного посольства в качестве «жреца быков»: IG, XII (2), 7). Далее, скорее всего именно притан вместе с басилевсами мог организовывать создание особой судебной комиссии с чрезвычайными полномочиями для проведения следствия и рассмотрения дел о правонарушениях в финансовой сфере. В  комиссию входили члены Совета «в количестве не менее половины от общего состава» (IG, XII (2), 1).

Таким образом, митиленская демократия, с одной стороны, обнаруживала ряд черт, сближавших ее с демократией афинской, с другой стороны, имелись и существенные различия.

Действительно, Народное собрание (Народ) в Митилене, как и афинское Народное собрание (Народ), являлось высшим органом государственной власти с неограниченной компетенцией. Постановление Народа (ya>fisma) обладало высшей юридической силой (ku>rion) и могло быть отменено только самим Народом, (IG, XII (2), 1, 5(3), 6). Понятие закона (no>mov) в IVII вв. до н. э. по-прежнему относилось, прежде всего к области сакрального права и связанной с ним правовой процедуре. Например, «законом» регулировался порядок постройки и реконструкции храмовых сооружений (IG, XII (2), 10, 11). «По закону» (ka<t jno>mon) проходила церемония увенчания золотым венком за заслуги перед городом, а также церемонии дарования прав гражданства и возведения в проксены (IG, XII (2), 18, suppl. 3, 137, 142; см. далее разд. 5). В соответствии «с Пифийским законом» снаряжалось священное посольство (IG,     XII (2), supl. 138).

Вместе с тем митиленский Совет, в отличие от афинского Совета, гораздо в большей степени пользовался правом «предварительного рассмотрения» (probolleu>hn) проектов постановлений, что ограничивало произвол Народного собрания (Народа) и придавало демократической системе значительную устойчивость (ср.: IG, XII (2), 5 (1), 6; suppl. 135). Этому отвечала также существенная роль аристократии в системе органов исполнительной власти. Так, представители рода Пенфилидов, пусть и в рамках демократии, имели влияние на исполнительную власть начиная с Питтака, который был женат на дочери последнего царя Пенфила (VI в. до н. э.), и вплоть до Аврелии Артемисии, избранной «почетным пританом» во II в. н. э. ( Diog. Laert., I, 81; IG,       XII (2), 255; см. далее разд. 6).

Таким образом, если афинскую демократию в ее классических формах справедливо будет назвать радикальной демократией, то митиленскую – демократией умеренной, «эвгенической»[28].

Быть может, именно этим и объясняется относительная устойчивость политического строя Митилены в богатые смутами IVIII вв. до н. э. Так, в обстановке ожесточенного противоборства диадохов, разгоревшегося после смерти Александра Великого, город, по-видимому, сумел сохранить демократию, хотя и вынужден был признать военно-политическую гегемонию сначала Антигона         (316–301 гг. до н. э.), затем Лисимаха (с 301 г. до н. э.), а потом и Птолемеев (с 281 г. до н. э.)[29].

И опять-таки, в отличие от Афин, Митилена в это время смогла не только сохранить свою экономическую мощь, но даже ее приумножить.[30] Город поддерживает тесные связи с Этолийским союзом и Критом (IG, XII (2), 15, 16, 17; см. далее разд. 4). А в 207 г. до н. э. вместе с другими влиятельными державами  выступает в роли посредника, стремясь примирить Рим с Македонией (Pol., XI, 4, 1; App., Mak., 3; см. далее разд. 4). В 201 г. до н. э. Митилена становится членом Родосского союза (IG, XII (2), 285), а вскоре, после 196 г., вступает в союз с Фессалией[31]. Желая избавиться от какой бы то ни было опеки со стороны эллинистических царей, Митилена активно поддержала Рим в его войне с Антиохом Великим и в 190 г. до н. э. даже оказала римлянам военную помощь (Liv., XXXVII, 12, 15; 21, 4; 55, 6; см. далее разд. 4)[32].

Добившись после разгрома римлянами Антиоха полной независимости, Митилена вскоре после 190 г. до н. э. заключает с другими лесбосскими городами Мефимной, Эресом и Антиссой – договор об образовании Лесбосского союза [33]. Союз предусматривал создание общих вооруженных сил, органов власти, совместную чеканку монеты (IG, XII (2), 136)[34]. Делами Союза ведало общелесбосское Народное собрание и Совет стратегов, собиравшиеся в главном культовом центре митиленской хоры – в городке Мессе, у храма Афродиты (IG, XII (2), 136b, с. 45 и др.). Там же должен был заседать общелесбосский суд, на котором в соответствии со жребием поочередно председательствовали полномочные представители всех четырех городов членов Союза (IG, XII (2), 136 b, l. 43). Насколько мы можем судить по дошедшему до нас в крайне разрушенном состоянии тексту договора, Митилена лидировала в Лесбосском союзе. Например, именно денежный взнос Митилены в общелесбосскую казну (1/60 ежегодных доходов) был, по-видимому, определяющим мерилом для остальных союзников. Кроме того, как кажется, именно Митилена выставляла в случае военной опасности войска, союзники же должны были участвовать деньгами (IG, XII (2), 136 b, l. 5). Точно так же Митилена посылала в союзный Совет наибольшее число стратегов (девять, меж тем как Мефимна, например, всего шесть (Cм: IG, XII (2), 136 b, l. 15–30).

Создание Союза, безусловно, упрочило военно-политическое и экономическое положение Митилены. Последующие годы были для города временем экономического подъема, сопровождавшегося, однако, прогрессирующей социальной дифференциацией и, как следствие, ожесточенной борьбой политических группировок      (Ср. IG, XII (2), suppl. 142; Plut., Grach., VIII, 6)[35]. Ситуация осложнялась ввиду усиливающегося политического и экономического нажима со стороны Рима, установившего после событий 196–190 гг. до н. э. фактическую гегемонию над Грецией. В этой обстановке Лесбосский союз стал на сторону Македонии, оказав содействие царю Персею в его борьбе с римлянами (168 г. до н. э.)[36].

Возмездие со стороны римлян не заставило себя ждать. Уже в следующем году царь Персей был разгромлен, римляне высадились на Лесбосе, взяли штурмом и разрушили главную базу македонского флота на острове – Антиссу. Ее жителей переселили в Мефимну (Liv., XXXV, 31, 13). Лесбосский союз был распущен[37]. Политическому доминированию Митилены на острове, по-видимому, пришел конец, а в самом городе резко усилились позиции аристократической партии (Plut., Grach. VIII, 6). Тем не менее Митилена еще далеко не была сломлена.

Действительно, в 88 г. до н. э., когда понтийский царь Митридат VI Евпатор освободил от римлян Малую Азию, призвав всех греков присоединиться к нему, Митилена энергично подхватывает знамя антиримского восстания. Она выдает Митридату римского военачальника М. Аквилия, искавшего убежища на острове, изгоняет и казнит всех римлян, находившихся на тот момент в городе и с ликованием встречает Митридата как освободителя (Vell., II, 18, 1; Val. Max., II, 10, 5; Appian., Mithr., XXI; см. далее разд. 6). Более того, и после разгрома Митридата Суллой Митилена продолжала с мужеством отчаяния один на один противостоять Риму. В 84–83 гг.       до н. э. она выдерживает осаду флота Лукулла, и только в 79 г.      до н. э. огромная римская армия под командованием Минуция Терма взяла штурмом непокорный город. При взятии Митилены особенно отличился двадцатилетний Гай Юлий Цезарь, получивший за свою доблесть венок (corona civica: Suet., Caes., II).

В ознаменование полного уничтожения митиленской свободы римляне разрушили священный центр гражданской общины – акрополь и срыли городские стены (Liv., epit., LXXXIX)[38]. Тем не менее окончательное решение вопроса о судьбе города оставалось прерогативой римского Сената, которому в то время было, по-видимому, не до Митилены[39]. Между тем митиленцы последовательно прилагали самые энергичные усилия для того, чтобы, заручившись поддержкой влиятельнейших лиц Рима, восстановить былое положение своего города.

В 66–64 гг. до н. э. виднейший представитель митиленской аристократии Феофан, сын Гиеройта, сопровождает Гнея Помпея Великого в его походе в Азию (Strab., XIII, 67; XI, 503; см. далее разд. 6)[40]. В ходе этого похода Феофан настолько сдружился с Помпеем, что получил от него римское гражданство, став Гнеем Помпеем Феофаном (Cic., Pro Arch., X, 24). В 62 г. до н. э. Помпей Великий в сопровождении своего друга прибыл в Митилену, где их ждал роскошный прием. В городском театре, который потряс Помпея своим великолепием, поэты, соревнуясь между собой, воспевали деяния Помпея в Азии (Plut., Pomp., XLVIII). В конце концов, очарованный верноподданнической истовостью митиленцев Помпей «вернул городу свободу», позаботившись по возвращении в Рим об издании соответствующего сенатусконсульта (Vell., II, 18, 1). Этим решением Сената восстанавливался суверенитет митиленского Народного собрания (Народа) над землями, принадлежавшими ранее городу, Митилена получала автономию и становилась союзником Рима[41]. В точном соответствии со смыслом данного акта Гней Помпей Великий  и Гней Помпей Феофан были провозглашены митиленским Народом «спасителями и основателями города» (swth<r kai< kti>sthv th~v po>lewv: IG, XII (2), 145, 202 и др.). Один из месяцев митиленского календаря стал называться Помпеем, а после смерти «спасителей» Митилена продолжала чтить их как своих героев и покровителей[42].

Само собой разумеется, все это вело к быстрому разложению институтов полисной демократии. Компетенция восстановленных Совета и Народного собрания оказывалась все более ограниченной не только извне – военно-политической гегемонией Рима, но также и изнутри – «авторитетом» узкого круга знатных семейств, связанных с римлянами. К потомкам Гнея Помпея Феофана здесь вскоре добавились Пенфилиды. Это произошло после того, как один из них – Потамон, сын Лесбонакта, – в 45 и 24 гг. до н. э., действуя вместе с поэтом Кринагором и другими митиленцами, сумел добиться подтверждения союзнического договора с Римом сначала у Юлия Цезаря, а затем и у Августа (IG, XII (2), 35, 58, suppl. 7; см. далее разд.7).

Таким образом, именно от представителей этих двух родов и от их связей с римлянами вплоть до II в. н. э. зависело благополучие города и его граждан. Так, в руках сына Потамона Гая Клавдия Диафена и его потомков находились учрежденные в Митилене около 25 г. до н. э. культ Августа и празднество Августалий (Ср. IG, XII (2), 58, 68). Друг Потамона поэт Кринагор был домашним стихотворцем сестры Августа Октавии и воспитателем ее детей, а впоследствии писал гимны Тиберию (см. далее разд. 6)[43]. В свою очередь, сын Гнея Помпея Феофана тоже Гней Помпей Феофан около 12 г. до н. э. был назначен Августом наместником провинции Азии, с которой Митилена была экономически самым тесным образом связана(I. Pr., 247; Strab., XIII, 618). И впоследствии потомки Феофана, по-видимому, не раз стояли во главе малоазиатских провинций Римской империи, а один из них, Деций Бальбин даже стал в 238 г. на 99 дней императором (IG, V (2), 151; Hist. Aug., XXI, 7)[44].

Разумеется, в таких условиях вся собственно государственная деятельность митиленских Совета и Народа должна была свестись к декретированию бесчисленных почетных постановлений в честь императоров, членов их семей, римских чиновников и их жен    (Ср.: IG, XII (2), 202, 204–206, 207–208, 212, 213, suppl. 59, 60 etc.). Тем не менее, в качестве органов муниципальной власти митиленские Совет и Народ[45] вплоть до конца II в. н. э. обладали значительной свободой действий. Так, например, в компетенции Совета и Народного собрания в III вв. н. э. была организация религиозных празднеств, игр, церемоний, освобождение от общественных повинностей, городские финансы (IG, XII (2), 59, 60, 68, 69, 484)[46].

По мере нарастания давления со стороны имперской машины традиционные выборные должности теряли всякое значение, превращаясь в пустую формальность. Еще в начале I в. до н. э. исчезла должность басилевсов, их функции взяли на себя стратеги, коллегию которых возглавлял теперь Первый стратег (prw~~~~tov stro>tagov: IG, XII (2), 244, 245). Представителями связанных с римлянами знатных семейств все чаще практикуется одновременное отправление сразу нескольких должностей (IG, XII (2), 255, 484; см. далее разд. 6). К концу II в. н. э. уже и сами должности превращаются в своего рода почетные титулы. В надписях эпохи Антонинов мы встречаем уже и «почетного притана» (lo>giov pru>taniv), и «вечного притана» (pru>taniv di jai]wnov, см.: IG, XII (2), 235, 255). Обладатели таких титулов напрямую руководят деятельностью Совета и Народного собрания (Народа), которые теряют всякое значение (ср. полномочия жреца Августов Бриса, сына Бриса, с его boularci>a, nomofulaki>a: IG, XII (2), 484).

В связи с этим запоздалое восстановление Лесбосского союза во главе с Митиленой императором Марком Аврелием (161–180 гг.) могло иметь только символическое значение. Митиленская демократия умерла. И хотя «Совет и Народ» еще будут декретировать почетные постановления и при Севере, и при Каракалле, фактически, уже при сыне Марка Аврелия Коммоде (180–193 гг.) все руководство городом сосредоточено в руках нескольких романизированных семейств. Они и составляют городской Совет, вся деятельность которого жестко контролируется имперскими чиновниками (dogmato>grafoi: IG, XII (2), 67).

 

 

 

II. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

 

 

Раздел 1. ПАТРИАРХАЛЬНАЯ ЦАРСКАЯ ВЛАСТЬ. ОСОБАЯ РОЛЬ ЖЕНСКОГО ЖРЕЧЕСТВА

(III тыс. до н. э. – VII в. до н. э.)

 

 

1. Царь Макар и его дети

 

Диодор Сицилийский «Историческая библиотека», кн V, 81–82.   Пер.  Т. Г.  Мякина. По: TLG, 2001

 

… Мы достаточно рассказали о Крите, скажем теперь и о Лесбосе. Этот остров издревле населяли многочисленные народы, много прибывало на него и переселенцев. Первыми, когда он еще был пустынен, заняли его так пеласги[47]. Ксанф, сын Триопа, который царствовал над пеласгами, <пришедшими> из Аргоса[48], завладел некоторой частью ликийской земли и сначала царствовал над пеласгами, что поселились там, последовав за ним. Позднее, переправившись на Лесбос, который был пустынен, он разделил его землю между своим народом, а сам остров по имени поселенцев назвал Пеласгией. Раньше же он назывался Исса.

Впоследствии, когда через семь поколений случился Девкалионов потоп и много людей погибло, вышло так, что и Лесбос был опустошен наводнением. После этого прибыл на остров Макар и, увидев красоту его, поселился там. Макар был сыном Кринака, сына Зевса, как сообщают Гесиод и другие поэты, и жил в Олене, в стране, которая называлась тогда Иадой, а теперь зовется Ахайей. Народ под началом Макара собрался самый разный: были ионийцы, притекли всевозможные другие племена. И хотя сначала Макар заселил Лесбос, но впоследствии завладел и соседними островами, поскольку слава его все возрастала, как ввиду благости острова, так и благодаря  его собственной кротости и справедливости. И вот, он разделил <между своим народом> страну, что была пустынна.

Около того же времени приплыл на этот остров, отданный ему предсказанием, Лесб, сын Лапифа[49], внук Эола и правнук Гиппота, вместе с переселенцами, следуя слову пифийского бога[50]. Лесб взял в жены дочь Макара Мефимну. Поселившись вместе с нею и сделавшись знаменитым, он дал острову имя Лесбос в честь себя самого, а его народ стал называть лесбийцами.

В числе других у Макара были дочери Митилена и Мефимна, от которых и получили свои названия города. Сам же Макар, стремясь залучить себе близлежащие острова, выслал сначала колонию на Хиос[51]. Предводителем над переселенцами он поставил одного из своих сыновей. Вслед за тем на Самос он послал  другого сына, по имени Кидролай. Кидролай поселился там и, разделив остров согласно жребию на участки, сделался его царем. Третьим по счету Макар заселил Кос, дав ему в цари Неандра. Затем  Макар послал на Родос Левкиппа с большим числом переселенцев. Обитатели Родоса ввиду своего немноголюдства  приняли их с радостью…

Сам же Макар, царствуя на Лесбосе, записал закон, включивший в себя многое из того, что вообще полезно для государства. Макар дал имя этому закону «лев».[52] Такое название он предпочел ввиду силы и отваги, отличающих это животное…

 

 

Неизвестный лесбосский историк II в. н. э. (P. Oxy. 3711).

Пер. В. Н. Ярхо. По: Ярхо, 1989, с. 208–209

 

…(Гелланик?) говорит [53], что есть лесбийский закон… а называют этот закон львом, так как карой преступнику была смерть. Но Алкей, эпический поэт, утверждает, что Гефест, изготовив медного льва, вложил в него средство, помогающее людям. Макар же доставил его на Лесбос из Фолои и спрятал. Так он намеревался оберегать остров. Мирсил сообщает [54], что лев был спрятан у границ Мефимны. В оракуле Сивиллы (говорится), что лев был созданием Гефеста и хранил письмена, предназначенные оберегать остров, а Макар его спрятал и он стал невидим…

 

 

2. Особая роль женского жречества

 

Мирсил из Мефимны, «Лесбосская история», фр. 4а, 5.

Пер. Т. Г. Мякина. По: TLG, 2001

 

…Музы – это были такие рабыни, их прикупила себе Мегакло, дочь Макара. Макар царствовал над лесбийцами и вечно гневался на свою жену. Мегакло было обидно за мать. Отчего же нет? И вот приобретает Мегакло рабынь по имени Музы и зовет их на эолийский манер «Мойсы». Их она научила воспевать под кифару стройными голосами деяния древних. И вот они игрой на кифаре и прекрасным пением всякий раз умели пленить Макара и тот прекращал гневаться. За это Мегакло посвятила им в благодарность за мать медные стелы[55], и приказала всем чтить эту святыню вечно. Эти стелы и есть Музы…

…Мирсил <рассказывает>, что жившие на Лесбосе девы-Музы приходят, когда <в доме> горе, и поют заплачку…

 

 

Гелланик из Митилены, «Лесбика», фр. 33.

Пер. Т. Г. Мякина. По: TLG, 2001

 

…Малейский – <прозвище> Аполлона на Лесбосе. И святилище его тоже называется Малейским. <Оно получило свое название> от козы Манто[56]

 

 

3. Вторжения ахейцев и «народов моря» (XIIIXII вв. до н. э.)

 

Илиада, кн. IX, 260–261, 270–274.

Пер. Н. Гнедича

 

Гнев отложи, сокрушительный сердцу! Тебе Агамемнон

Выдаст дары многоценные, ежели гнев ты оставишь…

Семь непорочных жен, рукодельниц искусных дарует,

Лесбосских, коих тогда, как разрушил ты Лесбос цветущий [57],

Сам он избрал, красотой побеждающих жен земнородных;

Их он дарит; и при них возвращает и ту, что похитил,

Брисову дочь…

 

Илиада, кн. XXIII, 543–546.

Пер. Н. Гнедича

 

Сам ты, о старец, мы слышали, здесь благоденствовал прежде.

Сколько народов вмещали обитель Макарова Лесбос,

Фригия, край плодоносный, а здесь – Геллеспонт бесконечный:

Ты среди всех, говорят, и богатством блистал и сынами…

 

 

 

Аполлоний Родосский  «Начало Лесбоса», фр. 12.

Пер. Т. Г. Мякина. По: TLG, 2001

 

…Там Пелид умертвил Ирова сына Лампета [58],

Гикетаона убил – богородного Лепетимна[59]

И Мефимны дитя, за ним – Гипсипола, в отчизне

Всех превзошедшего мощью, единоутробного брата

Геликаонова – всех Киприда их погубила,

Что одаряет цветами…

 

 

4. Эолийская колонизация. Пенфилиды (XIVII вв. до н. э.)

 

Страбон «География», кн. XIII, 582–583; кн. XIV, 621.

Пер. Г. А. Стратановского. По: Страбон. География. М., 1994

 

…Действительно, как говорят, эолийская колонизация старше ионийской четырьмя поколениями, однако допускали и более длительные промежутки времени. Ведь Орест положил начало похода; после кончины героя в Аркадии ему наследовал сын Пенфил, который и дошел до Фракии 60 лет спустя после Троянской войны[60], как раз около времени возвращения Гераклидов в Пелопоннес; затем его сын Архелай повел эолийский поход в теперешний Кизик около Даскилия; младший сын его Грас, имея лучшее снаряжение, проник до реки Граника и, переправив большую часть своего войска на Лесбос, захватил остров. В то же самое время, как и Пенфил, собрали войско Клев, сын Дора и Малай, также потомки Агамемнона…

Так как эолийцы распространились по всей стране, которую, как я сказал, поэт называет Троянской [61], то одни из позднейших авторов называют всю страну Эолидой, другие же – только часть…

…Менекрат из Элеи в своем сочинении «Об основании городов» утверждает, что все современное ионийское побережье, начиная от Микале, так же как и соседние острова, в прежние времена населяли пеласги. Лесбийцы, однако, утверждают, что они были подвластны Пилею, которого поэт называет правителем пеласгов[62]; от его имени еще и теперь гора в их стране называется Пилеем.

 

Мирсил из Мефимны  «Лесбосская история», фр. 12 а,b.

Пер. Т. Г. Мякина, М., Л. Гаспарова по:

Плутарх. Застольные беседы. Л.,1990; TLG, 2001

 

… Энал, эолиец, был влюблен в дочь Финея, которую Пенфилиды, согласно оракулу Амфитриты, низвергли в море. Энал <вслед за ней> и сам бросился в море, но дельфин спас его и доставил на Лесбос…

Переселенцам на Лесбос был оракул: когда в плаваниях они встретят мыс, называемый Месогей, то принести на нем жертву, бросив в море Посидону быка, а Нереидам с Амфитритою – живую девушку. Вождей и царей у колонистов было семь, а восьмой, Эхелай, назначенный оракулом в начальники переселения, был еще не женат. Семеро <вождей>, у которых были незамужние дочери, бросили жребий, и он пал на дочь Сминфея. Ее нарядили, украсили золотом и когда достигли назначенного места, то хотели, помолясь, бросить в море. Но среди переселенцев был юноша, влюбленный в эту девушку, – рода он был, по-видимому, знатного, а звали его, помнится, Энал. Он, воспылав неодолимым желанием помочь девушке в ее беде, в последний миг бросился к ней, обнял ее и вместе с нею упал в море. Вот тогда и распространилась быстрая молва, ничем не подтверждаемая, но многих в народе убедившая, что оба они были спасены и вынесены на берег: говорили, что потом Энал явился на Лесбосе и рассказал, будто их подхватили в море дельфины и невредимо донесли до твердой земли…

 

Раздел 2. ПРАВЛЕНИЕ ТИРАНОВ (620-е – 597 гг. до н. э.)

   

 

1. Низвержение власти Пенфилидов. Меланхр

(620-е – 612/608 гг. до н. э.)

 

Аристотель, «Политика», кн. V, 8, 13.

Пер. С. А. Жебелева. По: Аристотель. Политика. М., 1998.

 

Многие занимавшие должности и принадлежавшие к царским династиям в гневе на то, что им нанесены были унизительные оскорбления действием, обиженные этим поруганием [63], либо расправлялись, либо пытались расправиться с обидчиками. Так, в Митилене Меланхр напал со своими друзьями на Пенфилидов, которые, шатаясь по городу, били встречных дубинами [64], и перебил их. И впоследствии Смерд, который был избит Пенфилом и оттащен от его жены, убил его…

 

Алкей, фр. 331

Пер. М. Л. Гаспарова. По: Эллинские поэты. М., 1999.

 

Меланхр, меж граждан достопочтеннейший…

 

2. Тирания Мирсила  (612/608–597/596 гг. до н. э.)

 

Диоген Лаэртский «О жизни знаменитых философов», кн. I, 74.

Пер. М. Л. Гаспарова

 

Питтак, сын Гиррадия, из Митилены; отец его (по словам Дурида) был фракиец. Это он вместе с братьями Алкея низложил лесбосского тирана Меланхра [65]. А когда афиняне воевали с митиленянами за Ахилеитиду[66], то Питтак начальствовал над митиленянами, а Фринон, олимпийский победитель-пятиборец, – над афинянами; Питтак вызвался с ним на поединок и, спрятавши под щитом своим сеть, набросил ее на Фринона, убил его и тем отстоял спорную землю…

 

Страбон, «География», кн. XIII, I, 38.

Пер. Г. А. Стратановского. По: Страбон. География. М., 1994

 

…Передают, что митиленец Археанакт возвел из камней, взятых оттуда стену вокруг Сигея [67]. Этот город захватили афиняне, которые послали туда Фринона, победителя на Олимпийских играх, хотя лесбийцы добивались обладания почти всей Троадой. Действительно, большинство поселений в Троаде основано лесбийцами (некоторые из них существуют и теперь, другие же исчезли). Питтак Митиленский, один из так называемых Семи мудрецов, отплыл с кораблями против стратега Фринона и некоторое время воевал с ним, плохо справляясь с делом и терпя неудачи. В то время и поэт Алкей, как он сам говорит, в одной схватке попал в тяжелое положение, так что ему пришлось, бросив оружие, бежать. Он говорит вестнику, поручая известить своих домашних:

 

Алкей спасен, но оружье его повесили даром Арею

Аттики в святилище Совоокой Афины (Фр. 32, Бергк).

 

 

Позднее, когда Фринон вызвал его на единоборство, Питтак, взяв рыбацкую сеть, напал на противника; он накинул на него сеть и убил, заколов трезубцем и кинжалом.

 

Схолии к Алкею, II в. н. э. Фр. 305, 15–20.

Пер. Т. Г. Мякина. По: Campbell, 1982

 

… «И не было бы войны», – пишет Алкей, обращаясь к какому-то человеку, называемому Мнамон, который предоставил парусную лодку для возвращения Мирсила из изгнания. Но теперь <поэт> говорит, что ни в чем не обвиняет Мнамона, и не хочет пререкаться по этому поводу…

 

 

Плутарх «Пир семи мудрецов», F 147.

Пер. М. Л. Гаспарова. По: Плутарх. Застольные беседы. Л., 1990

 

…Однажды на пиру в беседе о животных ты сказал: «Из диких хуже всех тиранн, из домашних – льстец»… «Нет, – сказал Фалес, – слова эти – Питтаковы и обращены они были в шутку к Мирсилу».

 

 

Страбон «География», кн. XIII, II, 2.

Пер. Г. А. Стратановского

 

…В те времена Митиленой правило несколько тиранов вследствие гражданских распрей среди жителей. К этим распрям относятся так называемые «мятежные стихотворения» Алкея. Питтак также был одним из тиранов. Алкей одинаково поносил и Питтака, и прочих тиранов: Клеанактидов Меланхра и Мирсила и некоторых других, хотя и сам не был чужд стремлений к переворотам[68].

 

 

Алкей, фр. 208.

Пер. Вяч. Иванова.

 

Пойми, кто может, буйную дурь ветров!

Валы катятся – этот отсюда, тот

Оттуда… В их мятежной свалке

             Носимся мы с кораблем смоленым,

 

Едва противясь натиску злобных волн.

Уж захлестнула палубу сплошь вода;

Уже просвечивает парус,

             Весь продырявлен. Ослабли скрепы.

 

 

Гераклит «Аллегории», 5 (комментарий к приведенному выше  фрагменту Алкея).

Пер. Т. Г. Мякина. По: Campbell, 1982

 

…В соответствующих местах мы и митиленского песнотворца найдем говорящим аллегорически. Он ведь сходным образом уподобляет тиранические смуты морю во время бури. Действительно, кто не счел бы, исходя из картины бури, которая тут на первом плане, что  речь идет о страхе, испытываемом путешествующими в открытом море? Однако дело обстоит не так. Ведь под бурей здесь понимается Мирсил и тирания, восстающая на митиленцев…

 

 

Алкей «К заговорщикам» (фр. 357).

Пер. Вяч. Иванова, М. Л. Гаспарова

 

Медью воинской блестит,

             весь оружием убран дом –

                                         Аресу в честь.

Тут шеломы как жар горят,

             тут колышатся белые

                                         на них хвосты;

Там блестящие медные

             поразвешены поножи –

                                         покров от стрел;

Вот холстинные панцири,

             вот и полые, круглые

                                         лежат щиты;

Есть булаты халкидские,

             есть и пояс и перевязь:

                                         готово все,

Ничего не забыто здесь:

             не забудем и мы, друзья,

                                         за что взялись[69]!

 

Алкей, фр. 67.

Пер. М. Л. Гаспарова

 

Не во всем…

Не лишенный ума…[70]

Аполлонов алтарь был нам оградою [71],

чтоб не встал на виду

отпрыск худых отцов.

 

Схолии к Алкею, II в. н. э., фр. 114.

Пер. Т. Г. Мякина. По: Campbell, 1982

 

<Это он писал> во время первого своего изгнания, когда готовившие заговор против Мирсила люди Алкея, успели бежать в Пирру, не дожидаясь приговора суда[72]…     

 

 

Алкей, «В изгнании» (фр. 129, 130)

Пер. М. Л. Гаспарова.

 

В былые годы мужи лесбийские

На видном месте это святилище

   Богам блаженным посвятили

             И алтари возвели в ограде.

 

Здесь славят Зевса именем Встречника,

Здесь нареклась богиня Эолии

   Вселенской Матерью, а третьим

             Здесь Дионис-Сыроядец чтится

 

С челом безрогим[73]. Ныне, могучие,

Явите милость к нашим молениям

   И вызволите нас из бедствий

             Доли изгнаннической, убогой.

 

А сыну Гирра, клятвопреступнику[74],

Да будет казнь от мстящей Эринии –

   Не вместе ль дали мы обеты,

             Что не отступит никто из наших,

 

Но или в землю ляжем, приняв судьбу

От тех, кто были сильными в городе,

   Или, повергнув их мечами,

             Вызволим граждан из горькой муки?

 

А он, толстяк, не в сердце давал обет –

И, выждав время, нынче на горе нам,

   Поправ свою ногами клятву,

             Он пожирает несчастный город…

 

Здесь, в священной земле, Агесилаев сын,

Мне приходится жить, как мужики живут,

   И завидовать тем, кто слышит,

             Как вестник зовет люд на собрание

 

 

И совет. Этот крик знали отец и дед

С молодых своих дней и до седых волос

   Меж взаимной вражды сограждан.

             А мне суждено вдалеке от них

 

На чужой стороне скрывшись, как беженцу…

……………………………………………….

 

Алкей, фр. 332.

Пер. Вяч. Иванова, М. Л. Гаспарова

 

Приспело время: пей, через силу пей!

Пусть пьян напьется каждый: погиб Мирсил!

 

Сапфо, фр. 98, 10–20.

Пер. А. Парина, Т. Г. Мякина

 

   …А тебе еще больше к лицу убор

Пестротканый, из пышных Сард –

Град восточный…

 

   Но такого убора нет

У меня – и откуда взять

Эту пеструю ткань? Виноват во всем

Митиленец один…[75]

 

Пусть же то, что у города

Еще есть, будет памятью

Всем нам о Клеанактиде[76].

Изгнан он. Был здесь наших бед исток…

 

 

Паросский мрамор, III в. до н. э., надпись 36.

Пер. Т. Г. Мякина. По: Campbell 1982

 

…<332> года со времени [77], когда Сапфо отплыла из Митилены в Сицилию, отправляясь в изгнание…Тогда архонтом в Афинах был Критий Старший[78], а в Сиракузах власть захватили гаморы.

 

 

Раздел 3. ЭСИМНЕТИЯ ПИТТАКА

(597/596–586 гг. до н. э.)

 

1. Восхождение к власти

 

Алкей, фр. 383.

Пер. Т. Г. Мякина. По: Campbell 1982

 

Ужель оружие Гиррова отпрыска

да Динномена – в доме Мирсиловом?[79]

 

Алкей, «К Питтаку» ( фр. 72).

Пер. М. Л. Гаспарова

 

… На всех попойках бражник безудержный[80],

С утра пьянел он полными кубками

   Неразбавляемого хмеля,

             А по ночам клокотал в застолье.

 

Он не оставил прежних обычаев

И в новой доле, первый меж первыми,

   Задорясь пьяными ночами

             Так, что у бочек трещало днище.

 

Каким отцом [81], такой же и матерью

   Рожденный, ты ли требуешь почести,

             Как будто вольный и достойный…

 

Схолии к Алкею, фр. 306 с.

Пер. Т. Г. Мякина. По: Campbell, 1982

 

<Поэт пишет:> «Он, знай, шагает по головам». <И далее:> «А вы молчите, как словно вам <подрезали> поджилки и вы уже не в силах противостоять тирану. Но все же, митиленцы, пока еще не занялся огонь, пока еще тиран не в силе, погасите скорее дымящееся полено и положите этому конец, чтобы не полыхнуло ярко…»

 

Аристотель  «Политика», кн. III, 9, 5–6.

Пер. С. А. Жебелева

 

…Другой вид <монархии>, существовавший у древних эллинов, носит название эсимнетии. Она, так сказать, представляет собой выборную тиранию; отличается она от варварской монархии не тем, что основывается не на законе, а только тем, что не является наследственной. Одни обладали ею пожизненно, другие избирались на определенное время или для выполнения определенных поручений; так, например, граждане Митилены некогда избрали эсимнетом Питтака для защиты от изгнанников, во главе которых стояли Антименид и поэт Алкей.

О том, что митиленяне избрали Питтака именно тираном, свидетельствует Алкей в одной из своих песен. Он укоряет их за то, что они «при всеобщем одобрении поставили тираном над мирным несчастным городом Питтака, человека худородного»[82]. Такие виды правления, с одной сторны, были и являются тираническими, как основанные на деспотии, с другой стороны, относятся к видам царской власти, потому что эсимнетов избирают, причем добровольно.

 

Алкей, фр. 69.

Пер. М. Л. Гаспарова

 

Зевс-родитель! Сжалясь над нашим горем,

Лидяне две тысячи полновесных

Дали нам монет [83], чтобы мы вступили

В город священный,

 

Хоть они от нас никогда не знали

И не ждали впредь никакой услуги.

Он же, словно лис [84],от беды надеясь

С легкостью скрыться…

 

Схолии к Алкею, фр. 98.

Пер. Т. Г. Мякина. По: Campbell 1982

 

…В связи со вторым изгнанием в <Пирру> и боем у моста Алкей еще вспоминает об Антимениде; впрочем, <некоторые> не согласны, что сам Алкей погиб в этом бою, но <предполагают>, что в третий раз… было его возвращение, когда началась война между Алиаттом  и Астиагом[85]

 

2. Реформы и законодательство

 

Алкей, фр. 70

Пер. М. Л. Гаспарова

 

…А он[86], гордясь свойством с родом Атреевым[87],

Пусть грызет горожан так, как Мирсил их грыз.

Покуда нас Арес не призовет к мечам, –

И не раньше тогда гнев наш уляжется,

Чем кончится раздор братоубийственный,

Нам терзавший сердца с той приснопамятной

Поры, как некий бог вверг наш народ в беду,

А Питтаку принес славу желанную…

 

Лексикон Суды, P 1659.

Пер. Т. Г. Мякина. По: TLG, 2001

 

Питтак из Митилены. Был сыном Каика или Гиррадия, фракийца, по матери лесбосец. Родился в 32 Олимпиаду[88], один из Семи мудрецов. Написал законы, в 42 Олимпиаду убил Меланхра, тирана Митилены[89]. Стратега афинян Фринона, который вел войну за Сигей, умертвил: встретившись в единоборстве, набросил на него сеть. Будучи стариком он, когда его призывали занять должность стратега, сказал, что трудно быть благородным. Изречение его – «Знай всему пору». Он написал также 600 стихов элегий и сочинение в форме беседы «О законах».

 

Диодор Сицилийский  «Историческая библиотека», кн. IX, 11

Пер. Т. Г. Мякина. По: TLG, 2001

 

Питтак из Митилены был не только удивительно мудр, но и гражданином явил себя таким, каких до сих пор еще не  было на острове, и, как я думаю, не будет и впредь, до тех пор, пока в изобилии на нем будет сладкого вина. Ведь Питтак и законодателем выказал себя хорошим, а по частным делам – еще и беспристрастным и человеколюбивым. От трех величайших несчастий избавил он отечество: от тирании, мятежа и войны.

Питтак был глубок, кроток, оправдание себе имея в себе самом. Вследствие чего он всем казался совершенным человеком, <живущим> в согласии с добродетелью. Ведь в законодательстве он действовал смело и по-государственному, в договорах был справедлив; мужествен – там, где требовалось превзойти оружием, несребролюбив там, где следовало презреть корысть.

Так, когда митиленцы давали Питтаку половину той земли, за которую он бился в единоборстве[90], ее он не принял, но положил каждому выбрать, согласно жребию, равный участок, воскликнув, что равное – величественней великого. Меряя великое снисходительностью, а не корыстью, он справедливо рассуждал, что справедливость повлечет за собой почет и безопасность, своекорыстие же – злословие и страх. Из-за чего он скоро лишился бы и дарованного ему.

…И поэта Алкея, который сделался его яростнейшим врагом и самым едким образом поносил его в своих песнях, Питтак, захватив однажды в плен, отпустил, заявив, что лучше простить, чем мстить.

 

Диоген Лаэртский «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов», I, 75, 79, 81.

Пер. М. Л. Гаспарова

 

…С тех пор Питтак пользовался у митиленян великим почетом и ему была вручена власть. Он располагал ею 10 лет; а наведя порядок в государстве, он сложил ее и жил после этого еще 10 лет. Митиленяне дали ему надел земли[91], а он посвятил его богам; земля эта доселе называется Питтаковой. А Сосикрат говорит[92], что он отделил себе от нее лишь малую часть и сказал: «Половина больше целого!».

Законы он положил такие: с пьяного за проступок – двойная пеня, чтобы не напивались пьяными оттого, что на острове много вина.

…На вопрос Креза[93], какая власть всего сильней, Питтак ответил: «Та, что резана на дереве», то есть законы…

…Он был в своем расцвете в 42 Олимпиаду[94]; а умер он при архонте Аристомене, на 3-й год 52 Олимпиады[95], прожив более семидесяти лет, в глубокой старости. На памятнике его написано:

 

Как неутешная мать рыдает о сыне любимом,

Плакал, Питтак, о тебе Лесбос, угодный богам.

 

…Алкей обзывал его «плосконогом», потому что он страдал плоскостопием и подволакивал ногу; «лапоногом», потому что на ногах у него были трещины, называемые «разлапинами»; «пыщом» – за его тщеславие и «брюханом» – за его полноту; «темноедом», потому что он обходился без светильника; «распустехой», потому что он ходил распоясанный и грязный. Вместо гимнастики он молол хлеб на мельнице…

 

Аристотель, «Политика», кн. II, IX, 9.

Пер. С. А. Жебелева

 

…И Питтак был творцом законов, но не государственного устройства. Своеобразен следующий закон Питтака: пьяные за совершенные ими проступки должны подвергаться большему наказанию, нежели трезвые; так как пьяные в большинстве случаев отличаются большей наглостью, чем трезвые, то он позаботился об общественной пользе и не пожелал оказывать снисхождение, какое должны были бы, пожалуй, вызывать к себе пьяные.

 

Лесбосская народная песня (фрагмент).

Пер. Т. Г. Мякина. По: TLG, 2001

 

Мели, мельница, мели,

И Питтак молол, когда царствовал в Великой Митилене…

 

Цицерон «О законах», кн. II, 26.

Пер. В. О. Горенштейн. По: Цицерон. Диалоги. М., 1962

 

… Кроме того, дабы уменьшить сетования, было запрещено собираться множеству мужчин и женщин; ведь стечение людей усиливает горе. Вот почему Питтак вообще запрещает присутствовать на похоронах чужих людей…

 

Дионисий Галикарнасский «Римские древности», кн. II, 26, 2.

Пер. Т. Г. Мякина. По: TLG, 2001

 

…Ведь те, кто закладывал основы государственного строя у греков, установили, чтобы мальчики какое-то совсем небольшое время оставались под властью отцов. Так, с точки зрения одних, <отцовская власть простирается на сыновей>, пока не вступят они в юношеский возраст и не пройдет с той поры еще три года; другие считают – все время, пока <сыновья>остаются неженатыми[96]; третьи – до тех пор, пока не внесены  в публичные гражданские списки. Об этом я узнал из законодательства Солона, Питтака и Харонда, в чью пользу много свидетельствует их мудрость.

 

Плутарх, «Пир семи мудрецов».

Пер. М. Л. Гаспарова.

 

…Тому варвару, который предложил Амасису выпить море, достаточно ответить коротко, как Питтак ответил Алиатту[97], когда тот прислал лесбиянам надменное письмо с каким-то требованием, а Питтак в ответ только посоветовал царю есть лук да теплый хлеб[98].

 

Элиан «Пестрые рассказы», II, 29.

Пер. С. В. Поляковой. По: Элиан. Пестрые рассказы. М., 1963

 

Питтак Митиленский украсил храмы лестницами, которые не были предназначены для обычной цели, являясь только посвящением богам. Этими лестницами Питтак намекал на взлеты и падения людского счастья – удачливые как бы поднимаются, злосчастные спускаются вниз.

 

Раздел 4. МИТИЛЕНСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ 

В VIIII вв. до н. э.

 

1. Борьба за морскую гегемонию и земли в Троаде

(до 513 г. до н. э.)

 

Геродот, «История», кн. V, 94–95.

Пер. Г. А. Стратановского. По: Геродот. История. М., 2000

 

…Гиппий[99]… снова возвратился в Сигей, который некогда Писистрат отнял мечом у митиленцев. Завладев городом, Писистрат поставил там тираном своего незаконного сына Гегесикрата (рожденного от аргосской женщины), который не без борьбы отстаивал это наследство Писистрата. Ведь митиленцы и афиняне из городов Ахиллея и Сигея вели постоянные войны друг с другом. Митиленцы требовали назад Сигейскую область, а афиняне оспаривали их право <на нее>, указывая, что на земли древнего Илиона эолийцы имеют отнюдь не больше прав, чем они, афиняне, и другие, кто помогал Менелаю отомстить за похищение Елены…

…Митиленцев же с афинянами примирил Периандр[100], сын Кипсела, которого они выбрали посредником. А примирил он их вот на каких условиях: каждая сторона получала то, что у нее было. Так-то Сигей остался за афинянами.

 

Элиан «Пестрые рассказы», VII, 15.

Пер. С. В. Поляковой

 

В те времена, когда митиленцы еще удерживали свое морское господство, они наказали отложившихся от них союзников, запретив им обучать своих детей грамоте и музыке, ибо считали самым тяжким лишением не уметь читать и писать и не иметь понятия о музыке.

 

Геродот «История», кн. III, 39.

Пер. Г. А. Стратановского

 

…Так-то Поликрату удалось захватить много островов и много городов на материке [101]. Между прочим, он одержал победу над лесбосцами в морской битве, когда они со всем своим флотом пришли на помощь Милету. Тиран заставил пленников в оковах выкопать ров вокруг стен на Самосе.

 

2. Тирания Коя и борьба с персами

(513–493 гг. до н. э.)

 

Геродот «История», кн.V, 11, 36–38.

Пер. Г. А. Стратановского

 

Едва перейдя Геллеспонт[102], Дарий тотчас вспомнил о великой услуге, оказанной ему Гистиеем из Милета и о совете Коя из Митилены. Он повелел им прибыть в Сарды и предложил по <их собственному> выбору просить <любой> милости. Гистией, который был уже тираном Милета, не желал больше никакой тирании… Кой же, который не был тираном, но простым гражданином, попросил царя сделать его тираном Митилены. Царь удовлетворил желание их обоих…

…Аристагор собрал своих приверженцев на совет [103], изложил им свой замысел и рассказал о предложении Гистиея. Все остальные <присутствующие> соглашались с ним и советовали начать восстание… Один из милетян должен был плыть в Миунт к флоту[104], возвратившемуся с Наксоса, и попытаться захватить военачальников на кораблях.

С этим поручением был отправлен Иатрагор. Ему удалось хитростью захватить многих из них: между прочим, Олиата, сына Ибаноллия из Милас… Коя, сына Эрксандра, которому Дарий пожаловал Митилену…

Лишь только митиленцы захватили Коя, как вывели его за город и побили камнями.

 

Геродот «История», кн. VI, 5–6, 27, 28, 31.

Пер. Г. А. Стратановского

 

…Из Хиоса <Гистией> переправился на Митилену и уговорил лесбосцев предоставить ему корабли[105]. Лесбосцы снарядили восемь триер и отплыли с Гистиеем в Византий. Там они заняли крепкую позицию и стали захватывать все идущие с Понта <грузовые> корабли, кроме кораблей тех городов, которые изъявили готовность подчиниться Гистиею.

Так действовали Гистией и митиленцы…

…Такие знамения божество заранее ниспослало хиосцам. Непосредственно за этим могущество города было сокрушено в морской битве[106], а после нее явилась новая <напасть> – Гистией с лесбосцами. Сломленных такой бедой хиосцев Гистией легко подчинил своей власти.

Из Хиоса Гистией выступил в поход на Фасос[107] с большим отрядом ионян и эолийцев. Во время осады Фасоса пришла весть, что финикийский флот идет из Милета против остальных ионийских городов. Узнав об этом, тиран снял осаду Фасоса и поспешил со своим войском на Лесбос. С Лесбоса из-за нехватки продовольствия для войска он переправился на материк, чтобы добыть хлеба из Атарнея и из долины Каика в Мисийской области[108]. В этих местах тогда как раз находился с большим войском персидский военачальник Гарпаг. Он напал на Гистиея при высадке на берег, взял в плен самого тирана и уничтожил большую часть его войска.

На следующий год персидский флот, перезимовав в Милете, вышел в море и без труда захватил острова у побережья: Хиос, Лесбос, Тенедос…

 

 

3. Союз с Афинами и восстание против Афин

(479–427 гг. до н. э.)

 

Геродот, «История», кн. IX, 106.

Пер. Г. А. Стратановского

 

Прикончив большую часть варваров в сражении или во время бегства, эллины предали затем огню все их корабли и укрепление…[109] После сожжения крепости и кораблей эллины вышли в море. По прибытии на Самос они держали совет… Так-то были приняты в эллинский союз также самосцы, хиосцы и лесбосцы и прочие островитяне, сражавшиеся вместе с эллинами. Они должны были принести клятву, что будут верны и не изменят союзу…

 

Аристотель, «Политика», кн. III, 8, 4.

Пер. С. А. Жебелева

 

Такой образ действий выгоден не только тирании, и не одни лишь тираны так поступают… Остракизм имеет в известной степени то же значение – именно посредством изгнания выдающихся людей подрезать в корне их могущество. Так же поступают с <греческими> государствами и <варварскими> племенами те, кто пользуется властью, например, афиняне – с самосцами, хиосцами и лесбосцами. Как только афиняне прочно взяли в свои руки власть, они их принизили вопреки договорам…

 

 

Фукидид, «История», кн. III, 2.

Пер. Г. А. Стратановского. По: Фукидид. История. М., 1999

 

Тотчас после вторжения пелопоннесцев подняли восстание против афинян лесбосцы, кроме жителей Мефимны [110]. Они думали восстать еще до начала войны, но не выступили потому, что тогда лакедемоняне не оказали им поддержки. И теперь они еще не были готовы к восстанию, но были вынуждены к этому скорее, чем намеревались. Действительно, они ожидали окончания постройки дамбы, ограждавшей гавань[111], сооружения городской стены и снаряжения кораблей. Кроме того, из Понта еще не прибыли лучники, хлеб и другие запасы, за которыми они послали. Однако все враги лесбосцев на Тенедосе, в Мефимне и отдельные сторонники противной партии, проксены афинян в самой Митилене, доносили афинянам, что митиленцы решили объединить в Митилене все население острова и с помощью лакедемонян и своих единоплеменников-беотийцев постепенно готовятся к восстанию, так что, если не предупредить это, афиняне потеряют Лесбос…

 

 

Аристотель  «Политика», кн. V, 3, 3.

Пер. С. А. Жебелева

 

…В Митилене спор, начавшийся из-за дочерей-наследниц, послужил началом великих зол и вызвал войну Митилены с Афинами, во время которой Пахет взял их город. Тимофан оставил после себя двух дочерей; Дександр стал сватать их за своих сыновей, но получил отказ; тогда он начал распрю и при этом склонил на свою сторону афинян, проксеном которых он был[112].

 

Фукидид  «История», кн. III, 3, 8–9, 13, 15, 18, 27, 28.

Пер. Г. А. Стратановского

 

<Афиняне> неожиданно послали на Лесбос эскадру в составе   40 кораблей… под начальством стратега Клеиппида, сына Диния, с двумя товарищами. Афиняне получили сообщение, что в ближайшее время на острове будет справляться вне города празднество в честь Аполлона Малоентского с участием всего населения Митилены и если афиняне поспешат, то, вероятно, смогут напасть врасплох. Удастся попытка, думали афиняне, – хорошо. Если нет, нужно потребовать от митиленцев выдачи кораблей и срытия стен. В случае же отказа митиленцев – начать войну. Афинская эскадра тотчас вышла в море. Десять митиленских триер, которые, согласно договору[113], пришли на помощь, афиняне задержали и команду их взяли под стражу. Однако какой-то человек из Афин предупредил митиленцев о выходе эскадры… После этого митиленцы не вышли из города в святилище Аполлона Малоентского, поставили охрану у стен и гаваней и оградили частоколом незаконченные сооружения.

Вскоре за этим прибыли афинские корабли. Начальники эскадры, видя, что их планы внезапного нападения расстроены, объявили, что им было поручено. Митиленцы отказались подчиниться требованиям афинян, и стратеги начали военные действия. Застигнутые врасплох, митиленцы были вынуждены сражаться неподготовленными. Они вышли со своими кораблями из гавани немного вперед, намереваясь дать морское сражение. Афинские корабли вскоре, однако, оттеснили их назад, и тогда митиленцы вступили в переговоры со стратегами афинян, желая, если возможно, тотчас же на приемлемых условиях избавиться от неприятельской эскадры. Афинские стратеги приняли их предложения, опасаясь, что у них самих не хватит сил вести войну против целого Лесбоса. Итак, было заключено перемирие и митиленцы послали уполномоченных для переговоров в Афины (сред них был один из доносчиков, теперь, впрочем, уже раскаявшийся)… Не ожидая, однако, успеха посольства в Афинах, они одновременно отправили на одной триере послов и в Лакедемон, тайком от афинской эскадры, стоявшей у Малеи к северу от города. После трудного плавания послы прибыли в Лакедемон и стали добиваться хоть какой-нибудь помощи.

…Митиленские послы прибыли в Олимпию, так как лакедемо-няне просили их явиться туда, чтобы остальные союзники также выслушали их пожелания и решили, что делать… По окончании празднества послы выступили на собрании с такой речью[114]: «…Наш союз с афинянами был заключен после того, как вы перестали участвовать в мидийской войне[115], а они остались, чтобы завершить борьбу. Однако мы никогда не были союзниками афинян в их намерениях поработить эллинов, но союзниками для освобождения эллинов от мидийского ига. Пока афиняне, стоя во главе союза, обращались с нами как равные с равными, мы были готовы следовать за ними. Но мы стали тревожиться, видя, что они ослабляют свою враждебность к Мидянину и все больше и больше стремятся к господству над союзниками. Союзники, однако, в силу различия в интересах, не могли прийти к единству, чтобы дать отпор афинянам, и были, таким образом, порабощены, кроме нас и хиосцев. Но, будучи по имени свободными и независимыми, мы должны были сражаться на их стороне. И теперь, судя по прежним примерам, мы больше не можем доверять афинянам как нашим вождям. Ведь невероятно, чтобы они, подчинив тех, которых вместе с нами приняли в союз, не поступили так же и с остальными, если бы смогли…

Теперь же мы сразу откликнулись на призыв беотийцев. Мы считали, что нашим отложением преследуем двоякую цель. Во-первых, не содействовать афинянам в угнетении эллинов, но содействовать самим эллинам в их освобождении. Затем – не позволить афинянам уничтожить нас, но самим предупредить их нападение. Конечно, нам пришлось восстать ранее, нежели мы хотели, и мы были еще недостаточно готовы. Ввиду этого вам тем более следует принять нас в союз и немедленно помочь нам…» [116].

Так говорили митиленцы. Лакедемоняне и их союзники тотчас же согласились на эти предложения и приняли их в свой союз…

…В то время как лакедемоняне находились у Истма[117], митиленцы с союзниками выступили по суше против Мефимны, рассчитывая захватить город при содействии местных сторонников отложения от Афин. Потерпев здесь неудачу, они отступили к Антиссе, Пирре и Эресу. Там они установили более надежные олигархические порядки, укрепили городские стены и затем поспешно возвратились домой…

Между тем афиняне узнали о положении на острове, о том, что митиленцы по-прежнему господствуют в стране и что их собственное войско не в состоянии блокировать город. Тогда в начале осени афиняне послали в Митилену под начальством Пахета, сына Эпикура, 1000 своих гоплитов, которые сами были гребцами на кораблях. По прибытии на остров афиняне окружили город одиночной стеной, встроив в нее в некоторых местах сторожевые укрепления. Таким образом, в начале зимы Митилена была блокирована с двух сторон – с суши и с моря[118]

…Видя, что пелопоннесская эскадра не идет к ним на помощь и задерживается, а запасы продовольствия уже истощились, митиленцы были вынуждены сдаться афинянам. Непосредственной причиной было следующее. Салеф и сам уже больше не рассчитывал на скорое прибытие пелопоннесской эскадры и поэтому стал вооружать народ тяжелым оружием (прежде у него было только легкое вооружение)[119], собираясь сделать вылазку. Митиленцы же, получив тяжелое вооружение, не захотели больше подчиняться властям. Они стали собираться на сходки, требуя от богатых граждан, чтобы те открыто объявили о своих запасах хлеба и распределили их между всеми. Если же богатые откажутся, заявили они, то они сами вступят в переговоры с афинянами и сдадут город.

Власти в Митилене видели, что уже не могут помешать народу заключить мир. Поэтому, считая опасным для себя неучастие в соглашении, они заключили от имени всех граждан договор с Пахетом и его войском на следующих условиях: участь города решит афинский народ; митиленцы должны принять афинское войско в город и отправить послов в Афины. До возвращения послов Пахет не должен заключать в оковы, обращать в рабство или убивать никого из митиленцев…

…Митиленцев, отосланных в Афины Пахетом[120], как наиболее виновных в восстании, афиняне по предложению Клеона казнили (их было немного более тысячи)[121]. Стены города афиняне приказали срыть и заставили митиленцев выдать свой флот. Затем, вместо того чтобы наложить на побежденных подати, афиняне разделили весь остров (кроме области Мефимны) на 3 тыс. участков (триста из которых они посвятили богам). Остальные участки были распределены по жребию между афинскими клерухами[122]. Лесбосцы (сами обрабатывавшие землю) были обязаны ежегодно уплачивать по       2 мины арендной платы за каждый участок. Владения митиленцев на материке также попали в руки афинян и находились отныне под афинским владычеством. Так кончилось восстание на Лесбосе.

 

 

Агафия «На могилу Ламакс и Гелланис – митиленских девушек»[123].

Пер. Т. Г. Мякина. По: Hiller, 1939

 

Милая Ламакс, Гелланис, трижды блаженная! Вами

   Лесбоса отчий край некогда славно блеснул.

Это был год, когда с флотом афинским причалив,

   Землю митиленян опустошил Пахет.

Вас, еще дев, он возжаждал. Мужей убивая

   Тщетно он мнил и других силою здесь покорить!

Вот уже воды Эгея несут вас в крови потоках –

   До Мопсопийских они добегали камней [124].

И народ узнавал по вам преступленья Пахета,

   Через вас приведя к гибельной кере его [125].

Все это перетерпев, о девы, в землю отчизны

   Вы возвратились и вот, тихо покоитесь в ней.

Прочь прогоните заботы! Вы под супружеской сенью

   Спите – славный пример благоразумия дев.

Единодушных отчизна чтит героинь, прославляя

   Гимнами их: они беды отмстили мужей.

 

3. Гегемония Спарты и новый союз с Афинами

(404–338 гг. до н. э.)

 

Ксенофонт, «Греческая история».

Пер. С. Я. Лурье

 

Кн. II, 2, 5

 

…В то время как афиняне были заняты этими приготовлениями[126], Лисандр прибыл с двадцатью кораблями из Геллеспонта в Лесбос и привел в порядок государственные дела в ряде городов, в том числе и в Митилене[127].

 

Кн. IV, 8, 28–30

 

…Все города Лесбоса, исключая Митилену, были на стороне лакедемонян; поэтому Фрасибул не пристал ни к одному из этих городов [128], а первым делом высадился в Митилене и составил здесь войско из 400 гоплитов, находившихся на его судах, и из бежавших граждан лесбийских городов, нашедших приют в Митилене. Сюда он присоединил еще наилучшую часть митиленского войска. Митиленцам он внушил надежду, что если он возьмет города, то он предоставит им верховную власть над всем Лесбосом. Изгнанников Фрасибул обнадежил, что если они соберутся вместе и всей массой пойдут против каждого города в отдельности, то у всех их хватит сил, чтобы добиться возвращения в отечество. Морских воинов он соблазнил тем, что если удастся склонить Лесбос на сторону афинян, то в их распоряжении окажется много свободных денег. После таких увещеваний он выстроил войско и повел его к Мефимне. Услышав, что Фрасибул приближается, Феримах, бывший в то время лакедемонским гармостом[129], вышел ему навстречу к границе с войском, составленным из его морских воинов, мефимнских граждан и находившихся в Мефимне митиленских изгнанников. В происшедшем столкновении Феримах погиб, а войско его бежало, причем многие были убиты. После этого Фрасибул принудил часть лесбийских городов перейти на сторону афинян[130]; территорию же тех государств, которых ему не удалось подчинить[131], он предал разграблению, а вырученные от продажи добычи деньги раздал воинам…

 

 

Постановление митиленских Совета и Народа

 о монетном соглашении с Фокеей[132].

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2), № 1

 

…Пусть то, что оба города[133]… запишут и выбьют на этой стеле  имеет высшую силу. Прибавляющему лигатуру к золоту быть подсудным судьям в обоих городах. Судьями в Митилене для того, кто прибавляет лигатуру к золоту, пусть являются все митиленские власти в количестве не менее половины от их состава [134]. И в Фокее пусть будут судьями все фокейские власти в количестве не менее половины от их состава. Суду же быть по прошествии года[135], в течение шести месяцев. Если подсудимого признают виновным в том, что он намеренно приготовлял лигатуру слишком жидкую, пусть наказанием будет смерть. Но если он не будет присужден к смерти как ошибшийся ненамеренно, пусть суд решит, какое наказание он должен понести или какой штраф заплатить. Город же, <из которого происходит виновный>, пусть остается неповинным и свободным от штрафа[136]. Согласно жребию, митиленцы получают право первой чеканки. Начальствует притан, следующий за Колоном, в Фокее – притан, следующий за Аристархом…

 

 

Постановления афинских Совета и Народа о митиленцах.

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, II (2), № 107

 

1

 

В архонтство Навсигена[137], когда председательствовала Аянтова фила и Мосх из Кидафии был грамматеем, а Аристипп Эрхиеец – председателем.

Совет и Народ постановили.

По предложению Диофанта:

Совету принять решение по докладу послов[138], прибывших с Лесбоса, и пусть те председатели, что получат, согласно жребию, председательство на первом Народном собрании, выведут послов к народу, а также вынесут на рассмотрение народа решение Совета

  Ввиду того, что митиленцы настроены дружественно к народу афинян как в нынешнее время, так и раньше, похвалить народ митиленцев за их дружелюбие в отношении народа афинян. Предоставить <митиленцам> в случае необходимости право первоочередного обращения к Совету и Народу после выполнения священных обрядов. Похвалить Гиеройта за его дружелюбие в отношении афинского и митиленского народов.

 Грамматею Совета записать это постановление на каменной стеле и установить на акрополе. Записать на той же стеле и постановление, которым Народ ответил митиленским послам и Гиеройту[139]. На написание стелы пусть казначей Народа даст грамматею Совета 10 драхм. Похвалить послов, отправленных в Митилену, и пригласить их на завтра на обед в пританей[140]. Пригласить на завтра на угощение в пританей и митиленских синедров[141]. Пригласить также синедров от мефимнян, антиссейцев, эрессцев и пиррейцев на завтра на угощение в пританей. 

 

По предложению Автолика:

Все прочее – на усмотрение Совета. Похвалить послов, отправленных на Лесбос: Тимонота, Автолика и Аристопейта и пригласить их на завтра на обед в пританей…

 

 

2

 

В архонтство Лисистрата Совет и Народ постановили [142].

По предложению Каллистрата:

Похвалить народ митиленцев за то, что прекрасно и смело сражались вместе с нами в минувшую войну[143], ответить прибывшим послам, что афиняне сражались за свободу эллинов. А поскольку лакедемоняне шли походом на эллинов вопреки клятвам и договорам, афиняне как сами оказывали помощь, так и остальных союзников призвали, следуя клятвам, оказать помощь, достойную афинян…

 

 

 

Указ Левкона, царя Боспорского, о льготах для митиленцев

Пер. Т. Г. Мякина. По: Tod, 1948

 

…Левкон и его дети предоставили митиленцам <право> платить за пшеницу пошлины 1/60 и [144] … 1/90… властям с груза весом до 100 тысяч медимнов[145]

 

 

Почетное постановление митиленских Совета и Народа

 об Афанаде[146]

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2), № 4; Supl., № 4

 

…реку, текущую оттуда в храм Асклапия[147] и во внутренний город. Совет и Народ решили: похвалить Афанада за его доброту к народу митиленцев, так как  провел воду, которая требуется и святилищу, и городу. И пусть вода будет проведена… в достаточном количестве для бога и для народа, и пусть …никто не препятствует народу выносить решения, и если  потребуется… …или казнить.    О состоянии <водопровода> пусть заботятся местные жители. Когда вода будет проведена, внесший <себя> в списки пусть кладет красную глину, как того требует водовод… Воду, что находится в водоводе, Афанад провел в город, чтобы… <мы> следовали наиболее здоровому образу жизни…

 

Из письма Исократа правителям митиленцев[148]

Isocr., Ep. VIII 3. Пер. под ред. К. М. Колобовой

 

…Я считаю, что вы приняли прекрасное решение, примирившись со своими согражданами и сделав попытку уменьшить число изгнанников, а число сограждан – увеличить, подражая таким образом нашему государству в том, что касается междоусобиц[149]. Более же всего вас станут хвалить за то, что вы возвращаете бывшим изгнанникам их состояние. Тем самым вы доказали и сделали ясным для всех то обстоятельство, что и прежде вы изгоняли их не с целью завладеть чужим имуществом, но беспокоясь о судьбе государства[150]

 

 

Постановление афинских Совета и Народа о возобновлении союза с митиленцами[151].

Пер. Т. Г. Мякина по: IG, II (2), № 213

 

В архонтство Фемистокла Совет и Народ постановили.

Председательствовала Эгеева фила, Лисимах, сын Сосидема, ахарнянин был грамматеем, а Феофил Галимусиец председателем.

По предложению Стефана, сына Антидора из Эриады:

По сообщению митиленских послов и распорядителя «Паралии» и письму стратега Федра Народ решил: быть дружбе и союзу между народом митиленцев и народом афинян, установленному ранее между обоими этими городами, деньги же из числа взносов, следуемые стражникам[152]

 

4. Гегемония Македонии (340–301 гг. до н. э.)

 

Курций Руф «История Александра Македонского» [153],

Кн. IV, 5, 22.

Пер. В. Соколова

 

…Отсюда македонцы перешли в Митилену. Недавно захватив этот город, в нем засел с персидским гарнизоном в две тысячи человек афинянин Харес[154]; но он не мог выдержать осады, сдал город, выговорил для себя право свободно уйти и отправился в Имброс.

 

Арриан «Поход Александра» [155], кн. II, 1.

Пер. М. Е. Сергеенко

 

Тем временем Мемнон[156], которого царь Дарий поставил начальником всего флота и правителем всего побережья, решил перенести войну в Македонию и Элладу. Он захватил Хиос, который ему сдали изменой, и оттуда поплыл к Лесбосу; митиленцы не послушали его, но другие города Лесбоса он привлек на свою сторону. Поладив с ними, он пошел к Митилене, окружил город от моря до моря двойным палисадом, поставил пять фортов и сразу оказался с суши господином положения…

…Митиленцы были отрезаны со стороны суши; с моря их стерегло множество судов, заперших гавань; не видя выхода, они заключили с Фарнабазом[157] следующее соглашение: чужеземцы, пришедшие от Александра в силу военного союза[158], уйдут; митиленцы разорвут все договоры, заключенные ими с Александром; они станут союзниками Дария, какими и были по Анталкидову миру, заключенному с царем Дарием; изгнанники их вернутся и получат половину того имущество, которое у них было, когда они ушли. На этих условиях совершился переход митиленцев к персам[159]

 

Постановление митиленских Совета и Народа о возвращении изгнанников и урегулировании имущественных споров [160] .

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2), № 6

 

…и пусть басилевсы встанут на сторону возвратившегося [161], если прежний житель города строит козни. В свою очередь, если кто-нибудь из возвратившихся не последует этому соглашению о примирении и не… пусть и город не лишает его никакого имущества, и сам <возвратившийся> пусть не берет ничего из предоставленного ему прежними жителями города. И это имущество пусть берут ранее предоставившие его из числа прежних жителей города, а стратеги, в свою очередь, закрепят за прежним жителем города это имущество, так как тот, кто вернулся, не представил на него документы. И пусть басилевсы встанут на сторону прежнего жителя города, если возвратившийся строит козни. Если же кто-нибудь подаст жалобу на это, то не должны задействоваться ни окружные судьи, ни судебные смотрители, ни какие-либо другие власти[162]. Если же кто-нибудь <не будет соблюдать?> все, как записано в постановлении, стратегам, басилевсам, окружным судьям и прочим властям привлекать <к ответственности> преступившего записанное в этом постановлении. И пусть не будет здесь различия между теми, кто вернулся, и прежними жителями города, но, примирившись, пусть решают друг с другом без подозрений и не чиня козни, следуя указанию басилевса и соглашению о примирении, содержащемуся в этом постановлении.

…Народу же выбрать 20 мужей, 10 – от возвратившихся и 10 – от прежних жителей города. Они, во-первых, пусть будут начеку, заботясь о том, чтобы не было никакого различия между теми, кто вернулся, и прежними жителями города[163]… и о спорных вопросах, касающихся имущества они… <пусть?> …достигнут[164] наибольшего примирения как с прежними жителями города, так и друг с другом. В противном случае пусть начинают тяжбу, следуя мировым соглашениям, которые предписывает басилевс. И пусть все жители города и области в согласии друг с другом блюдут этот мирный договор как в том, что касается денег – после предоставления мировых по большинству пунктов, – так  и в том, что касается клятвы. А если будут граждане ее клятвенно отрицать, то пусть выборные мужи  представят взаимоприемлемое решение обо всем этом народу. Народ, выслушав, пусть решает, признать ли его полезным. Если же народ признает это взаимосогласованное решение полезным… Если же окажется  недостаточно этого постановления – пусть решение принимает Совет.

 После того как это постановление будет утверждено народом, всему народу в двадцатый день сего месяца по совершении жертвоприношения вознести молитвы богам о том, чтобы во имя спасения и благоденствия всех граждан был мир между возвратившимися и прежними жителями города. Общественным же жрецам и жрицам отворить храмы и <позволить народу?>… войти. Священнодействия, о которых народ дал обет, когда отправил посланников к царю[165], свершать в честь царя и его родственников ежегодно. На этом жертвоприношении присутствовать и 20 мужам, а также посланникам, отправленным к царю как от прежних жителей города, так и от вновь возвратившихся. Казначеям – записать это постановление на стеле…

 

Раздел 5. МИТИЛЕНСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ в IIIII вв. до н. э.

 

1. Внешнеполитическое положение

 

Из документов канцелярии царя Египта Птолемея V Епифана

 (222–205 гг. до н. э.).

Пер. Т. Г. Мякина. По: Hiller, 1939

 

…Афродисию[166]: о деньгах, хлебе и прочей дани, взыскивавшейся по областям на Лесбосе и Фракии выяснить, получили ли. Послать  людей от Гераклита и грамматеев, с тем чтобы расследовать это…

 

Постановление Этолийского союза о дружбе с Митиленой

 и борьбе с захватом людей .

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2), № 15

 

Этолийцы решили[167]:  Пусть сохраняются имеющиеся дружеские отношения с митиленцами. Пусть не будет никаких покушений ни со стороны этолийцев, ни со стороны самоуправляющихся городов Этолии в отношении митиленцев, ни жалоб амфиктионов и ни иных каких жалоб [168]. Если кто-нибудь <из митиленцев> будет захвачен или насильно уведен, стратегу[169], отправляющему в этот момент должность, коль если дело очевидно, схватить <виновного> и выдать митиленцам. В случае если дело не очевидно и разбирается в суде, о возмещении ущерба, причиненного захватом или уводом, пусть решают синедры[170]

 

Постановление митиленских Совета и Народа

 о дружбе с этолийцами[171].

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2), № 15

 

По докладу стратегов и поручению Совета.

По сообщению послов, отправленных в Этолию, и в связи с решением Союза этолийцев о добрососедстве и дружбе на все времена, и о том, что никто ни из этолийцев, ни из самоуправляющихся городов Этолии никогда не уведет никого из митиленцев насильно как заложника или по жалобе амфиктионов, или иной, народ постановил:

Похвалить Союз этолийцев, проэдров и стратега Панталеонта за то, что благорасположены к народу митиленцев[172]. Совету и Народу, а также ежегодно избираемым властям  заботиться о том, чтобы существующая дружба и добрососедство с этолийцами оставались неизменными во всякое время, а если для этой цели властям что-либо будет нужно от города, то по возможности предоставить им это. Похвалить также и послов – Эвнома, Ферия, Меледама, Абантия, и увенчать их на Дионисиях золотым именным венком, так как из граждан, находящихся на Пелопоннессе они часть освободили и усердно содействовали их высылке. Это постановление, а также постановление этолийцев, эксетастам написать на стеле и поместить в святилище Асклапия. Казначею, отвечающему за хозяйственные дела, выдать им в счет издержек на пленных и на святилище        300 александрийских драхм[173]. Пусть эти расходы будут во благо городу. Записал Фаэст Эвсамей.

 

Аппиан «Римская история», кн. IX, III.

Пер. под ред. С. А. Жебелева и др.

 

…Послы египетского царя Птолемея[174], а с ним и другие, от хиосцев, митиленцев… дважды сходились туда, куда этолийцы созывают обычно свои города для рассмотрения дел, чтобы примирить римлян, этолийцев и Филиппа[175]

 

Постановление митиленских Совета и Народа

 о союзе с фессалийцами.

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2). Suppl., № 3

 

Постановление Совета и Народа.

По докладу Бакхия, сына Каллиппа, в Совете.

О дополнительном решении во благо городу и фессалийцам вослед ранее постановленному Народом относительно фессалийцев, оповещении городов в Фессалии об этом постановлении, а равно о дружбе и добрососедстве, которые связывают их с городом[176].

Совет и Народ постановили:

Фессалийцы и в прежнее время вели себя как добрые соседи и благожелательно по отношению к городу, и сегодня творят дела, достойные их народа, постановив об отправке священного посольства для жертвоприношения Асклапию[177]. Поскольку и в остальных делах они приняли решения на пользу и во благо как народа фессалийцев, так и города митиленцев, – похвалить фессалийцев за их благорасположение к городу и увенчать их на Дионисиях золотым венком по закону. Басилевсам возвестить, что народ митиленцев венчает Союз фессалийцев за его доблесть и благорасположение к городу, и священноглашатаю[178] совершать моления во благо фессалийцам и городам Фессалии всякий раз, как он будет молиться за город митиленцев[179]

 

Постановление митиленских Совета и Народа об эрифрейцах[180].

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2). Suppl., №  137

 

Постановление Совета и Народа.

По предварительному решению Совета и докладу к народу избранного дежурного стратега Полидевка, сына Мегона, и секретаря Эсхила, сына Фемистия, о народе эрифрейцев:

О том, чтобы похвалить народ эрифрейцев, увенчать на Дионисиях золотым венком.

О судьях – Гекатее, сыне Деметрия и Диодоте, сыне Клеонимея, чтобы их похвалить, увенчать на Дионисиях золотым венком и в соответствии с этим принять как гостей в пританее.

О проксении и гражданстве [181], – с  тем чтобы стратеги предоставили судьям доступ в сроки, положенные по закону.

О грамматее судей Феопомпе, сыне Аполлодота, чтобы похвалить его и увенчать на Дионисиях золотым венком и принять как гостя в пританее;

О сопроводителе судей Агемахе, сыне Ангелая, чтобы похвалить его и увенчать на Дионисиях золотым венком и пригласить в пританей вместе с судьями.

В добрый час постановлено Народом:

Эрифрейцы, как родственники и друзья города[182], желая явить доказательство того благорасположения, которое они питают к <нашему> народу (а они и во всех прочих полезных вещах расположены к городу, насколько это в их силах), видя рвение, какое выказывает народ по вопросу о судебном арбитраже, сочли для себя делом чести  прислать судей прекрасных и добрых. Присутствуя здесь, судьи выказали надлежащую мудрость в судебных делах, позаботившись о том, чтобы одни уладили свои дела друг с другом сами, а другие, представ перед судом, получили справедливое решение. Проживая здесь, они также вели себя достойно. Ввиду этого пусть благодарность нашего народа будет известна каждому. И вот, с тем чтобы жила память как о тех, кто отправил <таких судей>, так и о самих судьях, вершивших суды с тщательностью и по справедливости, а также о тех, кто подобающим образом готовит <судей> в обратный путь, и о выборе народа, <решено>: похвалить народ эрифрейцев за благорасположение, которое он питает к городу, за присылку судей прекрасных и добрых. Увенчать народ эрифрейцев на Дионисиях золотым венком. Похвалить и судей Экатея и Диодота за нелицеприятное и справедливое судейство, и увенчать на Дионисиях золотым венком. Стратегам доложить об этом в сроки, положенные по закону, дабы были у тех и проксения и гражданство. Похвалить и грамматея Феопомпа за всегдашние ревностные хлопоты, достойные обоих городов, и увенчать его на Дионисиях золотым венком. Похвалить также сопроводителя судей Агемаха за защиту интересов судей и выказанное им стремление разрешить все вопросы по справедливости и с пользой. Увенчать его на Дионисиях золотым венком. О награждении венками всякий раз пусть возвещают басилевсы и пританы. Пригласить судей и грамматея на угощение в пританей для общего жертвоприношения, пригласить с ними в пританей также сопроводителя судей. Из числа всех граждан избрать посланника, с тем чтобы он отвез принятое постановление эрифрейцам. Поставив их в известность о благорасположении, которое Народ питает к ним и к арбитражу их судей, пусть пригласит их и самим объявить о награждении <судей> венками, дабы копия этого постановления была записана на стеле и воздвигнута на самом видном месте. Пусть объявит также, что, если сделают это, Народ будет им признателен.

Посланником <избран> Пифофай, сын Геирогена.

 

Материалы процесса между Митиленой и Питаной по делу о митиленских владениях в Малой Азии[183].

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2). Suppl., № 142

 

<Постановление питанийского Народа>

По докладу стратегов Питаны:

 Пергамцы, как сородичи и друзья, будучи изначально благорасположены к нашему городу, прислали к нам  в связи с тем, что было принято в отношении митиленцев, постановление и послов – Бакхия, сына Эвдема, Аполлодора, сына Афинодора, Диогена, сына Асклепиада, Мегистерма, сына Аттала, Скамона, сына Асклапона. Они намерены просить митиленцев не отстаивать свои интересы собственнолично, с тем чтобы в дальнейшем не было распри, доказывая[184]… это, как считают пергамцы, будет благом для <обоих> городов. В соответствии с данным постановлением послы высказали много полезного для того и другого города и по своему усердию и великодушию достойны приславшего их отечества…

…Ввиду этого народом решено:

Ответить пергамцам, сородичам и друзьям, благожелательным к нашему городу, что с готовностью последуем предлагаемому пергамцами… и мы выбираем их арбитрами по спорному делу, поскольку и митиленцы согласились избрать их арбитрами. Судьи, прибыв в страну в питанийском месяце… как бывает у пергамцев, начнут выслушивать <свидетельства>. Стратегам же позаботиться о том, чтобы в установленные законом сроки судьям были оказаны почести.

<Постановление митиленских Совета и Народа>.

Постановление Совета и Народа.

По предложению стратегов: о постановлении пергамцев, которое передали нам избранные послами Бакхий, сын Эвдема, Аполлодор, сын Афанодора[185], Диоген, сын Асклапиада, Мегистерм, сын Аттала, Скамон, сын Асклапона. В этом постановлении разъясняется…

   <решено Народом>…Избрать их арбитрами по спорному делу[186], поскольку и питанийцы согласились избрать их арбитрами. Они, прибыв в страну в митиленском месяце… как это бывает у пергамцев, начнут выслушивать <свидетельства>, исследуя каждое в отдельности. И вынесут решение с клятвой. Их приговор на основании выявленных <свидетельств> они предписывают исполнить обоим городам: пусть эти решения будут основополагающими и неизменными. Равным образом пусть напишут на стеле, что оба города обязуются примириться. Пусть также отметят стелами тамошние земли[187], нуждающиеся в разметке, ничего не оставляя неразмеченным… <так, чтобы> в самом скором времени не осталось более ни жалобы, ни спора, влекущего к взаимному раздору … <заключенные ранее> договоры… рассматривать в судебном порядке в течение трех месяцев… похвалить послов за то[188], что пребывание их в Митилене было благопристойным и достойным пославших их. <…> Пусть басилевсы пригласят их на угощение в пританей к общему жертвеннику. Стратегам доложить о них в установленные законом сроки, с тем чтобы  стали они проксенами и гражданами города.

<Решение пергамцев>.

При притане и жреце[189]… жреце царя Аттала Филадельфа… и жреце Благочестивых богов…

<Стремясь примирить> Питану и Митилену друг с другом… приняв от них посланные ими ответы <мы, судьи> Бакхий, сын Эвдема, Аполлодор, сын Афинодора, Диоген, сын Асклепиада, Мегистерм, сын Аттала, Скамон, сын Асклапона, <приложили> все усердие и рвение ради того, чтобы разрешить их споры без вражды, но насколько возможно по-родственному… <и поскольку> они приняли судебное посредничество… отправить им эти наши решения, чтобы состоялось полюбовное примирение без… и питанийцы… <получили> право на владение… и прочих имеющихся <земель>… <и мы>, согласившись со сказанным ими, решили установить удоборазличимые для обоих городов <стелы> на основании наших предложений… и исков обоих <городов>.

<Установить стелы> по горному хребту вниз к потоку – как идет дорога и стоят стелы вдоль этой дороги, которая определяет границы Питаны и…  как идет дорога и стоят стелы – вплоть до двух камней, на которых… мы сделали, а от них – к лугу, как идет дорога на Астирену и стоит стела – вплоть до гробницы у дороги[190], которую называют гробницей Эпикрата, а от нее – к границам земли атарнитов. По проведении повсюду <разметки> впоследствии, как было ранее у них между собой условлено[191], <пусть> не будет у них более никакой жалобы, ни спора, влекущего к раздору, о чем они и сами заявили в своих посланиях.

Далее – в связи с заявлением митиленцев питанийцам о том, что область в долине Каика уже находится в их <собственности>[192].

 

Возвратившись в Пергам [193], мы, в соответствии с волей народа и царя, созвали совещание в святилище Диоскуров… И мы решили в присутствии равно митиленцев и питанийцев, что, согласно сообщениям историков… этой областью владели именно питанийцы и многие поколения они блюли… После этого, когда Селевк превзошел в битве Лисимаха[194], сын Селевка, унаследовав царство[195], продал им долинную область за 330 талантов[196], чему питанийцы представили письменные свидетельства. Причем на это и Филетер дал им…талантов [197], о чем они дополнительно узнали из надписей на стеле в нашем святилище Афины. То, что право на полновластное владение <долинной> областью было им уступлено при распределении указанными властвующими лицами в силу этих записей, питанийцы доказывали, не встречая возражений и ссылаясь на стелы, посвященные в Илионе, Делосе и Эфесе[198]. Там имеется написанное Антиохом письмо относительно прав на эту область. Питанийцы ссылались также на то, что Эвмен[199], приняв на себя дела после Селевка[200], написал письмо к питанийцам, в котором, между прочим, было дословно сказано следующее: «Мы на вечные времена отказываемся от неоспоримого и полного права <на эту область>. Если же будут возражения… <то>, согласно решению Антиоха, случившемуся  у элеатов[201], у нас <было> царское право <на нее>…»[202].      

…просить Митилену  и питанийцев[203], как было ранее у них между собой условлено, чтобы впредь не было у них никакой жалобы, никакого спора, влекущего к раздору, о чем они и сами заявили в своих посланиях…

 

 

2. Внутриполитическое положение

 

Почетное постановление митиленских Совета и Народа

 об афинянине Атромете[204].

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2). Suppl.,  № 2.

 

Совет и Народ постановили:

Похвалить Атромета афинянина за его заслуги перед народом митиленцев и увенчать ввиду его благорасположения к городу золотым венком по закону. Возвестить в ближайшие Дионисии, что народ митиленцев венчает Атромета афинянина и <нарекает> его проксеном и благодетелем народа митиленцев за мужество и щедрость <выказанные> в отношении народа митиленцев[205].

Вступающим в должность стратегам, Совету  и Народу митиленцев: стратегам – иметь попечение об Атромете с тем, чтобы, если будет ему что-либо нужно от города митиленцев, по возможности было содействие во всем, казначеям – выдать Атромету, как проксену, подарки гостеприимства, какие город обыкновенно выдает проксену[206]

 

 

Постановление митиленских Совета и Народа

 о храме в Мессе[207].

Пер. Т. Г. Мякина по: IG, XII (2). Suppl.,  № 11

 

В добрый час.

… <основание> будет вымерено межеванием…

…большая северная сторона – на два локтя с половиной[208]. Зачищая место, предназначаемое под фундамент, то, что <отойдет> под переднюю и внутреннюю часть (ojpisqo>domon) оставить на  уровне нынешнего фундамента. Остальное пусть зачистит сообразно уклону местности и базису нынешнего фундамента. В случае, если обнаружится какая-либо непрочность под вымеряемым фундаментом, пусть выложит туфом, доставляя туф себе сам. Выполнив это, пусть снова возьмет полных 8 локтей, следуя установленному законом в точности, как там записано о фундаментах. <Далее>, в длину отложит самое меньшее по 1 1/2 локтя, в ширину – по 1 локтю, толщина будет 4 палеста[209]. По срезу, сообразно уклону местности, пусть берет, чередуя, соответствующее законному и уступающее законному. Фундамент под стены пусть сделает на уровне нынешнего, выскоблив по угольнику все до седалища нынешнего фундамента. Пусть обработает седалище нынешнего фундамента, выровняв <его> в соответствии с каноном[210], применяя молот и колышки… <Сделав дно> ровным и прямоугольным, пусть искрошит неподдающиеся <каменные выступы>, укрепив ими фундамент…

 

Священный закон Митилены[211].

Пер. Т. Г. Мякина по: IGXII (2), № 73

 

Богиня! В добрый час.

Если кто пожелает приносить жертвы на  алтаре Афродиты, Пейто и Гермеса, пусть приносит.

В жертву <принесет>, что пожелает: пусть забьет поросенка как мужского, так и женского пола, от молодой свиньи,

а также птиц, каких пожелает…

 

Митиленский священный календарь[212].

Пер. Т. Г. Мякина по: IG, XII (2). Suppl., № 29.

 

Месяц Дей[213]: в 7-й день – восхождение Богини[214].

Питие воды – в месяц Юлай[215], в новолуние,

шествие из пританея – в 10-й день.

Отплытие на кораблях – в 15-й день месяца Аполлония[216].

Нисхождение Богини – в 3-й день месяца Гефестиона[217].

Призывание Богини – в 15-й день месяца Посидеона [218].

 

По приказанию Богини – записал Аристипп, сын Аристиппа.

 

 

Раздел 6. ПОД ВЛАСТЬЮ РИМА: РАЗЛОЖЕНИЕ ПОЛИСНЫХ ИНСТИТУТОВ (I в. до н. э. – III в. н. э.)

 

 

1. Митридатова война и подчинение Риму

(88–44 гг. до н. э.)

 

Диодор Сицилийский  «Историческая библиотека»,

Кн. XXXVII, гл. 27, 1

Пер. Т. Г. Мякина по: Hiller, 1939

 

…Те, кто был на Лесбосе узнали, что жители не только сами передались царю[219], но и выдали  Митридату Аквилия [220], который бежал в Митилену в поисках убежища и лежал там больным [221]

 

Плутарх, «Лукулл», гл. IV.

Пер. С. Аверинцева

 

С митиленцами, которые осмелились на явную измену, он тоже хотел было обойтись мягко [222], назначив им умеренное наказание за то, сто они сделали с Манием. Когда же он увидел, что они упорствуют в своем безумии, он двинулся на них с моря, одолел в сражении, запер в городских стенах и начал осаду. Вскоре, однако, он среди бела дня, у всех на глазах удалился в Элею[223], чтобы незаметно вернуться и притаиться в засаде близ города. И вот, когда митиленцы дерзко и без всякого порядка вышли, надеясь беспрепятственно разграбить пустой лагерь, он ударил на них, великое множество взял в плен, пятьсот мятежников перебил в бою и захватил шесть тысяч рабов и несметную добычу[224]

 

Страбон «География», кн. XIII, 617.

Пер. Т. Г. Мякина. По: Hiller, 1939

 

Феофан… был человеком государственным и, кроме того, сделался другом Помпея Великого[225], главным образом потому, что сумел поправить его дела. Ввиду этого он стал красой отечества, отчасти благодаря Помпею, отчасти благодаря себе самому  и выказал себя самым знаменитым из всех эллинов…

 

Плутарх  «Помпей», гл. XLII.

Пер. Г. А. Стратановского

 

Устроив и приведя в порядок азиатские дела[226], Помпей с необычайной пышностью направился в обратный путь. По прибытии в Митилену он объявил город свободным ради Феофана и присутствовал там на учрежденном в старину состязании поэтов[227], единственной темой которого в тот раз было прославление его подвигов. Театр в Митилене так понравился Помпею, что он велел снять план его, чтобы построить в Риме подобное здание, но большего размера и более великолепное.

 

Посвятительная надпись в  честь Помпея Великого и Феофана.

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2), № 163[228]

 

Гнею Помпею, сыну Гнея, Великому – самодержцу, благодетелю, спасителю и основателю.

Богу Зевсу Освободителю – Феофану, спасителю, благодетелю и второму основателю города.

 

Рескрипт Гая Юлия Цезаря[229].

Пер. Т. Г. Мякина по: IG, XII (2), № 35, col. b 10–35

 

…По предложению митиленских послов[230]: Потамона, сына Лесбонакта, Фании, сына Фании, Терфея, сына Дия, Герода, сына Клеона, Дия, сына Матроклея, Димитрия, сына Клеонима, Кринагора[231], сына Каллипа, Зоила, сына Эпигена.

Возобновляя любовь, дружбу и союз так, чтобы позволить послам совершить на Капитолии жертвоприношение, которое им уже было ранее предоставлено Сенатом, и выбить этот <договор> на медной дельте[232], мною по данному делу постановлено следующее: возобновить любовь, дружбу и союз, провозгласить <их> мужами добрыми и друзьями, позволить совершить на Капитолии жертвоприношение, которое им уже ранее человеколюбивым образом было предоставлено Сенатом. Запись на медной дельте выставить, когда только пожелают, чтобы Гай Цезарь, самодержец, если сочтет необходимым, приказал казначею по обычаю предков записать на послов оборудование места и расходы[233]. И пусть он будет по-прежнему уверен в общественных финансах[234].

Постановлено: поскольку и вы прежде встречались со мной, и я писал вам, и ваши послы согласились, что вы должны быть обязаны нам в соответствии… с тем человеколюбием, которое вы находите в нас, и <находили> прежде. Ведь этот сенатусконсульт предоставлял вам возможность спокойно пользоваться доходами[235], поступающими от города и области. Вместе с тем я хочу заявить вам, что я не позволяю и не позволю впредь никому у вас оставаться свободным от подати[236]. Итак, повинуйтесь и смело пользуйтесь… <своими доходами> беспрепятственно: мне действительно приятно было сделать это для вас. Желаю и в будущем всегда быть для вас источником всякого блага.

 

Договор Митилены и Рима о дружбе и взаимопомощи[237].

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2), № 35, col.d 2–17

 

Народ митиленцев пусть сохраняет свое полновластие…  Народ митиленцев не позволит в публичном постановлении врагам народа римлян пройти через свои владения и развязать войну против народа римлян или его союзников, или подвластных ему народов. Народ митиленцев не будет помогать врагам народа римлян оружием, деньгами или кораблями.

 Народ римлян не позволит в публичном постановлении врагам народа митиленцев пройти через свою землю или свои владения и развязать войну против народа митиленцев или его союзников или подвластных ему народов[238]. Народ римлян не будет помогать врагам народа митиленцев оружием, деньгами или кораблями.

В том случае, если кто-нибудь первым развяжет войну против народа митиленцев или народа римлян и союзников народа римлян, то пусть народ римлян поможет народу митиленцев, а народ митиленцев – народу римлян и союзникам народа римлян… Пусть будет это нерушимым. Да будет мир на все времена.

<Пусть то, чем владеют оба народа> остается под их властью. Равным образом и все то, что народ римлян предоставил народу митиленцев[239], пусть будет теперь под властью народа митиленцев[240]

 

2. Разложение институтов полисной демократии

(IIII вв. н. э.)

 

Постановление митиленских Совета и Народа о почестях

 Августу[241].

Перевод Т. Г. Мякина по: IG, XII (2), № 58 a, b

 

…Посвятить дельты или стелы с копией этого постановления в  храм, который сейчас строит Азия в Пергаме, а также в <храм Августа> в Митилене, а также…<в храмы …> в Акции, Брундизии, Тарраконе, в Массилии и… в Антиохии, что у Дафны. Ежегодные жертвоприношения <совершать> в храме Августа так же, как они <совершаются> в храме Зевса… <Установить в храме Августа> образ божества, <так как это установлено> в храме Зевса и храме Афродиты… Пусть будут священные участки и прочие законные почести… в соответствии с волей самого <божества>. Священные трапезы пусть будут в течение месяца, на который приходится день его рождения и приносить <жертвы >…в том же самом порядке жертвоприношений, что воздаются Зевсу [242]

…Если же в грядущие времена изыщут что-либо блистательней этого, то пусть благочестивый и преданный город не упустит ничего, что способствовало бы наимогущественнейшему обожествле-нию Августа. Просить его согласиться на посвящение в его доме дельты, а на Капитолии – дельты и стелы с копией этого постановления. Послам – благодарить за Августа Сенат и жриц Гестии и  жену его Юлию, и сестру Октавию, а также его детей, родичей и друзей [243]. Отослать ему венок <стоимостью> в две тысячи золотых – пусть его вручат послы. В присутствии его и Сената пусть послы поблагодарят его, за выказанные городу благорасположение и отеческую доброту…

 

Кринагор «Тиберию»[244].

Пер. Л. Блуменау. По: AP, VII, 633

 

Мира границы – восток и закат. И победы Герона

   Ныне достигли уже этих пределов земли;

Солнце Армению, им покоренную[245], видит, вставая,

   Видит подвластной ему землю германцев, садясь.

Рейн и Аракс победителя славят; водами своими

   Поят они племена, порабощенные им.

 

Словарь Суды  «О Потамоне».

Пер. Т. Г. Мякина. По: Hiller, 1939

 

Потамон, сын Лесбонакта, ритор. Преподавал философию в Риме при Цезаре Тиберии. Однажды, отпуская Потамона на родину, царь снабдил его следующей грамотой: «Если кто дерзнет оскорбить Потамона, сына Лесбонакта, пусть прежде поразмыслит, сможет ли воевать со мной»[246].

 

Из надписей  на базах статуй, посвященных  от имени

 митиленских Совета и Народа римским императорам

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2)

 

№ 206

 

Народ <чествует> Самодержца Тиберия Цезаря Августа[247], сына Зевса Цезаря Олимпийца Августа, – общего благодетеля вселенной и славнейшего основателя нашего города.

 

№ 212

 

Народ <чествует> Нерона Юлия Цезаря[248], сына юного бога Германика Цезаря и Агриппины – Плодоносной богини Эолиды[249].

 

№ 215

 

Совет и Народ <чествуют> Тита Элия Адриана Антонина[250], Августа Пия, благодетеля и основателя города.

 

 

№ 216

Совет и Народ <чествуют> величайшего Самодержца Цезаря Септимия Севера Пертинакса Августа[251] – господина земли и моря, и благодетеля города.

 

 

Почетное постановление митиленских Совета и Народа

 о Брисе, сыне Бриса[252].

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2), № 484

 

Совет и Народ <чествуют> Бриса, сына Бриса, как первого целителя и свободного от литургий: он отправлял силами своих детей и потомков как властные, так и прочие должности, а также несение плюща, агораномию, председательствовал в Совете, был номофилаком и прочее[253]. Он председательствовал <на празднествах в честь> Зевса Эфирного и Аммона Освободителя, Неотвратимой Немезиды и Августов, а также на мистериях Пнистии Этефилы, <на празднестве в честь> Посейдона Донного и Донной <богини>[254],  Непреклонных Богинь[255], священной пещеры и Зевса Менолия[256]. Он взывал за город к Афине Полиаде[257], начальствовал хором <на празднестве> Аполлона и Артемиды Малейских[258], был священноглашатаем привилегий[259], служителем Спасителя Асклепия – божественнейшего Самодержца, жертвовал на городские святыни. Был путеводителем по ним на протяжение уже 40 лет и без всякого взимания платы – не так, как другие до него.

 

Почетное постановление митиленских Совета и Народа

об Аврелии Артемисии[260].

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2), № 255

 

Совет и Народ <чествуют> за все ее добродетели Авр. Артемисию, дочь[261]… почетного притана и благодетельницу[262], жрицу богинь Этефил и Карийских[263], росоносицу священнейших мистерий, потомка благодетелей:  Потамона-законодателя и философа Лесбонакта. Почести постановлены священным Советом[264], позаботился о записи – его грамматей Авр. Прокл, сын Юста.

 

Постановление стратегов[265].

Пер. Т. Г. Мякина. По: IG, XII (2), № 67

 

…Ежегодно рассылать  предводителям  постановление Совета и Народа обо всем этом, с тем чтобы им ясна была позиция города в общественных делах. Если кто-нибудь будет поступать вразрез с этим, тому держать ответ и быть обязанным жрицам богини Артемиды на… драхм серебра… Эти приношения пусть взыскивают стратеги. Если с кого-нибудь не будет взыскано, тому уплатить вдвое против назначенной данным постановлением суммы. Пусть это постановление будет постоянно действующим, во спасение, в защиту и в добрый час для города. Постановление вырезать на стеле и поместить в святилище Артемиды Термийской, а также перед зданием священного Совета. Составители: Гней Помпей Руф[266], Гай Орфий Прокл Юлиан, Луций Граттий. 

 

 


 

[1] Археологи обычно относят  Терми вместе с Полиохни, городом бронзового века на о. Лемнос, и «шлимановской» Троей к единой Эгейской культуре ранней бронзы III тыс. до н. э. (См.: Сидорова 1972, с. 29–30). 

[2] Braddock, 1970, p. 14; Хаммонд, 2003, с. 65.

[3] См. подробнее: Мякин, 2003, с. 11–13.

[4] См. ссылки на источники и литературу (Там же, с. 7–13).

[5] См. аргументацию (Там же, с. 10). В связи с этим, до известной степени правы те, кто вообще отрицает наличие племенной организации у эолийских переселенцев (См.: Hiller, 1939, s. 69. Ср. известные надписи из Мефимны: IG, XII (2), 498–503; Ср. также: Грант, 1998, с. 238).

[6] Приводимые нами свидетельства (см. далее сводки источников в   разд. 2, 3), на наш взгляд, опровергают известный вывод Г. Берве о том, что политическая борьба в Митилене на рубеже VIIVI вв. до н. э. представляла собой простое противоборство аристократических кланов без всякого участия народа (Ср.: Berve, 1967, s. 94; Gallavotti, 1949, p. 13 etc).

[7] См. подробнее: Мякин, 2003, с. 13–14.

[8] Здесь и далее мы следуем датировке Фр. Шахермейра, которую разделяет большинство исследователей (См.: Schachermeyr, 1950, s. 1862 etc.; Gallavotti, 1949, p. 21, 29).

[9] Мы не считаем достаточно обоснованными возражения В. Г. Боруховича против отнесения Мирсила к Клеанактидам (См.: Лурье, 1946, с. 187, примеч. 5; Борухович, 1979, с. 36; Хаммонд, 2003, с. 168).

[10] См. подробнее: Мякин, 2003, с. 16.

[11] См. о фрагменте 98b Сапфо: Burnett, 1983, p. 214, not. 13.

[12] См. выше примеч. 10; См. также: Мякин, 2000, с. 37–38, примеч.10.

[13] По-видимому Алкей и Антименид бежали в Сарды, к лидийскому царю (См.: Treu, 1968 (А), s. 14).

[14] См. об эсимнетии: Фролов, 1988, с. 120 и сл.

[15] Виппер, 1995, с. 94.

[16] См.: Schachermeyr, 1950, s. 1868.

[17] Таковы были и qe>smoi (установления) Солона. Мы вполне согласны здесь с известными формулировками М. Освальда. (См.: Ostwald, 1969,      p. 3). Ср. о раннеримском законе как сакральной категории: Кофанов, 2001, с. 19 и др.) 

[18] Мы следуем общепринятой хронологии (Ср.: Herbst, 1935, s. 1413 etc; Hiller, 1939, s. 60).

[19] Так думал, например, Р. Хербст: Herbst, 1935, s. 1420.

[20] Ср. новое обсуждение вопроса: Гущин, 1999, с. 176 и сл.

[21] Согласно другому мнению, Митилена вступила в союз с Македонией еще до 338 г. (См.: Herbst, 1935, s. 1414).

[22] Р. Хербст фактически высказывал ту же мысль, замечая, что, хотя демократия в Митилене на протяжении VII вв. до н. э., по-видимому, чередовалась с олигархией и тиранией, «внешне старые формы сохранялись, лишь наполняясь новым содержанием» (Herbst, 1935, s. 1420).

[23] Написание слова «народ» (da~mov)  с прописной буквы при переводе законодательных актов выглядит более приемлемым, поскольку Народ (Народное собрание) выступает здесь как орган законодательной власти, от имени которой издаются постановления.

[24] Ср.: Бузескул, 1909, с. 37 и сл.; Хабихт, 1999, с. 137, 179 и др.; Смышляев, 2003, с. 49–50.

[25] См.: Хабихт, 1999, с. 73.

[26] Ср. о полномочиях афинского архонта-басилевса: Ленская, 2001,      с. 128.

[27] Моммзен, 1997, Т. 1, с. 259.

[28]  См. об идеалах «эвгении»: Ленская, 2003, с. 36–38. 

[29] См.: Herbst, 1935, s. 1416; Hiller, 1939, s. 68.

[30] По различным оценкам, город в VIII вв. до н. э. занимал территорию от 140 до 155 га, далеко оставляя позади, например, столицу Боспорского царства Пантикапей (100 га) (См.: Herbst, 1935, s. 1417).

[31] См. там же: Herbst, s. 1416.

[32] См. подробнее: Cichorius, 1888, s. 3–4.

[33] Согласно другой версии, после 196 г. до н. э. (См.: Hiller, 1939, s. 70).

[34] По некоторым данным, общеэолийская монета чеканилась уже с 330-х гг. (См.: Hiller, 1939, s. 67, 70 etc).

[35] См. подробнее: Cichorius, 1888, s. 4–5.

[36] См. Hiller 1939, s. 70.

[37] Ср. различные оценки: Hiller, 1939, s. 71.

[38] См. о сакрально-правовом значении акрополя и городских стен: Фюстель-де-Куланж, 1903, с. 112–114.

[39] Herbst, 1935, s. 1416.

[40] См.: Cichorius, 1888, s. 6–7.

[41] Hiller, 1939, s. 72.

[42] Herbst, 1935, s. 1424–1425.

[43] Cichorius, 1888, s. 56–57.

[44] См.: Hiller, 1939, s. 73–74.

[45] Иными словами Совет и Народное собрание.

[46] Ср.: Herbst, 1935, s. 1417.

[47] Пеласги (Pelasgoi>) – имя общего характера, по-видимому, использовавшееся греками для обозначения какой-то части догреческих фрако-фригийских племен, занимавших в XXXIV вв. до н. э. всю Грецию, включая Пелопоннес и Эгеиду (См.: Strab., V, 221; Dion. Perieg., 349; См. о следах фрако-фригийского присутствия на Лесбосе: Мякин, 2003, с. 6).  

[48] Диодор здесь возможно следует Гелланику из Митилены (См.: Hell.,      fr. 36).

[49] Лапифы – мифический народ, доэллинского происхождения. По преданию обитал в горах Фессалии (Apoll., Epit., I, 21).

[50]Надо думать, Аполлона Дельфийского.

[51] Пересказывая легенды о Макаре, Диодор, таким образом, смешивает воедино данные устной традиции различных эпох. Тем не менее древнейший слой этой традиции, безусловно, следует связать с воспоминаниями о политическом и культурном единстве эгейского мира в XXVXIII вв.       до н. э. (См.: Braddock, p. 14–15; Хаммонд, 2003, с. 63). 

[52] Образ льва в скульптуре крито-микенского периода (XVIXIII вв.         до н. э.) был тесно связан с образом Великой богини. Это – ее страж (ср.: «львиные ворота» в Микенах, львы из святилища Геры на о-ве Самос). «Закон» Макара, таким образом, имел, скорее всего, сакральное значение (Ср.: Андреев 1993, с. 24).

[53] Гелланик из Митилены  (ок. 485–400 гг. до н. э.) – знаменитый лесбосский историк и мифограф ( См.: Античные писатели, с. 102–103.

[54] Мирсил из Мефимны (III в. до н. э.) – лесбосский антиквар и мифограф. Родоначальник парадоксографии (См.: Там же, с. 271).

[55] Стела, напоминающая лингам, метафора священного брака – один из древнейших образов Великой богини (См.: Tac., Hist., II, 3).

[56] Манто – легендарная возлюбленная Аполлона, которую он наделил пророческим даром, мать Мопса (Apoll., Ep. VI, 3–4). Коза на Лесбосе была жертвенным животным Артемиды. Артемиду в Митилене, чтили как Великую богиню – покровительницу города( Sappho, Fr. 40, L.-P.).

[57] Разорение Лесбоса приписывалось Ахиллесу, сыну Пелея.

[58] Речь идет о деяниях Ахиллеса, сын Пелея.

[59]  Ср. культ героя Лепетимна, святилище которого располагалось на горе того же названия неподалеку от г. Мефимны (Buerchner, 1935, s. 2116, 2124).

[60] Падение Трои у античных авторов по большей части датируется либо 1206, либо 1184 г. до н. э. Таким образом, согласно Страбону, начало эолийской колонизации Лесбоса следует относить к 1140–1120-м гг. до н. э. (Ср.: Торшилов, 1999, с. 384).

[61] Имеется в виду Гомер.

[62] См. у Гомера: Il., II, 840–844.

[63] Итак, Меланхр не только принадлежал к аристократическому роду, но и занимал, на момент антипенфилидовского восстания, выборную должность, «возглавлял власть» (peri< ta~v ajrca~v Arist., Pol., 1311b).

[64] Мы принимаем поправку, предложенную В. Г. Боруховичем (См.: Борухович, 1979, с. 29).

[65] Около 612/608 гг. до н. э., согласно общепринятой датировке словаря Суды (Sud., P, 1659).

[66]  Апогей этой борьбы по расчетам Фр. Шахермейра приходится на 607–606 гг. до н. э. (См.: Schachermeyr, 1950, s. 1870).

[67] Оттуда, т. е. из развалин древней Трои. Археанакт, возможно, имя легендарного основателя знатного митиленского рода Археанактидов, известного по стихам Алкея.

[68] Мы принимаем чтение, предложенное С. Я. Лурье (См.: Лурье 1947, с. 187, примеч. 5).

[69] Алкей в этой оде, быть может, живописует вооружение, украшавшее стены его фамильной усадьбы.  Ср. у Геродота об увешанных оружием домах лидийских вельмож (Her., I 34) (См.: Burnett, 1983, p. 124, not. 8).

[70] Скорее всего имеется в виду Питтак.

[71] Аполлон, общеэолийское святилище которого находилось в г. Гринея (Малая Азия), был одним из почитаемых божеств в среде митиленской аристократии. Клятва перед его алтарем скрепила союз клана Алкея с Питтаком (Ср.: Sappho, fr. 99b, 3; Thuc., III 3, 3; См: Мякин, 2003, с. 12).

[72] Неудавшийся, по-видимому, ввиду измены Питтака антимирсиловский заговор Алкея и Антименида датируют обычно 604 г. до н. э. В 601 г. Антименид уже участвует в палестинском походе Навуходоносора (См.: Burnett, 1983, p. 142; Treu, 1968(А), s. 13).

[73] Лесбосская триада Зевс–Великая богиня (Гера?)–Дионис соотносима с аналогичной самосской (Геракл–Гера–Дионис) и скорее всего является продолжением догреческого культа Великой богини, где «безрогий» Дионис – бог молодого года, юный возлюбленный могущественного божества плодородия (См.: Burnett, 1983, p. 160–161).

[74] Имеется в виду Питтак.

[75] Сапфо говорит о Питтаке.

[76] Имеется в виду Мирсил. Мы, таким образом, привели перевод А. Парина в большее соответствие с оригиналом, следуя интерпретации, предлагаемой Э. Бернетт (См.: Burnett, 1983, p. 214–215).

[77]  Надпись была сделана в 264 г. до н. э.

[78]  Имеется в виду 596 г. до н. э. – второе архонтство Крития Старшего (первое датируется 604 г. до н. э.). Вслед за большинством исследователей мы считаем, что изгнание Сапфо следует датировать именно вторым архонтством (См.: Campbell, 1982, p. 9; Мякин, 2004, с. 206).

[79] Фактически, речь идет о том, что Питтак и некий аристократ Динномен (возможно, из рода Археанактидов) захватили фамильную усадьбу Мирсила. На основании этого и некоторых других фрагментов Алкея многие исследователи высказывают предположение, что знаменитой эсимнетии Питтака предшествовал дуумвират Питтак–Динномен (См.: Burnett, 1983, p. 156–157).

[80] Имеется в виду отец Питтака  Гирр (Гиррадий).

[81] Презрение и ненависть, которые Алкей питал к Питтаку, таким образом, объясняются, прежде всего, фракийском происхождением последнего (См. подробнее: Мякин, 2003, с. 13–14).

[82] См. фр. 348 Алкея.

[83] По-видимому, сразу после избрания Питтака эсимнетом, аристократы, снова бежавшие во главе с Алкеем в Пирру, обратились за помощью к Лидии. Снарядив за 2000 статеров (огромные деньги!) сильное войско, они пытались взять штурмом Митилену, но были разбиты в «битве у моста» (См.: Схолии к Алкею, фр. 98). Решающая битва, таким образом, произошла в пределах города, у моста, который в VI в. до н. э. соединял нижний город с акрополем, располагавшимся на примыкающем к Лесбосу небольшом острове.

[84] Имеется в виду Питтак.

[85] Войну между лидийским царем Алиаттом и Астиагом, царем Мидии, датируют временем около 583 г. до н. э (Euseb., Ol., 49, 3).

[86] Имеется в виду Питтак.

[87] Желая упрочить свое политическое положение, Питтак взял в жены дочь царя Пенфила, убитого во время восстания Меланхра (Diog. Laert.,    I, 81).

[88] 646/642 гг. до н. э.

[89] 612/608 гг. до н. э.

[90] С афинским стратегом Фриноном, см. выше: Diog. Laert., I, 74.

[91] В данном случае речь идет уже о землях на самом Лесбосе, которые Питтаку, по-видимому, предлагалось получить в качестве своего рода «царского надела» (te>menov).

[92] Родосец, автор не дошедшего до нас сочинения «О Питтаке» (III в.        до н. э.).

[93] Лидийский царь (ок. 560–546 гг. до н. э.). Позднейшая легенда о поездке Питтака к Крезу возникла под влиянием известного рассказа о Солоне.

[94] В 612/608 гг. до н. э.

[95] В других рукописях: «на 3-й год 51 Олимпиады». Таким образом, вероятная дата  смерти Питтака колеблется между 574 и 570 гг. до н. э. Причем, в отличие от М. Л. Гаспарова, мы считаем более предпочтительным первый вариант.

[96] К установлениям Питтака относится, по-видимому, именно это положение (Ср.: Schachermeyr 1950, s. 1868).

[97] Лидийский царь (до 560 г. до н. э.), поддержавший Алкея; см. выше.

[98] Иначе говоря, проливать слезы.

[99] Сын афинского тирана Писистрата, правившего в Афинах около       561–527 гг. до н. э.

[100] Тиран Коринфа ( ок. 627–585 г. до н. э.).

[101] Поликрат, сын Эака, – могущественный тиран острова Самос     (530–520-е гг. до н. э.).

[102] После неудавшегося похода против скифов (См. о совете Коя Дарию: Her., IV, 97).

[103] Тиран Милета – один из руководителей Ионийского восстания против персов (500–494 гг. до н. э.). События, о которых идет речь, относятся к 500 г. до н. э.

[104] Миунт – город в устье р. Меандр к северо-востоку от Милета.

[105] Это произошло в 499/498 гг. до н. э. По: Hiller 1939, s. 60.

[106] Битва при Ладе (494 г. до н. э.), в ходе которой ионийский флот был наголову разгромлен персами.

[107] Указанные события относятся к 493 г. до н. э.

[108] Речь идет, по-видимому, о митиленских владениях в Малой Азии.

[109] Геродот говорит о победе афинян и спартанцев при Микале (479 г. до н. э.), принесшей ионийцам и эолийцам освобождение от персидского ига.

[110] В 428 г. до н. э.

[111] Дамба, или, точнее говоря, мол, закрывавший северную гавань Митилены, все-таки был достроен. Остатки его сохранились до наших дней.

[112] Ср. с приведенным выше свидетельством Фукидида.

[113] По договору о об образовании Делосского морского союза (477 г.   до н. э.), Митилена должна была участвовать в морских походах афинян, поставляя определенное количество боевых кораблей с экипажем.

[114] Под праздником подразумеваются Олимпийские игры 428 г. до н. э.

[115] Речь идет о Делосском союзе 477 г., когда Спарта уступила гегемонию Афинам.

[116] Имеется в виду Пелопоннесский союз во главе со Спартой.

[117] Летом 428 г. до н. э.

[118] События происходили в 428/427 гг. до н. э.

[119] Салеф – полномочный представитель Пелопоннесского союза в Митилене.

[120] См. о перипетиях, связанных с принятием в Афинах решения по Митилене Thuc., III, 36–49 (См. также: Гущин, 1999, с. 176 и сл).

[121] Клеон – афинский кожевенник, лидер радикальных демократов и сторонник поголовного истребления всех митиленцев.

[122] Афинские военные поселенцы. Сохранился фрагмент постановления афинских Совета и Народа о Митилене, полностью подтверждающий приведенное сообщение Фукидида (См.: IG, I (2), № 60).

[123] Агафия (ок. 536–582 гг. н. э.) – греческий поэт ранневизантийской эпохи, родом из Малой Азии. Ламакс и Гелланис – это, очевидно, те самые «дочери-наследницы» Тимофана, о которых писал Аристотель; см. выше.

[124] Речь идет о владениях Митилены в Малой Азии.

[125] Кера («черная» или «гибельная») – традиционная олицетворение смерти.

[126] После уничтожения афинского флота Лисандром в битве при Эгоспотамах (405 г. до н. э.), афиняне спешно готовили город к обороне.

[127] Иначе говоря, установил в городе олигархический режим, поставив у власти лаконфильскую партию. Однако, вскоре после битвы при Книде (394 г. до н. э.) Митилена отпала от Спарты (См.: Hiller, 1939, s. 63).

[128] Фрасибул, сын Лика (ок. 440–388 гг. до н. э.) – известный афинский политик, друг Алкивиада. Экспедицию Фрасибула на Лесбос обычно датируют  389/388 гг. до н. э. (Ср.: Diod., XIV, 94).

[129] Другими словами, назначенным Спартой начальником гарнизона.

[130] А именно – Эрес и Антиссу.

[131] Ксенофонт имеет в виду Мефимну (См.: Diod., XIV, 94).

[132] Один из крупных греческих полисов на ионийском побережье. Митилена чеканила монеты совместно с Фокеей в 480–350 гг. до н. э. Указанное постановление, отражающее общую линию митиленских властей на преодоление послевоенной экономической разрухи через стабилизацию денежного обращения, датируется, скорее всего началом   IV в. до н. э. По другой версии – первой половиной IV в. до н. э.

[133] Преамбула постановления не сохранилась.

[134] Речь идет о выборных должностных лицах (включая басилевсов, стратегов), которые составляли митиленский Совет.

[135]  В том году, когда преступление было совершено, суд не мог состояться, так как должностные лица, являясь членами Совета, не могли отрываться от исполнения своих служебных обязанностей.

[136] Переводя эту надпись, мы использовали перевод части ее, представленный в: Античный способ производства в источниках / Под ред.            С. А. Жебелева, С. И. Ковалева. М., 1933. Документ № 563. С. 347

[137] Согласно списку афинских архонтов в 368 или 369 г. до н. э.

[138] Речь идет о докладе афинских послов, прибывших в Афины вместе с послами лесбоссцев после своего посещения Митилены, см. далее.

[139] Глава митиленского посольства.

[140] Дом заседаний Совета.

[141] Имеются в виду члены синедриона (Союзного совета) Второго афинского морского союза от Митилены.

[142] В 369 г. до н. э., согласно каталогу афинских архонтов.

[143] Митиленцы оказали помощь афинянам в их противостоянии со Спартой в 378–371 гг. до н. э. и в том числе – афинскому стратегу Тимофею, сыну Конона, в его действиях против Закинфа (374 г. до н. э.).

[144] Левкон II, царь Боспора, в последние годы своей жизни правил вместе с сыновьями, приводимый указ таким образом можно датировать   355–354 гг. до н. э. (Ср.: Diod. Sic., XVI, 31; Dem., Ad Lept., 39).

[145] В то время как все остальные платили 1/30. Медимн приблизительно соответствовал 52, 53 л.

[146] Фрагментарно дошедшее до нас почетное постановление в честь знатного митиленского гражданина Афанада свидетельствует об ожесточенном политическом противоборстве в городе в середине IV в. до н. э.     В центре этого противостояния, судя по Элиану (II в.), лежал долговой вопрос (Ср. Ael., Var. Hist., XIV, 24). В результате этой борьбы около 350 г. до н. э. демократия в Митилене была свергнута и к власти в городе пришла антиафинская группировка во главе с Каммисом (Kammu~v). После свержения тирании Каммиса, около 347/346 гг. до н. э., союз с Афинами был восстановлен (См.: Dem., XIII, 8; XV, 9; Ps. Dem. In Boeotum, XL, 36, 37). 

[147] Храм Асклапия (по-аттически – Асклепия) – один известных и почитаемых храмов Митилены (IV в. до н. э.–II в. н. э.). Остатки его фундамен-та обнаружены напротив церкви Св. Симеона в Митилене.

[148]  В своем письме знаменитый афинский оратор Исократ (436–338 гг. до н. э.) хлопотал перед митиленским Советом за лесбосского музыканта Агенора, обучавшего музыке внуков Исократа.

[149] Быть может, имеется в виду постановление об амнистии, принятое в Афинах после восстановления демократии в 403 г. до н. э. (ср. Arist., Ath. Pol., 39).

[150] Речь, по-видимому, идет о тех, кто подвергся изгнанию во время тирании Каммиса (ок. 350–347 гг. до н. э.).

[151] Постановление датируется 347/346 гг. до н. э. и знаменует возобновление союза Митилены с Афинами после изгнания Каммиса, осуществленного, как это видно из постановления, при активном «содействии» афинян.

[152] Речь идет об афинском гарнизоне во главе со стратегом Федром, который занял Митилену после изгнания Каммиса. «Взносы» – платежи государств – членов Второго афинского морского союза в союзную казну, которой распоряжался Союзный совет (синедрион).

[153] Квинт Курций Руф – римский историк (до 224 г. до н. э.).

[154] Митилена была захвачена Харесом около 340 г. до н. э., надо полагать в ходе борьбы Афин и Македонии за Византий. Занятие города македонскими войсками таким образом можно отнести к 338 г. до н. э.

[155] Арриан из Вифинии – греческий писатель римской эпохи (ок.         90–156 гг. н. э.)

[156] Греческий полководец на службе у персидского царя. Речь идет о событиях 333 г. до н. э.

[157] Фарнабаз – персидский военачальник, сменивший внезапно скончавшегося Мемнона на посту командующего флотом.

[158] Речь идет о Коринфской лиге, куда Митилена вошла около 336 г.   до н. э.

[159] Уже в следующем, 332 г. до н. э., военачальник Александра Гегелох, поддержанный местными жителями, изгнал персов и их сторонников из Митилены и других лесбосских городов. Союз Митилены с Македонией был восстановлен (Arr., III, 2).

[160] Постановление было принято Митиленой во исполнение указа Александра 324 г. до н. э. о прекращении гражданских распрей в греческих городах и о возвращении изгнанников: Hiller 1939, 67.

[161] Басилевсы – главы исполнительной власти, осуществлявшие также функции высшего судебного арбитража (см. выше с. 17 настоящего издания).

[162] Речь идет о том, что ни окружные судьи (oi> peri>dromoi), ни судебные смотрители (oij dikasko>poi), ни прочие власти не должны рассматривать подобного рода заявление. Басилевсы, таким образом, наделяются правами высшего арбитража в имущественных спорах.  Выборные должности окружных судей и судебных смотрителей имели, по-видимому, древнюю традицию. Судебные смотрители (oij dikasko>poi), например, засвидетельствованы по надписям в эолийских Кимах (III в.    до н. э.).

[163] Здесь, выше и далее – лакуна в тексте

[164] Имеются в виду члены коллегии 20.

[165] Другими словами – к Александру.  Речь идет о божеских почестях Александру и его наследникам.

[166] Афродисий, Гераклит, грамматеи (секретари) – чиновники финансовой администрации Птолемеев. Этот папирусный документ, автором которого был, по-видимому, был диойкет (глава финансового ведомства) Птолемея V, показывает, что Лесбос (а с ним и скорее всего Митилена) начиная с конца IV и в течение всего III в. до н. э. платили дань Птолемеям.

[167] Постановление датируется временем между 220 и 193 гг. до н. э    (по Гиллеру, 213/214 гг. до н. э.). Этолийский союз – федерация гражданских общин Средней Греции (Этолия), одно из наиболее влиятельных греческих государств III в. до н. э. (См. подробнее: Сизов С. К. Федеративное государство эллинистической Греции: Этолийский союз. Н. Новгород, 1990).

[168] Амфиктионы – члены Дельфийской амфиктионии, религиозного союза государств Средней Греции, считавших Дельфы своим главным духовным центром. 

[169] Глава исполнительной власти в Этолийском союзе, избиравшийся на год.

[170] Синедры (или булевты) – члены Союзного совета, постоянно действующего выборного высшего контрольного и распорядительного органа Этолийского союза.

[171] Данное постановление является ответом митиленцев на приведенное выше решение этолийцев, оглашенное на митиленском Народном собрании  послами Эвномом, Ферием, Меледемом и Абантом.

[172] Проэдры – председательствующие в этолийском Союзном совете.

[173] Имеются в виду пленные митиленцы, вывезенные из Этолии. «Святилище» – святилище Асклапия (Асклепия), куда была помещена стела с постановлением.

[174] Птолемей IV Филопатор (см. выше).

[175] Город Термон с известным храмом Аполлона (Этолия). Филипп V – царь Македонии (221–179 гг. до н. э.). Указанные события датируют обычно 208/207 гг. до н. э. Участие митиленцев в этом посольстве свидетельствует о возросшей самостоятельности и авторитете города в конце III в. до н. э.

[176] Постановление датируют временем после 196 г. до н. э. Имеется в виду Фессалийский союз городов (Северная Греция).

[177] Имеется в виду храм Асклапия в Митилене (см. выше).

[178] Священноглашатай (ijeroka>rux) – жреческая должность.

[179] Заключительная часть постановления не сохранилась.

[180]  Постановление обычно датируют временем до 167 г. до н. э.

[181] Проксения – почетное звание (см. примеч. на с. 73).

[182] Эрифры – город на западном побережье Малой Азии, был, как и города на Лесбосе, основан эолийскими колонистами.

[183] Публикуемый в русском переводе документ – это сохранившееся на камне уникальное «досье», содержащее материалы процесса между Митиленой и ее бывшим владением Питаной по делу о землях митиленцев в Малой Азии. Материалы включают в себя постановления митиленских и питанийских Народных собраний, а также обоснованное решение властей Пергамского царства, которое выступило посредником в судебном споре. Датируемый временем до 138 г. до н. э. документ отражает стремление Митилены в обстановке растущего давления со стороны Рима отстоять свой внешнеполитический престиж в регионе.

[184] Иначе говоря, пергамцы предложили себя в качестве третейских судей. Лакуны здесь и далее связаны с плохой сохранностью документов, вошедших в «досье».

[185] В отличие от постановления питанийцев, митиленское постановление составлено на эолийском диалекте.

[186] Имеются в виду пергамцы.

[187] Иными словами, спорные земли на малоазийском побережье.

[188] Имеются в виду указанные выше поименно послы Пергама, которые прибыли в Митилену с предложением посредничества.

[189] Текст сильно разрушен, ниже в угловых скобках приведены дополнения, необходимые по смыслу. Аттал Филадельф – царь Пергама Аттал II (160–139 гг. до н. э.).

[190] Астирена, Атарней – городки и деревни по берегу Адрамиттийского залива, принадлежавшие ранее митиленцам (См. : Strab., XIII, I, 38).

[191] Подразумеваются питанийцы с митиленцами.

[192] Река в Малой Азии, впадающая в Эгейское море.

[193] Имеется в виду возвращение из Митилены и Питаны (см. выше).

[194] Основатель Царства Селевкидов Селевк I Никатор (311–281 гг.       до н. э.), разгромив в 281 г. до н. э. Лисимаха, подчинил своей власти большую часть Малой Азии.

[195] Имеется в виду Антиох I Сотер (281–261 гг. до н. э.).

[196] Им – это питанийцам.

[197] Филетер – первый правитель Пергама, основатель Пергамского царства (283–263 гг. до н. э.).

[198] Посвященные, т. е.  переданные на хранения в храмы в названных городах.

[199] Эвмен I – царь Пергама (263–241 гг. до н. э.).

[200] Иначе говоря, отложился от Селевкидов.

[201] Жители г. Элея в Малой Азии.

[202] Заключительная часть письма Эвмена разрушена.

[203] Концовка решения пергамских судей сильно разрушена.

[204] Постановление обычно датируют III в. до н. э.  Оно свидетельствует о развитии тесных межхозяйственных связей Митилены и Афин и одновременно – о разложении полисной системы и возрастании роли богатых иностранцев в экономической жизни города.

[205] Проксен (pro>xenov) – почетное звание, предоставляемое иностранцу в знак благодарности за услуги и налагавшее нравственную обязанность и впредь продолжать оказывать услуги гражданам этого государства (проксения).

[206] Заключительная часть постановления дошла в разрозненном виде.

[207] Постановление датируется обычно III в. до н. э. (см. дискуссию: Hiller, 1939, p. 65). Храм в Мессе (местечко в Юго-Восточной части острова, неподалеку от Пирры) был посвящен Афродите. Судя по обнаруженному фундаменту и фрагментам колонн храм представлял собой типичный  ионийский периптер и имел размеры 41, 52 м в длину и 23, 75 м в ширину (По: Koldewey, 1892, taf. 20). Храм Афродиты в Мессе играл важную культурную и политическую роль в жизни острова: именно здесь был заключен договор об образовании Лесбосского союза (см. с. 20) и заседал суд Союза. Постановление Совета и Народа Митилены также указывает на особую значимость храма.

[208] Локоть (ph~cuv) – 0,46 м. Речь идет о расширении уже имеющегося храма.

[209] Палест (palaisth>) – 0,77 м.

[210] Канон – лекало.

[211] Можно предположить, что понятие закона (no>mov) в лесбосских городах в противовес римскому пониманию закона предполагало некую освященную традицией  и временем норму (будь то обряд, ритуал, церемония или норма права). Сюда можно отнести также постройку храма (см. выше – ссылки на «закон» в Постановлении Совета и Народа о храме в Мессе). Приводимый здесь фрагмент митиленского священного закона относится к порядку совершения жертвоприношений митиленской Богине – Артемиде Теплых ключей (Qe>rmia), объединяющей в себе черты афинских Афродиты и Деметры (в Аттике поросенок–жертвенное животное Деметры). Надпись датируется эллинистической эпохой (IIIII вв. до н. э.). 

[212] Надпись обнаружена в Малой Азии. Мы следуем интерпретации Гиллера фон Гэртрингена (1939) (См.: IG, XII (2). Suppl.,  s. 17).

[213] Соответствует афинскому анфестериону (вторая половина февраля – первая половина марта).

[214] Скорее всего имеется в виду именно митиленская Богиня, но в своей дуальной ипостаси Деметры-Коры. «Восхождение богини» – выход Коры на Землю после зимнего пребывания у Аида.

[215] Соответствует афискому скирофориону (вторая половина июня – первая половина июля).

[216] Соответствует афинскому гекатомбеону (вторая половиня июля – первая половина августа).

[217] Соответствует афинскому маймактериону (вторая половина ноября – первая половина декабря).

[218] По Т. Моммзену, здесь речь идет о «свадьбе Аида и Персефоны».

[219] Под «жителями» подразумеваются митиленцы.

[220] Имеется в виду царь Понта Митридат VI Евпатор (120–63 гг.           до н. э.).  В 88 г. до н. э. он вторгся в римскую провинцию Азия, призвав эллинов восстать против иноземного господства.

[221] Маний Аквилий – римский полководец, разбитый в 88 г. до н. э. Митридатом в Азии.

[222] Под изменой понимается расторжение договора о дружбе и союзе с Римом. «Он» – это Гай Лукулл, полководец Суллы.

[223] Город на малоазиатском побережье.

[224] Тем не менее Митилене тогда удалось выстоять. Город был взят только в 80 г. до н. э. римским войском под командованием Минуция Терма (См.: Liv., perioch., LXXXIX).

[225] Феофан, сын Гиеройта – один из влиятельнейших политиков Митилены в первой половине и середине I в. до н. э.

[226] После своих восточных походов 68–64 гг. до н. э.

[227] Около 63 г. до н. э. Эта «свобода» предполагала определенную автономию города во внутренних делах при полном военно-политическом подчинении Риму (См.: Hiller, 1939, p. 72).  

[228] Такого рода надписи делались на базах статуй, алтарях, и других сооружениях, посвящаемых благодарными митиленцами «спасителям и основателям» Помпею и Феофану (Ср.: IG, XII (2), № 140–162).

[229] Рескрипт Гая Юлия Цезаря, хотя и оформлен отчасти как сенатское постановление (сенатусконсульт), дошел тем не менее до нас в составе письма, адресованного митиленскому Совету и Народу. Это письмо Цезаря датируется 45 г. до н. э. Оно сохранилось на камне как часть известной «стелы Потамона» в Митилене (II в. н. э.).

[230] Преамбула рескрипта не сохранилась.

[231] Известный митиленский поэт, впоследствии – друг римлян и придворный поэт сестры Августа Октавии (см. далее с. 81).

[232] Литая медная дощечка треугольной формы, напоминающая греческую букву «дельту» (D).

[233] По закреплению дельты с договором на мраморной стеле.

[234] Имеется в виду казначей.

[235] Цезарь имеет в виду сенатусконсульт Силана (62 г. до н. э.), принятый по инициативе Гнея Помпея (см. также с. 77 настоящего издания)

[236] Договор о дружбе с Римом теперь оборачивался для Митилены регулярной уплатой дани.

[237] В основной своей части приводимый договор относится к            190–188 гг. до н. э., когда Митилена и Рим заключили союз, направленный против Антиоха III. В дальнейшем этот договор (ср. рескрипт Цезаря), разумеется, вдоизменялся в сторону все большего неравноправия, и окончательный вид обрел около 25 г. до н. э., когда второе митиленское посольство во главе с Потамоном добилось у Августа подтверждения положений сенатусконсульта Силана и эдикта Цезаря (см. выше). Приводимый текст договора сохранился в мраморной копии II в. н. э. («Стела Потамона»).

[238] Первоначально (в 190–188 гг. до н. э.) здесь, вероятно, имелись в виду митиленские владения в Малой Азии.

[239] Ср. выше рескрипт Цезаря.

[240] Заключительная часть договора сохранилась в крайне разрозненном виде.

[241] Постановление датируется временем до 11 г. до н. э. Приводимый фрагмент постановления сохранился в мраморной копии II в. н. э («Стела Потамона» в Митилене).

[242] Его, т. е. Августа.

[243] Жрицами Гестии греки называли весталок.

[244] Известнейший митиленский поэт начиная с 20-х гг. до н. э. и вплоть до самой смерти жил в Риме и был придворным поэтом сестры Августа Октавии и воспитателем ее детей. Приведенное стихотворение полностью отражает верноподданические настроения, переполнявшие в это время сердца митиленских аристократов.

[245] Армения была завоевана Августом в 20 г. до н. э., а в 16 г. до н. э. на Рейне были разгромлены германцы.

[246] Красноречивое свидетельство того, как дружба с римским двором обеспечивало верхушке митиленской аристократии совершенно исклю-чительное  положение у себя дома.

[247] Император Тиберий (14–37 гг. н. э.)

[248] Имеется в виду император Нерон (54–68 гг. н. э.)

[249] Мать Нерона Агриппина чествовалась на Лесбосе как своего рода ипостась Великой богини.

[250] Император Адриан (117–138 гг. н. э.).

[251] Император Септимий Север (193–211 гг. н. э.).

[252] Надпись датируется I в. н. э. По ней мы можем судить о том, до какой степени уже в I в. н. э. все выборные должности могли находиться в руках представителей одного семейного клана.

[253] Это значит, что Брис, сын Бриса и его дети фактически контролировали всю деятельность митиленского Совета. 

[254] Посейдона и Амфитриты (здесь, возможно, – ипостась Великой Богини.

[255] Парки.

[256] Ср. «пещеру нимф» у Сапфо и в романе Лонга «Дафнис и Хлоя».

[257] Полиада – «Городская».

[258] Справлялось на Малейском мысу близ Митилены (См.: Thuc., III, 3).

[259] Возвещал о награждениях, делавшихся от имени Совета и Народа.

[260] Постановление датируется II в. н. э.

[261] Лакуна в тексте.

[262] Должность председателя Совета была, таким образом, к этому временем лишь одной из ничего не значащих формальных почестей.

[263] Богинь Этефилы – богинь филы эолийцев, в противовес Карийским божествам, которых чтило негреческое население.

[264] Совет полностью взял на себя все функции Народного собрания, которое уже не созывалось.

[265] Постановление датируется, по-видимому, 193 г. н. э. и отражает сложную обстановку гражданской войны 193–197 гг. (некоторые относят его даже к III в.). Оно дано от имени римских военных властей и прекрасно иллюстрирует факт окончательного исчезновения остатков полисных институтов, вся «деятельность» которых теперь находилась полностью в руках римских военачальников.

[266] Помпей Руф известен по монетам конца II в. как «стратег Союза лесбоссцев».

 

Домашняя | Статьи | Лесбос | Древнее право

Дата последнего изменения этого узла 16.05.2005